Сонеты

О.Н.ЧЮМИНА

Сонеты

Умирающая художница (Памяти М. Башкирцевой) Сонет ("Певцы прекрасного, туман сомнений мрачных...") Переводы Арман Сюлли-Прюдом. Поэтам будущего Былое Леконт де Лиль. Бессмертное благоухание Роберт Гамерлинг. Голос истины Служение красоте Теофиль Готье. Сонет ("Я - ласточка; купаюсь прихотливо...") Прометей Шозе Мария де Эредиа. Средневековые сонеты: Лебединая песнь. Догаресса. Полдень

Жан Ришпен. Любовь: I. Древнеримский сонет II. Средневековый сонет. III. Сонет Возрождения Элизабет Браунинг. Сонеты: 1. Узник. 2. Неудовлетвореность 3. Слезы. 4. Непоправимое. 5. Даль. 6. Горец и поэт

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Стихотворение впервые напечатано в «Самарской газете», 1895, номер 71, 2 апреля.

В собрания сочинений не включалось.

Печатается по тексту «Самарской газеты».

Поэмы Елены Шварц ярки, пестры, оригинальны, экзотичны, легкомысленны, переполнены ангелами, чертями, зверями, мифологическими героями, историческими персонажами — всем эклектичным пантеоном современного культурного сознания. Но поэзия Елены Шварц не легкомысленна и не эклектична, потому что два главных её персонажа — Поэт и Бог.

Стихи развлекают и поучают, рассказывают на ночь страшные сказки, играют и утешают, грациозно танцуют и молнией носятся среди обыденности, пристально рассматривают мир и готовятся его к его концу.

В книгу включен стихотворный роман "Труды и дни Лавинии...", стилизованный под записки средневековой монахини, постигающей глубину Божественного духа.

Эта книга – сплав философской прозы и любовной поэзии, который автор определяет как коан. Коан – это всегда средство стимулирования мысли, поиска, напряженной работы мозга, которое наставник предлагает адепту в качестве интеллектуальной задачи. Коан обязательно содержит парадокс, который решить рациональным способом не возможно. Классический пример его: «Нет ничего, чему ж улыбается Будда?» – используется автором в его произведении как неординарная загадка, ответить на которую и предстоит пытливому читателю, чтобы провести связующую нить между парадоксом и реальностью.

Встречи с произведениями подлинного искусства никогда не бывают скоропроходящими: все, что написано настоящим художником, приковывает наше воображение, мы удивляемся широте познаний писателя, глубине его понимания жизни.

П. И. Мельников-Печерский принадлежит к числу таких писателей. В главных его произведениях господствует своеобразный тон простодушной непосредственности, заставляющий читателя самого догадываться о том, что же он хотел сказать, заставляющий думать и переживать.

Мельников П. И. (Андрей Печерский)

Полное собранiе сочинений. Изданiе второе.

С.-Петербургъ, Издание Т-ва А.Ф.Марксъ.

Приложенiе къ журналу „Нива" на 1909 г.

Томъ седьмой, с. 587–589.

Славный парад классики русской драматургии на рубеже 19-20 веков свидетельствует о высоких надеждах и далеких помыслах, возлагаемых героями русской классики на будущие виды жизни и само будущее поколение. Автор настоящего рефлексивного демарша ни коем образом не хотел обратить внимание читающих на разительную пропасть между восхищаемыми и чаемыми легендами, имеющими быть в том самом будущем, о котором пеклись и наследник литературных чаяний В.М.Гаршина, вознесших маленького человека на небывалую высоту чувств и переживаний, каким оказался А.П.Чехов, и, конечно, "голос народа" – А.М.Горький, пестовавший и не только Новикова – Прибоя, но и усыновленного Горьким антипода всем русским революциям, родного брата Я.М.Свердлова, будущего генерала Франции, кавалера Ордена Почетного Легиона и непримеримого противника ленинизма. "Буревестник Революции", который в правде жизни колебался между Климом Самгиным и псевдохристианским старчеством Луки, конечно, не мог себе даже в черном сне представить метаморфозы, которые могли бы произойти с его героями, например, пьесы "На дне" в наше время, а режессура этого произведения от умелых рук Станиславского до Волчек в данном временном промежутке лишь подчёркивает гомеричность тех ситуаций, в которых оказываются или могут оказаться современные "бомжи" и "бомжатники".Предлагая читателю свою скромную версию "Божественных бомжатников" как метральную линию индивидуальной мыследеятельности(рефлексию) и, обращаясь к примеру мировой классики "МАКСИМ", как своеобразной форме утешения, где слабости, страсти и переживания сливаются у людей с тонким ручейком надежды, если не на лучшее будущее, о котором мечтать не возбраняется, но безусловно не имеет смысла,то уж во всяком случае есть верный путь самоочищения от скверны и хамства быстротекущей жизни. Аминь!

