Солдат мафии

Когда он приехал в Уотсон, уже перевалило за полдень.

В таком маленьком городке появление незнакомцев всегда вызывает любопытство. Его тоже принялись разглядывать, по его поводу начали задавать вопросы, но никто ничего не смог сказать о причинах его появления. Вот так обстояло дело.

Звали его Чарли Моран. И, хотя его профессией была охота за людьми, выглядел он вполне безобидно.

Среднего роста, плотного телосложения, она начинал уже лысеть. В молодости был неплохим спортсменом, но в пятьдесят четыре года несколько расслабился и отяжелел, хотя мускулатура оставалась прежней. Дорогой костюм был уже поношен и помят, да и лицу досталось. Вокруг глаз залегли усталые морщинки, и чтобы не терять форму, ему каждое утро приходилось проглатывать таблетку от щитовидной железы.

Другие книги автора Ник Кварри

Тони Фарго сидел в темной комнате и следил за ночной улицей и прилегающим участком. Его пальцы поглаживали маслянистый металл и дерево мощной винтовки, лежащей на ручках кресла.

Он выглядел расслабленным, комфортабельно устроившимся в качающемся кресле возле открытого окна. Ботинки были сброшены, спортивная рубашка расстегнута, обнажая стальные мускулы и не заросшую волосами грудь. На полу позади него стоял кожаный саквояж, закрытый на замок.

Тони Фарго сидел в темной комнате и наблюдал за улицей и прилегающим участком. Его пальцы поглаживали маслянистый металл и дерево винтовки, лежавшей на ручке кресла.

Он выглядел расслабленным, комфортабельно устроившись в качающемся кресле у открытого окна. Ботинки были сброшены, рубашка расстегнута, обнажая стальные мускулы и заросшую волосами грудь. На полу позади него стоял кожаный саквояж, закрытый на замок.

Он терпеливо ждал, наблюдая за лежащей внизу улицей.

    Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре "крутого детектива". В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой - частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ. Сюжеты предлагаемых читателю пяти романов держат в напряжении от первой до последней строчки. Содержание: 1. Вендетта 2. Дон умер, да здравствует Дон! 3. Необходимо исчезнуть (Перевод: Владимир Мартов) 4. В опиумном кольце 5. Смерть — моя тень   

Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре «крутого детектива».

В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой — частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ.

Сюжеты предлагаемых читателю пяти романов держат в напряжении от первой до последней строчки.

— У нас есть старинная пословица, — сказал дон Массимо Виджиланте. — Tra la legge e la Mafia, la piu temibile non e la legge.

Двое из бывших с ним в тот вечер гостей поняли. Дон Массимо повернулся к трем остальным:

— Это означает: закона бойся меньше, чем мафии.

Говорил он очень тихо, однако гости впитывали значение каждого произносимого им слова. Тихая речь человека могущественного способна оказать гораздо большее воздействие, нежели громкий крик какого-нибудь заурядного индивида. А дон Массимо, которого в дни его молодости прозвали Макс-Мясник, заправлял в одном из самых видных семейств мафии — филадельфийском.

В восемь часов вечера зазвонил телефон. Один из мужчин снял трубку: «Уголовная комиссия. Говорит Нейл». Потом он слушал, не прерывая и не задавая вопросов, только морщил лоб.

— Понятно, — сказал он в конце, — сейчас я кого-нибудь пришлю.

Взял карандаш, записал фамилию и адрес. Кроме него, в ярко освещенной комнате находились еще три сотрудника. Двое из них играли в карты, устроившись за столом, стоящим перед шкафами с документами. Третий — видный, крупный, с резко очерченным, умным лицом — ходил по комнате, заложив руки за спину. На скамейке у деревянного шкафа сидели полицейский и доставленный им негр. Негр был молодой и на вид очень сильный, но сейчас он был насмерть напуган и с мольбой глядел то на одного, то на другого полицейского.

Они обрабатывали его в коридоре, за баром Джука, и делали это весьма профессионально. У специалистов такое избиение называется «массажем живота». Бьют не до смерти, но с таким расчетом, чтобы уложить человека месяца на два в больницу и обеспечить ему на всю жизнь больной кишечник, а главное — дать его нервам такую встряску, после которой он уже никогда не сможет стать полноценным мужчиной.

Они его еще не били вовсю, а, что называется, разогревались перед работой, когда я открыл заднюю дверь бара и оказался перед ними.

Ник Кворри занимает одно из ведущих мест в плеяде американских авторов, пишущих в жанре «крутого детектива».

В его книгах присутствуют все атрибуты жанра: смертельные схватки мафиозных кланов, благородный герой — частный сыщик, агенты ФБР и ЦРУ.

Популярные книги в жанре Боевик

Это была собака, которая корчилась посреди дороги. Издалека, в свете фар, я принял ее за смятый лист газеты, шевелящийся под порывами ночного ветерка. Но, приблизившись, увидел, что это собака. Белая.

Она дала себя сбить. Челюсти ее еще шевелились, но зад был раздавлен в лепешку.

Я почувствовал, как во мне зашевелилась жалость. Резко затормозил и вышел из машины. Увы, помочь псине было уже невозможно. Для этого требовался по меньшей мере Иисус Христос, а меня, как вы знаете, зовут иначе.

