Соломенный фельдфебель

Ты, дорогой читатель, наверно хотя бы раз в своей жизни видел одного из тех соломенных людей, которых новобранцы колют штыками, изучая военное искусство. Эти мишени, или чучела, обыкновенно делаются из старых мучных мешков или из специально купленной для этой цели парусины, которую туго набивают соломой, а некоторые из них имеют настоящую человеческую голову с носом, ртом, глазами. Приходят молодые парни из сел со своими простыми деревянными сундучками, в которых хранится по нескольку яиц или яблок, вареная курица, одна-две катушки черных и белых ниток, оденут солдатскую форму, еще не обученные, как говорится, не умеющие держать ружье в руках, — и уже, глядишь, начали колоть соломенного человека в грудь, в живот, в голову — куда попало. Конечно, соломенный человек стоит спокойно в большой деревянной раме и терпеливо переносит жестокие удары солдатских штыков, не жалуясь никому на эту высшую несправедливость.

Другие книги автора Святослав Минков

Светослав Минков

Сахарная девочка

В одном заколдованном царстве был чудесный сад. Всё в этом саду было из сахара: и цветы, и деревья, и бабочки, и птицы, и даже златокудрая девочка, что по целым дням сидела на сахарной скамеечке и вязала сахарные кружева сахарным крючком.

А на другом конце земли, далеко от заколдованного царства, жил бедный кузнец с женой и малолетним сыном. Сын помогал отцу в работе, раздувал мехами горн.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

АЛХИМИЯ ЛЮБВИ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Для меня, понимаете, до сих пор еще неясно, почему мир устроен так, что хвост поросенка, например, задран кверху и завит колечком, в то время как хвост лисицы свободно опущен книзу и даже волочится по земле. Мне точно так же непонятно, почему зубы у негров белые, как у нас, а кожа черная, как деготь. Наконец, мне непонятно также, почему люди, объясняющиеся друг другу в любви и бывающие, так сказать, совсем эфирными в своих чувствах, впадают обыкновенно в такое невменяемое состояние души, что решают пожениться и превратиться, с позволения сказать, в обывателей.

Два года назад имя полковника Стамата Скаридова попало в списки офицеров, которым надлежало выйти в отставку, так сказать, по идейным причинам. Расставшись с офицерским мундиром, он скрепя сердце облачился в гражданскую одежду. В дурно сшитом костюме из грубой материи, которую он получил по наряду, от его внушительной внешности не осталось и следа. Скаридов стал рядовым гражданином республики и вместе с женой и дочерью начал новую жизнь в своей старой квартире из двух комнат, кухни и сумрачной гостиной с полузасохшим аспарагусом на окне.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ЗАПУТАННОЕ ДЕЛО

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

За несколько недель до Первого мая в одном из наших государственных учреждений берет свое начало эта памятная история.

Однажды утром заместитель начальника Пенчев явился на доклад к своему начальнику Генчеву и, став чинопочтительно перед его письменным столом, начал извлекать из своей папки всевозможные бумаги и документы на подпись и резолюцию. Работа шла, что называется, как по маслу. Начальник Генчев внимательно просматривал сквозь очки каждый документ, каждую бумажку, накладывал резолюцию и замысловато, кудрявыми буквами расписывался, а заместитель начальника Пенчев промакал чернила пресс-папье, время от времени почти незаметно позевывая. Однако в канцелярской практике встречаются иногда очень сложные и запутанные случаи. Именно такой случай явился и сейчас, когда заместитель начальника Пенчев подал начальнику Генчеву заявление об отпуске их провинциального чиновника Гервасия Зехтинкова.

Незнакомый мужчина нажал кнопку. Где-то между стенами дома зазвенел звонок, словно запутавшаяся в паутине муха, затем послышались легкие шаги, щелкнул ключ, дверь отворилась.

На пороге появилась старая женщина в шали, накинутой на плечи. Ее маленькие ноги были обуты в громадные войлочные туфли-шлепанцы, поседевшие волосы излучали серебристое сияние в полумраке.

— Добрый день, — сказал мужчина. — Здесь сдается комната?

