Собственность

На каждый кошелек — свой Кирпич. Или все-таки не на каждый?

Отрывок из произведения:

Непонятное лежало на столе, и ничего не происходило. Только что ушел эксперт, попытавшийся снять пробу материала с поверхности, но у него, кажется, ничего не получилось. То есть что-то он там скреб, тер тряпочкой, смоченной в каком-то хитром растворе, укладывал все это в стеклянные баночки и при этом значительно хмурился, всем своим видом выражая недовольство крупного ученого, которого оторвали от работы над проектом мирового масштаба ради какой-то ерунды, вроде замены перегоревшей лампочки в общественном сортире. Фигляр.

Другие книги автора Сергей Александрович Куприянов

Трудно быть магом! Особенно в современной Москве… Сначала тигры и львы запросто покинули клетки, на которые Павел самолично наложил охранные заклятия… Затем ограбление банка, где в качестве налетчика все видели именно его… И наконец – убийство ни в чем не повинного парнишки в доме, куда Павла пригласил с предложением сотрудничества маг-конкурент… И все это было только началом удивительной истории, развернувшейся в каменных джунглях гигантского мегаполиса, где среди миллионов горожан затерялись такие, как Павел, те, кто сумел пронести тайные знания сквозь тысячелетия, – адепты отрицаемой и высмеиваемой современной наукой, но от этого не менее действенной Практической Магии…

Когда речь идет о власти – и целой Вселенной порой оказывается мало. Две серьезные конторы – Управление технической поддержки, отвечающее за связь между планетами и флотами, и Агентство по контролю за контактами, призванное исправлять промахи горе-прогрессоров, – находятся в напряженном противостоянии, если не сказать воюют. Нейтральная территория – Земля. И именно туда волей случая и старшего оператора Управления технической поддержки Андрея Денисова заносит Пакита, дворцового воина, телохранителя властителя Ширы, цивилизация которого отстает от современного человечества веков на тридцать. Вокруг попыток скрыть столь злостное нарушение инструкций и найти способ вернуть Пакита на родную планету разворачивается целая эпопея: с играми разведок, шантажом, похищениями, погонями и... гладиаторскими боями.

«Просто я работаю волшебником» — это про них. Работают, как и все, за зарплату. Работа творческая. И опасная. Потому что спрос на них и с них велик, а конкуренция высокая. Оттого им знакома не только женская ревность, но и ревность профессиональная. Они любят свою работу и любят друг друга. Ненавидят свою работу и ненавидят друг друга. Обычные люди, которые знают, что такое волшебная палочка.

Магами да экстрасенсами в наше время никого не удивишь — вон на каждом шагу объявления. Но тут особый случай выдался: могущественный колдун объявился не в Москве или Питере, а где-то на строго засекреченной территории, образовавшейся в результате колоссальных масштабов техногенной катастрофы и изолированной сплошной цепью военных кордонов. Спецагенту прокуратуры майору Попову поручили любой ценой разыскать якобы всесильного чародея по прозвищу Лось, а попутно собрать как можно больше достоверных сведений о реальном положении дел в закрытой зоне, где выжившие, по слухам, скатились чуть ли не до первобытнообщинного строя.

В азартные игры, как известно, пагубно не столько играть, сколько отыгрываться.

Они перехитрили всех — бдительную охрану аэропорта, вооруженных до зубов боевиков, захватили самолет, оставив в живых только экипаж, взяли огромную бандитскую кассу и исчезли. Но это, как узнает читатель, лишь вершина айсберга, скрывающая под собой истинные мотивы жестокой резни, должностных преступлений, коварного предательства и изощренного обмана…

Блестяще написанный, с мастерски закрученным сюжетом роман С. Куприянова «Особый талант» до последней страницы держит в неослабевающем ни на секунду напряжении даже самого искушенного знатока детективно-приключенческого жанра.

В жизни каждого человека случаются ситуации, которые, происходя, выглядят трагичными, но по прошествии времени представляются смешными, и ими с удовольствием делятся с друзьями за рюмкой чая. Это можно назвать байками, хотя в каждый отдельный момент их героям было совсем не до смеха.

На участие в элитарных космических гонках подают заявку два брата, владельцы допотопного «корыта»…

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Жизнь… Радость и горе, встречи и разлуки, мысли и дела человека. В этом повествовании жизнь не одного человека, а нескольких, по-видимому, двенадцати людей. Один из них был в Великую Отечественную еще мальчишкой, другой воевал сам. Один из них инженер, второй – врач, третий работает в мастерской Красоты, четвертый… и т. д. Но мне кажется, что их судьбы, их жизни выстраиваются в одну жизнь.

Я вполне мог бы сделать героем всех новелл одного человека, но зачем столько чудес на одну простую человеко-душу. А вот однажды в жизни человека чудо должно встретиться обязательно. Оно у каждого свое. У кого любовь, у кого работа, цветы или дети… Чудес не перечесть. Но чудо из чудес – это сама жизнь!

Никто из членов семьи Триши даже бровью не повел, когда она пообещала уйти из дома. А еще этот проклятый кот, на шерсть которого у нее сильная аллергия…

Дата/Время: 20 - 23.05.24 года Хартии.

Восточный Конго-Заир – Альберта-Нил

=======================================

Поезд, оглушительно скрипнул сотнями порядком изношенных пружин и прочих железнодорожных деталей, по-змеиному зашипел сжатым воздухом, и остановился.

