Собрание сочинений в 4-х томах. Том 3

В этом томе собраны произведения, которые А. Лиханов адресовал преимущественно читателю взрослому. Они написаны в 70-е годы и в начале 80-х. Время действия их различно: война, трудное послевоенное восстановление, наши дни. Но все они рождены и пронизаны чувствами, мыслями и стремлениями, которые характерны для творчества писателя в целом. "Что касается меня, — говорил А. Лиханов, — то и детская моя проза, и юношеская, и взрослая, и публицистика всегда на первое место выводили вопросы чести и совести. И "Чистые камушки", и «Лабиринт», и «Обман», и "Благие намерения", и «Голгофа», и "Высшая мера" — все они об этом" ("Низкий поклон тебе, вятская земля". — "Кировская правда", 1985, 13 сентября).

Отрывок из произведения:

Вертолет завис над проплешиной между прибрежными кустами.

Сверху снег казался голубым, а тени от деревьев синели фиолетовой акварелью. Говорить и даже кричать теперь было бесполезно, не нужно, ни к чему, и Слава вышел из пилотской, устало сел у иллюминатора.

Два раза, надрывая глотку, он заставил вертолетчиков обойти триангуляционную вышку, пока окончательно не убедился сам, что они правы и что, кроме этой проплешины, ближе к вышке подходящей площадки нет.

Рекомендуем почитать

Произведения, вошедшие в этот том, создавались на протяжении двух десятилетий, начиная с середины 60-х годов. Все они объединены темой Великой Отечественной войны, точнее, темой военного тыла и военного детства. Обращение к этой теме было органичным для писателя, родившегося за шесть лет до вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз.

Во второй том вошли повести «Чистые камушки», «Обман», «Солнечное затмение», роман «Лабиринт». Все они объединены темой становления личности подростка.

Другие книги автора Альберт Анатольевич Лиханов

Повесть, принадлежащая перу известного писателя и общественного деятеля Альберта Анатольевича Лиханова, посвящена судьбе от рождения больного мальчика, на долю которого, кроме неизлечимой болезни, выпадают тяжкие, истинно взрослые испытания. Русская литература ещё не знала такого трудного и пронзительного повествования о силе духа, обращённого к детям.

Повесть о достоинстве и благородстве детей войны.

Голодающие дети Вадим и Марья не идут в детский дом, потому что их мать жива. Той весной закончится война.

Об ошибках (опечатках) в книге можно сообщить по адресу http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php?t=3118 . Ошибки будут исправлены и обновленный вариант появится в библиотеках.

Роман для детей посвящён дружбе двух близких людей: деда, бывшего генерала, вышедшего в отставку, и его внука; действие происходит в Сибири в прошлом веке.

Повесть из романа в повестях «Русские мальчики».

Счастливое начало у этой повести – отец Михаськи живым пришел с войны. Но, строя свою новую мирную жизнь, отец и мать предают самих себя, чистоту своей прежней жизни.

Пионеры-герои — советские пионеры, совершившие подвиги в годы становления Советской власти, коллективизации, Великой Отечественной войны. Официальный список «пионеров-героев» был оформлен в 1954 году с составлением Книги почета Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина. Серия книг «Пионеры-герои» повествует о самых обыкновенных мальчишках и девчонках, которые учились, помогали старшим, играли, бегали-прыгали, разбивали носы и коленки. Их имена знали только родные, одноклассники да друзья. Но пришел час, и они показали, каким огромным может стать это маленькое детское сердце, когда разгорается в нем священная любовь к Родине и ненависть к ее врагам.

Пионеры-герои — советские пионеры, совершившие подвиги в годы становления Советской власти, коллективизации, Великой Отечественной войны. Официальный список «пионеров-героев» был оформлен в 1954 году с составлением Книги почета Всесоюзной пионерской организации им. В. И. Ленина.

Художественно-документальный рассказ.

Художник В. Юдин.

http://ruslit.traumlibrary.net

Повесть построена на контрастах – девочка в инвалидной коляске, Лена, живет по суровым правилам, составленным девочками в интернате: нам ничего не положено и жалеть нас не надо, а мальчишка-голубятник Федор – романтик и мечтатель.

Посетит ли юных героев нравственное озарение?

Об ошибках (опечатках) в книге можно сообщить по адресу http://www.fictionbook.org/forum/viewtopic.php?t=3103. Ошибки будут исправлены и обновленный вариант появится в библиотеках.

Популярные книги в жанре Детская проза

Когда его усаживали в машину, то люди, совершенно незнакомые, чужие, почему-то очень хотели понравиться ему, хлопотали вокруг шофера и женщины, которая поедет с ним, и он слышал отрывочно: «Вот, документы на Олега Караваева, возьмите»; «Товарищ водитель, если мальчику будет необходимо по нужде, так вы уж, пожалуйста…»; «И смотрите, чтоб не укачало его, в случае чего, пусть он задремлет и дайте ему подышать свежим воздухом, это помогает». Это были одни незнакомые голоса, а другие — их было два — отвечали: «Сделаем»; «Нет, не забуду»; «Документы, да»; «Да вы не беспокойтесь»; «В целости-сохранности довезем!».

У Любы Тряпичницы был один-разъединый друг — Старый Пень. Самый настоящий пень. Кора с него давно спала, солнце его высушило и посеребрило. Жучки, червячки, паучки и муравьи проточили в нём ходы и выходы, и Люба Тряпичница не знала, какое это было дерево.

