Сочинения

После того как император Маврикий был убит (601 г.), Фокой, осуществившим это, была захвачена императорская власть. Дела христиан были доведены им до таких бедствий, что многими распевалось, что, в то время как персы извне опустошают державу ромеев, Фока прилагает к этому еще более силы изнутри. [1] Это сделалось невыносимым для ромеев. Поэтому тогдашние правители Ливии, которые набрались смелости благодаря большому расстоянию, а также и потому, что им была вручена Маврикием стратигия (это были два брата — Ираклий и Григорий), договорились послать совместно сыновей (610 г.)

Популярные книги в жанре Православие

Александр Мень

Исаия

Итак, у первых двух великих пророков, книги которых сохранились до наших дней, мы видим уже намеченными основные черты общепророческого учения. Они универсальны, для них все народы равны перед Богом и несут перед ним нравственную ответственность. Если Яхве попустил возвыситься Ассирии, то лишь потому, что она призвана быть "бичом Божиим". Амос говорит о Справедливости как о непреложном законе нравственного миропорядка. Для него нет богов, кроме Яхве, и все мироздание в его руках. Осия - вестник милосердия. Оба пророка отрицают веру в магию и ритуалы. Они утверждают, что никакие жреческие ухищрения не могут заменить выполнения закона Правды. Они возрождают старый принцип неизобразимости Божества. В отличие от египтян и греков, они представляют Яхве слишком возвышенным, чтобы он мог иметь земной облик. В этом корень их непримиримого иконоборчества.

Александр Мень

Надежды и разочарования

Радостным был путь первого каравана возвращающихся изгнанников. Правда, пустыня не расцвела садом, как мечтали поэты, но долгое время энтузиазм скрашивал все тяготы пути через безводные равнины.

Толпа, двигавшаяся на запад, состояла в основном из мечтателей, патриотов и бедноты, одушевленной идеями пророков. За ними шли священнослужители, которым на чужбине нечего было делать. Наиболее состоятельные люди не решились покинуть Вавилон. Во главе каравана стоял жрец Иисус и князь Зоровавель - один из потомков царя Давида.

Александр Мень

Общая исповедь о спасении

Мы во врачебнице, и мы должны увидеть свои болезни. Мы пришли сюда для того, чтоб получить спасение, спасение от Господа. От чего спасается человек? От беды, от болезни, от каких-нибудь трудных обстоятельств. А мы от чего спасаемся? От того, что мы живем как бы в каком-то болоте, полумертвые, остановившиеся, душа наша спит, воля наша слаба, она не может совладать с нами. Господи, все над нами господствует, все наши страсти, все стихии нас, как говорится, тащат за собой на веревке. Вот, смотрите, кто-то что-то про нас сказал, и тотчас наша гордыня вся вскипела, и мы уже не можем быть спокойны. Иногда какая-то мелочь в жизни может вывести нас из равновесия. Как это все над нами властвует! Конечно, не хватает у нас также и терпения, и твердости, и мужества перенесения жизненных и душевных невзгод. Мы малодушны, а следовательно, маловерны. И вот в таком слабом состоянии мы нуждаемся именно в спасении. Потому что все у нас ложь, потому что мы говорим слова хорошие, но не в силах эти слова в жизни своей осуществить. Прости нас, Господи!

Александр Мень

Пастух Амос

Лето 763 г. до н. э. В Северном царстве израильтяне справляют праздник. Под открытым небом клубятся волны фимиама, жрецы поют гимны и весь народ вторит им. Перед жертвенниками разложено богатое угощение, жарится мясо, разливают вино. Музыканты перебирают струны, молодежь танцует. Кажется, сам Яхве пришел на этот веселый пир. И, наверное, "День" его близок. Ведь царь Иеровоам II победил соседние племена и уже несколько лет масличные сады, виноградники и нивы дают богатые урожаи.

Александр Мень

Последнее слово

Книги Руфи и Ионы

А как же отнеслись к этой реформе законников люди, сохранившие идеи пророков: универсализм, гуманность, требование социальной справедливости, отрицание абсолютной ценности культа? На этот вопрос у нас нет ответа. Можно только сказать, что пророческое слово замолкло, если не навсегда, то надолго. О том, что последователи пророков не сдались без боя, свидетельствуют две замечательные повести, написанные в это время и сохранившиеся в Библии.

