Солнечное сплетение. Этюды истории преступлений и наказаний

Историко-культурологическое исследование роли церкви в жизни общества и государства. Написанная в увлекательной манере интерактивного расследования, изобилующая историческими примерами, богатым фактическим материалом и разнообразием мнений, книга Анатолия Манакова ставит актуальнейшие для нашего времени вопросы взаимодействия религии и светского государства, межконфессиональных конфликтов, религиозного фанатизма и его влияния на внутреннюю и внешнюю политику разных стран.

Отрывок из произведения:

Есть в Мадриде рядом с перекрестком улиц Потоси и Виктора Андреса Белаунде площадь Хуана де Лакоссы. Названа она так в честь испанского мореплавателя-картографа, внесшего заметный вклад в открытие Америки. Со стороны, откуда встает солнце, на нее выходит массивное, занимающее целый квартал здание в форме пирамиды с усеченной верхушкой.

Говорю это потому, что некоторое время на одной из ступенек той самой пирамиды размещалось мое Бюро Упорного Розыска (БУР). Там мне выпал случай поработать с отдельными пластами всеобщей истории преступлений и наказаний, поломать голову над достоверностью полученных сведений, подразобраться в запутанных отношениях между виртуальным и реальным, желаемым и действительным.

Другие книги автора Анатолий Манаков

Анатолий Манаков

СЫСКНОЕ АГЕНТСТВО

"БУР"

БЛУД НА РУСИ

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

И ЛИТЕРАТУПНЫЕ ВЕРСИИ

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Перед Вами подборка материалов по теме "Блуд на Руси со времен Рюрика Варяжского до Николая II Романова". Нечто близкое к тому, что среди юристов известно под названием "дело предварительной проверки".

Подобранные здесь свидетельства взяты из отечественных и зарубежных источников, блуждают в дебрях русского национального характера, затрагивают и некоторые неприглядные стороны жизни известных исторических личностей. Как явствует из расследования, страна наша по части нарушения библейской седьмой заповеди, или того, что китайцы утонченно называют "кражей нефрита при склонности к изумрудному", оказывалась податливой в той же мере, что и все другие. В том числе и по этой причине предпринятому нами несудебному разбирательству стоило прислушиваться к экспертам из дальнего зарубежья, хотя на их полную непредвзятость, разумеется, трудно было рассчитывать. Образно говоря, если сам в своем деле никто не судья, пусть полает и чужая собака, не только своя. Лишь бы не на Луну.

А н а т о л и й М а н а к о в

КРУТЫЕ АРГУМЕНТЫ

На грани фола

Жизнь каждого человека - это путь к себе самому,

попытка найти этот путь, нащупать тропинку. Ни один

человек никогда не был до конца свободным, но

стремится к этому: кто бессознательно, кто осознанно,

каждый, как может. Каждый несет в себе следы своего

рождения, слизь, остатки скорлупы из первобытного

мира, несет до самого конца. Иной вообще не

Анатолий Манаков

Тринадцатый знак

Из личного досье полковника разведки

От автора

Для начала, наверное, надо представиться. Судя по всему, перед вами один из тех, кто еще не устал ломать голову над вечными загадками природы человеческой и чья биография, если пробежать ее наскоро, выглядит примерно так:

Свои первые двадцать пять лет жизни земной со всем многообразием ее слагаемых я склонен считать по сути лишь подготовкой к более позднему периоду - работе по тайной казенной надобности, которой мне выпало отдавать себя без принуждения, искренне веря в историческую миссию нашей страны помочь "воспрять всему роду людскому". О сделанном выборе жалеть не приходилось, хотя бы потому, что дело это учило многое видеть глазами других людей, беспристрастно вглядываться и в себя самого, признавая обнаруженное далеким от совершенства.

В публицистических очерках корреспондента «Литературной газеты» в Нью–Йорке А. Манакова рассказывается о США первой половины 80–х годов, о политической кухне, морали и нравах правящей элиты, о встречах с людьми, разными по своему социальному положению, взглядам, о проблемах, которые их волнуют, о том, что в действительности скрывается за такими фальшивыми в условиях США понятиями, как «свобода печати» и «демократия равных возможностей».

