Сонеты

К.Д.БАЛЬМОНТ

Сонеты

Памяти А. П. Плещеева Колокольный звон Из сборника "Под северным небом" Лунный свет Зарождающаяся жизнь Август Смерть Из сборника "В безбрежности" Подводные растенья Океан Бесприютность Из сборника "Тишина" Дон-Жуан Из сборника "Горящие здания" Бретань Проповедникам Хвала сонету Разлука Из сборника "Ясень" Вопль к ветру Скажите вы Тамар Саморазвенчанный Под северным небом Из сборника "Сонеты солнца, меда и луны" Звездные знаки Что со мной? Умей творить На огненном пиру Снопы Далекое Сила Бретани Рождение музыки На отмели времен Шалая Кольца Пантера Блеск боли Микель Анджело Леонардо да Винчи Марло Шекспир Кальдерон Эдгар По Шелли Эльф Лермонтов Ребенку богов, Прокофьеву Только Из сборника "Мое - ей. Россия" "Приветствую тебя, старинный крепкий стих..." Переводы П. Б. Шелли. Озимандия Шарль Бодлер. Красота Гигантша Пропасть

Другие книги автора Константин Дмитриевич Бальмонт

Эта книга стихов – одна из самых очаровательных в русской поэзии. Она позволит совершить фантастическое путешествие по родному миру – волшебной природе, детству, сказкам, чуду. «Фейные сказки» более ста лет назад написал великий русский поэт Константин Дмитриевич Бальмонт для своей четырехлетней дочки Нины.

В сборник вошли следующие стихи:

"Соперники", "Осень", "Я вольный ветер, я вечно вею...", "Кто кого", "Безглагольность", "Я мечтою ловил уходящие тени...", "Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце...", "Я люблю далекий свет от весла...", "Ветер", "Я с ужасом теперь читаю сказки...", "Дурной сон", "Минута", "Я не знаю мудрости", "Нет дня, чтоб я не думал о тебе...", "Мой друг, есть радость и любовь...", "Долины сна", "Фантазия", "Уходит светлый май", "Камыши", "Челн томленья", "Я буду ждать...", "Лунный свет", "О, женщина, дитя, привыкшее играть...", "Ковыль", "Лебедь", "Другу", "Люби", "Смотри, как звезды в вышине...", "Солнце удалилось...", "Утром встав,  вопрошаю...", "Чертовы качели", "Скорпион", "Золотая рыбка", "Безрадостность", "Отдать себя...", "Отчего мне так душно?", "Лестница любви", "Сознанье, Сила и Основа...", "Он спросил меня...", "Колокольный звон",а также переводы Эдгара По: "Колокольчики и колокола","Аннабель-Ли".

Константин Бальмонт

Прощальный взгляд

Послесловие переводчика

Слова отошедших людей. Воскресшие тени. Долго спавшая мумия, в красивых своих и душистых пеленах, вдруг ожившая от взгляда Любви.

Оживляет Любовь, и прощает, если нужно прощать, и не помнит злого, а лишь красиво-благое, и стирает-стирает нежною рукою прах, и пепел, и все, что есть серого цвета.

Красива поэтесса Елена Уитман, и звенящею болью, но и музыкой боли, и безмерною пыткой, но и долгим служеньем души душе - полна любовь, связавшая навеки два имени - Елена и Эдгар.

В книгу вошли элегии, стансы и сонеты Константина Бальмонта.

«… К. Бальмонт по праву считается одним из лучших русских поэтов. Порывистый, увлекающийся и увлекающий, он обогатил русскую поэзию целым рядом новых чувств, образов и мыслей. Брошенные им девизы продолжают жить до сих пор. …» (Н.Гумилев)

«… Бальмонт прежде всего – „новый человек“. К „новой поэзии“ он пришел не через сознательный выбор. Он не отверг „старого“ искусства после рассудочной критики; он не поставил себе задачей быть выразителем определенной эстетики. Бальмонт кует свои стихи, заботясь лишь о том, чтобы они были по-его красивы, по-его интересны, и если поэзия его принадлежит „новому“ искусству, то это сталось помимо его воли. Он просто рассказывает свою душу, но душа у него из тех, которые лишь недавно стали расцветать на нашей земле. В этом вся сила бальмонтовской поэзии, вся ее жизненность, хотя в этом и все ее бессилие. …» (В.Брюсов)

О, как, должно быть, было это Утро

Единственно в величии своем,

Когда в рубинах, в неге перламутра,

Зажглось ты первым творческим лучом.

Над Хаосом, где каждая возможность

Предчувствовала первый свой расцвет,

Во всем была живая полносложность,

Все было «Да», не возникало «Нет».

В ликующем и пьяном Океане

Тьмы тем очей глубоких ты зажгло,

И не было нигде для счастья грани,

Любились все, так жадно и светло.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Поэзии ток неясен иногда,

Она копится, как в листке вода,

То каплет, то прольется полной чашей,

И в строфах отраженьем жизни нашей

Прошедших лет проходит череда.

