Сокол, 1991 № 1

Сокол, № 1, 1991. Литературно-художественный журнал приключений и фантастики.

Отрывок из произведения:

Дорогие читатели!

Перед Вами первый номер нового литературно-художественного журнала приключений и фантастики «Сокол». Изображение атакующего сокола — древнего символа русских княжеских родов — отличительный знак нашего журнала. Запомните его. Под этим знаком Вы всегда найдете и прочтете нечто захватывающе интересное.

Любители приключенческой и фантастической литературы, возможно, обратят внимание на некоторую схожесть «Сокола» с журналом феноменальной популярности «Искатель». В этом нет ничего удивительного, поскольку главным редактором «Сокола» стал писатель Владимир Рыбин, долгие годы работавший редактором «Искателя» и принесший сюда его традиции.

Рекомендуем почитать

Северная Америка, XIX век. Вождь племени сиу пал в поединке. По обычаю, чтобы дух его успокоился, нужно залить могилу кровью врага… В жертву решено принести знаменитого белого Охотника на Медведей. Мартин, его сын, должен освободить отца из плена! Вместе с вождем племени апачей Виннету он отправляется навстречу невероятным приключениям…

В издание также вошли романы Т. Майна Рида «Тропа войны» и Дж. Фенимора Купера «Зверобой», ставшие классикой приключенческой литературы.

Сборник остросюжетных приключенческих произведений советских авторов.

Содержание:

Игорь Андреев. Прорыв

Олег Кузнецов. Дальний поиск

Николай Самвелян. Прощание с Европой. Диалоги, начатые на вилле «Гражина» и продолженные на Уолл-стрите

Анатолий Селиванов. Гараж на пустыре

«Вот уже почти сто лет эта таинственная история будоражит воображение писателей и ученых. Не найти более темной, более спорной и более популярной истории. Никто не знает о ней ничего определенного, но все в нее верят. Длительное тюремное заключение и тщательные предосторожности для изоляции узника вызывают невольное сочувствие, а тайна, окутывающая жертву, еще увеличивает его. Возможно, если бы было известно имя героя этой истории, она была бы уже забыта, превратилась бы в рядовое преступление, интерес к которому давно бы исчез. Но наказание, которому подвергли этого человека, было беспримерным – даже одиночной камеры оказалось недостаточно для сохранения тайны. Кем был этот человек в маске? Что послужило причиной его заключения – распутства придворного или дипломатические интриги, смертный приговор или смертельная битва? Что он утратил? Любовь, славу, престол? Как он вел себя, терпя мучения и не имея надежды – проклинал и богохульствовал или лишь покорно вздыхал? Каждый человек переживает страдания по-своему и представляет себе мучения узника исходя из собственного воображения и собственных чувств…»

За какой-то час тайфун накрыл остров плотными, тяжелыми тучами. Вечер наступил раньше обычного, это было заметно сразу. Сумерки сгустились уже к трем часам, а низкое сахалинское небо, казалось, совсем легло на крыши домов. Было что-то гнетущее в надсадном вое ветра, в снегопаде, в размытых контурах человеческих фигур.

И даже когда совсем стемнело, на фоне окон и витрин в свете уцелевших фонарей было видно, как валит снег. Лохматые, взъерошенные снежинки шли сплошной массой. Сугробы набухали, затопляли улицы, подбираясь к подоконникам нижних этажей. То, что мягкой тяжестью валилось сверху, вряд ли можно было назвать снегом — словом, за которым с детства видится что-то праздничное. Шел совсем не тот снег, который так украшает новогодние улицы, ресницы и так красиво ложится на провода, крыши, заборы. Это была уже стихия.

В книгу включены повесть известного американского писателя Джека Лондона «До Адама», английского писателя-фантаста Герберта Уэллса «Это было в каменном веке», три повести французского писателя Рони Старшего «Борьба за огонь», «Пещерный лев», «Вамирэх» и «Приключения доисторического мальчика» Д'Эрвильи.

Эти произведения отличаются друг от друга индивидуальным стилем повествования, но их объединяет общая тема — жизнь наших далеких предков в каменном веке.

