Соблазнение

Соблазнение

Ночь длилась уже довольно долго, когда мы наконец увидели слабый свет через окружающие дорогу деревья. Замёрзший, промокший до нитки и уставший, я был раздражен бесконечным дождём, длившимся с полудня. Два стрелка ехавшие со мной в «Саламандре», не могли поднять моё настроение; они были пополнением с Вальгаллы, никогда прежде не видели дождь, и находили «жидкий снег» захватывающей новинкой, которую на всём протяжении пути они обсуждали в своей пустой болтовне.

Рекомендуем почитать

Империуму требуются герои! Работа связана с частыми командировками к черту на куличики в сопровождении хорошо вооруженных коллег. А встречающая сторона позаботится о том, чтобы вы испытали максимум острых ощущений!

Очередная порция подвигов поджидает легенду Империума — знаменитого комиссара Имперской Гвардии Кайафаса Каина. Удирая с атакованного боевого корабля, комиссар и его вечно благоухающий помощник Юрген совершают аварийную посадку в тылу врага. Герой немедленно приступает к исполнению важнейшей миссии — спасению собственной шкуры. Для этого ему придется во главе горстки уцелевших бойцов пробиваться на соединение с имперскими силами сквозь бесчисленные орды зеленокожих орков. Орки, разумеется, обеспечат Каину все возможности покрыть себя славой.

Если и существует основной принцип, который я изучил за более чем столетие скитаний по галактике, сражаясь с врагами Императора (всякий раз, когда я не мог избежать этого), то это "выживать лучше одному". Три простых слова, которые были мне очень полезны на протяжении многих лет; применяемые с умом, они сделали мои комиссарские обязанности намного легче, чем они могли бы быть. К сожалению, эта фраза недоступна для понимания Адептус Механикус, что почти стоило мне жизни.

«Один из принципов выживания в бою, который в равной степени относится и к взаимоотношениям между полами — это уметь обращать внимание на разные мелочи, которые важнее всего остального».

Вылазка на планету Диадему Секстус, захваченную тиранидами. Мир необитаем, но его необходимо защитить, чтобы предотвратить продвижение врагов, угрожающих нескольким соседним системам.

Новеллизация аудиодрамы.

Комиссар Каин снова возвращается в строй, спасая дочку губернатора на планете, охваченной восстанием. Однако за ним скрывается нечто более зловещее — гибриды генокрадов! Поиск источника инопланетной угрозы приводит Каина к дрейфующему космическому скитальцу, где, кажется, более безопасно, чем рядом с одержимой идеями дочкой губернатора. Но когда Орден Отвоевателей несет чудовищные потери от рук Великого Пожирателя, Каин и его верный помощник Юрген оказываются в одиночестве. После пробуждения тиранидов и с учетом свободно разгуливающих орков, не осталось мест, куда можно сбежать или где можно укрыться. Так что Каин должен проявить всю свою изобретательность и хитрость, чтоб покинуть скиталец целым и невредимым.

Комиссар Имперской Гвардии, герой Империума Кайафас Каин, человек который сталкивался и выживал во многих опасных ситуациях, которые ему подкидывала ехидная вселенная. Однако, когда его посылают в мир, где он сталкивается с неизвестным противником, ему потребуется вся выдержка дабы выжить, ведь бежать теперь некуда…

41-Е Тысячелетие.

Уже более ста веков Император сидит неподвижно на Золотом Троне Земли.

Он — Повелитель Человечества по воле богов, и Господин миллиона миров благодаря мощи Его неисчислимых армий.

Он — гниющая оболочка, незримо поддерживаемая могуществом Темной Эры Технологий.

Он — Мертвый Владыка Империума, которому каждый день приносят в жертву тысячу душ, поэтому Он никогда не умирает по-настоящему.

ДАЖЕ в своем бессмертном состоянии Император сохраняет свою вечную бдительность.

Заметки редактора:

Каин неоднократно упоминал, в частях своих мемуаров, которые я до сих пор редактирую и распространяю, что время от времени он был вовлечен в дела Инквизиции, обычно по моей воле.

Неестественные обстоятельства, при которых он стал, хотя и очень неохотно, агентом Его Величества самой святой Инквизиции, стали причиной слухов среди моих коллег инквизиторов, и учитывая это, я выбрала следующие отрывки из Архива Каина для распространения.

Другие книги автора Сэнди Митчелл

Приключения комиссара Каина, самого героического труса во вселенной «Warhammer 40000», продолжаются в новом романе Сэнди Митчелла. Впервые на русском языке!

