Сонеты

О.Н.ЧЮМИНА

Сонеты

Умирающая художница (Памяти М. Башкирцевой) Сонет ("Певцы прекрасного, туман сомнений мрачных...") Переводы Арман Сюлли-Прюдом. Поэтам будущего Былое Леконт де Лиль. Бессмертное благоухание Роберт Гамерлинг. Голос истины Служение красоте Теофиль Готье. Сонет ("Я - ласточка; купаюсь прихотливо...") Прометей Шозе Мария де Эредиа. Средневековые сонеты: Лебединая песнь. Догаресса. Полдень

Жан Ришпен. Любовь: I. Древнеримский сонет II. Средневековый сонет. III. Сонет Возрождения Элизабет Браунинг. Сонеты: 1. Узник. 2. Неудовлетвореность 3. Слезы. 4. Непоправимое. 5. Даль. 6. Горец и поэт

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Поэзии ток неясен иногда,

Она копится, как в листке вода,

То каплет, то прольется полной чашей,

И в строфах отраженьем жизни нашей

Прошедших лет проходит череда.

Александр Авербух родился в 1985 году в Луганской области Украины. В шестнадцать лет переехал в Израиль, жил в Тель-Авиве, прошел срочную службу в израильской армии. В 2006 году вошел в короткий список премии «Дебют». Окончил Еврейский университет в Иерусалиме (диплом с отличием и премия Клаузнера за магистерскую диссертацию «Тип украинского литератора в русской литературе XVII–XVIII веков»). Публиковался в журналах «Двоеточие», «Воздух», «Октябрь», «Волга», «Зеркало», «TextOnly». В 2009 году вышла первая книга стихов (серия «Поколение» издательского проекта «АРГО-РИСК»). С 2015 г. живет в Торонто.

«Родное и светлое» — стихи разных лет на разные темы: от стремления к саморазвитию до более глубокой широкой и внутренней проблемы самого себя.

Я родился двадцать пять лет назад в маленьком городке Бабаево, что в Вологодской области, как говорится, в рабочей семье: отец и мать работали токарями на заводе. Дальше всё как обычно: пошёл в обыкновенную школу, учился неровно, любимыми предметами были литература, русский язык, история – а также физкультура и автодело; точные науки до сих пор остаются для меня тёмным лесом. Всегда любил читать, - впрочем, в этом я не переменился со школьных лет. Когда мне было одиннадцать, написал своё первое стихотворение; толчком к творчеству была обыкновенная лень: нам задали сочинение о природе или, на выбор, восемь стихотворных строк на ту же тему. Конечно же, я подсчитал и нашёл, что восемь строк – это меньше, чем две страницы прозой, а, следовательно, быстрее – уж очень хотелось идти гулять. Прошло немного времени, стихи стали почти необходимым средством самовыражения. В 1996 и 2000 годах мне удалось выпустить два сборничка своих стихов, ничтожными тиражами; печатался в местных газетах.

По окончании школы в 1997 году поступил в Литературный институт на дневное отделение. Но, как это часто бывает с людьми, не доросшими до ситуации и окружения, в которых им выпало очутиться, в то время я больше валял дурака, нежели учился. В результате армия встретила меня с распростёртыми объятиями. После армии я вернулся в свой город, некоторое время работал на лесозаготовках: там платили хоть что-то, и выбирать особенно не приходилось. В 2000 году я снова поступил в Литературный институт, уже на заочное отделение, семинар Галины Ивановны Седых – где и пребываю до сего дня. В Москве публиковался в таких известных и не очень изданиях, как журнал «Литературная учёба», альманахе «Братина», поэтическом сборнике «Возрождение».

Стихотворения, представленные в этой дипломной работе все, за единственным исключением, написаны в период моего обучения на заочном отделении в 2000-2005 г.г.

«Поэт отчаянного вызова, противостояния, поэт борьбы, поэт независимости, которую он возвысил до уровня высшей верности» (Станислав Рассадин). В этом томе собраны строки, которые вполне можно назвать итогом шестидесяти с лишним лет творчества выдающегося русского поэта XX века Наума Коржавина. «Мне каждое слово будет уликой минимум на десять лет» — строка оказалась пророческой: донос, лубянская тюрьма, потом сибирская и карагандинская ссылка… После реабилитации в 1956-м Коржавин смог окончить Литинститут, начал печататься. Но тот самый «отчаянный вызов» вновь выводит его на баррикады. В результате поэт был вынужден эмигрировать, указав в заявлении причину: «нехватка воздуха для жизни»… Колесо истории вновь повернулось — Коржавин часто бывает в России, много печатается, опубликовал мемуары. Интерес к его личности огромен, но интерес к его стихам — ещё больше. Время отразилось в них без изъятий, без искажений, честно.