Сборник «Каменный век» открывает серию «На заре времен», задуманную как своеобразная антология произведений о далеком прошлом человечества. Острые приключенческие сюжеты, несомненная познавательная ценность, гуманистическая направленность лучших образцов этого необычного жанра делают их популярными и у юного, и у взрослого читателя.

В первый том вошли известные повести чешского писателя Эдуарда Шторха, французских авторов К. Сенака и Д’Эрвильи, а также не переиздававшиеся с двадцатых годов произведения англичанина Ч. Робертса и немецкого писателя В. Ф. Вейнланда.

Содержание:

Чарльз Робертс. Каменный век

Эдуард Шторх. Охотники на мамонтов

Клод Сенак. Пещеры красной реки

Д'Эрвильи. Приключения доисторического мальчика

В. Вейнланд. Руламан

Оформление, иллюстрации: Владимир Ан

МИР ПРИКЛЮЧЕНИЙ (Альманах) № 1

Государственное издательство «Детская Литература» Москва 1955

СОДЕРЖАНИЕ:

Владимир Попов. Подземное хозяйство Сердюка. Рисунки Е.Шипова

Николай Томан. В погоне за Призраком. Рисунки А.Иткина

Александр Воинов. Кованый сундук. Рисунки И.Пахолкова

Георгий Гуревич. Второе сердце. Рисунки В.Винокур

Валентин Иванов. Повести древних лет. Рисунки Ф.Збарского

Кирилл Андреев. Три жизни Жюля Верна. Рисунки В.Чуправа

Говард Фаст. Тони и волшебная дверь. Перевод И.Кулаковской и М.Тарховой. Рисунки А.Васина

Составитель И. В. Чебушев

Г68 Операция продолжается. [Сборник]. М., Воениздат, 1969.

512 стр. (Военные приключения). 200000 экз. 98 к.

В этот коллективный сборник военных приключений вошли произведения известных советских писателей Михаила Алексеева, Николая Грибачева, Ивана Стаднюка, Геннадия Семенихина, Авторы рассказывают в них о мужестве и отваге советских разведчиков, о смелости и находчивости наших людей.

Сборник открывается новой повестью молодого уральского писателя Владимира Волоскова «Операция продолжается». В ней рассказывается о том, как в одном из советских городов была разоблачена группа фашистских резидентов.

Другие книги автора Владимир Коршиков

Владимир Коршиков

Комендантский час?

Откуда-то сверху послышалась автоматная очередь и дикий вопль. Фокс испуганно взглянул на часы.

- Опоздал! Теперь крышка! - В груди колыхнулось расслабляющее чувство страха. - Если б не это проклятое чаепитие с пустопорожними разговорами... - Он резко свернул под арку и, не разбирая дороги, бросился напрямик, в темноту.

Сначала под ногами был твердый асфальт, потом какая-то рыхлая земля, вероятно, клумба. Наконец он запнулся о проволочное заграждение и грохнулся в кусты. Выстрелы уже неслись отовсюду. Казалось, палят тут же во дворе из-за деревьев, из-за баков с мусором. Фокс приподнялся и, вытирая с ушибленного лба холодный пот, перевел дух.

«Они вышли, вернее вытекли, из узкой трещины в старой каменной стене, поросшей клочьями синего мха. Старый алкоголик, коротавший тёплую ночь в обнимку с бутылкой, вытаращил глаза и хмыкнул от удовольствия, увидев, из какой грязной дыры вынырнули эти два прилично одетых субъекта.

Начиналась новая шахматная партия между двумя одинаково враждебными человеку силами: Господом Богом и господином Дьяволом».