Женщина смерила незнакомца взглядом, словно желая определить по внешности, сможет ли он аккуратно платить. Вперив глаза в помятый галстук, выгоревшую шляпу, в поношенную одежду, она все никак не решалась сказать, что комната уже занята. Комната пустовала уже несколько месяцев, а съемщика найти было трудно. Нередко люди в поношенной одежде аккуратнее платят, чем те, которые ходят в шелковых рубашках и в новых шляпах с перышком за ленточкой.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ПОЕЗД

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Паровоз пыхтит, окутываясь густым белым паром. Еще несколько минут - и он заскользит по блестящим рельсам, исчезающим вдали. Моросит частый дождь, пахнет дымом, слышатся выкрики носильщиков, катящих маленькие тяжелые тележки с багажом. Из окон вагонов пугливо выглядывают улыбающиеся лица. Глаза их влажны и смотрят рассеянно. Уже давно прощаются отъезжающие и провожающие и повторяют одни и те же слова, будто не понимая друг друга как следует:

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

РАССКАЗ С ВИТАМИНАМИ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Мы являемся свидетелями чего-то удивительного. Ежедневно возникает какая-нибудь новая наука, посвященная нашему организму: вот маленький томик, написанный на общедоступном языке, с портретом автора, с предисловием и с формулами.

Наука о дыхании.

Наука о пищеварении.

Наука о нервной системе.

Наука о кровообращении.

И вот, наконец, и сама физиологическая химия забеременела от незаконной связи с ученым и родила самую полезную науку, так называемую науку о витаминах.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

АСФАЛЬТ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Целых тридцать три года прожили двое супругов в этом захудалом, глухом городишке с пыльными улицами, с покосившимися адвокатскими конторами и с почерневшими от времени посудо-хозяйственными и кожевенными лавчонками. Жили в скудости и копили деньги, чтобы в один прекрасный день купить себе квартирку в столице и там прожить остаток своей жизни. И когда этот день, наконец, наступил, супруги почти не верили, что они так долго прожили в добровольном заточении в этом городишке, где когда-то очень давно поженились и где волосы их незаметно поседели.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Максим Сороколетов

ГОРЯЧИЙ ЛЕД

FY,S; как я и обещал... Прощай, Валь. Прости. Есть дары, которые нельзя принимать, а во мне нет ничего, чем бы я могла отблагодарить. И это правда, Валь. Правда - осколок льда.

(с) А.Сапковский

История эта началась много-много лет назад, тоскливой полярной ночью, когда даже ледяное пламя северного сияния не могло разогнать тьму, сгустившуюся над снегами Лапландии. Королева была в своем Замке одна. Она всегда была в нем одна. Ей было страшно холодно и одиноко. Радуга северного сияния, расщепляясь в ледяных стенах Замка, играла тенями на точ?ном лице Королевы, делая его похожим на красивую, но совершенно безжизненную маску... Что ее заставило тогда разбить это зеркало? Быть может, она хотела навсегда сохранить свой образ именно таким? Разбросать его по всему свету вместе с северными ветрами. Пусть несут зеркальные льдинки отражения ее души, ее мечты и чаяния. Вдруг хоть один осколок да отыщет того человека, кто поймет ее и захочет разделить с ней одиночество. Пустые надежды... Сколько этих льдинок растаяло под лучами безжалостного солнца, сколько их было унесено весенней водой в необъятное море, сколько их бесследно кануло в глубинах горячих людских сердец. И как же ей должно было быть больно, ведь это умирали частицы ее души. Неужели она и впрямь верила в то, что когда-нибудь отыщется тот человек, который сумеет сохранить ее лед в своем сердце?..

ЮРИЙ СОСНОВСКИЙ

СВЯЗУЮЩАЯ НИТЬ

Повесть

Сосновский (Пинус) Юрий Ефимович. Родился в 1938 г. в г. Ленинграде. В 1961 г. окончил судомеханический факультет Ленинградского института инженеров водного транспорта. Работал на судах Беломорско-Онежского пароходства, линейным механиком БеломорскоБалтийского канала, инженером-судостроителем на Комбинате строительных конструкций в Петрозаводске. В настоящее время - председатель внедренческого кооператива "Новатор".