…Главенствующей этикой американского общества служит погоня за чистоганом, человек и его подлинные интересы отходят в этой стране на задний план, а официально проповедуемая мораль прямо противоположна следуемой правящим классом в действительности. Этим моральным двуличием пропитаны все государственные институты страны, которыми заправляет горстка «сильных мира сего», провозглашающих идеалы, отвергаемые ими на деле…

Книга адресована массовому читателю.

Популярные книги в жанре История

Чем для меня хороши книги К.В. Керама и Тура Хейердала

1. Керам

В книге «Боги, гробницы, ученые» им рассматриваются в основном не исторические умствования, а конкретные результаты археологии. Это первое.

Во — вторых, Керам рассматривает не одну какую — нибудь древнюю страну в чрезмерных подробностях, затуманивающих суть, а весь мир, практически все археологические данные, существовавшие на 1950 год. А это — совсем недалеко до 2004 года.

Вопрос о том, была ли бомбардировка Дрездена вызвана военной необходимостью, до сих пор вызывает споры. С советской стороной были согласованы бомбёжки Берлина и Лейпцига; по объяснению англо-американских союзников, Дрезден как важный транспортный центр бомбился ими с целью сделать невозможным движение транспорта в обход этих городов.

Оценки количества погибших разнились от 25 тысяч в официальных немецких отчётах времён войны до 200 и даже 500 тысяч.

По мнению ряда историков, бомбардировка Дрездена и других немецких городов, отходящих к советской зоне влияния, преследовала своими целями не оказание помощи советским войскам, а исключительно политические цели: демонстрация военной мощи для устрашения советского руководства

В сборник вошли рассекреченные документы из архива Службы внешней разведки РФ - аналитические обзоры внешней и внутренней политики Польши, политические письма и записи бесед послов, донесения военных атташе, служебные телеграммы польских дипломатических миссий и т.д. Две фразы из предисловия: «В рассматриваемый период советская внешняя разведка располагала агентурными возможностями, позволявшими получать сов. секретные документы, готовившиеся в МИД, МВД и Генштабе Польши или поступавшие в них. Эти документы, на наш взгляд, способны существенно дополнить информационную картину событий тех лет и раскрыть побудительные мотивы решений, принимавшихся руководством страны. Возможно, пока раскрыты не все тайны польской политики в предвоенные годы, но взгляд на мир глазами высокопоставленных сотрудников Министерства иностранных дел, военного ведомства и спецслужб будет полезен для ответственной трактовки событий, связанных с началом второй мировой войны».

Настоящий труд, посвященный английским военно-воздушным силам, является в основном историей их боевых действий в период второй мировой войны.

Следует подчеркнуть, что, хотя книга написана исключительно на основании официальных документов, ее ни в коем случае нельзя считать официальной историей боевых действий английских ВВС во второй мировой войне.

Мы полностью сознаем, что не уделили должного внимания описанию скромного, но неоценимого труда авиатехнического состава, связистов и других категорий личного состава английских ВВС, без которого проведение боевых действий авиации было бы невозможным. Этот недостаток настоящей книги объясняется прежде всего ограниченностью ее объема и тем, что некоторые специальные вопросы, как, например, медицинская служба английских ВВС, будут рассмотрены в других работах.

Хакасы говорят: "Дальняя родня дружит, близкая – враждует". Так оно и есть. Например, лет 20 – 30 назад мы с великой радостью воспринимали некоторую родственность хакасского языка с языком среднеазиатских киргизов. Некоторые рады были считать киргизов, как и всех тюрков, братьями. Но вот приключилось с нами счастье – далекие киргизы в массовом порядке начали осваивать нашу Хакасию.

И почти сразу же "новоявленная родня" начала рушить миф о некоем тюркском братстве. Примеров некорректного, нежно говоря, поведения пришельцев по отношению к хакасам немало. Но не это беда, а беда в том, что обнаружилось стремление чужаков приватизировать хакасскую историю, вытеснить хакасов со страниц великой истории Древнехакасского государства, так называемого Кыргызского каганата.

Встают вопросы.

1. Кто такие киргизы Средней Азии, и какое отношение они имеют к Южной Сибири?

2. Как случается потеря исторической памяти?

Отвечает известный в научной России ученый, заведующий Группой средневековой археологии евразийских степей Института археологии Российской академии наук, доктор исторических наук ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ КЫЗЛАСОВ.

Оригинал страницы: www.berzinarchives.com/web/ru/archives/study/islam/general/buddhist_muslim_doctrinal_relations.html

Александр Сергеевич Пушкин. С гравюры Н. И. Уткина по портрету О. А. Кипренского.

