Солнечная сага

Сонячна сага. 1975.

А исследователи из рассказа Василия Бережного «Солнечная сага», возвращающийся на родную Землю через пятнадцать лет космического пути (за это время на Земле прошло уже более десяти тысяч лет), подлетая к Солнечной системе увидали на ее месте огромный пылающий шар. Этот шар, принятый ими за огромную звезду, был оболочкой, обволакивающей всю нашу систему, которую человечество создало из материала планет-гигантов для того, чтобы вся солнечная энергия оставалась в пределах нашей системы.

© Виталий Карацупа
Отрывок из произведения:

— Бам-бум-банг!

Теплые золотистые звуки ласкают и душу, и тело, которое целую вечность пролежало скрюченное холодом, скованное клинической смертью.

— Банг-бум-бам!

Глаза Вайза Омнисиента раскрылись, но ничего не видели. Серый мрак поглотил все: и металлические стены камеры анабиоза, и открытый люк, и электронные глаза приборов.

— Бум-банг-бам!..

Мрак рассеялся, появилась туманная, еще нечеткая мысль: «Настало… кончилось… пора…» Ощутил, что приходит в сознание, но еще долго лежал недвижимо. Наконец-то! Электронный космонавт вывел корабль в Солнечную систему, вывел из невероятной космической дали — без анабиоза они не выдержали бы такого длительного путешествия, — и вот прозвучал сигнал, зов к жизни. Очнитесь, вставайте, астронавты, вы уже в своей планетной системе, на пороге родного дома!

Другие книги автора Василий Павлович Бережной

Повесть Василия Бережного «В звездные миры» написана в классическом для фантастики 30-50-х годов ключе. Сюжет, основанный на идеях Циолковского, о полете советской ракеты на Луну не отличается новизной. Стиль повести очень похож на стиль А. Беляева, когда по названиям небольших глав можно догадаться, о чем идет речь в произведении.

Художник Б. Аржекаев.

Перевод с украинского К. Млинченко и П. Сынгаевского.

Археоскрипт. 1970.

Повесть Василия Бережного «Археоскрипт» начинается с того, как над одной из американских военных баз в Сахаре был сбит необычный летательный аппарат. Пилот, выживший после его падения, прибыл на Землю из созвездия Лиры с планеты Филиал. Такое странное название ей дали первые переселенцы, прибывшие на нее с Земли… 50 000 лет назад! Тогда на планете было две высокоразвитых цивилизации — Центрум, занимавшая территорию нескольких материков, и Атлантида, располагающаяся в Северной Америке. Эти две великие державы погубили себя в горниле ядерной войны, но Центрум оставил после себя огромное хранилище всех знаний обеих цивилизаций — Археоскрипт, который находился теперь где-то на глубине песков Сахары. Туо — так назвался пилот, после того как выучил наш язык, после того, как его допросили военные и гражданские, врачи и психиатры, и никто не верил в его «сказки», считая его обыкновенным диверсантом, отчаялся доказать свою правоту. Он, вместе с полюбившей его медсестрой Анитой, с помощью гипноза совершает побег из охраняемой психиатрической больницы, и начинает тайно изготовлять простанственно-временной двигатель для того, чтобы вернуться домой. Военные, узнав его местонахождение, подсылают к нему «археолога», который предлагает Туо свои услуги в поисках Археоскрипта — гигантского пирамидального куба, который скрывал все знания древних цивилизаций. Хорошо организованная экспедиция отправилась в Африку и нашла там, в конце концов, Археоскрипт, из которого Туо лишь изъял сведения о теории кварков — том оружии, которое и погубило Центрум с Атлантидой. А с помощью законченного им двигателя он, вместе с Анитой, исчез с Земли…

© Виталий Карацупа

Сборник приключенческих и фантастических повестей.

Ефемерида кохання. 1970.

Друг героя рассказа Василия Бережного «Эфемерида любви» по имени Сократ взялся высчитать для своего товарища, с которым они жили в городе на Луне, с точностью до одного дня, когда ему даст отворот-поворот девушка, по которой сохнет сердце молодого человека. Когда через некоторое время он пришел сообщить результат, датированный сегодняшним числом, на видеофоне возникло прекрасное лицо и девушка объявила, что она летит к любимому…

© Виталий Карацупа 

Молодший брат Сонця. 1975.