Комиссар Каин никогда не пускал на самотек важнейшее дело всей жизни – беречь собственную шкуру! Вот и на этот раз, прибыв со своим полком на планету, подвергшуюся нападению орков, он не испытал большого желания встречаться с зеленокожими тварями на поле боя. Комиссар находит себе другое, более спокойное и безопасное, как ему кажется, занятие. С небольшим разведотрядом он спускается в добывающие шахты, дабы исключить вероятность вторжения орков через подземные переходы и заодно проверить, куда могла запропаститься парочка шахтеров. Разве ж мог он знать, что орки – это просто незабудки на лугу по сравнению с тем, что хранят ледяные пещеры.

Кайафас Каин — герой Империума, суровый, но справедливый комиссар Имперской Гвардии, сражавшийся с самыми кошмарными обитателями Галактики. А еще он очень скромный и застенчивый человек. В том смысле, что не прочь отсидеться за стеночкой и вообще не любитель лезть на рожон. Но Вселенная, похоже, уверена, что этот бестрепетный воин просто обожает бросаться грудью на амбразуру и влезать в самые рискованные предприятия, и поэтому всячески старается предоставить ему такую возможность.

Книга производства Кузницы книг InterWorld'a.

https://vk.com/bookforge — группа Кузницы Книг ВКонтакте. Следите за новинками!

https://www.facebook.com/pages/Кузница-книг-InterWorldа/816942508355261?ref=aymt_homepage_panel — группа Кузницы книг в Facebook.

Этот последний отрывок из архива Кайфаса Каина представляет интерес с нескольких точек зрения, и не в последнюю очередь из-за понимания как работает дипломатия тау, оружие в их арсенале столь же опасное, как кадр боевых кораблей, хотя и обладает меньшими возможностями устроить бардак в песочнице.

Хотя в данный момент империя тау сотрудничает с Империумом в совместных кампаниях против флотов-ульев тиранид, их вряд ли можно считать надежными союзниками, учитывая их печально известный оппортунизм и одержимость так называемым "Высшим Благом". Что, давайте говорить между нами открыто, скорее можно будет точнее перевести на Готик как - "Высшее Благо для Тау, и варп подери всех остальных". Я не провожу никаких параллелей относительно нашего собственного отношения к соглашениям, поскольку они еще более циничны.

Приключения комиссара Каина, самого героического труса во вселенной «Warhammer 40000», продолжаются в новом романе Сэнди Митчелла. Впервые на русском языке!

Будучи весьма далек от идеалов, которые призван воплощать имперский комиссар, Кайафас Каин предпочел бы держаться и как можно дальше от всяческих горячих мест. Но судьба упорно разжигает для него жаровни, из-за чего комиссар имеет не только репутацию героя Империума, но и коллекцию самых рискованных приключений за плечами. Он сражался с орками, тиранидами, некронами, культистами и мятежниками. Черт возьми, его даже угораздило влюбиться в инквизитора! И вот очередная жемчужина его коллекции — столкновение с демоницей Слаанеш и десантниками Хаоса.

Если и есть что-то правдивое в той смеси набожной брехни и задним числом прописанных оправданий, которая именуется моей автобиографией, то это последние четыре слова данного абзаца. Когда я оглядываюсь на сотню лет трусости, извращения правды, выворачивающего кишки ужаса и тупого везения, каким-то образом забросивших меня на головокружительную высоту звания Героя Империума, я со всей ответственностью могу сказать, что именно эта мелкая грязная резня на Императором забытом шахтерском мирке и сделала меня тем, кто я есть.

Мужественный комиссар Каин, его верный и ароматный помощник Юрген, прекрасная и опасная инквизитор Эмберли Вейл, а также полки Имперской Гвардии, корабли Имперского Флота, доблестные Адептус Арбитрес и самоотверженные Силы Планетарной Обороны — в эпическом противостоянии с самым прожорливым врагом Империума!

На тихой планетке Периремунда Герой Империума комиссар Кайафас Каин рассчитывал отдохнуть от необходимости геройствовать. Казалось бы, всех проблем на Периремунде — участившиеся теракты да дурак-губернатор. Ну еще генокрадов немножко и рой тиранидов на подходе. Культ Хаоса с психованными псайкерами-убийцами. Беглый техножрец с варповой штукой, от которой неизвестно чего ждать. Фанатичные Сестры Битвы, подчиняющиеся спятившему инквизитору. Курорт, а не планета, для полного комфорта ей не хватало только орбитальной бомбардировки.

