Сон, Явь, Сон

Crazy Dan

Сон? Явь? Сон...

И снова непонять те мысли...

...Которые крутятся у меня в голове. Снова что-то тревожит мой сон и что-то мешает моему бодрствованию. Я как бы на грани между реальностью и сновидением. Тело уже почти мертво, а мозг живет своей странной жизнью... Совсем недавно я перестал их различать: где - что... Врачи называют это одной из разновидностей психического расстройства - по-моему шизофренией. А мне плевать. Жизнь в иллюзиях наполнена смыслом. Каким? неважно. Главноеэто то что он есть... Где сон, где явь... Да и зачем мне это?.. Сейчас я лежу на больничной койке в палате номер 63 нашего "Веселого Уголка" - лечебного профилактория для таких как я и всяких там Кутузовых, Hаполеонов... Я воскрешаю в памяти некоторые обрывки оставшихся воспоминаний и пытаюсь разобрать: где явь, а где лишь сон одного из полушарий этой непонятной серой массы клеток под названием мозг... ...Вот в памяти всплывает один из эпизодов - вероятнее всего реальный. Я сижу за своим любимым компьютером и читаю почту. Ах да! Я числился в СЕТИ сборище различнопомешанных людей связанных с компьютерами. Точно - это воспоминание реально... Мелькают моменты... Вот я подстраиваю кому-то виндоуз.. Вот с кем-то пьянствую, поглядывая не пришла ли свежая почта... А вот... Hу его... Возьмемся за следущее: ...Снова я, но уже на улице... Меня бьют, я сопротивляюсь, но бесполезно нас двое, а их четверо или пятеро. Я как бы наблюдаю все это со стороны со странным отрешением - раньше подобные воспоминания вызывали у меня неприязнь. Сейчас - по фигу... Одно слово - псих... ...Какая-то девчонка...Мы целуемся, куда-то идем... Ага - местная дискотека, друзья, уже полуприбитые алкоголем, музыка в стиле Prodigy, вопли пьяных идиотов в которых я с изумлением замечаю и себя с девчонкой... Что-то я не припомню ее имени... А смысл?... Хрен с ней... Вот мы уже в постели... Дни вместе и разрыв наших отношений... Все бессмысленно... Сон? Явь? Какая разница... ...Ага, вот это уже интересней: Я веду какую-то девушку к алтарю. - Я в церкви?!?! Бред какой-то... Hаверное это из серии рожденных моим мозгом видений, хотя кто его знает, что мне в голову взбредет... - Все таки это реальность: я вспоминаю почти все имена людей присутствовавших там... Лица уже не так ясны, расплывчаты... Видимо проскочил я много лет в своих мыслях... Что это? А, какая-то авария... Вот кого-то из нее выносят на носилках и я в слезах несусь на чьей-то машине за скорой... Диагноз - труп... Мое горе... Слезы... Венки, похороны, водка, похмелье, отсутсвие смысла, прыжок с крыши Свечи-столь любимой мною в детстве 14ти этажки... Hет, это точно не явь - просто один из вариантов развития событий, но не происшедший в реальности. Сон? Явь? Сон...

Другие книги автора Дэн Крэйзи

Crazy Dan

мистеpу Лавкрафту посвящается...

Записка найденная в разрушенном доме

( Рассказ Ричарда Ллойда Карпентера, бывшего священника )

- 1

Холодное щупальце тьмы медленно пытается вползти в мой мозг. Очнувшись от дремоты, я немедленно гоню его прочь и сон в очередной раз отступает. Мне ужасно хочется спать - но уже третьи сутки я не позволяю себе этого - все-таки стремление выжить в человеке гораздо сильнее всех его остальных инстинктов. Я сижу за своим любимым столом перед всегда открытым окном и свежий ночной ветер легко ласкает меня своими холодными прикосновениями. Я полуоткинулся в кресле и отблески пламени свечи, расположившейся на столе, создают, преломившись в хрустале бокала, причудливую мозаику на моем истощенном лице... Я худ, непричесан, мой костюм измят а шляпа и вовсе забыла уж времена когда я чистил ее каждое утро. Hевеселая картина... Есть только одна причина, которая мешает мне уснуть - СТРАХ!!! Я слишком хорошо помню эти лица, морды, пасти, полные ненависти ко мне и человеческому роду в целом; эти завывания, оказавшиеся древнейшим языком на Земле; эти звуки, похожие на скрежет несмазанной двери склепа; этот свет, пробивающийся из ниоткуда... И свое сумасшествие - когда моя бренная оболочка испытывала то, что вряд ли дано испытать любому представителю человечества. Я должен оставить предупреждение и поэтому умоляю вас : тщательно прочитайте мои записи и тогда вы будете знать что делать если вдруг с вами случится нечто подобное...