Александр Авербух родился в 1985 году в Луганской области Украины. В шестнадцать лет переехал в Израиль, жил в Тель-Авиве, прошел срочную службу в израильской армии. В 2006 году вошел в короткий список премии «Дебют». Окончил Еврейский университет в Иерусалиме (диплом с отличием и премия Клаузнера за магистерскую диссертацию «Тип украинского литератора в русской литературе XVII–XVIII веков»). Публиковался в журналах «Двоеточие», «Воздух», «Октябрь», «Волга», «Зеркало», «TextOnly». В 2009 году вышла первая книга стихов (серия «Поколение» издательского проекта «АРГО-РИСК»). С 2015 г. живет в Торонто.

«Родное и светлое» — стихи разных лет на разные темы: от стремления к саморазвитию до более глубокой широкой и внутренней проблемы самого себя.

Я родился двадцать пять лет назад в маленьком городке Бабаево, что в Вологодской области, как говорится, в рабочей семье: отец и мать работали токарями на заводе. Дальше всё как обычно: пошёл в обыкновенную школу, учился неровно, любимыми предметами были литература, русский язык, история – а также физкультура и автодело; точные науки до сих пор остаются для меня тёмным лесом. Всегда любил читать, - впрочем, в этом я не переменился со школьных лет. Когда мне было одиннадцать, написал своё первое стихотворение; толчком к творчеству была обыкновенная лень: нам задали сочинение о природе или, на выбор, восемь стихотворных строк на ту же тему. Конечно же, я подсчитал и нашёл, что восемь строк – это меньше, чем две страницы прозой, а, следовательно, быстрее – уж очень хотелось идти гулять. Прошло немного времени, стихи стали почти необходимым средством самовыражения. В 1996 и 2000 годах мне удалось выпустить два сборничка своих стихов, ничтожными тиражами; печатался в местных газетах.

По окончании школы в 1997 году поступил в Литературный институт на дневное отделение. Но, как это часто бывает с людьми, не доросшими до ситуации и окружения, в которых им выпало очутиться, в то время я больше валял дурака, нежели учился. В результате армия встретила меня с распростёртыми объятиями. После армии я вернулся в свой город, некоторое время работал на лесозаготовках: там платили хоть что-то, и выбирать особенно не приходилось. В 2000 году я снова поступил в Литературный институт, уже на заочное отделение, семинар Галины Ивановны Седых – где и пребываю до сего дня. В Москве публиковался в таких известных и не очень изданиях, как журнал «Литературная учёба», альманахе «Братина», поэтическом сборнике «Возрождение».

Стихотворения, представленные в этой дипломной работе все, за единственным исключением, написаны в период моего обучения на заочном отделении в 2000-2005 г.г.

«Поэт отчаянного вызова, противостояния, поэт борьбы, поэт независимости, которую он возвысил до уровня высшей верности» (Станислав Рассадин). В этом томе собраны строки, которые вполне можно назвать итогом шестидесяти с лишним лет творчества выдающегося русского поэта XX века Наума Коржавина. «Мне каждое слово будет уликой минимум на десять лет» — строка оказалась пророческой: донос, лубянская тюрьма, потом сибирская и карагандинская ссылка… После реабилитации в 1956-м Коржавин смог окончить Литинститут, начал печататься. Но тот самый «отчаянный вызов» вновь выводит его на баррикады. В результате поэт был вынужден эмигрировать, указав в заявлении причину: «нехватка воздуха для жизни»… Колесо истории вновь повернулось — Коржавин часто бывает в России, много печатается, опубликовал мемуары. Интерес к его личности огромен, но интерес к его стихам — ещё больше. Время отразилось в них без изъятий, без искажений, честно.

Николай Доризо — один из популярнейших советских поэтов. В сборнике представлен цикл военных стихов: поэма «О тех, кто брал рейхстаг», «Край готовности постоянной», «Быть танкистом», «Реактивные летчики». «Песня о бдительности». В 1975 году Н. Доризо был удостоен литературной премии Министерства обороны СССР за книгу стихов «Меч победы». Сборник рассчитан на массового читателя.

Поэзия войны бывает разная. Есть стихи самих воинов, есть стихи тех, кто сам не был в боях, но сердцем глубже других пережил состояние наро­да на войне. Но есть еще и третий вид военных стихов — в них говорится не столько о войне как таковой, сколько о том состоянии, которое она вызывает в людях. Как она пробуждает людей от сна мирной жизни, заставляя оставить в стороне все мелочное и привычное, и вспомнить о глав­ном. Эти стихи могут быть, по сути, о чем угодно, потому что они на самом деле всегда об одном и том же — о непостижимости, мимолетности, хрупкости и бесконечной ценности жизни.

Итак, я приступаю к созданию второго тома поэзатворений. Шутка в деле… Самому не верится: по моим ритмическим текстам уже написано более ста песен. Более ста!… И все они мне дороги, как дети, а объективную оценку можете выставить лишь вы, дорогие читатели-слушатели.