Виднейший физик-ядерщик Дэвид Кинг (повесть Василия Бережного «Моладший брат солнца») работает на военщину южноафриканской республики по созданию нового вида вооружения — аннигиляционной бомбы. Он добивается определенных успехов, на его счету в банке уже миллионы долларов, и никто, даже его жена, не знает, что он преследует две цели. Во-первых, его «пирамидки» — это первый шаг к его замыслу, а во-вторых, он всеми силами пытается не допустить практического применения своего оружия. Когда на остров, под давлением общественного мнения (тайну оружия открыл сам Дэвид), на остров высадились войска ООН, один пункт его замыслов был выполнен. А через три года воплотился в жизнь и его второй замысел — он превратил Юпитер в… сверхновую! Теперь Земля буде получать огромные порции энергии, но сам Кинг при этом погибает.

© Виталий Карацупа

Сакура. 1971.

Под впечатлением посещения Первого Всемирного симпозиума писателей-фантастов, проходившего в Токио (Японии) в 1970 году в рамках Международной выставки ЭКСПО-70, Василий Бережной пишет небольшую повесть «Сакура», в которой власть над людьми захватил суперкомпьютер Уникум. Сначала он создавался для обеспечения железнодорожных перевозок, затем к нему все более подсоединяли и другие транспортные магистрали и коммуникации, прокуда Уникум не осознал свое «Я». В одно прекрасное время он высчитал, что для спасения людей от возможности ядерной войны, необходимо спрятаться в искусственные пещеры. После того, как население стало жить подобно кротам, им внушили, что на поверхности страшная радиация. Спасение пришло лишь через несколько десятков лет и толчком к этому была маленькая девочка Мика-тян, которой так хотелось увидеть сакуру — дерево, о котором так часто рассказывала ее мать. Далее все сложилось как головоломка. Мать девочки Кьоко прониклась стремлением девочки и сама стала думать о том, что лучше умереть наверху, чем жить здесь. У Кьоко был любимый человек, который когда-то работал инженером около Уникума. Он сначала не разделял желаний Кьоко, но после того, как случайно они оказались на поверхности и поняли, что радиации нет и в помине, стал на путь решительных действий. Он замыслили отключить Уникум. И в этом ему помогла подпольная организация «Небо и солнце». В результате Уникум был обезврежен, а его верные роботы стали грудой бесполезного металлолома.

© Виталий Карацупа

Таємниця Дому вічності. 1975.

Ученый из рассказа Василия Бережного «Тайна Дома вечности» делает два удивительных открытия, суть коих состояла в том, что, во-первых, африканский континент медленно движется и поворачивается. Это допущение было сделано на основе того, что все египетские пирамиды, которые древние величали Домами вечности, оказались повернутыми на три угловые минуты. Второе же открытие стало более сенсационным. На вершине пирамиды Хеопса он обнаружил источник радиации и сигналов, посылаемых в далекий космос. Остается только гадать, кому же они предназначаются?..

© Виталий Карацупа

Під крижаним щитом. 1971.

«Под ледовым щитом» — еще одна повесть Василия Бережного, написанная им в 1969 году, в которой главный герой, непонятый и гонимый, делает величайшее открытие. Никифор Яровой стал отступником. Он любил Клару, но добивался любви к ней напористым и непонятным в 2300 году для Века всеобщего благоденствия способом. Он был максималист — или все или ничего, и в своих попытках добиться Клары сделал недозволенное. Он, словно сойдя с ума, как разъяренный зверь, вторгся к ней в дом. В его дикой любви было что-то притягательное, но условности мешали ей простить его. Всемирный Совет объявляет Никифору бойкот до его публичного извинения.

Яровой еще до этого случая работал над проблемой уменьшения магнитного поля Земли, а когда его отвергли, он попытался высказать свою гипотезу происхождения магнитных силовых линий, которая к тому же шла в противовес с планами растопить ледовый щит планеты. По его мнению магнитное поле Земле дает какое-то неоткрытое вещество, которое в больших запасах находится под Антарктическим ледовым щитом. Изгой с большой силой воли, он решает в одиночку доказать свою правоту. Его бывшая любовь Клара, кстати, как раз работала в Антарктиде, но помогать ему стала ее подруга Вера, которая была тайно влюблена в Никифора, и его дикие порывы совсем не отталкивали ее, а по вполне понятной причине наоборот притягивали. В то же время Клара знакомится с мужчиной. Бывший космонавт, участвовавший в экспедиции на Уран, которого Клара так и прозвала — Уранос, очень заинтересовался ею самой и ее работой.