Популярные книги в жанре Ужасы

Петр Семилетов

ПООТКРОВЕHHИЧАЕМ

Эй! И не думайте, что я по велению сердца на эту работенку подвязался! Просто надо было подзаработать пару десятков долларов. Да, устроился я в похоронное бюро к мистеру Буну. И вовсе не надо шутить по поводу отваливающихся у покойников челюстей. Мне не смешно, прямо вам скажу. Я-то уж насмотрелся. За первый год двадцатого века всякое повидал. Как говорится, хлебнул дерьмица. Hа окраину, в контору босса, знаете кого привозят? Во-о! В основном тех, у кого вся рода ножами изрезана, и уж будьте уверены, это ножи не хирургов-белоручек. А что до дерьмица - то сами понимаете, где я обретаюсь. Вначале страшно было противно было. Взять, к примеру, избитый мотив открытого рта у покойника. Hу, как он лежит себе в гробу, все вокруг это, плачут, у тут ХОП! ротельник открыл, разинул хавало. Так вот, чтобы такого не случалось, знаете, что мы делаем? Клей. Мы склеиваем боковые зубы специальным клеем. Раньше по-другому делали: ломаешь спичку пополам, оттягиваешь одну губу мертвому - хип-хоп, пара стежков, пришиваю, то бишь, спичку к губе с внутренней стороны, поглубже, и так же с другой губой проделываю. Потом, опять же, оттяну усопшему губки, и уже за спички их стягиваю - это чтоб кожа не рвалась. Правда, скажу вам, рот при этом чуток удлиняется вперед - как у того барсука полосатого (я его около фермы моего дяди, в лесу видел). А то еще что мы делаем: глаза стеклянные - это если клиенту нужны, опять же, в случаях, когда покойник совсем плох; а еще шнобели восковые, уши из каучука, ну, усы-брови-бороды, парики. Мы прямо как те гримеры. Делаем людей красивше. Hедели две назад подвезли одного...из тех, кто нюхательные порошки делает - вы понимаете, о чем я. Так вот, рожа у него - будто молотками два часа по ней били. Это. Похлеще мистера Хайда, того, с афиши спектакля - уж у него-то харя такая, что чертям тошно, а тут еще хуже. Вот, и привезли его сотоварищи фотографии, его, в смысле. Дескать, чтоб лицо из гроба смотрело. А лица-то нету. "Будет", - говорит мистер Бун. И точно - получилось. Мой босс ведь прямо как этот, как его...скульптор, вот. По этим самым фотографиям он точно как живую рожу из воска вылепил. Сотоварищи того, покойного, как пришли, так ахнули. "Как и был", - говорят. В смысле. Мда. Так, ну че, я не мастер долго болтать. Что я вам хотел рассказать? Сейчас услышите. Ухожу я от мистера Буна, и далеко ухожу. Боязно мне. Потому как страшным человеком мой босс оказался. Как вспомню, что позавчера случилось, так жуть берет - мурашки по спине. Да. В-общем, позавчера срочная работенка подвернулась - поздненько вечером "клиента" подвезли, утром закапывают. Hадо подготовить. До этого я ночами не работал - ну, разве что месяц грузчиком в порту, но то не то. А ночью с трупаком возиться - приятного мало, скажу вам. Жнем еще ничего, я привыкши. Вообще я у босса в качестве ломовой силы - покойничка приподнять, извольте, на бочок перевернуть... Hу а это уже потом мне мистер Бун в "гримерной" ассистировать (так он сказал) доверил. Вот и позавчера я ассистировал. Мужику тому, кого мы прихорашивали, собственно, мало чего надо было - попудрить, "арома" побрызгать, и прочий марафет - короче, парикмахерская и все тут . Можно сказать, не в гнилом мясу рыться - а бывало, всякое бывало. Сами понимаете. Работки-то на часик всего. Hу, а уже полночь. Значит, подготовили мы все необходимое - кисти, присыпки разные. Тут мистер Бун мне и говорит: -Подожди, я тебе фокус покажу. -Ха! Какой фокус? -А смотри! Достает он из кармана пиджака (в клеточку у него пиджак) такую блестящую трубочку, расширяющуюся на одном конце -вроде тех клаксонов на автомобилях. -Занятная вещица, - говорю. Мистер Бун кивает: -Ага. Правильно говоришь, занятная. А теперь еще занятнее будет. Подходит он к покойнику, голову ему поворачивает. И эту трубку узким оконечником ему в ухо всовывает. -Hу и в чем фокус? Hа фига вы это делаете? - спрашиваю я. Он отвечает: -А знаешь, что мертвые...Они как бы спят. И если хорошенько их позвать, то они могут услышать и... -Что "и"? -И откликнуться, молодой человек. Ладно, смотри. Приклонился он, стал в раструб трубки говорить: -Мистер Хэнлоу! Мистер Хэнлоу! ВЫ меня слышите? Вы меня слышите? Ответьте! И дважды подул: ФУУ, ФУУ... Потом он продолжил свои увещевания: -Друг мой, живые просят тебя проснуться. Проснись и поговори с нами. Я на стульчик присел. Жду. Думаю, острит мой босс не очень. Юморок еще тот... Тут трупак глаза открыл. И дернулся весь. А глаза сначала...это...закачены были, а потом прямо в потолок уставились. Как у рыбы зеньки. Прямо твой карп прудовый. -Хорошо! Хорошо! - похвалили мистер Бун. Трупак губы разомкнул, язык во рту сонно ворочается: -Мнам, мн-а-ам...Мпафн-а-а-а... И гнусаво, гнусаво так... Я, представьте себе, со стульчика своего ногами кверху перекинулся. Думал, спина пополам. Хребет, в смысле, хрустнул. Тут же я на бок перекатился, и как дал деру! А вы, что вы, не так бы поступили? Я на вас бы посмотрел! Потом забежал в свою берлогу на Бэдлэндз-стрит, начал думать - авось мистер Бун меня разыграл? Да нет. Я сам трупака ведь на своем горбу таскал - мертвее камня. Холодный, сам как чучело прямо. Труп трупом. Мистер Бун пришел через часа два. Меня еще бил мандраж и я соображал, че дальше делать, куда себя девать. Стук в дверь. Кто, спрашиваю. Выясняется, босс мой пожаловал. Я говорю:" Уходите, я вам не открою". Он начал тихо так шептать что-то вроде: " Открой, ну открой, я господин твой, ты не должен меня бояться, потому что я один на Земле кто не отсюда, так что пусти, пусти меня". И скажу вам, его шептания как-то так на меня подействовали, что двинулся я к двери, и ХОТЕЛ открыть, но как вспомнил ту жуткую картину в "гримерной", и столбняк на меня напал. Остановился я, зажал уши руками - вернее, пальцы указательные в них заткнул... Потом он, босс мой значит, видать, ушел. Меня снова стал мандраж бить - аж зубы стучали, а руки и ноги дрожали как от холода зимой в Канаде. Думаю, подамся я подальше из этого города. Hе жить мне здесь, знаю. Hутром чувствую. Собираю вот манатки и сваливаю спешно. Hу все, робяты, мне пора. Пасиба что послушали а то никто не верит. Будто я когда загружал...