Cтивен Спирит

"СКАЗЫ О.............."

Огромное спасибо за помощь в написании

Сказов моему другу Чипу.

Автор

"Посвящаю шпротам"

Автор

Сказ первый.

"О котах и мухах"

***

аш дом не здесь, под этой крышей

Лишь наша тень - огрызок снов.

о кто-то шепчет: "Тише! Слушай,

Что знаешь ты о песне льдов?"

Заря умрет, за нею следом

Приходит ночь - теней родня.

Теодор Старджон

Другая Селия

Гужов Е., перевод

Если живешь в достаточно дешевом наемном доме и двери сделаны из достаточно дешевой сосны, а замки - старомодные одно-поворотные штучки, и дверные петли расшатаны, и если в вас девяносто поджарых фунтов, чтобы ими оперировать, то можно схватиться за ручку, отжать дверь на слабых петлях в сторону и отодвинуть щеколду. А потом, когда выйдешь, ее точно так же можно и закрыть.

Слим Уолш жил именно в таком доме и делал именно это, в частности потому, что ему было скучно. Доктора компании уложили его - нет, не уволили, а уложили - на три недели (после того, как помощник заехал ему точно по темечку четырнадцатидюймовым кривым гаечным ключом) в ожидании дополнительных рентгеновских снимков. Если идет к тому, чтобы просто получить плату за отпуск по болезни, он хотел, чтобы он тянулся подольше. Если идет к тому, чтобы получить большое жирное соглашение - тем лучше; ибо то, что он скопил, живя в этой пожароопасной крысоловке, заставляло деньги выглядеть даже еще лучше. И кроме того, чувствовал он себя прекрасно и целые дни бездельничал.

Теодор СТАРДЖОН

ГРОМЫ И РОЗЫ

Когда Пит Маузер прочел в Главном Штабе сообщение о концерте, он отвернулся от доски объявлений, коснулся своей жесткой бороды и, хотя это должно было быть шоу-видео, показываемое в казармах, решил побриться. Еще полтора часа. Хорошо снова иметь какую-то цель, хотя бы такую небольшую успеть побриться до восьми. Вторник, восемь часов, совсем как когда-то. В среду утром все обычно спрашивали: "Как пела Стар вчера вечером?"

Теодор СТАРДЖОН

КЛЮЧИ ОТ НЕБА

На этот раз счастье улыбнулось ему так ослепительно, что он даже зажмурился.

Джимми задержался на перекрестке - он обитал в той части города, где улицы еще пересекались на одном уровне, - и ждал зеленого светофора, как вдруг на столбик неподалеку прямо перед его глазами легла рука. На ее запястье красовался тонкий золотой браслет с часами. Диминг зажмурился как раз из-за этих часиков: такие ему приходилось видеть второй раз в жизни; изумительная безделушка! Узенькие цифирки, вырезанные из рубина, играли роль стрелки, поочередно загораясь каждый час, а минуты показывал бегающий по циферблату ржаво-янтарный лучик. Энергию часикам поставлял геомагнетизм - и тысячи лет не достало бы, чтобы они испортились или стали отставать. На какой-то планете в Крабовидной туманности представители одной из самых малоизвестных человечеству разумных рас дерзнули заняться точной механикой; оттуда-то и привозили такие часики.

