Снежная книга

Тихо в зимнем лесу. Настолько тихо, что слышен звон в ушах после быстрого перехода на лыжах. Ничто не мешает сидеть на поваленном дереве и думать в этой звенящей тишине. Зимний притихший лес — это рабочий кабинет натуралиста.

Хотя и тихо в зимнем лесу, однако это не значит, что в нем мало жизни. Ночные обитатели леса обычно только в сумерки начинают свою жизнь. Она интересна, но невидима для нас под покровом ночной темноты. Однако цепочки и бисер следов шаг за шагом, прыжок за прыжком записываются на снегу — в Снежной книге леса. Утром можно прочесть все, что делали ночью звери, зверьки и даже некоторые птицы. Снежная книга правдиво и точно рассказывает о жизни леса каждому «грамотному», кто умеет читать по следам. Грамота эта не сложна, но она требует большого терпения. Кроме того, надо еще затратить и немало труда. За одну ночь какой-нибудь хорек может набегать до двадцати километров. Бывает и так, что короткого зимнего дня нехватит, чтобы прочесть все до точки — норы, куда скрылся хорек перед рассветом, чтобы скоротать там день. А ночью может пойти снег и тогда уже не удастся дочитать начатой вчера главы о ночной жизни хорька. Во время «чтения» зевать не приходится. В Снежной книге видны только следы, а не животные. Но ведь в любой книге тоже не видишь самих живых героев, а только представляешь их себе со слов писателя. Зато в Снежной книге видна природная обстановка, в которой действуют герои.

Другие книги автора Максим Дмитриевич Зверев

Интересна история столицы Казахстана. Археологи и сегодня удивляют нас находками и открытиями.

Известный детский писатель М. Зверев посвятил эту приключенческую повесть одной захватывающей исторической гипотезе.

Книга рассказов и повестей старейшего писателя-натуралиста и учёного Максима Дмитриевича Зверева.

Много десятилетий провел писатель в горах Тянь-Шаня, в степях и пустынях, накопил интересные наблюдения, написал немало книг о природе Казахстана и Сибири. В книгу «Хозяин небесных гор» наряду с произведениями уже издававшимися, такими, например, как повесть «Волчок из Бетпак-Далы», в книгу вошли новые рассказы: «Под тропой архаров», «Беглец» и другие.

Рассказы писателя-натуралиста Максима Дмитриевича Зверева, собранные в книге «Таинственные перья», — это новые странички из жизни нашей природы. Помимо рассказов об интересных случаях и маленьких открытиях из богатой приключениями жизни автора, в сборник вошло большое повествование о волках в безлюдной пустыне Бетпак-Дала и в горах Тянь-Шаня. Волки живут там совсем не так, как у нас в средней полосе. Из некоторых рассказов читатели узнают о неразгаданных тайнах в жизни зверей и птиц. Разгадать эти тайны — задача, которую должны поставить перед собой школьники, юные исследователи природы.

Для начальной школы.

Весна. В родной лес прилетают птицы. Все радуются весне и обустраиваются на новом месте. И вдруг в этой кутерьме у малиновки пропадают яички. Все стараются разобраться, кто же это делает. Об этом вы узнаете, прочитав эту сказку.

По дну узкого ущелья Заилийского Ала-Тау мчится поток. Белая пена и брызги летят в стороны, смачивая прибрежные камни. Густые ели закрыли, как зеленой занавесью, крутой северный склон. Шум воды заглушает все другие звуки. Только резкий крик кедровки долетает из ельников.

Среди деревьев мелькнуло что-то красное. Послышались детские голоса, веселый смех и фырканье лошадей. На берег речки из ельника спустилась целая вереница ребят с сачками, фотоаппаратами и гербарными сетками. За ними ехал всадник — третьеклассник Нова. Он был самым маленьким из участников похода. Пять вьючных лошадей одна за другой сошли на берег по узкой тропе.

Бетпак-Дала… Издавна эта земля зовется голодной степью. Безжизненными кажутся ее просторы, долог и труден путь по ней от колодца к колодцу. И недаром первые научные экспедиции русских ботаников, зоологов и почвоведов захватили только окраины этой огромной пустыни. Центр ее долго оставался на картах всего мира большим белым пятном. Царское правительство очень плохо изучало далекие окраины. Только после Великой Октябрьской революции советские ученые исследовали этот район и белое пятно исчезло с карты нашей родины.

Лесной объездчик Петренко много раз проезжал мимо одного из отдаленных ущелий Сюгатинских гор, но свернул по нему впервые. За поворотом он наткнулся на родник. Вода в нем громко журчала, сверкая на солнце, и через несколько метров терялась в камнях.

Около воды виднелись следы волков и горных козлов. Кое-где белели обглоданные кости: значит волки караулят у водопоя козлов. Петренко слез с коня, отвязал от седла лопатку с короткой ручкой и быстро расчистил затоптанный выход воды. Родник забил сильнее.

Популярные книги в жанре Природа и животные

Мария Семёнова, автор знаменитого романа «Волкодав», по мотивам которого снят фильм, недавно вышедший на российские экраны, не зря дала самой известной своей книге такое название. Собаковод с многолетним стажем, писательница прекрасно разбирается в жизни четвероногих друзей человека. В сборник «Родная душа», составленный Марией Васильевной, вошли рассказы известных кинологов, посвященные их любимым собакам, — горькие и веселые, сдержанные и полные эмоций. Кроме того, в книгу включены новеллы Семёновой из цикла «Непокобелимый Чейз», которые публикуются на этих страницах впервые.

