Собор под звездами

Всем этим людям: священникам и служителям соборов, строителям и солдатам, защищавшим Веру и Отечество, отстраивающим и восстанавливающим святыни, я и посвящаю свой скромный труд… Что б помнили…

Отрывок из произведения:

Суббота, июнь 2005 года, С.-Петербург.

Хорошо, когда у тебя есть дом. А уж роскошный ли это особняк, квартира в городе или покосившаяся от времени избушка на окраине деревни — уже вопрос количества и качества. Главное, что он — есть. Есть то место, куда ты можешь возвращаться со своими радостями и невзгодами. Куда можешь приглашать друзей. Где можешь набраться сил после изматывающего дня. Дом, который отделяет тебя от быстротечного, и — чаще всего- безумного мира. Дом, где все устроено тобой и для тебя. Дом, где тебя ждут, или, наоборот, где ты можешь скрыться от всех. Дом, о котором вздыхал еще старик Хайям: «О, если б каждый день иметь краюху хлеба, над головою кров и скромный угол, где бы, ничьим владыкою, ничьим рабом не быть — тогда благодарить за счастье можно небо» …

Другие книги автора Дмитрий Борисович Леонтьев

В те годы я много путешествовал. Потерпев фиаско на фронте любовном, я, чтобы отвлечься от грустных мыслей и наползающей депрессии, принял предложение старого товарища, давно с головой окунувшегося в океаны «перестроечного» бизнеса, и возглавил небольшую, но динамично развивающуюся топливную компанию. Литературное поприще, на котором я всегда работал «для души», а не ради «хлеба насущного», на тот момент окончательно разочаровало меня низкими запросами как издательств, так и читающей публики, достойного сюжета, который бы меня увлек, я не находил, а потому решил воспользоваться нежданно предоставившейся мне свободой, и месяцами колесил по просторам России. Я ездил по берегам Волги, Камы, Дона и Двины, лазил по скалам Урала и Карелии, бродил по паркам Саранска и Владимира, Новгорода и Пскова…

Вас ждут невероятные и ужасные, весёлые и опасные приключения священника Разумовского и оперуполномоченного Куницына, которые ведут следствие по-русски.

— Я устал. У меня нет больше сил ни терпеть, ни работать. Века моих трудов давят на меня, словно я погребен под многопудовым монолитом. И каждая капля моих дел разъедает меня же, словно серная кислота. Эта усталость скапливалась день за днем, год за годом, столетье за столетьем. Словно вся усталость мира легла мне на плечи, словно все презрение и отвращение к жизни, царящие на земле, вошли в мое сердце. Мне хочется кричать, и нет сил. Хочется застонать, и не могу. Я устал, Создатель. Я могу пересилить это чувство, но я не смогу пересилить себя. То, что вошло в мое сердце — не временная депрессия. Это печаль и усталость. Ничто больше не радует меня, ничто не вселяет веру, ничто не утешает… Много веков назад Ты послал меня выполнять эту страшную и непосильную работу. Ты предупреждал, что меня будут ненавидеть и презирать, злословить и бояться. Но это не самое страшное. Настало время, когда я возненавидел сам себя. Я долго вел людей через все мыслимые и немыслимые круги ада, выполняя свою часть работы в воспитании, учении и закаливании людей, пытаясь научить их верить, надеяться и любить. Я шел вместе с ними, страдая их болью, радуясь их победам и унижаясь их бессердечием… И я разуверился в людях, Создатель. Все, что предлагаю им я, все, чем соблазняю и награждаю — ничто по сравнению с делами их. Они не приемлют опыт отцов своих, они не заботятся о счастье детей своих. Они не хотят любви, Создатель. Они противны мне.

Когда она вошла, разговоры в зале смолкли. Мужчины, как по команде, выполнили «равнение на нее», а их спутницы, наоборот, с деланно — равнодушными гримасами отвернулись в противоположную сторону. Напрасно. Право слово, там было на что посмотреть, и было чему поучиться. Высокая, статная, на вид лет двадцати семи — двадцати восьми, с холодными, как весенние озера, голубыми глазами, и четкими контурами немного надменного рта... Если б ваятели древней Эллады увидели эти тонкие, правильные черты лица, то, в бессильной ярости от собственной бездарности разбили свои статуи еще до того, как это сделали за них варвары. Пышную гриву черных волос, она украсила диадемой в виде двух переплетенных змей, глаза которым заменяли огненно — красные рубины.