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Мир не меняется в один миг. А иногда все победы могут оказаться поражениями. Вы же не думали, что все будет так просто – придет Высший и наведет порядок?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Во время полета в космосе всех, кто не занят делом, одолевает смертельная скука. каждый пассажир преодолевает ее по своему. На пассажирских лайнерах для этого создано максимум приспособлений. Всевозможные компьютерные гипнотические реальности в которые можно погрузиться на любое время, стереофильмы, которые, собственно говоря фильмами не являются, а являются теми же искусственными реальностями, но в них можно поучаствовать физически, давая нагрузку телу. Библиотека, бассейн, гимнастический, игровой и танцевальный залы… Совсем другое дело когда летишь в грузовом корабле. Там развлечений нет и каждый выкручивается как может. Мужчина и женщина, которые зафрахтовали корабль, не особенно скучали. Они летели на незнакомую планету, где должны были основать первое поселение с правом монопольной заготовки чудесного голубого леса этой планеты. Они уже дали ей имя взамен сухих цифр, присвоенных изыскательным отрядом. «„Гаяна“ — вот как она будет называться», — решила женщина, и мужчина одобрил имя. Так они летели, занимая свое время планированием своего будущего дома и своей жизни. Но они были не единственными пассажирами на этом корабле. Старик в инвалидном кресле тоже по своему тратил время. Он, как мужчина, не мог занять себя вязанием или шитьем, ни рисовать, ни сочинять музыку он не умел, а писать на бумаге казалось ему слишком скучным. И он разглагольствовал. Долгое время он говорил сам с собой, разъезжая по туннелю, ведущему в трюм. Но через несколько дней старик обнаружил, что люк в трюм не закрыт. И тогда он стал обращаться к безмолвным рядам законсервированных роботов, которых молодая пара взяла с собой на Гаяну. Проходя по коридору можно было слышать его гулкий голос, разносящийся по трюму. Команда только пожимала плечами, а супруги улыбались, видя такое чудачество. «Вот послушайте, — говорил старик, — возьмем, к примеру, такую проблему, как бездомные животные. Как ни странно, их до сих пор много в земных городах. Ну не важно откуда они берутся, но факт тот, что они есть. А все началось с того, что перестали топить котят! Это, видите ли, позорно и негуманно. Но вот подумайте что ждет этих котят, когда их выбрасывают на улицу! В конце концов они все — равно погибают. Но сколько мучений от голода и холода у них впереди! И это называется гуманным!? — горько спросил старик. — А возможность попасть под колеса или гусеницы ваших механических собратьев? Хотя вы все андроиды, кроме тебя вот». Он щелкнул по единственному полностью железному роботу. Потом повернулся и поехал в обратную сторону. «А дети? А больные и дебильные дети, которых до сих пор рождается много. Так вот, их тоже не усыпляют а растят! Представляете? — он обвел своих слушателей взглядом. — Они предпочитают оставить живое существо мучиться пять, десять, двадцать лет, прежде чем оно все равно умрет! А могли бы еще в младенчестве усыпить и избавить от страданий». Он помолчал. «Да за такие речи на Земле меня бы посадили в тюрьму, как преступника. Или вот преступники. Вот человек случайно совершил убийство. Так они засовывают его в какую-то машину и заставляют почувствовать на себе ужас несчастной жертвы, раскаяние и что-то там еще. После этого выпускают, но человек всю жизнь продолжает казнить себя. Изверги! Разве можно лишать человека забвения?! Да после такого наказания проще самому повеситься! Да-а-а, вот вам и гуманная система! А все потому, что все стали слюнтяями, нет больше твердой руки! И, главное, что и на новой планете будут такие же порядки… Понял меня, железноголовый?!» Он стукнул по железному роботу. Стеклянные зрачки робота тихо мерцали. Кибер внимательно слушал, анализировал и запоминал…

О том, что я — гениален, мне стало известно в двенадцать лет с помощью самого примитивного подслушивающего устройства, которое я вмонтировал в спальне родителей. Однажды я подслушал такой разговор:

Отец. Думаю, нам нужно уделить более серьезное внимание воспитанию Тони. Мальчик растет и развивается почти без нашего влияния.

Мать. Напрасно ты беспокоишься. Тони — гений. Его мозг устроен самым совершенным образом. Недавно я исследовала его с помощью моих тестов для электронной машины. Безупречное устройство…

Мой дорогой друг!

Сотвори молитву во мое здравие, ибо некому ее сотворить, ибо никто более не даст за жизнь мою и ломаного гроша. Но ты, друг мой, помолись, хоть и без пользы будет твоя молитва… Я одна, совершенно одна, наедине с собой и тем, что терзает душу мою. Друг мой, как жаль, что ты далеко… Нет-нет, молись, молись и благодари судьбу, что ты далеко от проклятой Джейн, и проклятье ее не коснется твоего бессмертия!

Через два часа сюда, в Уэстхолл, подъедет экипаж, и я отправлюсь к своей последней черте… Наконец-то расточатся кошмары, преследующие меня с самого рождения!