После долгой и выдающейся карьеры комиссар Кайафас Каин, знаменитый защитник Империума от многочисленных врагов, наслаждается заслуженной пенсией на Перлии, обучая недорослей в Схола Прогениум комиссарскому ремеслу. После очистки Перлии от остатков орочьего вторжения на планете стало тихо и спокойно, если и возникают какие-нибудь тираниды, то для поддержания хорошей формы это даже неплохо. Однако очередной Черный крестовый поход — штука посерьезнее. И когда силы Хаоса обрушатся на Перлию, хитроумному комиссару придется снова проявить себя, чтобы сохранить звание Героя Империума, собственную шкуру и заодно всю планету. Самый героический трус Империума нехотя возвращается на передовую!

Кайафас Каин — герой Империума, суровый, но справедливый комиссар Имперской Гвардии, сражавшийся с самыми кошмарными обитателями Галактики. А еще он очень скромный и застенчивый человек. В том смысле, что не прочь отсидеться за стеночкой и вообще не любитель лезть на рожон. Но Вселенная, похоже, уверена, что этот бестрепетный воин просто обожает бросаться грудью на амбразуру и влезать в самые рискованные предприятия, и поэтому всячески старается предоставить ему такую возможность.

Вот и на этот раз, приняв на свое попечительство вновь образованный Вальхалльский полк Гвардии, Каин оказался втянут в круговорот дипломатических ходов, политических интриг и боевых действий на планете Гравалакс. И любая попытка отвертеться от очередной ложечки круто заваренной каши лишь ближе подводит его к самому котлу.

Популярные книги в жанре Эпическая фантастика

Когда отряд с "Энтерпрайза" материализовался на Гамма Гидры Четыре, Роберта Джонсона нигде не было видно. Фактически никого не было видно, и место их прибытия, которое напоминало поле в Канзасе в середине августа, было сверхъестественно жутко молчаливым.

Светило очень яркое солнце, всюду была видна разнообразная зелень, ощущалось даже трепетание горячих волн над соседним лучом. Но все звуки жизни отсутствовали: ни насекомых, ни животных, ни людей. Все говорило о том, что это был именно район штаба экспедиции Джонсона. Неподалеку они увидели готовые домики.

Даже не знай Кирк, что Тир Акаар является верховным вождём десяти племён Сереса, он в первый же миг, материализовавшись со Споком и Маккоем перед посёлком, понял бы, что Акаары принадлежат к высшей знати. Перед каждым из шатров, раскинутых на окаймлённой кустарником поляне, был установлен шест с родовым знаменем, и на каждом из этих шестов выше родового знамени было укреплено знамя племени Акаара с изображением летящих птиц.

Несколько мужчин и женщин, одетых в яркие одежды простого покроя, с изумлением воззрились на троих с «Энтерпрайза», возникших перед ними буквально ниоткуда, но тут же поспешно исчезли в своих жилищах, едва из самого большого шатра вышел ещё один туземец. На нём была простая чёрная туника с вышитой на плече птицей. Ему было около сорока пяти лет, и выглядел он худощавым и крепким, как ремень из дублёной кожи. Глядя прямо в лицо Кирку, он приложил правый кулак к сердцу, а затем вытянул руку перед собой ладонью вверх. Угадать смысл жеста было нетрудно: моё сердце и всё, что у меня есть, открыто тебе.

Полученные Кирком распоряжения были просты. Он должен был "оказывать содействие" своему пассажиру с планеты Троя, имеющему какую-то тайную миссию.

Сложности представлял подтекст инструкций. Во-первых, миссия посла была совершенно секретна. Во-вторых, его переговоры затрагивали известный своей враждебностью народ соседней планеты Элас. Вдобавок к той головной боли, которую представляло собой "оказание содействия", обе планеты были расположены в той звездной системе, на которую претендовала империя Клингона. Входом в систему "Энтерпрайз" навлекал на себя гнев Клингона за нарушение его права владения.

Два солнца низко висели на бирюзовом небе. Верхнее было раздувшимся, багровым, сплющенным овалом, который давал совсем немного тепла. Нижнее солнце было всего лишь блестящей бело-голубой точкой света. Горизонт вдоль бескрайней почти плоской равнины, блестящей кристаллическими структурами, стал медно-зеленого цвета – цвета крови Спока. Гряда кобальтово-синих вулканических конусов вонзала свои острые пики в небо, и каждая гора отбрасывала на равнину две заостренные тени: одну темно-фиолетовую, другую более бледную – серо-зеленую.