Все эти сюжетные линии и ходы сплелись в финале повести, где и сошлись в одной точке — в нескольких метрах от магнитного полюса Земли. Под многокилометровым ледовым щитом, в тоннелях пробитым человеком, Никифор обнаруживает огромнейшую пещеру, которая была напичкана разнообразнейшими механизмами. Как выяснилось — это рулевая рубка нашей планеты. Пилоты корабля под названием планета Земля или погибли или оставили ее в далекой древности, а их магнитный генератор работал до сих пор. Уранос же оказался инопланетянином, жителем планеты Уран, у которого было задание пробраться в эту рубку и переправить нашу планету ближе к Урану. Такой мощный магнитный генератор представлял немалую ценность для уранитов. Но его планам не суждено было сбыться. Его останавливают Никифор и Вера, а герой повести при этом погибает.

© Виталий Карацупа
Популярные книги в жанре Научная фантастика

Вот представьте. Берег моря – весь в скалах, естественно. Вода – метрах в пятидесяти под ногами. Ветер поет, волны плещут, чайки скрипят.

Люди выходят из машины, смотрят, вдыхают – и просто пьянеют от всего этого.

Лица их становятся одухотворенными и прекрасными, мужчина влюбленно смотрит на женщину, она – на него; нежно ему улыбается и говорит:

– Вовааан... вруби музон какой-нить, а то чегаай-то тут... неуютнаа!

Ну какой, спрашивается, кайф, выехав на море, на речку, в лес, на свежий воздух и тишину – тут же включать приемник ? Чтобы слушать дебильные поздравления и заказы на дебильной местной радиостанции ? Или еще более дебильной неместной ? Хи-хи-хи, сю-сю-сю, ха-ха-ха, а в перерывах – смесь рекламы и мерзкой попсы. Плавно перетекающей одна в другую, не сразу и разберешь – то ли это еще товар хвалят, то ли уже певичка сипит.

Лунца разбудило гудение зуммера. Открыв глаза, он покосился на экран видеофона и нахмурился. Его вызывала ходовая рубка. Опять, наверное, какой-нибудь пустяк. Надо будет собрать начальников вахт и серьезно поговорить. Пора им учиться самостоятельности. Не вечно же они будут иметь за спиной командира! А Дмитрий Сергеевич Лунц был именно командиром пассажирского лайнера, совершающего регулярные рейсы по маршруту Земля—Марс—Титан и обратно.

— Слушаю, — коротко бросил Лунц.

Вместо погружения в анабиоз космических путешественников лиофилизуют: удаляют из их организма всю воду, не повреждая структуру ткани. Обратное насыщение водой возвращает организм в нормальное состояние. Во время полёта космический корабль попал в аварию и лишился всего запаса воды. Что делать экипажу?

Он не был первым человеком, которому довелось с точностью до секунды знать момент своей смерти, а также какой она будет, с горечью подумал Клифф Лейлэнд; бесчисленное количество преступников, приговоренных к смертной казни, ждали своего последнего рассвета. Однако до последнего смертного часа они все-таки могли надеяться на помилование; от людей можно было ждать милосердия, однако ничто не могло изменить непоколебимых законов природы.

А ведь всего шесть часов назад он, весело насвистывая, упаковывал десять килограммов своего багажа, готовясь в далекий путь. Даже сейчас, после всего происшедшего, он все еще помнил о том, как мечтал обнять Майру, отправиться с Брайаном и Сью в путешествие по Нилу, которое он обещал им уже давно. Через несколько минут, когда Земля поднимется из-за горизонта, ему, возможно, удастся снова увидеть Нил; но лица жены и детей он сможет увидеть только в своем воображении. И все потому, что он попытался сэкономить девятьсот пятьдесят долларов, отправившись домой в грузовой капсуле, вместо того чтобы вернуться на пассажирской ракете.