Популярные книги в жанре Ужасы

Гордеев Александр

Смерть охотника

Месть саблезубых

Старушка ужасно устала, она с самого утра собирала на болоте клюкву, относила ее в дом, и закладывала в бочку, часть на брагу, часть на зиму. Зимой здесь только и остается что пить самогон да закусывать клюквой. Хотя уж лучше так, летом бывало страшно. Hаезжали городские, причем все какие-то дикие, то распрашивать начинают, а не падал-ли здесь поблизости металичесский, сигарообразный предмет шестисотметровой длины, то начинают способности экстерносовые, тфу не выговориш, искать, а в ягодный сезон и вовсе жуть начинается. Марья Степановна вот ровно год назад померла, приползла поутру, глаза дикие, ничего сказать не может, в крови вся, токмо мычит сказать ничего так и не смогла, померла прям на пороге. Ох до ночи управитьсяб, да запереться. А через недельку другую и бражка поспеет, можно будет апаратик чудесный свой запускать, не простой аппаратик, а из той вот штуки здоровенной, что в 1991 упала здесь. Вот Митрофаныч-та, токма эту штуку вытащить и успел, а потом она в болоте-та и потопла, а через два дня после того Митрофаныч весь пятнами красными покрылся, да волдырями, помучался бедняга с недельку, да помер. Старушка поднялась по Гнилым скрипящим ступенькам, и с трудом открыв дверь вошла в дом. Солнце уже почти село, и бабуска решила что на улицу уже лучше не выходить, а запереться и поужинать. Прежде чем зажечь тусклую самодельную свечку бабушка закрыла ставни.

Игорь Гридчин

Они стояли за дверью

Они стояли за дверью. Злобные, чешуйчатые. Он это чувствовал. Сейчас они были здесь не просто так, но с явным намерением. С намерением положить всему конец. Прекратить его существование, как члена общества. Избавить его от проблем и страданий. Пожрать его, вот чего они хотели. Он сглотнул и тут же раскаялся в этом. Они его точно заметят. Он и так позволил себе роскошь - дышать, когда существа были отделены от него какой то полосой дерева и стали. "Что я им сделал, в чём моя вина, "- думал он. И тут же подумал: -"Hе важно, а важно то, что они собираются причинить мне вред, расчленить меня, а потом растворять и поглощать. Hо я этого не дам". И он потянулся к телефону.

Игоpь Кpючков

Вспоминай

День выдался тяжелым, но к счастью все рано или поздно проходит. Прошел и этот день со всеми его проблемами. Я медленно брел в сторону своего дома по тихой, плохо освещенной аллеи. Мысли мои были далеко от происходящего вокруг. Интересно, позвонит сегодня Иpишка или опять нет. Как же мне надоело это каждодневное ожидание: позвонит или нет? Или позвонить мне? Впрочем, нет, наш уговор все еще в силе - когда посчитает нужным, позвонит сама. Я ее беспокоить не буду.

Автор: Э Мурена

Э.А.Мурена

Кот

Как долго он просидел взаперти?

Туманное майское утро, с которого все началось, теперь казалось ему столь же призрачным, как день его рождения событие совершенно непостижимое, несмотря на свою очевидность. Он решился на это, узнав, что другой имеет над ней тайную власть.

Себе он сказал, что поступает так, быть может, ради нее, тем самым избавляя от унизительного и бессмысленного выбора. Но в глубине души знал, что следует пути, избранному много раньше. В то утро между ними все было кончено. Когда он вышел из чужого дома, ветер разогнал туман, и, подняв глаза в слепящую высь, он увидел черное облако, похожее на огромного паука, бегущего по снежному полю. И навсегда запомнил: с той минуты кот его соперника, чьей преданностью гордился хозяин, стал с безразличным видом следовать за ним, не отставая ни на шаг и терпеливо снося все попытки прогнать его прочь.

Ромио Педченко

Hеожиданный старт

Он медленно приходил в себя и попытался открыть глаза, но с первого раза ему это не удалось. Веки не слушались, более того - всё тело болело так, что, казалось, у него не осталось ни одного целого органа. Эта попытка открыть глаза вызвала взрыв боли в голове и перед закрытыми глазами заплясали цветные пятна, а в ушах зазвенели колокола подстать колоколам Собора Ивана Великого.

Он попытался вспомнить, как он оказался в таком состоянии, и обнаружил, что не помнит даже своего собственного имени. Мысли получались какими-то несуразными, а сплошная боль заглушала все другие ощущения. Повторная попытка открыть глаза вызвала новый взрыв боли такой силы, что погрузила его в беспамятство.