Звездная дата 5.1312 была значительной для американского звездного корабля "Энтерпрайз". Сна знаменовала день его первой вылазки за пределы Галактики. На экране в зале заседаний была непривычная картина – редеющие огоньки звезд отступали перед бездонной темнотой, лишь кое-где нарушенной молочными светящимися пятнами, свидетельствовавшими о существовании иных галактик на расстоянии миллионов световых лет.

Кирк и Спок за шахматной доской подняли головы, чтобы посмотреть в центр экрана. На нем, еще невидимый, присутствовал объект, непостижимым образом излучавший позывные космического корабля, уже два столетия считавшегося пропавшим без вести.

Кадет Кэтрин Джэйнвэй крепко обняла свою закадычную подругу Анну Мэрс.

– Все будет отлично – сказала она, пытаясь придать своему голосу нотки оптимизма. Это было весьма непросто, если учесть, что на данный момент она оптимизма совершенно не ощущала.

– Конечно, все будет отлично – ответила Анна – я вообще-то о тебе беспокоюсь.

– Ох, да не беспокойтесь вы за Кэтрин – Блейк Томас незаметно подставил Кэтрин свое плечо – да в «Парижские квадраты» она сделает любого курсанта общаги в мгновение ока.

Клингонский капитан не мог не понимать, что против "Энтерпрайза" у его маленького разведывательного корабля нет ни малейшего шанса – в конце концов, клингоны были знатоками во всём, что касалось войны. И всё же он приказал открыть огонь, едва "Энтерпрайз" приблизился к планете Органиа.

Ответный залп фазеров "Энтерпрайза" мгновенно разнёс клингонский разведчик на мелкие кусочки, но сам факт нападения свидетельствовал, что клингоны твёрдо настроены не позволить Федерации использовать эту планету в качестве базы. Сказать по правде, Органиа не представляла значительной ценности ни для одной из сторон – сельскохозяйственная планета, населённая земледельцами и скотоводами, не имевшими ни опыта в ведении войн, ни малейшего желания воевать. Тем не менее, стратегически она являлась единственной планетой класса М в спорной зоне, переговоры за обладание которой уже зашли в тупик и были прекращены. То была, по мнению Кирка, очередная Армения, очередная Бельгия – маленькая, слабая, не воинственная страна, которой случилось оказаться на пути, удобном для вторжения.

Под палящим солнцем Зенекса Фалькар посмотрел на остатки своего отряда и решил что проблему можно рассмотреть по-философски

– Убить подростка – это понятное желание, – высказался он, – но не часто для этого посылают армию солдат.

К его удивлению, солдаты рассмеялись на эту шутку. Было удивительно что в них осталось вообще какое-нибудь веселье, потому что схватка с Зенексианами была не только жестокой, но и совершенно бесплодной. Хотя совершенно не бесплодной для самих Зенексиан.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ролло Мэй - один из самых известных в мире психиатров, удостоенный Золотой медали Американской психологической ассоциации, отмечающей "изящество, остроумие и стиль" его книг, неоднократно попадавших в списки бестселлеров. Предлагаемая книга содержит блестящий анализ любви и воли как фундаментальных измерений человеческого бытия и их исторической перспективе и актуальной феноменологии. Автор убедительно демонстрирует: расширение горизонтов сознания достижимо только на пути возрождения единства любви и воли, в котором можно найти новые источники смысла существования в нашем шизоидном мире.

Восемнадцать ноль-ноль. Низкое солнце прямой наводкой беспощадно лупит по окнам. Кондишн астматически хрипит, с трудом выдыхая жалкое облачко прохладного воздуха на метр от себя. Я с остервенением стаскиваю с рук резиновые перчатки, отвратительные, как лягушачья кожа, и швыряю в корзину. Корзина наполнена до краев, и лягушачья кожа лохмотьями вылезает наружу.

— Тося, много там еще? Скажи, что прием окончен.

Я сажусь за стол и включаю вентилятор. Теплая волна мягко обдувает лицо и на какое-то время даже приносит ощущение прохлады. Несколько мгновений я кайфую.

Кундера Милан родился в 1929 году, чешский прозаик, драматург, поэт, эссеист. В 1975 году эмигрировал во Францию. Автор романов «Шутка» (1967), «Жизнь — не здесь» (1970), «Невыносимая легкость бытия» (1984) и др. Публикуемая повесть входит в сборник «Смешные любовные истории» (1963).

София Гринслейд отчаялась встретить любовь и все силы отдает воспитанию осиротевших сестры и братишки, а еще работе в больнице. Ей невдомек, что надменный голландский аристократ, доктор ван Остервельд, станет самым дорогим для нее человеком.