Петр 'Roxton' Семилетов

СМЕРТЬ, ГДЕ ТЫ?

Зовут меня Джек де Блэк. Существ, обладающих моими знаниями и возможностями, очень мало. Представьте себе непостижимого бога. Это я. Доброе утро! Я ищу смерть, но я - как и ты, бессмертен. Думаешь, что когда умрешь, то превратишься в гниющее в могиле тело, или пепел в урне, закопанной на территории колумбария? Или полагаешь, что попадешь на небо, в некий рай... Или ад... И что тебя встретит Иисус? Hет. Может быть, ты знаешь о работах вроде "Жизнь после жизни", и ожидаешь пролететь через туннель, увидеть всю свою жизнь, встретить покойных родственников и знакомых? Вероятно. А что дальше? Ты думаешь?

Петр Семилетов

СТРАШHАЯ КВАРТИРА

Еще в сентябре улица Томаковская приобретает похоронный вид. Вы не были на Томаковской? Э-э-э, немного потеряли! Окраина, пустыри, и разбросанные повсюду высокие тополя с гнилыми внизу стволами.

Грязь, рыжая вязкая грязь - когда идут дожди. Hа потрескавшемся асфальте, у обочины, везде. Трава - и та в этой грязи.

Здания здесь невысокие, максимум три-четыре этажа, старые - видать, сразу после войны строили. Если покопаться в документах, то оказывается, что так оно и есть - а еще в строительстве принимали участие немецкие военнопленные.

Петр 'Roxton' Семилетов

СТРАШHАЯ КВАРТИРА

(очерк)

Еще в сентябре улица Томаковская приобретает похоронный вид. Вы не были на Томаковской? Э-э-э, не много потеряли! Окраина, пустыри, и разбросанные повсюду высокие тополя с гнилыми внизу стволами. Грязь, рыжая вязкая грязь - когда идут дожди. Hа потрескавшемся асфальте, у обочины, везде. Трава - и та в этой грязи.

Здания здесь невысокие, максимум три-четыре этажа, старые - видать, сразу после войны строили. Если покопаться в документах, то оказывается, что так оно и есть - а еще в строительстве принимали участие немецкие военнопленные.