В прологе поэтических сборников или в «пердисловии», как писал Довлатов, принято в свободной форме излагать концепцию книги, обстоятельства при которых складывались строки. Например, первый том «Скит поэзы» появился исключительно благодаря затворничеству в одинокой избе на Белом море (авторский сайт: http://kostjunin.ru; раздел «Произведения»). У второго тома судьба складывается не столь романтично…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Братья Балагановы

Путеводитель грешников

"Кто возглаголит силы Господние?" Кн. "Житие святых угодников".

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ГРЕШНИКОВ

Вы не поверите, но умирать было скучно. Я жил один и у меня, слава богу, в которого я, впрочем, не верю, не было никаких глупых родственников, которые, по сценарию, должны суетиться, бегать вокруг и причитать: "Ой, на кого ж ты нас покинул?" Скорую я не вызывал, поэтому не было и не менее глупых врачей обычно в такие моменты колющих аскорбинку и набивающих рот несчастного пациента валидолом. Когда начало останавливаться измученное астмой сердце я просто прилег на застеленную драным покрывалом тахту и натянул сверху такой же драный плед. Жил я довольно паскудно. Сочетая, местами, дурную молодость, не принесшую ничего, кроме болячек и разочарований, с утомительной и бессмысленной старостью. Шутка ли - протянуть 72 года, из которых 12 лет прожиты на мизерную пенсию и яблоках, наворованных в саду детской поликлиники. Наследников у меня не было. Здесь очень подходит поговорка: "холостяцкие привычки по наследству не передаются". Я терпеть не мог детей и домашних животных, поэтому твердо решил не заводить ни тех, ни других. Умирая, я не рыдал и не каялся. Не возносил к небу иссохшие руци. Мне даже не было мучительно больно за т.д. и т.п. Я просто ждал, когда же все исчезнет. Как сказал кто-то из древних: "Даже великий Гете, умирая, не был доволен своей жизнью". Так что же тут говорить обо мне? В последние минуты я со злорадством думал, как мое дряхлое тело завоняется и надолго испортит аппетит ублюдочным соседям сверху. Они постоянно меня заливали, за что их сыночек был неоднократно дран за уши, а глава семьи бит чугунной сковородкой. Ответной реакцией являлись пожелания скорой смерти и вызов наряда милиции. Ну, потом вы знаете: ветерану и инвалиду крутили руки, кидали в дурно пахнущий бобик и, как правило, сажали на пятнадцать суток. "Ничего", - злорадно улыбался я, - "Аз воздастся!" ...и не осталось ничего! Впрочем, это продолжалось недолго. Я сидел в огромном, уходящем в темноту коридоре и с отвращением разглядывал свои бледно-желтые мерцающие руки. Вокруг меня сидели такие же мерцающие и ошарашенные людишки. Большинство плакало и молилось, остальные были просто испуганы. А вот я был зол. Выругавшись как следует, я поднялся со своего места и пошел, а, вернее, поплыл вперед, почти не касаясь пола. Удивленные такой наглостью, экс-покойники заволновались. - Ты что делаешь?! - закричали откуда-то справа. - Вернись, поганец, сейчас не твоя очередь! - Пошел ты ... - рявкнул я, прибавляя скорость. Мимо замелькали испуганные рожи атеистов, ползущие по полу буддисты, воющие псалмы православные. Будучи по натуре экспериментатором, я попробовал выйти из освещенного пространства туннеля, но сгустившаяся тьма не пустила меня. Пришлось бросить эту глупую затею и продолжать двигаться вперед.

Незнаника

Рудольф БАЛАНДИН, геолог

Комплект запчастей для механического человека,

или Трактат о научном незнании

Знание - сила!

Френсис Бэкон

Сила есть - ума не надо.

Народная мудрость

Молодым специалистом попал я на изыскания под объекты Воронежской АЭС. Для начала, как положено, ознакомился с инженерно-геологическими материалами. И удивился их неубедительности. На это мой начальник ответил философически:

Рудольф Баландин

ПРОЗРЕНИЯ ДОСТОЕВСКОГО

БОЛЬНОЙ ТАЛАНТ?!

О Достоевском пишут или на него ссылаются не только гуманитарии разных специальностей, но и ученые-естественники, представители "точных знаний", философы, теологи, социологи, психологи, психиатры. Вместе с тем многие считали и считают его "больным талантом", нездоровой личностью, отягощенной дурными наклонностями. Его сочинения оказывают подавляющее воздействие на невротиков и шизофреников. Он и сам с необычайной силой и точностью описывал душевные аномалии.

Дмитрий Балашов

БЕЗЫМЯHHОЕ

Посвящается Унике... той, что была рядом...

Категорически спасибствую:

Рашу - за выходки, которые меня вдохновили

Кризу - за страшные байки на ночной рыбалке

Оби-Вану - за не зря поломанные в дискуссиях копья

Гронду - за невольно сплагиаченные мною мысли ;)

Грейсону - за тексты, ну и за цепочку! ;)

Синду - за множество хороших идей

Арну - а просто так, до кучи ;)