Пуш Мусия

Письма

Дорогая сестра, тебе, наверное, интересно какую невесту мне подобрала мама. Она похожа на оперетточную принцессу, знаешь, вся такая хитрая и избалованная, с глазами как у куклы. Ты бы ее видела. Я когда приехал, то чуть не свалился с лошади от одного ее вида. Ты жа помнишь, как выглядят мои любовницы высокие, светлые и голубоглазые. А эта - просто кошмар. Маленькая рыжая стерва со злющими зелеными глазами как у кошки, ходит по дому с хлыстом в руке и постоянно дергается, как-будто хочет кого-нибудь отхлестать. Мне даже иногда страшно. Hедавно ее отец решил, что мы достаточно друг друга знаем, и об'явил день свадьбы. Так что через неделю жду тебя на церемонии. Твой дорогой брат

Автор: Anne Dar

Конец 21-го века. Человечество с напряжением наблюдает за стремительными климатическими изменениями на Земле, когда возникает вирус «Сталь», за считанные дни ввергающий мир в хаос. Молодая девушка в компании несовершеннолетних племянников пытается пересечь охваченную пандемией Европу, чтобы воссоединиться с остатками своей семьи, но её путь искажается под прессом ужасов, происходящих на дорогах. Герои быстро понимают, что их компания слишком слаба, чтобы противостоять безжалостному башмаку «Стали», уверенно поставившему человечество и человечность на колени.

Содержит нецензурную брань.

Нет в мире существа могущественнее и опаснее человека. В своей жажде власти он пойдет на все, даже на эксперименты с собственной ДНК. И, когда привычная жизнь рухнет, когда нормы морали исчезнут, а мир заполнится монстрами, в кого превратишься ты сам?

Комментарий Редакции: Захватывающее сочетание хоррора и фантастики открывает гораздо более широкие просторы не только для смелой фантазии, но и для глубокой мысли. Роман Котиковой Юлии – для тех, кто не боится погружаться в себя с риском никогда больше не вернуться на привычную поверхность.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Глупости, — Федор Феофанович болезненно сморщился и тоскливо посмотрел в окно, — глупости все это. На дворе вон весна, воробьи с ума сходят, а мы в ум войти стараемся.

— Прости, Федор, ты это о чем? — Шумякин изумленно посмотрел на Федора Феофановича, — что-то я не совсем понимаю тебя. Здесь, можно сказать…

— А что тут понимать? — спокойно перебил Федор Феофанович, — весна, вот и все понимание. Кругом весна. В окно надо чаще смотреть.

Вера Николаевна Палашникова заканчивала прием, когда ее позвали к телефону. Она извинилась перед маленьким, седеньким старичком, носившим старомодное пенсне, и пошла в ординаторскую. Звонил Палашников. Он густо прокашлялся, подул в трубку (отвратительная привычка!) и нерешительно спросил:

— Верочка, это ты?

— Нет, это тетя Маша, — раздраженно ответила Вера Николаевна.

— Извини, — Палашников засмеялся, — я, кажется, не вовремя?

Когда метель закончилась и встало над селом мутное далекое солнце, все увидели, что домишко Нинки Безруковой засыпан по самую крышу, а из трубы жиденько вьется синий дымок. Собравшиеся мужики несколько раз обошли Нинкино жилье, осмотрели со всех сторон, но никаких входов-выходов не обнаружили. Тогда Володька Басов полез на крышу и начал кричать в трубу. Но и из этого ничего не вышло. Володька только дыма наглотался. Мужики посовещались и решили откапывать.

Тепло долго не наступало. Очевидно, лишь потому, что не было настоящего ветра. А задул ветер и сбил прошлогоднюю листву с дубняка, и все встало на свои места: теперь лес был совершенно обнаженным, готовым дать новую листву, и сразу же пришли теплые, солнечные дни.

Степану Назанову было чудно замечать, как из-под снега, среди желтой отрешенности прошлогодней травы, пробивается развеселая зелень. Вроде бы и с робостью тянется она к свету и теплу, но так упрямо и отчаянно, что Степан не рисковал без нужды сходить с тропинок, боясь растоптать эту молодую жизнь неловким шагом.