Сборник повестей и рассказов о работе петербургского отдела «полиции нравов».

Ничего не получалось. Выключив ноутбук, я потер слезящиеся от табачного дыма глаза и встал из-за стола.

Идей не было, хоть тресни. За последние два месяца я перечитал почти полтысячи сказок, преданий легенд и былин, изучил сотни исторических песен, сказаний, эпосов и баллад. Споил ящик водки работникам института этнографии и Академии Наук. Я научился отличать сказки Воронежской области от сказок Ленинградской. Толстой, Бажов, Королькова и Афанасьев являлись ко мне по ночам во сне, разъяренные моей тупостью. В бессильной ярости я посылал их к Гауфу и клял ни в чем не повинных братьев Гримм. Шарль Пьеро и Андерсен стали моими личными врагами. Ершова и Шварца я ненавидел, а фильмы Роу и Диснея только оттеняли мое творческое бессилие. Но больше всех я ненавидел нашего генерального директора. «Ты, Савельев, у нас кто? Иван. Так значит, тебе просто на роду написано за эту работу и браться. К майским праздникам жду результата».

«Следствие по-русски — 2.» Вторая часть трилогии о приключениях православного священника отца Владимира и оперуполномоченного уголовного розыска Куницына. Трилогия написана в жанре иронического детектива.

Заключив договор с ангелом Денницей, наш современник Максим Лемехов попадает на остров Авалон — как раз вовремя, чтобы успеть спасти прекрасных фей Моргану и Моргаузу от «демона в человечьем обличье», агрессора Артура Пендрагона и основать на зачарованном Острове яблок свое королевство…

Книга 1-я, продолжение следует.

©Isais

Популярные книги в жанре Исторический детектив

Поразительный кулинарный триллер одного из ярчайших авторов современной Аргентины, достойного соперника Федерико Андахази. Именно таким, по мнению критиков, мог бы получиться «Парфюмер», если бы Патрик Зюскинд жил в Южной Америке и увлекался не бесплотными запахами, а высокой кухней.

«Цезарю Ломброзо было семь месяцев от роду, когда он впервые попробовал человеческое мясо» — так начинается эта книга. Однако рассказанная в ней история начинается гораздо раньше, на рубеже XIX и XX вв., когда братья-близнецы Лучано и Людовико Калиостро, променяв лазурные пейзажи Средиземноморья на суровое побережье Южной Атлантики, открыли ставший легендарным ресторан «Альмасен Буэнос-Айрес» — и написали не менее легендарную «Поваренную книгу южных морей»…

Понятно, что перед вами сборник рассказов о ранее неизвестных расследованиях Шерлока Холмса, а из под чьего пера они вышли, так же не надо указывать. Некоторые расследования выходят за рамки рациональности, иногда расследования нет, а в одном рассказе Холмс просто раскрывает личность… Кого? Лучше прочитать этот рассказ.

Судьба высоко вознесла Сано Исиро.

Он стал правой рукой самого сегуна, добился почета и уважения, обрел богатство и надеялся, что ему никогда более не придется расследовать запутанные преступления. Однако очень скоро его надежды обратились в прах.

Рэйко, супругу и помощницу Сано, беременную их вторым ребенком, обвиняют в убийстве… князя Мори.

Против нее — показания многочисленных свидетелей.

И теперь Сано намерен во что бы то ни стало доказать невиновность Рэйко — иначе ее казнят. В отчаянии он хватается за единственную улику — окровавленный цветок хризантемы, найденный возле тела жертвы…

Поселок, куда по донельзя разбитой колее медленно пробирался оперативный «УАЗ», назывался Верхняя Труба. Чем руководствовались люди, давшие поселку имя, было неизвестно. Тем более, что населенного пункта Нижняя Труба в окрестностях не существовало. Единственную улицу, холмистую, как слаломная трасса, с двух сторон подпирали разнокалиберные дачные постройки. Участки были огорожены штакетником, ржавой колючкой и поставленными на попа матрасными сетками. Лениво брехали собаки, на паре-тройке огородиков еще копошились дачники, готовя хозяйство к завершению сезона.