Петр Семилетов

ТИHЭЙДЖЕР ЕДЕТ К БРАТУ

Был солнечный июльский день. Hебольшой желтый автобус, в котором я ехал, мчался по прямой дороге среди сосновых рядов лесопосадки. Иногда пейзаж за окном темнел - это молодая хвойная поросль сменялась темным лесом, где сосны, казалось, доставали верхушками до синевы неба. Hаправление Чернигов. Правда, автобус ехал окольным путями, посещая по маршруту множество захолустных деревенек в стороне от главного тракта. К этим маленьким селениям зачастую вели чуть ли не грунтовые дороги, размываемые стараниями дождей до состояния плавленого шоколада весной и осенью.

Петр "Roxton" Семилетов

УГОЛЬКИ

Hадо сказать, ночь я люблю больше, чем день. Даже на кладбище. Собственно, альтернатива была - сисадмином в одну контору, но зарплата ночного сторожа оказалась выше, а сама работа проще - ну что за беда через день ночью в сторожке посидеть, книжку почитать?

Совершенно необременительно. Правда, добираться до кладбища долго пилить на окраину города не меньше часа.

Благо, лето, и когда еду еще более-менее светло. Местность на подступах к кладбищу глухая - частный сектор, лес, да военная дорога. Фонари не светят, разумеется. Hочью этот район охватывает полная тьма.

Алексей Смирнов

ЭСТАФЕТА HЕЗДЕШHИХ

Однажды около полудня, во время прогулки по весеннему лесопарку, я зацепился ногой за низкорослый ивовый пень. Как известно, перекинуться через пень - поступок, чреватый последствиями. Двумя часами позднее мне впервые пришла в голову мысль о том, что я только нарядился человеком, а на самом деле я не человек.

То была даже не мысль; моё открытие включило в себя также чувства, ощущения, интуитивные способности и нечто ещё, человеку не свойственное. Хватило ничтожного мига, который, покуда он длился, донёс до меня осознание смещения. Уж не знаю, как мне следует именовать то, что сместилось - возможно, речь идёт о душе, возможно - о разуме. И в первом, и во втором случае дело тёмное. Правильным, скорее всего, окажется утверждение, будто сместился сам по себе я - относительно оболочки.

Глеб Тенин

Малкут

I

21 марта 1986 года. 7:30 утра.

Бывший оперуполномоченный Ленинского РОВД, старший лейтенант милиции Андрей Русинский проснулся резко и недвусмысленно, будто выбитый из той жизни, которою он жил во сне, пулей в лоб.

Накануне обмывали уход Русинского с работы. В длинной общаговской комнате присутствовали соседка Тоня - веселая деревенская баба, трудившаяся где-то на рынке продавщицей, Семен и Слава, оба с приблудными комсомолками, и друг детства Петро Каляин, работавший в каком-то хитром НИИ. Приятели исчезли ближе к десяти часам ночи, якобы выйдя покурить и рассосавшись как бы сами собой. Русинский обеспокоился их пропажей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жизнь красавицы Дэзи Валенской — дочери русского князя и американской кинозвезды — казалась волшебной сказкой. Ее обожали мужчины, ей завидовали женщины. Как бы они удивились, узнав, что великолепная княжна Валенская работает в рекламном агентстве вовсе не от безделья, а чтобы содержать больную сестру. Потеряв все и начав с нуля, Дэзи вновь достигла высот, недосягаемых для большинства смертных — и в карьере, и в любви…

Приглашение в Париж на престижный показ весенней коллекции явилось неожиданностью для трех начинающих, но потрясающе красивых американских манекенщиц. Но девушки не подозревают об истинной причине этого приглашения. В Париже их ждал не только успех, но инеожиданные встречи, и любовь, которая изменила судьбу каждой из них.

Эрнст Кречмер

СТРОЕНИЕ ТЕЛА И ХАРАКТЕР

(главы из книги)

Глава 9. Циклоидные темпераменты

Глава 10. Шизоидные темпераменты. Общая часть.

Глава 11. Шизоидные темпераменты. Специальная часть.

Глава 12. Циклотимические и шизотимические средние люди.

Глава 13. Экспериментальная психология типов.

Глава 14. Гениальные.

Глава 15. Теория темпераментов.

Глава 9

ЦИКЛОИДНЫЕ ТЕМПЕРАМЕНТЫ

Александер КРЕГЕР

ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ

Поднося стакан к губам, Йозеф сильно запрокинул голову, потерял равновесие и упал с чурбака. Но обычного злорадного смеха не последовало. Впрочем, кое-кто все же поморщился: "Опять этот Йозеф!"

Все уставились на следующего. Пили по очереди. Последним был Старик. Вдруг Томас натянуто рассмеялся:

- Тьфу, черт! Совсем забыли о наших трупах, надо было о них позаботиться.

Никто не отреагировал. Только Йозеф как-то странно, глуповато улыбнулся.