Основная часть стихов для книги Владислава Дорофеева «Вечерник» написана в относительно короткое время, за шесть лет. Значительная их доля – духовного содержания. Добавлен ряд первых поэтических текстов автора, прошедших испытание временем, и переводы нескольких пронзительных стихотворений последнего европейского романтика финляндского классика Й. Л. Рунеберга.

Книга адресована почитателям и ценителям русской поэзии.

– язычный лад. Так как "поток сознания" ѕ не от мира

сего, то и Таня оказалась "Танией"ѕ "TANYA", представляя
собой сущностный смысл космоса личности женского пола вообще,
но и в частности, поскольку именно "частность", как
подробность, интересна для рефлексии потока сознания, "где
разум одного не подобен разуму другого", поскольку каждый,
" в котором есть дух, способен стать на уровень духа каждого"
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Члаки

Б Р Е Д

(шоу-сумасшествие без антракта)

Действующие не-лица:

Хромой

Сын

Дамочка

Внук

Девушка

Милиционер

А также совсем незначительные не-лица.

Возраст не-лиц целиком и полностью зависит от дурости режиссера-постановщика. К примеру, пионеры могут оказаться зрелыми людьми...

Действие происходит... Впрочем, неизвестно где, когда и при каких обстоятельствах происходит действие. Сцена представляет собой... ничего собой она не представляет, но очень похожа на квартиру, и то исключительно тем, что на ней пара стульев.

И. Члаки

Д О М О Т Д Ы Х А

1.

Утро. Андрей и Наташа.

АНДРЕЙ. Заходите, Наташа.

НАТАША (входя). Ой, мне неудобно...

АНДРЕЙ. Что же здесь неудобного? Я - отдыхающий, вы - отдыхающая, все нормально.

НАТАША. Да?

АНДРЕЙ. Конечно. Садитесь.

НАТАША. Спасибо. У вас хороший номер...

АНДРЕЙ. Мой сосед сегодня уехал. Так что, можно сказать, одиночка. Надеюсь, никого не подселят.

НАТАША. Вам хорошо.

Илья Члаки

Д У Ш Н А Я Н О Ч Ь

(МОНОЛОГ)

Стандартная однокомнатная квартира, ничем не примечательная обстановка. Впрочем, виден некоторый беспорядок. По комнате ходит женщина.

- Сволочь! Скотина! (Берет телефонную трубку.) Тварь, я тебе устрою! (Набирает номер). Ну держись!.. Поднимай, поднимай свой зад! Ну где ты?! Давай-давай! Нечего спать! Я не сплю и ты не поспишь! Ну!.. Если ты отключил телефон, я сама приеду, но спать ты не будешь! (Она замолкает, видимо, на другом конце взяли трубку, слушает, беззвучно передразнивает чужое "алеканье", затем бросает трубку.) Постоял?! Теперь двигай. Ложись, ложись, мой хороший, глазки закрывай, засыпай, деточка! Ты у меня поспишь сегодня! Будет тебе и сон и сны! Лег? Бедный, успокоиться не можешь! Ну успокойся, успокойся. Все будет хорошо, все будет наилучшим образом. Да засыпай же, засыпай! Хватит крутиться. Вот так, вот так, хорошо. Причмокнем и уснем.

И. Члаки

ДВЕ ПОДРУГИ

(пьесе в одном действии)

Комната в общежитии, две кровати, стол, стулья и т.д.

В комнату входят OH, за ним КАТЯ и ЖЕНЯ.

ОН (Кате). Значит, здесь вы и живете? Хорошая комната. Тесновато для двоих, да?

ЖЕНЯ (продолжая начатый разговор). ...Они сейчас совсем другие, не те, какими были мы...

ОН. Что вы говорите?

ЖЕНЯ. Да, да, именно так. Конечно, в этом винить некого: другое время, другие ритмы,