Сокровенные слова

Бахаулла

Сокровенные слова

(0) Он есть Славнейший всех Слав! Сие ниспослано Пророкам издревле от царства божественного могущества языком мощи и силы. Мы взяли суть и облекли ее одеждой краткости из милости к праведным, дабы блюли они Завет Божий и претворяли жизнию своей доверие Его и восторжествовали чрез драгоценную суть благочестия в стране Духа.

1 О сын Духа! Мой первый совет! Имей сердце чистое, сострадательное, светлое и обретешь имение постоянное, непреходящее, нетленное, вечное.

Другие книги автора Бахаулла

Бахаулла

Семь долин и Четыре долины

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Семь долин" Бахауллы можно считать вершинным достижением мистической литературы. Это глубокое эссе написано в ответ на вопросы шейха Мухиддина, судьи из города Ханакин, расположенного близ границы с Ираном северо-восточнее Багдада. Очевидно, судья изучал суфийскую философию, разновидность мистицизма, ставшую самостоятельным направлением в исламе.

Цель суфия - достичь Присутствия Бога через медитацию и молитву, созерцание и экстаз. Для объяснения стадий духовного развития была разработана особая терминология. Некоторые суфии разделяли учение о том, что Бога можно постичь непосредственно, без помощи Мухаммада или других Пророков. Этот взгляд логически вел к умозаключению о свободе суфиев от законов веры и о том, что они, в отличие от непосвященных, могут успешно руководствоваться совестью. Величайшие из мистиков Ирана Джалаладдин Руми и Абу Хамид ал-Газали оспаривали это учение, утверждая, что только через послушание Божьим законам, открытым Его Посланниками, можно достичь Божественного Присутствия.

Воззвание Бахауллы царям и лидерам мира

* ВОЗЗВАНИЕ БАХАУЛЛЫ ЦАРЯМ *

1 О цари земли! Он, Тот, Кто есть владычный Господь, пришел. Царство принадлежит Богу, всемогущему Защитнику, Самосущному. Лишь Богу преклоняйтесь и, в сиянии сердец ваших поднимите лица свои к Господу, Господу всех имен. Вот Откровение, с которым не сравниться ничему из того, чем владеете, да будет вам о сем известно. Мы видим, как находите отраду в том, что скопили, отобрав у других и как ограждаете себя от миров, счесть которые может лишь Моей Хранимой Грамотой. Сокровища, которые вы скопили, далеко увели вас от конечной цели. Это не подобает вам, да сможете уразуметь. Очистите сердца ваши от всякой земной скверны и поспешите войти в Царство Господа вашего, Творца земли и небес, заставившегося мир сотрястисть, а все его народы -- возрыдать, за исключением лишь тех, что отказались ото всего и привлеклись к повеленному Сокровенной Грамотой...

Популярные книги в жанре Религия

ЗА ВРЕМЯ, истекшее после выхода в свет, книга «Русская религиозность: христианство Киевской Руси, Χ–ΧΙΙΙ века» стала общепризнанной классикой, незаменимой для всех интересующихся прошлым и настоящим России. Как указано в авторском предисловии, книга открывает серию, которая должна была охватить историю русского религиозного сознания с начала Киевского периода до наших дней; автор не дожил до осуществления этого замысла. Он завершил работу над вторым томом, и именно этот труд, изданный протопресвитером Иоанном Мейендорфом, завершает двухтомник «Русская религиозность: средневековье, XIII‑XTV века». По случаю переиздания второго тома было признано целесообразным вернуться к изданию двухтомника в твердом переплете, как был издан первый том. Читатели второго тома заметят, что за протекшие двадцать лет изменились стиль и транслитерация. Настоящее издание, за исключением самых незначительных поправок, повторяет первый том, который мы имели честь опубликовать в 1946 г.

Эта книга, изданная в 1978 году, стала объектом первого испанского перевода в 1982 году и была распространена в традиционалистских кругах того времени не более чем в 150 экземплярах. Теперь мы снова, но уже через Интернет, предлагаем читателю оценить качество и ясность представлений Даниэля Колона. В данном тексте, который опирается на эволианскую и генонианскую точки зрения, автор показывает не только знание мира Традиции, но и надёжную объективность. В некоторых частях текста сделан чрезмерный акцент на дискуссию против Новых Правых; необходимо рассматривать эти линии в контексте интеллектуальной полемики, которую в ту эпоху переживала Франция.