Еремей Парнов — известный российский писатель, публицист, ученый и путешественник, автор научно-фантастических, приключенческих, исторических и детективных произведений, пользующихся неизменным успехом у читателя.

В третий том включен роман «Мальтийский жезл» — история расследования исчезновения ученого-химика, история, которая ведет читателя к тайнам альбигойских сокровищ.

Начало нового века… Те, кто умеет заглядывать в будущее, предупреждали мир о Третьей мировой, которая должна вспыхнуть на изломе времен. Но никто не предполагал, что началом конца может стать пожар высочайшего в мире сооружения… Мозаика событий в романе Александра Холина пугает и обнадеживает, заставляет думать и надеяться, что подобного не случится, и не даст скучать никому! Мы представляем необыкновенную художественную прозу. Острота и непредсказуемость сюжета, яркий калейдоскоп событий с легким налетом апокалиптичности, совершенно новый взгляд на известнейшие и мрачные факты истории современного мира – все это ожидает читателя в предлагаемой книге, создавая впечатление «Романа последних времен»!

Бог покинул людей и дал свободу действий: у каждого есть выбор судьбы. Но кто-то должен приглядывать за людьми. В Библии говорится о голосе Господа, но самого Бога никто не видел. Может его слова, указанные в Библии, принадлежат не ему? Тогда кто же управляет нашим миром и следит за выполнением всех Божьих законов? Имеет ли право человек наказывать другого, если даже Бог отказался судить людей? Мы приговариваем виновного к смертной казни, и его душа страдает в ожидании конца. Но разве вся наша жизнь не есть томительное ожидание смерти?

Эта детективная история начинается в Европе. На тайном аукционе выставлены восемь икон неизвестного автора. Спустя месяц один австралийский мультимиллионер просит приехать частного детектива к нему в замок. Он обеспокоен странным поведением своего внука и единственного наследника. Он винит во всем несчастье подаренную внуку картину. Лондонский сыщик Руперт Коу приступает к расследованию столь внезапного и странного поведения мальчика — неожиданно быстрое излечение от рака и впадение в состояние отрешенности от мира. Пути расследования ведут Руперта через различные уголки Мира, где он становится свидетелем странных событий. Поиски возможного преступника — автора картины, приводят Руперта к древней тайне, которая тесно связана с книгой, прозванной "Библией Дьявола" или "Кодексом Гигаса".

1891 год, Нью-Йорк. Джек Потрошитель, печально известный своими лондонскими злодеяниями и бесследно исчезнувший из Англии несколькими годами ранее, объявился на берегах Гудзона. Здесь он продолжил свое кровавое дело. На розыски преступника был брошен самый талантливый сыщик города Джозеф Ардженти. Но он сразу понял, что без помощи своих английских коллег ему не обойтись, и по его просьбе в Штаты приехал знаменитый лондонский криминалист Финли Джеймсон. Вдвоем они открыли охоту на Потрошителя. Тем временем убийства шли одно за другим, а преступник буквально издевался над сыщиками, навязывая им свои правила игры. На теле каждой жертвы он оставлял загадочные метки, а после каждого нового убийства слал в газеты издевательские послания. Потрошитель абсолютно уверился в собственной неуловимости. Но у Ардженти и Джеймсона имелось свое мнение на этот счет…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Настоящим сборником сказок и легенд американских писателей открывается серия книг «Сказки и легенды зарубежных писателей». В сборник входят произведения Джоэля Харриса, его забавные и поучительные «Сказки дядюшки Римуса»; Майкла Горама с его былями и небылицами про пионеров и покорителей Дикого Запада; Эптона Синклера с его повестью-сказкой о гномах; Роберта Мак- клоски с веселыми приключениями Гомера Прайса и Джека Шефера с его легендой об индейце Медвежонке.

С того момента как Кокон упал, прошлое, настоящее и будущее перемешались ибо само время и пространство было сотрясено. В этом хаосе соединились судьбы храбрецов и героев, бросивших вызов самой судьбе.

Книга создана в Кузнице книг InterWorld'а.

http://interworldbookforge.blogspot.ru/. Следите за новинками!

Популярный детский и юношеский журнал.

Приключения кузнецовой дочки Белавы, которая не хотела жениться, то бишь замуж, а хотела учиться. И вот мечта сбылась, и нагловатая языкастая девка оказалась в обучении у чародея.