Весной 1986 года наша небольшая экспедиция работала в горах Джунгарского Алатау. Мы выясняли распространение семиреченского лягушкозуба — тритона, обитающего только в этих местах.

Обследуя одну реку за другой, мы остановились у входа в малолюдное ущелье реки Коктал. В предпоследний день стоянки я решил побывать в верховьях реки. Восемь километров по горной дороге подвез меня наш вездеход, а дальше шла скотопрогонная тропа. В самом ее начале обосновались дорожные рабочие, они как раз подновляли мостики — предстоял перегон овец на высокогорные пастбища — джайляу. Поговорив с ними о том, о сем, я, конечно, спросил их о живности. О тритоне они ничего не знали, а вот маралы и медведи...

Покупка и привыкание 4

Мастера выживания 10

От диких — к домашним животным 11

Виды волнистых попугаев 12

Окрас попугаев 14

Советы, которые необходимо учитывать при покупке волнистых попугаев 15

Практические советы 22

Общение с попугаями в повседневной жизни 24

Необходимое условие — свободный полет 25

Опасности, подстерегающие птиц 27

Правильный уход 34

К вопросу о чистоте 35

Первая книга молодого ставропольского писателя Валентина Копылова— о собаках, которые вынуждены жить вдали от людей, в суровой тайге. Во многом трагичный и горестный рассказ наполнен светлой верой в дружбу человека и собаки. В повести звучит призыв к ответственности за судьбу «братьев наших меньших».

Книгу отличают увлекательный сюжет, яркие картины природы, ощущение взаимосвязанности всего живого мира.

«Так же, как ласточку, любит русский человек скворца, или скворушку. Красивый, блестящий, желтоносый скворушка действительно может привлечь к себе внимание. Такого болтуна и весельчака, пожалуй, не найдешь между нашими птицами…»

Зима нынче выдалась не то что малоснежная, а просто бесснежная. Ну, шутка ли: в январе в лесу можно было ходить в ботинках, не зачерпнув в них, а нескошенные травы на лугах — те и вовсе окостенело торчали во весь рост, белые от изморози. Вот в такую-то пору я и отправился в лес на прогулку.

Но зима есть зима, и какая прогулка без лыж? Пристегнул беговушки — и айда с ветерком по утреннему морозцу на знакомые проселки и еланки.

Бегу и не пойму: то ли это лыжи мои поют под ногами, то ли душа — так хорошо в лесу! Он весь просвечен розовым и голубым. За дальними горами только что поднялось солнце, и холодные лучи его мириадами блесток заиграли на ветвях деревьев, на стылых травах. Столько свету, столько огней, что хоть защитные очки надевай. Но я их нарочно не взял — разве увидишь такую благодать через темные очки?

Фермер лишился урожая, не находит работы, а ему надо кормить жену и троих малышей… Но «было бы желание, а способ найдется» — и герой рассказа обдумал особый способ раздобыть денег.

О том, как автор поехал в пустыню за бабочками, а поймал змею.

©  Владимир Сергеевич Мурзин 

Выбор пустынь у нас богатый, но я давно слышал про пустыню Ероюландуз, что означает "Земля, покрытая солью". Расположена эта пустыня в Бадхызском заповеднике на самой границе с Афганистаном, недалеко от известной всем Кушки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вступительная статья к сборнику фантастических произведений «Крылья ночи».

Премия за достижения в научной фантастике (Премия "Хьюго") в 1958 г. (категория "Роман").

Миллиарды лет идет война между двумя тайными организциями «Пауками» и «Змеями» и ещё миллиарды лет она будет продолжаться. Вперед и назад по времени — бесконечная война за Будущее и Прошлое. Поле битвы — наша память и наша жизнь. В середине войны вне времени и пространства есть Место — где усталые воины времени могут немного отдохнуть...

ТЕМНАЯ СЦЕНА. Затем прожектор освещает глобус из папье-маше, вращающийся сам по себе в центре темноты. Постепенно сцена светлеет, и мы видим декорации гостиной: мягкое кресло, стоящий рядом стол (на столе стоит открытая бутылка с пивом) и шкаф с телевизором поперек комнаты. Под столом стоит холодильник для пикника, полный пива. Вокруг много пустых бутылок. БОГ чувствует себя довольно неплохо. Слева на сцене дверь.

БОГ — здоровенный парень с белой бородой — сидит в кресле, попеременно то читая книгу («Когда с хорошими людьми случаются плохие вещи»), то смотря телевизор. Ему приходится вытягивать шею, чтобы взглянуть на экран, потому что парящий глобус (который, на самом деле, подвешен на веревке, я полагаю) находится на линии взгляда. По ТВ идет комедия положений. БОГ хихикает вместе со смехом за кадром.

Случившееся было в общем-то просто — во всяком случае в начале. А случилось то, что Ребекка Полсон прострелила себе лоб из пистолета 22-го калибра, принадлежавшего Джо, ее мужу. Произошло это во время ее ежегодной весенней генеральной уборки, которая в этом году (как и почти в каждом году) пришлась на середину июня. В таких делах Бека обычно мешкала.

Она стояла на невысокой стремянке и рылась в хламе на верхней полке стенного шкафа в нижнем коридоре, а полсоновский кот, массивный полосатый Оззи Нельсон, сидел в дверях гостиной и наблюдал за ней. Из-за спины Оззи доносились встревоженные голоса полсоновского большого старого «Зенита», который позже стал чем-то далеко превосходящим обычный телевизор.