Имя преподобного Максима Исповедника известно, кажется, всякому верующему и тем более тем, кто хоть в какой‑то мере знаком с православным богословием. Его личность яркой звездой сияет на небесном небосклоне. Известный своей высокой подвижнической жизнью, он известен и как писатель, как богослов, как абсолютный защитник Православия в борьбе с еретическими нападениями, как “Исповедник”. Именно последний титул и утвердился за святым Максимом еще с древнейших времен. Вслед за святым Софронием, вступив в брьбы с монофелитством, преподобный становится “душей” и вождем православных в борьбе с “единовольческой” ересью, которая приняла статус государственной религии. Всю жизнь оставаясь простым монахом, он смело обличал в неправомыслии всех отступивших от Истины — будь то простой верующий или первоепископ столичного города. Бесстрашие и мужество он проявляет и на суде в Константинополе, свидетельствуя о своей верности Преданию, о своей любви ко Христу. Именно последняя и сделала его Исповедником, она чувствуется на страницах всех его сочинений, независимо от того аскетический это трактат или догматическое сочинение. Говоря о литературной деятельности преподобного Максима, необходимо отметить, что он болше известен как православный, боровшийся с монофелитством, и внесший значительный вклад в развитие Христологии. Но здесь сразу же надо отметить, что святой не был только полемистом, а его сочинения на данную тему, хотя и занимают треть всего его литературного наследия, — не единственны. Еще он известен как аскетический писатель, как автор удивительных по глубине мысли “Глав о любви” и “Слова подвижнического”. Но, во–первых, это не единственные его сочинения по аскетике, а, во–вторых, и этим не исчерпывается широта его взглядов. Знакомство практически с любым его произведением, на наш взгляд, сразу же позволяет почувствовать глубину и богатство его духовного и богословского опыта. И действительно, — он был исключительно талантливым богословом и писателем. С. Л.Епифанович, пожалуй, самый серьезный русский исследователь творчества преподобного писал: “Обладая необычайной силой творческого синтеза, он словно предназначен был к тому, чтобы объединить и связать те разнообразные течения, которые сама жизнь преднамечала к органическому. Одинаково сильный и как богослов–философ, и как аскет–мистик, и как капелист, он мог взять в свои руки все отрасли византийского богословия и, как творческий ум, претворить все богатое содержание его в единство целостной системы, и мог сделать это со всей силой своего оригинального духа, безмерно возвышаясь над маленькими богословами – эксцерпторами своего времени, еле успевавшими намечать контуры своих скромных по замыслу и исполнению каппилятивных произведений”[1]

Шри Чинмой

Единство восточного сердца и западного ума

Часть I

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 966-427-019-9 По изданию Sri Chinmoy. «The Oneness Of The Eastern Heart And The Western Mind». Part І. 2003.

Оглавление

Часть I

Австралия

ФИЛОСОФИЯ, ДУХОВНОСТЬ И ЙОГА

Университет Западной Австралии

3 марта 1976

ВЕЧНЫЙ ИСКАТЕЛЬ

Национальный Университет Австралии

Шри Чинмой

Единство восточного сердца и западного ума

Часть II

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 966-427-020-2 По изданию Sri Chinmoy. «The Oneness Of The Eastern Heart And The Western Mind». Part II. 2004.

Оглавление

Соединенные Штаты Америки

Лекции 1968-1975

ЛОДКА МЕЧТЫ БОГА И ЛОДКА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Йельский Университет

4 декабря 1968

ЧЕЛОВЕК И ЕГО ЦЕЛЬ

Государственный Университет Нью-Йорка

Шри Чинмой

Просветляющие Землю трубные звуки Дома-Божественности

Истории из Пуран, индийских Святых писаний, Части 1-3

Источник: srichinmoyworks.org

По изданиям:

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 1», 1997

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 2», 1997

Sri Chinmoy. «The Earth-Illumination-Trumpets of Divinity’s Home, Parts 3», 1997

Шри Чинмой

«ЗА ПРЕДЕЛЫ ВНУТРЬ: ФИЛОСОФИЯ ВНУТРЕННЕЙ ЖИЗНИ»

Источник: srichinmoyworks.org

ISBN 978-966-427-040-0. По изданию Sri Chinmoy. «Beyond Within: A Philosophy for the Inner Life», 1974