Идея родилась у Зорича после того, как он прочел в одной из работ академика Д.С.Лихачева о том, что старые деревья в Михайловском еще помнят Пушкина… Помнят… Случайно прочтенная строка, как семя, упала на хорошо вздобренную почву поисков Зорича и тех дел, которыми он повседневно занимался, – он разговаривал с растениями: посылал им сигналы, ожидая их реагирования. И вот эта идея, что деревья помнят Пушкина, что у деревьев может быть какой-то механизм памяти, какая-то фиксация происходившего вокруг них, молнией пронзила существо Зорича, и он подумал, что, возможно, это главное дело его жизни. Озарение, открытие, видимо, чаще всего приходят неожиданно, внезапно. Об этом Зорич прочел немало. Открытие теперь нередко делается не на путях прямого поиска, не тогда, когда непрерывно думаешь и ищешь: что? где? как? почему?.. И Зорич решил искать.

Странный сон…

Странный и слишком четкий…

Уютно свернувшись, словно котенок, лениво приоткрыла глаза, потом, вновь закрыв, повернулась на другой бок… Ощущения были слишком реальны. Бред какой-то! Неужели головные боли завели уже так далеко? Собравшись с духом села, и осмотрелась: небольшое помещение, кровать в нише, напротив — два кресла, разделенные столом…

Они будто ждали за дверью. В комнату вошли трое.

— Надеюсь, Вы хорошо отдохнули? — Светловолосый мужчина, сев рядом, осторожно взял за руку.

Наступило время прощаться, а Званцев не знал, как это делается. Да и не хотел он прощаться. Привык к техноморфам, очень привык. - Ты не грусти, - подбодрил его Дом. - Ты ведь даже состариться не успеешь. Одиннадцать лет туда, столько же обратно. Годик или полтора поболтаемся в системе. Надо же двигать науку вперед? Сколько тебе исполнится, когда мы вернемся? - Пятьдесят один год, - грустно сказал Званцев.

– Вот видишь, - вздохнул Дом.

– Званцев, я твоим именем планету назову, - пообещал Митрошка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Така далека подорож Чамхаба. 1975.

Герой рассказа Василия Бережного «Такое далекое путешествие Чамхаба» — капитан космического корабля, который один остался в живых после посещения далекой планеты. И самое главное, что он не помнит как спасся. Уже на Земле для того, чтобы разрешить, наконец, эту загадку для себя и окружающих, он, по совету своей любимой девушки Анжелы, прошел курс мнемоскопии — полное сканирование мозга. Тайна так и не была разгадана (в момент его спасения мозг был словно отключен), но для Анжелы все было кончено. Чамхаб начисто забыл некоторые свои воспоминания и одно из них было о ней.

© Виталий Карацупа

В космічній безвісті. 1975.

Роботы из рассказа Василия Бережного «В космической безвестности», пилотирующие корабль, направляющийся к далекой звезде, пока команда находилась в анабиозе, решили устроить себе праздник — карнавал на корабле. Они побросали свои посты и отдались наслаждению отдыха и развлечений. Это случилось через пять сотен лет после старта, и роботу-оператору Софи, единственной, кто не поддался общей вакханалии, пришлось дать команду на побудку экипажа. И порядок был быстро восстановлен после того, как все роботы были подвержены перепрограммированию.

© Виталий Карацупа

Поистине шекспировские страсти потрясают до основания жизнь обитателей дома-корабля в одном из спальных районов столицы. А началось все очень просто и буднично. Тихий и незаметный человек с ничем не примечательной фамилией — Иванов — подобрал на пустыре собаку. Пес, как выяснилось позже, оказался очень редкой и дорогой породы. И эта находка становится причиной крушения надежд для одних людей, осознания собственной нужности для других и жесткого выбора для третьих.

Легенда про щастя. 1971.

«Легенда о счастье» (Василий Бережной) не совсем фантастический рассказ. Речь в нем идет о том, как один неистовый ученый долгое время работал над переводом древнего шумерского текста, который он назвал «легендой о счастье». За это время от него ушла жена, прибавилось врагов и недругов, но ученый был непоколебим. Эта работа и была его счастьем. А в древнем манускрипте шла речь о пастухе, вознамерившимся найти Страну счастья. Он шел очень долго на запад. По дороге сделал немало хорошего, совершил несколько подвигов. Он так и не понял, что сама его жизнь была счастьем, а не цель, которой он так и не достиг.

© Виталий Карацупа