Свадьба А. С. Пушкина вызвала немало пересудов в московских и петербургских гостиных. Многие прочили молодой чете несчастливую будущность. Графиня Д. Ф. Фикельмон, прозванная за свою прозорливость «Сивиллой», делилась с П. А. Вяземским такими наблюдениями: «Физиономии мужа и жены не предсказывают ни спокойствия, ни тихой радости в будущем. У Пушкина видны все порывы страстей; у жены — вся меланхолия отречения от себя». Сестра поэта О. С. Павлищева в письме мужу 13—15 августа 1831 года признавалась, что даже внешне этот брак кажется дисгармоничным: «В физическом отношении они представляют совершенный контраст: Вулкан и Венера». Но, превознося красоту юной Натали, Ольга Сергеевна добавляет: «По моему мнению, есть две женщины еще более красивые, чем она: я их тебе не назову, чтобы ты, вернувшись, их угадал — одна новобрачная не особенно высокого рода, другая — титулованная фрейлина».

«Ковши круговые, запенясь, шипят...» Иллюстрация В. М. Васнецова к поэме А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге».

В Древней Руси вплоть до XIV века существовали следующие напитки: живая вода, сыта, березовица, вино, мед, квас, сикера и ол. Грань между алкогольными и безалкогольными напитками была весьма условна. Безалкогольными являлись лишь первые два: вода и сыта (смесь воды и меда), да и последняя могла забродить и превратиться в слабоалкогольный напиток. Уже березовица (березовый сок) могла быть простой и пьяной. То же самое относится и к квасу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Работа представляет собой системное изучение вопросов правовых и социальных средств защиты жертв преступных посягательств и злоупотребления властью с использованием отечественного и международного опыта. Проблемы защиты жертв преступлений, включая жертв терактов, рассматриваются в свете уголовной политики государства и соответствующих социальных мер. В числе задач уголовного судопроизводства обосновывается приоритетное значение защиты потерпевших, что связано с необходимостью концептуальных изменений УПК РФ.

На базе обобщенного отечественного и зарубежного опыта предложены ориентиры определения размеров денежных компенсаций имущественного и морального ущерба жертвам преступлений. Обосновывается необходимость создания комплексного правового акта – Кодекса защиты жертв преступлений и злоупотребления властью, предложен проект Положения о государственном фонде возмещения вреда жертвам преступлений (с необходимым обоснованием).

Сформулированы предложения об изменении и дополнении норм УПК и УК РФ.

Книга предназначена как для специалистов правоохранительной системы, так и для широкого круга читателей.

Я думаю, многие знают или хотя бы слышали о знаменитом философском парадоксе — коте Шредингера. По сути, этот мысленный эксперимент допускает существование параллельных Вселенных (помните, кот Шредингера — и жив и мертв одновременно — пока наблюдатель не вскроет коробку). То есть обе вероятности равноправны, и могут существовать одновременно. Эффинджер построил свой рассказ на том, что одновременно существуют несколько параллельных миров. Итак, начало 20 века, и перед нами история мусульманской девочки Ехан Фатимы Ашуфи. Когда ей было 12 лет, её начали посещать странные видения, и самым страшным из них было следующее: однажды ранним утром в одном из безлюдных переулков её изнасилует неизвестный подросток. И мы видим несколько равнозначных вариантов дальнейшего будущего Ехан Фатимы. Какой из них настоящий? Да все они в равной степени настоящие...

На площади, выложенной белоснежным камнем, образовывавшим геометрические орнаменты, царило особое оживление. Обычно ее, построенную на пересечении четырех перекрестков, идущих по сторонам света, называли форумом. Позади площади виднелся замок, а сама она играла важнейшую торгово-транспортную роль.

Сейчас на пространстве для людских потоков и уличной торговли царила тишина. Но люди были. Да что там, их было в разы больше обычного — они образовали живую изгородь, тянущуюся до самых границ площади.

Небольшой роман английского писателя венгерского происхождения Джорджа Микеша (1912–1987) «Цица» с подзаголовком «Биография кошки». Кошка и впрямь главный герой этой прозы, но вся художественная литература, написанная о животных и от лица животных, с неизбежностью повествует в первую очередь о людях. Так и здесь: благодаря появлению питомца, склонный к рефлексии автор узнал о себе кое-что новое.