Александр Мень

"При реках Вавилона..."

Навуходоносор, переселяя на восток иудейских пленников, следовал своему излюбленному правилу: отрывать мятежные народы от их родины и создавать в своей империи интернациональное население, не связанное ни с какими местными традициями. Он не обратил иерусалимлян в рабов; подобно другим "перемещенным лицам", они свободно селились в Вавилоне и его окрестностях. Каждый мог заниматься своей профессией: ремесленники взялись за свое дело, торговцы за свое. Только крестьяне и многочисленные служители Храма - левиты вынуждены были искать себе случайных заработков. В целом внешнее положение изгнанников было вполне сносным. Но это не могло избавить их от чувства горького разочарования и тоски по отчизне. Из провинциальной Палестины они попали в гигантский мировой город. Вавилон того времени со своими роскошными дворцами, шумными базарами, разноплеменным населением, величественной девяностометровой башней подавлял и оглушал чужеземцев. Иудея, Иерусалим, храм Яхве, отеческие обычаи и верования казались в сравнении с этим "Нью-Йорком древнего мира" жалкими и ничтожными. Для многих изгнанников стало угасать обаяние родных преданий, и они прочно обосновались на новой родине.

.О лихих девяностых. О том, как сектанты организовывали новую общину в небольшом волжском городке. 

В каждом народе есть люди, которых Господь избирает для какого-либо отдельного, высокого служения. И когда такой человек осуществит волю Божью о себе, благодарный народ вечно хранит память о его добрых делах. Одним из таких избранников Божьих был адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков — самый талантливый военачальник на русском флоте за всю историю его существования. Благодаря воинскому таланту Ушакова наш флот стал настолько сильным, что сумел навсегда прогнать грозного врага от русских берегов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Псковским региональным отделением Литературного фонда России издана книга «Новый эклогион» преподобного Никодима Святогорца. Ее составили жития святых мужей и жен, выбранные из святцев нашей святой Православной Церкви и пересказанные преподобным Никодимом.

35 лет Никодим Святогорец жил в пустыньке «Капсала», вблизи греческого городка Карей, которая сравнима с оазисом в пустыне. Убогие подвижнические каливы, где проливаются пот и боголюбезные слезы, расположены на прекрасных холмах. По словам монахов, пустынька похожа на гору Елеонскую, где молился Христос. Здесь Господь — «друг пустыни, здесь узкий и скорбный путь, ведущий в жизнь…». В этом прибежище преподобных авва и просветился, и освятился. И, движимый Духом, следуя отеческому преданию, писал свои бессмертные сочинения.

Горя желанием показать православному миру путь восхождения к Богу, святой Никодим был занят поисками методов обучения, чтобы с их помощью, избавившись от своей страстной привязанности к земному, верующий смог бы испытать умное духовное наслаждение, наполняя душу свою Божественной любовью и уже здесь предобручаясь вечной жизни. Так в конце XVIII века был создан «Новый эклогион», для которого преподобный выбрал из рукописей Святогорских монастырей неизданные жития, чтобы преподнести их как нежный букет духовных цветов нашему жаждущему правды православному народу. На примерах богоугодной и святой жизни он закалял его слабую волю, освящал сердце и просвещал помраченный страстями ум.

Большинство житий, ради малограмотных «во Христе Братий своих», Никодим переложил с древних текстов на доступный язык. Простой, всем понятный язык Никодима насыщен личным священным опытом, смирением и радостотворным плачем, любовью к Богу, славословным кипением сердца и литургическим чувством.

Рассказ для детей в стиле К. Булычева

Еще один рассказ в стиле Хармса…

«Миссионерские письма» сербского Златоуста, владыки Николая (Велимировича) - замечательный и в своем роде непревзойденный памятник духовной литературы XX века. Трудно сравнить с чем-либо еще разнообразие адресатов и остроту вопросов, на которые даются ответы в этих письмах. С профессором и железнодорожником, с садовником и протестантским пастором, с верующим и сомневающимся, с бедным и богатым на равных говорит Владыка, с равной любовью отзываясь на во-прошания дерзкие и смиренные, каждый раз находя необходимые, яркие, запоминающиеся слова. Поистине эта книга - одна из лучших современных апологий святого Православия, где в каждом отрывке - отблеск «золота, переплавленного семью Вселенскими Соборами».