Собачья свадьба

Андрей Всеволодович ДМИТРУК

СОБАЧЬЯ СВАДЬБА

Компания подобралась тертая. Олег Краев, естественно, был ее центром. Алечка, Алевтиночка, райская птица - казалась вроде бы поживописней и хохотала, нарочито оголяя зубы. Но ее центром никто не считал, несмотря на умопомрачительный кожаный плащ до земли, и мешковатый комбинезон нежнейшего цвета сакуры, и звенящее тонкое золото в ушах. Алечка была попросту глянцевой обложкой Краева. Второй мужчина, Гарик Халзан, также имел при себе ходячую выставку - сметанно-белую, рыхлую Надюху. Но, хотя ее ленивые двадцатилетние телеса и стискивал атлас пополам с лайкой, и украшали все нужные ярлыки, - разбор тут был пониже. Остальные сегодняшние спутники вообще в счет не шли. Прихлебатель, добровольный шут с необычайно подвижной физиономией, корчившей из себя анекдотического одессита. И с ним - две какие-то худые, тщательно встрепанные девицы, отчаянно робевшие рядом с валютной богиней Алечкой.

Другие книги автора Андрей Всеволодович Дмитрук

В книгу вошли первая и вторая части дилогии «Битва богов»: «Мы лишь пена морская» и «Хроника тысячелетней войны».

В первой части нас встречает ожившая глубочайшая древность с ее жестокой реальностью працивилизации, технические артефакты, созданные на уровне технологий XX века, всемирная катастрофа и гибель сверхцивилизации.

Вторая часть открывает панораму Второй мировой войны. Действие происходит в фашистском Третьем Райхе и в загадочном мистическом Тибете. Именно туда, в заоблачную гималайскую высь, в легендарную страну Меру-Агарти, оккультный Черный Орден СС направляет своего посланца за смертельными знаниями для создания «Оружия возмездия».

Андрей Дмитрук

Чудо

Гравиход опустился, подмяв одуванчики. Вся семья отставила недопитые стаканы и смотрела, как приближается незнакомый мужчина.

Он шел по колено в траве меж двумя рядами яблонь - старый и крепкий, одетый в черную кожу. Углы его рта были навсегда опущены, улыбка только приподнимала губы над передними зубами; седой "ежик" подползал к самым бровям и шевелился вместе с ними.

Мужчина остановился перед чайным столом.

Индра, имперский стажер на полузабытом богом армейском посту, Арджуна, маленький абориген, пригретый солдатней и ненавидящий таких же как он, Вирайя, бывший архитектор, почти иерофант, будущий беглец... Всемогущий Орден, всевидящая глава религиозно-полицейского государства, ядерные грибы взрывов Сестер Смерти — такая-вот Атлантида, непоколебимая и бескопромиссная — да только летит к планете комета, и один из ее маленьких спутников обязательно упадет в океан, смывая копошащуюся людскую пену...

Гулкий мелодичный удар, подобный аккорду, взятому на басах органа, прокатился в бестеневом круглом зале, под молочно сиявшим куполом. Посреди равнины пола, в зеленом фосфорическом кругу, призрачным вихрем завертелись сполохи, образуя зыбкий конус.

Алия Месрин подалась вперед; смуглое скуластое лицо ее осталось невозмутимым, но руки резко сжались в кулаки.

Валентин Лобанов и Уве Бьернсон, стоявшие за спиной начальницы Станции среди инженеров и операторов, невольно шагнули друг к другу, соприкоснулись плечами. Зеленоватый конус сгустился, стал плотным, как луч прожектора, и в широком основании его проглянули объемы будто бы человеческого тела, простертого на полу.

Дмитрук А. Следы на траве: Фантастические повести и рассказы. / Худ. М. Турбовской. — М.: Молодая гвардия, 1990. — (Библиотека советской фантастики). — 256 стр., 1р. 50к., 100 000 экз. — подписано в печать 28.09.90 г.

Сборник научно-фантастических повестей и рассказов ставит сложные проблемы взаимоотношений человека с живой природой, рассматривает варианты развития земных обществ.