Николай Доризо — один из популярнейших советских поэтов. В сборнике представлен цикл военных стихов: поэма «О тех, кто брал рейхстаг», «Край готовности постоянной», «Быть танкистом», «Реактивные летчики». «Песня о бдительности». В 1975 году Н. Доризо был удостоен литературной премии Министерства обороны СССР за книгу стихов «Меч победы». Сборник рассчитан на массового читателя.

Поэзия войны бывает разная. Есть стихи самих воинов, есть стихи тех, кто сам не был в боях, но сердцем глубже других пережил состояние наро­да на войне. Но есть еще и третий вид военных стихов — в них говорится не столько о войне как таковой, сколько о том состоянии, которое она вызывает в людях. Как она пробуждает людей от сна мирной жизни, заставляя оставить в стороне все мелочное и привычное, и вспомнить о глав­ном. Эти стихи могут быть, по сути, о чем угодно, потому что они на самом деле всегда об одном и том же — о непостижимости, мимолетности, хрупкости и бесконечной ценности жизни.

Итак, я приступаю к созданию второго тома поэзатворений. Шутка в деле… Самому не верится: по моим ритмическим текстам уже написано более ста песен. Более ста!… И все они мне дороги, как дети, а объективную оценку можете выставить лишь вы, дорогие читатели-слушатели.

В прологе поэтических сборников или в «пердисловии», как писал Довлатов, принято в свободной форме излагать концепцию книги, обстоятельства при которых складывались строки. Например, первый том «Скит поэзы» появился исключительно благодаря затворничеству в одинокой избе на Белом море (авторский сайт: http://kostjunin.ru; раздел «Произведения»). У второго тома судьба складывается не столь романтично…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Члаки

Б Р Е Д

(шоу-сумасшествие без антракта)

Действующие не-лица:

Хромой

Сын

Дамочка

Внук

Девушка

Милиционер

А также совсем незначительные не-лица.

Возраст не-лиц целиком и полностью зависит от дурости режиссера-постановщика. К примеру, пионеры могут оказаться зрелыми людьми...

Действие происходит... Впрочем, неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах происходит действие. Сцена представляет собой... ничего собой она не представляет, но очень похожа на квартиру, и то исключительно тем, что на ней пара стульев.

И. Члаки

Д О М О Т Д Ы Х А

1.

Утро. Андрей и Наташа.

АНДРЕЙ. Заходите, Наташа.

НАТАША (входя). Ой, мне неудобно...

АНДРЕЙ. Что же здесь неудобного? Я - отдыхающий, вы - отдыхающая, все нормально.

НАТАША. Да?

АНДРЕЙ. Конечно. Садитесь.

НАТАША. Спасибо. У вас хороший номер...

АНДРЕЙ. Мой сосед сегодня уехал. Так что, можно сказать, одиночка. Надеюсь, никого не подселят.

НАТАША. Вам хорошо.

Илья Члаки

Д У Ш Н А Я Н О Ч Ь

(МОНОЛОГ)

Стандартная однокомнатная квартира, ничем не примечательная обстановка. Впрочем, виден некоторый беспорядок. По комнате ходит женщина.

- Сволочь! Скотина! (Берет телефонную трубку.) Тварь, я тебе устрою! (Набирает номер). Ну держись!.. Поднимай, поднимай свой зад! Ну где ты?! Давай-давай! Нечего спать! Я не сплю и ты не поспишь! Ну!.. Если ты отключил телефон, я сама приеду, но спать ты не будешь! (Она замолкает, видимо, на другом конце взяли трубку, слушает, беззвучно передразнивает чужое "алеканье", затем бросает трубку.) Постоял?! Теперь двигай. Ложись, ложись, мой хороший, глазки закрывай, засыпай, деточка! Ты у меня поспишь сегодня! Будет тебе и сон и сны! Лег? Бедный, успокоиться не можешь! Ну успокойся, успокойся. Все будет хорошо, все будет наилучшим образом. Да засыпай же, засыпай! Хватит крутиться. Вот так, вот так, хорошо. Причмокнем и уснем.

И. Члаки

ДВЕ ПОДРУГИ

(пьесе в одном действии)

Комната в общежитии, две кровати, стол, стулья и т.д.

В комнату входят OH, за ним КАТЯ и ЖЕНЯ.

ОН (Кате). Значит, здесь вы и живете? Хорошая комната. Тесновато для двоих, да?

ЖЕНЯ (продолжая начатый разговор). ...Они сейчас совсем другие, не те, какими были мы...

ОН. Что вы говорите?

ЖЕНЯ. Да, да, именно так. Конечно, в этом винить некого: другое время, другие ритмы,