Погода такая, что и судебного исполнителя не выгонишь на улицу. Дождь, опять дождь, все время дождь с порывами ветра, облепляющими вас кучей мокрых опавших листьев... Я начинаю жалеть о Лазурном береге, откуда недавно вернулся. Не то чтобы я был мимозой, но ноябрь в Париже считаю совершенно несъедобным. Парень, занимающийся на небесах водой, расходует ее не скупясь! Мой плащ прилипает к моей шкуре. Начался насморк, что является плохим знаком.

Приходить в себя после хорошего удара намного сложнее и дольше, чем отключаться. Темнеет в глазах – и никаких мирских забот. Холодная земля или теплая, дождь или солнце – все едино. Другое дело приходить в себя: непрекращающа яся тупая боль в затылке, багровые круги перед глазами, мокрая трава под ребрами. Одно утешает – жив душа к праотцам не отправилась, где ответ за грехи земные держать придется.

Валяясь под откосом в неуклюжей позе, человек уже не тешит себя надеждой, что в одурманенной голове замаячит хоть какая-то здравая идея. А про отлетающую в небеса душу и вовсе забыл, как только до его ушей донеслось отвратительное нытье полицейской сирены. Отвратительное до колик в животе и такое земное, что любого ангела спугнет. Попытка встать и унести ноги не увенчалась успехом. Все, что ему удалось – это перевернуться на спину. На фоне синего неба раздувались огненные круги, налитые свинцом конечности и не думали подчиняться приказам мозга.

Минута молчания, как на военном параде.

А что делать? Когда ваш шеф вдруг спрашивает вас в лоб, что вы думаете об одном из коллег, можно только на минуту заткнуться, хотя бы для того, чтобы понять, почему он задает этот вопрос и как на него ответить...

Большой босс возбужден. Он прислонился к радиатору батареи. Вернее, на нем сидит, поскольку в шефе два метра роста.

Он без конца проводит своей изящной рукой по голому, как ягодица, черепу. Его бледно-голубые глаза с интересом смотрят на меня. Я чувствую, что, если не хочу выглядеть в его глазах тупицей, должен подать голос.

Америка застыла в шоке — человек, как две капли воды похожий на ли Харви Освальда пытается застрелить Президента, а в Белом доме происходят странные и опасные превращения...

Снова и снова судьба мира повисает на волоске и зависит от одного человека — Римо Уильямса, самого секретного на Земле специального агента, хранителя таинственных боевых искусств древней школы Синанджу.

Зловещий призрак прошлого, получеловек-полумашина, возрождает в Америке безумие нацистского психоза. Дестроер и Мастер Синанджу сталкиваются со сверхъестественной мощью титанового монстра, террором одурманенных им расистов и сексуальными чарами его соучастницы – современной «белокурой бестии»...

В Северной Атлантике, похоже, объявился свой собственный Бермудский треугольник. Пропадает рыба, исчезают корабли, гибнут ни в чем не повинные моряки. То ли мстит осатаневшая природа, то ли вырвались на волю сверхъестественные силы... Но нет такой опасности, которой не могли бы противостоять два героя – Римо Уильямс, Верховный разрушитель на службе самого секретного агентства Америки, и его учитель Чиун, последний мастер великой корейской школы боевых искусств Синанджу...

Владимир Зам

Рыцарский рассказ

..но вдруг из темноты раздася рев,

затем с петель слетела в доме дверь,

за шумною толпой,

бежал огромный страшный зверь..

Чаров встал и начал продвигаться в сторону выхода.

- Постой. - остановил его властный голос, - Доставить это нужно очень срочно, и со всевозможными предосторожностями.

- Hу, что вы Олег Степанович, когда я вас подводил? Раньше вы во мне никогда не сомневались.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Освобождение Стива Рэтника из тюрьмы Синг-Синг с интересом обсуждалось в одном из кабинетов тридцать первого отделения уголовной полиции. Сержант Майлс Клейберг взглянул на настольный календарь.

— Как раз сегодня. Как думаете, вернется он сюда? — в голосе его было сомнение.

Лейтенант Нэвил стоял в дверях, ведущих из общей комнаты в его кабинет, попыхивая коротенькой трубкой. По выражению его лица трудно было определить, слышал ли он вопрос Клейберга: на нем было выражение предельного безразличия.

Началось это дело очень тихо в женском отделении окружной тюрьмы. Я приехал познакомиться с новой своей клиенткой, молоденькой медсестрой Эллой Баркер, обвиненной в сбыте краденого. Она продала брильянтовое кольцо, похищенное в числе прочего во время недавней кражи со взломом. Скупщик подержанных вещей, которому она его продала, сообщил об этом в полицию.

Разговор наш начался не слишком многообещающе.

— А почему именно вы? — осведомилась она подозрительно. — Я думала, что попавшие в беду люди имеют право сами выбирать защитника. И особенно когда они ни в чем не виноваты, как я.

С дороги вся долина была как на ладони. Огромная, позолоченная утренними лучами солнца, да еще на фоне маячивших на горизонте гор, она казалась землей обетованной.

Впрочем, для кого обетованная, а для кого и нет, ведь на каждую виллу с кондиционером, бассейном и личным аэродромом приходится добрая дюжина лачуг из жести и сломанных автоприцепов, где ютится кочующее племя сезонных рабочих, А дальше, за орошаемыми землями, тянется бескрайняя пустыня, где вообще никто не живет. Из серой земли вместо деревьев там растут нефтяные вышки, а у их основанья, на манер заводных зверей, важно кивают головами гигантские помпы.

Частный детектив Лу Арчер ведет расследование запутанного преступления, связанного с событиями двадцатилетней давности.