Сборник фантастики, составленный и изданный Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» по материалам семинара, состоявшегося в Ялте в январе-феврале 1991 года.

«Эта страна зовётся — Сувер, и там сегодня нашим посланником пробита брешь в доселе непроницаемой обороне света! Туда отправляется флот, который вы видите, чтобы вступить во владение краем, где скоро выйдет наземь Тот, Чьё имя…»

Андрей Дмитрук

Скользящий по морю жизни

Перед рассветом 14 мая 19... года "ночные люди" из магической общины Пра Бхата, уже потрясшей страну невиданными злодеяниями, захватили одну из важнейших стратегических ракетных баз. Одетые в черные шелковые халаты и маски лемуров, смертники вороньем обрушились на ограду.

Повторяю, база была одной из важнейших. "Аякс", в просторечии "спейс фортресс", космическая крепость, - вы слышали об этом драконе последних лет перед разоружением? В его брюхе притаился, сжавшись до размеров железнодорожной цистерны, радиоактивный пустырь чуть поменьше Бельгии.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Николай ДОМБРОВСКИЙ

СУДЬБА ХАЙДА

Научно-фантастический рассказ

"Человек использует лишь ничтожнейшую часть тех возможностей, что в нем заложены от рождения, - объяснял нам круглый маленький человечек, уютно расположившийся в углу дивана с чашкой чая в руке. - Нам трудно себе представить, какие залежи ловкости, мощи и гения в нас таятся".

"Мы слегка о том наслышаны, - отвечал мой друг, слабо улыбнувшись. В дни моей юности, только и было разговоров, что о скорочтении, гипеопедии и возможности временно превратиться в гения под действием гипноза".

Николай Елин, Владимир Кашаев

СВЕЖАЯ РЫБКА

Рынок был тих и малолюден. Две старушки в низко надвинутых платках продавали яблоки, да какой-то старик в плаще время от времени бодро покрикивал:

- А ну, кому рыбки? Кто забыл свежей рыбки купить?

- Чего-то рыба у тебя какая-то помятая,- остановился возле него хозяйственного вида мужчина с авоськой.Небось издалека вёз? Поди, где-нибудь в Песчанке наловил?

- Ещё чего! - обиделся старик.- Ни в какой не в Песчанке, а в нашей Каменке. Если бы в Песчанке, то рыба керосином бы пахла, а эта, сам видишь, скипидаром отдаёт. Значит, наша, каменская...

Влад Чопоров

Старые вещи

(из историй Второго Могильщика)

Почему в дешевых ганстерских фильмах пистолеты хороших парней всегда метче таких же пистолетов плохих? Я раньше думал, что это всего-лишь расхожий штамп. Раньше, до того, как этот парень пустился в долгое путешествие по вечности с кратковременной остановкой на моем кладбище.

Старые вещи, наши любимые вещи. Что мы успеваем узнать о них, пока живы? Он узнал многое в свои последние минуты...

Влад Чопоров

В городе Киеве

pассказик

Как обычно после бессмысленного сидения на работе и утомляющей беготни по магазинам Галине Сергеевне предстояло решить, как добираться домой. Трясясь в стареньком автобусе, она напряженно раздумывала, какой путь выбрать. Можно было, выйдя через несколько остановок, перебраться, ругая наглых водителей, через шумный и обессветофоренный проспект на другую сторону, и там сесть в усатый троллейбус, который сперва начнет нарезать круги по городу, а потом выплюнет ее с другого края родного квартала. И придется топать темными дворами, едва освещаемыми светом из окон. Другой путь намного короче и спокойней. Выйдя на той же самой остановке, можно нырнуть в дырку в заборе некогда важного, а теперь уже несколько лет как обанкротившегося и абсолютно заброшенного завода. И через десять минут уже будешь дома. Только одна причина заставляла Галину каждый раз решать, какой путь избрать. Страх. И так сердце обмирает идти мимо обветшалых коробок цехов, в которых время от времени что-то гремит или скрипит. А сейчас, зимой, в вечерней темноте - так и вообще помереть можно от ужаса.