Она приходила к своему другу, когда было хорошо, но чаще, когда было плохо. Садилась боком на толстый, похожий на казачье седло корень, прижималась к пеньку щекой и замирала. Внутри Старого Пня всегда шла жизнь. Что-то шуршало, скреблось, вызвенивало, вытренькивало. Звуки были ласковые, осторожные, словно жители Старого Пня старались не помешать друг другу.

Наш отец большой и строгий. По утрам он встает не с той ноги и вечно что-нибудь теряет. У него пропадают книги, галстуки и запонки.

— Я положил их тут! — возмущается он.

Наша мама всегда встает на ту ногу, на которую нужно. Она у нас маленькая и веселая.

— Ой ли? — улыбается она. — Если ты положил их тут, то тут и возьми. Вот ведь они, твои запонки.

Отец каждый день надевает свежую рубашку с накрахмаленным воротничком и ни с кем не разговаривает, только дает указания. По именам он нас не называет.

Рассказ о девочке, имя которой — Утренька. Почему ее так зовут и еще многое другое, узнаете из этой книги.

Васька Егоров демобилизовался в декабре сорок пятого года.

Получил денежное пособие, полпуда муки вместо сахара шесть килограммов жевательной резинки в розовых фантиках. Муку продал в Бресте, жевательную резинку — в Ленинграде, на Андреевском рынке. Потом продал все материно и на то жил — раздумывал, то ли пойти учиться, то ли устроиться на работу.

Соседка Анастасия Ивановна уговаривала:

— Иди к нам, Вася. Тебя возьмут с дорогой душой, только заикнись я, что ты ученик Афонин. Вася, мы Эрмитаж ремонтируем — от желающих отбоя нет. А работаем знаешь как? Слезы к горлу — как чисто и радостно. Секретарь обкома часто к нам приезжает, Вася, и смотрит, и любуется. Наверное, сам мастер. Знает все тонкости. У нас, Вася, все беление на молоке, темпера на курином яйце. Специальная ферма есть для нашего дела, там и коровушки, и курицы. И думать нечего. Давай, Вася. Считай, что сам Афоня тебя просит.

Роман о молодом офицере-моряке, о том, как непросто стать командиром, заслужить доверие подчиненных, о героических традициях советского флота.

В 1981 году роман современного украинского писателя «Шторм и штиль» удостоен республиканской премии имени Леси Украинки.

Фредерик Хетман. Антонелла. Перевод Б. Калинина // На пороге надежды. – М.: Дет. лит…, 1987. – С.208-211

Клаусу нравятся санитарные машины. Они так быстро мчатся по улицам, они такие белые, такие красивые! На них нарисован светящийся крест. Сирену их можно услышать издалека, а на крыше у них горит голубой свет.

Санитарные машины нравятся Клаусу почти так же, как полицейские машины. Жаль только, что не видно, кто лежит в санитарной машине.

Повесть о том, сколько радости, сердечного тепла приносит людям дружба, внимание, забота о других людей — без этого человек одинок. Герои повести, разные по характеру и по возрасту, понимают, что общение с людьми, умение понять их делают сильнее и богаче духовнее их самих.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В брошюре, принадлежащей перу известного отечественного китаеведа, содержится систематический очерк теории и практики так называемых «внутренних школ» (нэй цзя) ушу как явления традиционной культуры Китая. Брошюра написана на основании еще неизвестных за пределами Китая или даже не публиковавшихся источников, а также личных впечатлений автора от встреч с китайскими мастерами ушу. В приложении публикуются — также впервые в нашей стране — некоторые важнейшие тексты «внутренних школ» ушу.

«S.T.A.L.K.E.R. …чего же ещё?» – окончание рассказов «S.T.A.L.K.E.R. Удача под контролем…» и «S.T.A.L.K.E.R. …жизнь – гарантируем…».

2012 год. После того, как сталкер Стрелок, также известный, как Меченый, уничтожил «0-сознание», Зона начала быстро исчезать, превращаясь из аномальной территории в обычную заражённую радиацией местность. В соответствии с распоряжениями правительств США и Евросоюза Москва и Киев были обязаны провести крупномасштабную военную операцию «Фарватер». Планировалось взять ЧАЭС под свой контроль и форсировано собрать быстро тающие запасы артефактов. Согласно плану этой операции, первая группа военных должна была направиться для воздушной разведки территории, чтобы впоследствии составить детальные планы расположения аномальных полей. Затем по отмеченным безопасным проходам сквозь почерневшие постройки и изувеченный лес следовало двигаться основным силам военных: армейским подразделениям, в том числе и специального назначения, возглавляемые отрядами военных сталкеров.

Данное предприятие, в котором принимали участие более тысячи человек и множество техники, полностью провалилось.

Заокеанские хозяева потребовали отчитаться за разворованные и бездарно растраченные на «Фарватер» средства и повторить операцию уже за свой счёт.

Я не волшебник, я только учусь… Все мы в детстве умеем зажигать звезды, и только повзрослев, понимаем, что это невозможно. Немного грустный и лиричный рассказ Татьяны Кигим — первая фантастическая публикация автора.

Разочаровавшийся в жизни человек получает шанс на перерождение в другой мире и другом теле.