- Mafunzo ya kufika katika kituo cha Kigoma mwisho, - прохрипел голос из динамика.

- Все, парни. Кигома. Станция вылезайка, - на свой манер перевел с суахили  Гомер Симпсон (лейтенант сектора радиолокации 5-го Индоокеанского флот США).

Дата/Время: 07.11.24 года Хартии.

Гренландия, Кюджаллек.

=======================================

Обильный снегопад, прошедший ночью по всей южной Гренландии, к утру почти прекратился. Небо было затянуто серыми тучами, но в воздухе кружились только отдельные пушистые снежинки. По белой равнине ползали недавно приобретенные мэрией Кюджаллека небольшие «беспилотные» бульдозеры-электромобили. Они безошибочно находили засыпанные сугробами трассы, и отгребали снег в стороны.

– Собирайся, Орбел, сегодня ты поедешь со мной.

Юноша недоверчиво посмотрел на отца: – С чего бы?… Вот уже несколько лет ты только шепчешься с сотрудниками, что проскальзывают в твой кабинет с детективной таинственностью, запираешься, говоря по телефону, не отвечаешь ни на один вопрос, если речь идет о твоем эксперименте, и вообще игнорируешь нас с матерью, будто мы тебе чужие… И вдруг ни с того ни с сего: собирайся, доедем.

– Значит, так надо,- отозвался отец, бесстрастно выслушав тираду сына. Он завязал галстук тщательнее обычного.- Лучше взгляни, хорош ли узел.

Старый Жиж, нежить неназываемая, обитает неведомо где. Но кем бы ты ни был и где бы ни жил, в хозяйстве без бабы не обойтись.

ВСЕ шло своим чередом, как у всех, когда жена беременна. Сначала Магали сообщила ему об этом по телефону. Он стоял в пробке, она звонила из дома. Он был в скверном настроении, потому что директор по продажам в тот день сказал ему, что «заказчик», мол, недоволен его «работой над проектом». Он ненавидел директора по продажам лютой ненавистью, так ненавидел, что хотелось изрубить его на кусочки, и засунуть эти вонючие кусочки в мусорный мешок, и зашвырнуть мешок подальше в придорожные кусты. Он ненавидел и заказчика, которого представляла приземистая бабенка, несговорчивая и упрямая как ишак. Он был уверен, что она использует какие-то фишки типа нейролингвистического программирования и только так заставляет директора плясать под ее дудку, ему еще в первую их встречу хотелось выколоть ей глаза паркеровской ручкой, которую подарила ему Магали, когда он получил повышение. Но он продолжал улыбаться и записывать пожелания.

Рассказ из журнала "Реальность фантастики"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вы приняли три чашки кофе, а бодрости как не было, так и нет. В чем же дело?

Он ежегодно загребает в Соединенном Королевстве такую уйму денег денег, которые должны бы пойти на благие и полезные дела, - сколько не составит и налог на окна[1]. В наши дни он - чуть ли не самая бесстыдная разновидность мошенника и плута. Лживый ленивец, он наносит неизмеримый вред достойным, так как мутит источник чистосердечной благотворительности и сбивает с толку недалеких судей, не давая им отличить фальшивую кредитку горя от его полноценной монеты, всегда имеющей среди нас широкое хождение; он, право же, больше заслуживает отправки на остров Норфолк, чем три четверти ссылаемых туда самых злостных преступников. При сколько-нибудь разумной системе он и был бы давным-давно туда сослан.

Дорогие друзья!

Перед вами замечательная книга, рассказывающая о том, как люди становились трейдерами и управляющими крупными фондами. Какие взлеты и падения они переживали, где находили силы и черпали вдохновенье для новых побед! Какого труда это все стоило и стоило ли вообще.

Работа успешного управляющего активами на рынке сравнима с искусством музыканта, тонко чувствующего невидимую руку дирижера — рынка. Прочтя книгу, понимаешь, что легких денег не бывает. И те, кто добился успеха — не просто везунчики, а профессионалы, обладающие большими знаниями, опытом и колоссальным самообладанием. Расходуя силы, время и деньги, каждый из них, подобно известному музыканту или мастеру боевых искусств, годами оттачивал свое мастерство, прежде чем стать очередным человеком–легендой.

«Грустное и солнечное» творчество американского писателя Уильяма Сарояна хорошо известно читателям по его знаменитым романам «Человеческая комедия», «Приключения Весли Джексона» и пьесам «В горах мое сердце…» и «Путь вашей жизни». Однако в полной мере самобытный, искрящийся талант писателя раскрылся в его коронном жанре – жанре рассказа. Свой путь в литературе Сароян начал именно как рассказчик и всегда отдавал этому жанру явное предпочтение: «Жизнь неисчерпаема, а для писателя самой неисчерпаемой формой является рассказ».

В настоящее издание вошли более сорока ранее не публиковавшихся на русском языке рассказов из сборников «Отважный юноша на летящей трапеции» (1934), «Вдох и выдох» (1936), «48 рассказов Сарояна» (1942), «Весь свят и сами небеса» (1956) и других. И во всех них Сароян пытался воплотить заявленную им самим еще в молодости программу – «понять и показать человека как брата», говорить с людьми и о людях на «всеобщем языке – языке человеческого сердца, который вечен и одинаков для всех на свете», «снабдить пустившееся в странствие человечество хорошо разработанной, надежной картой, показывающей ему путь к самому себе».