Михаил Емцев, Еремей Парнов

Фигуры на плоскости

И все же к концу дня они, не сговариваясь, пересекли невидимую границу района своих исследований и зашагали к Каньону. Михаил шел за Яном, антенна за его плечами покачивалась. Они спустились вниз, прошли несколько поворотов. Внезапно Ян остановился и воскликнул:

- Смотри!

- Каток, - сказал Михаил.

То, что возникло перед ними, напоминало искусственное сооружение. Гладкая, глянцевитая, словно покрытая тонким слоем лака, молочно-белая лента как бы вытекала из песка и уносилась прочь, пропадая в извивах Каньона.

Павел ГУРЕВИЧ

ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

РАСПОРЯДИТЕЛЬ кадровой инфраструктуры Лион Ионин наклонился над мембраной связи и спросил:

- Есть ли кто-нибудь в приемном отсеке?

Робот-страж заиграл всеми цветами радуги и ответил:

- Посетитель... Коэффициент оптимизма приближается к нулевой отметке. Душевная экспрессия - предельная... Вероятная оценка - проситель.

Лион неторопливо поднялся на помост власти:

- Пусть войдет.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ХАЛТУРЩИК

- Как дела, старик? - спросил Воробьёв. - Что пишешь, чем дышишь?

- Да так, - застенчиво потупился Григорьев. - Повесть хочу писать...

- Для души пишешь или для живота?

- Для души, - покраснел Григорьев.

- Молодец, старче, хвалю! - Воробьёв встал на цыпочки и покровительственно похлопал Григорьева по плечу. Писать надо только для души.

- А ещё я сценарий пишу для радио... - приободрился Григорьев.

Николай Елин, Владимир Кашаев

ИНТУИЦИЯ

Погожим летним днем в Академию наук пришёл гражданин в кепке и с газетным свёртком под мышкой. Он тщательно вытер ноги, повесил кепку на гвоздь и только после этого развернул сверток.

- Вот, - скромно сказал он, - принёс...

В газете находились рыбный скелет, увенчанный потрёпанным, видавшим виды хвостом, и закупоренная тряпкой бутылка с вложенным внутрь пожелтевшим листом бумаги.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Дмитрук

Уход и возвращение Региса

...Пятно осталось навсегда. Регис досконально изучил его грушевидную форму, зеленоватый отсвет нижнего края и туманное дробление центра.

Слепого, искалеченного Региса окружили самой нежной заботой. Вечерами его кресло выезжало на балкон. Нора осторожно брала руки мужа, покрытые нежной послеожоговой кожей, и клала их на прохладные подлокотники. Регис пил крепкий чай. Его лицо было почти неизменно обращено к небу, а глаза прикрыты толстыми темными очками.

Андрей Дмитрук

Улыбка капитана Дарванга

Кхен Дарванг притянул штурвал к себе - нежно и твердо, как будто держал за плечи женщину. Исчез расчерченный на полосы и квадраты простор предгорий, стекло уперлось в облачный потолок. Форсаж!

Пилот привычно вообразил, как, мигом отстав от бомбардировщика, где-то валятся на равнину отголоски чудовищного рева. Зябкая дрожь пробегает по рыжим кистям спелого риса. А люди? Люди заняты жатвой. Соломенная труха сыплется на их потные спины, метелки-колосья дружно падают под серпом. Разве что самые юные жнецы глянут вверх из-под ладоней и солидно, по-мужски, заспорят: какой марки самолет?..