Содержание

1. Сознание

Сознание-Свет

2. Человеческая психика

Тело

Витал

Ум

Сердце

Душа

3. Смерть и реинкарнация

Смерть и реинкарнация

Во все времена Бог посылает на Землю своих служителей. Время и место, в которые жили и сияли своими добродетелями святые, никогда не бывает случайным. Каждому святому, в зависимости от его подвигов, дана своя благодать. Поэтому и прибегают к ним в разных нуждах и при разных обстоятельствах. В нашей книге собраны жизнеописания лишь некоторых святых. Это, конечно, лишь малая часть того общего подвига, который совершили верные последователи Бога на протяжении существования человечества. Надеемся, что наши труды принесут пользу читателям и помогут познакомиться с чудотворным миром духовного бытия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ингеборг Бахман

Смерть придет

(Неоконченный рассказ)

Наши бабушки Анна и Элизабет уже много лет как умерли, наши дедушки Франц и Леопольд умерли тоже, кузинам и другим родичам это известно. Мы - большая семья и насчитываем немало смертей и рождений, в том числе даже смерть таких людей, как д-р Кильб, наш врач в Штеттине, и убийство д-ра Беренталя в Хаузене. Наши покойники рассеяны по многим кладбищам, и пусть кое-кто забыл о наших днях Всех святых, о наших Днях поминовения, зато о них всегда вспоминают другие: кузина Лиза и кузина Альвина. В наших крестьянских домах и в наших городских квартирах хранятся альбомы с вклеенными в них фотографиями, там есть и покойники, даже покойники, снятые, когда они еще были в пеленках: наш кузен Эрнст, наш кузен Мотль, одному было двадцать, другому тридцать два - (он породнился с нами благодаря женитьбе), вот в такие годы они погибли, то ли на полях сражений, то ли просто у изгороди из боярышника, настигнутые во время прогулки шальной пулей, - в точности мы не знаем. Наша скорбь неодинакова, и о многих смертях мы даже забыли - тете Мицци, например, пришлось однажды напомнить, что тетя Мария, из другой ветви семьи, уже много лет как умерла, она об этом забыла или просто не взяла в толк, хотя вообще она прекрасно осведомлена обо всем, особенно о смертях и рождениях, в своей бухгалтерии не путается. А еще такую забывчивость позволяли себе Вера и Ангела, и прежде всего Ойген, - они живут в отрыве от семьи и уже почти не обмениваются рождественскими открытками с ее членами, часто путешествуют или находятся в других странах и завели новые семьи, о которых наша семья знает лишь понаслышке.

В.Л. БАХМЕТЬЕВ

МИХЕЙ КУЗЬМИЧ НА КУРОРТЕ

(ШУТЕЙНЫЙ РАССКАЗ)

Председатель завкома собрал рабочих мельницы. Было их с полсотни. Народ все обстоятельный, хозяйственный. У каждого - одна нога на мельнице, другая - на пашне, и та, что в пашню упиралась, крепко держала человека у земли, у тайги, у всей тамошней глухомани.

- Вы чего, граждане, - обратился к собравшимся председатель: - пришла из союза бумага... Читать, али словесно обсказать?.. Бумага длинная, до обеда хватит...

Леонид БАХНОВ

Георгий Владимов: "Мы хотели дышать чистым воздухом"

В Германии умер русский писатель Георгий Владимов. Автор "Верного Руслана", "Трех минут молчания", "Генерала и его армии". Этот разговор происходил пять лет назад. В гостиничном номере передо мной сидел усталый немолодой человек...

Сегодня утром я заглянул в ваш четвертый том и нашел там, например, такие слова: "Россия из всех держав выделяется хотя бы уже тем, что она есть величайшая страна Читателя". Это было сказано 13 лет назад. А сегодня, похоже, этот "великий Читатель" очень надолго отвернулся не только от великой, но даже от мало-мальски серьезной литературы. Вам так не кажется?

Владлен Бахнов

Метаморфозы

Свои первые сто граммов водки Федор Васильевич выпил не так чтобы слишком рано и не так уж поздно - в 15 лет В день получения паспорта на боевом счету Феди было двадцать пол-литров, а к свадьбе - сто сорок пять. Так что поначалу дело двигалось не чересчур быстро и, можно сказать, в пределах среднестатистической нормы. Но дальше пошло легче. К рождению первенца Федя осилил уже пятьсот пол-литров. Сына назвали Петром, и в честь этого знаменательного события молодой отец справился еще с двумя бутылками.