Андрей Дмитрук

Вечно новая фантастика

"...На какую-то долю секунды мне почудилось, что я смотрю на дорогу глазами летчика, ведущего к нам эту стрекочущую смерть. На шоссе, беспомощно прислонившись к бровке, неподвижно стояла безоружная машина. Ее длинное тело отчетливо виднелось в перекрестии прицела. Совершенно точно я знал: через пять минут этот человек нас убьет. И тогда что-то сломалось во мне, я распахнул дверцу, вытянул навстречу приближавшемуся вертолету руку с излучателем и нажал кнопку..." "В разных местах планеты - в Гренландии и на Аляске, в Париже и в Москве, Владивостоке и Зеленом городке - повсюду удалось уловить сигналы неизвестного происхождения. Правда, были они чрезвычайно слабы - на грани чувствительности аппаратуры... Удалось установить, что источник слабых и размытых сигналов перемещается вокруг Земли со значительной скоростью, все время меняя плоскость вращения". "Лавина несла его в узкий проран между обледенелыми скалами. Это было не страшно. Он бежал в бурном снежном потоке настречу ветру и громко смеялся. И гордо кричал, перекрывая гул грозной стихии: "Старт! Старт, дикая кошка, старт!"-и знал, что непременно поднимется в воздух, и видел, как падают в пропасть обломки утесов, и ступни быстро бегущих ног его были больше этих обломков. Ветер подставил ему свою упругую грудь - он взлетел и, смеясь, распростер напряженные под напором воздушного потока руки над клубящимся снежной пылью ущельем, и белые вершины Гималаев постепенно становились ниже траектории его полета, а над вершинами расцветала исполинская снежная роза". Три автора - очень разных. Три повести - совершенно непохожих друг на друга. Три разноликих сюжета. Что их объединяет? Во-первых, принадлежность к фантастике - возможно, и не слишком научной, но такой увлекательной, рисующей красочные, невероятные миры. Во-вторых... Впрочем, об этом позже. Сначала о самих произведениях. Евгений Гуляковский, "Шорох прибоя". Повесть, выдержанная в жанре фантастического детектива, и надо сказать - умело выдержанная: не хочется отрываться, пока не дочитана последняя страница. Под напряженной интригой, как под яркой рекламной упаковкой - серьезная и тревожная мысль. Вызванная из морских глубин безответственными разрушителями природы, наступает на сушу некая грозная, загадочная, возможно, и разумная, но смертельно опасная для людей жизнь. Она не агрессивна. Это - ответ океана, изнемогающего от ядовитых стоков, мусора, радиоактивных отходов... Владимир Михановский, "Элы". Добрая, старая, в хорошем смысле традиционная фантастика, легко и уверенно переносящая читателя из повседневности в страну чудес. Тема Контакта, привычная и бессмертная, как, скажем, тема любовного треугольника. Еще один вариант встречи человека с внеземным разумом; встречи, которая заставляет по-новому взглянуть на Вселенную, на самих себя, переосмыслить привычные стереотипы. Сергей Павлов, "Мягкие зеркала". Вторая, завершающая часть знаменитого романа "Лунная радуга", одного из своеобразнейших произведений советской фантастики последних десятилетий. Многим она знакома - но я почему-то уверен, что далеко не у всех любителей фантастики эта книга стоит на полке. Теперь положение можно легко исправить. Тираж позволяет. Кто хочет узнать разгадку жгучих тайн "черного следа", призраков погибших космонавтов, нечеловеческого преображения уцелевших участников экспедиции на Оберон - тот, несомненно, приобретет "Мягкие зеркала". Именно приобретет, а не возьмет на время у друга, поскольку роман хочется перечитывать снова и снова. "Шорох прибоя", "Элы" и "Мягкие зеркала" объединены не только своей принадлежностью к одному виду литературы. У них - общая обложка. Хочется верить, что широко популярное издание сделает подобные выпуски традицией.

Андрей Дмитрук

Ветви Большого Дома

I. "8 августа. 14 часов 51 минута восточного стандартного времени. Высота Солнца 68°10'5". Координаты: 5°29' южной широты, 116°14' западной долготы. За истекшие сутки пройдено 58 миль".

Окончив писать, Петр подул на страницу,-- чернила высохли не сразу,-поставил перо в бамбуковый стаканчик, прикрепленный к столу, закрыл журнал, положил его в ящик и запер на ключ. Здесь аккуратность не была прихотью. Если бы они не закрепляли и не прятали мелкие предметы, первый же удар волны принес бы хаос.