Снайпер

Маакорф, зардановский снайпер, с первого взгляда узнал снайпера-лабирца. Заняться этим парнем всерьез он собирался уже давно, с той поры, когда тот в один день уложил обоих его братьев.

Отряду, в котором воевал Маакорф, наконец, повезло: бойцы вышли на лабирских партизан, отряд которых им было приказано уничтожить. Теперь они гнали партизан по разбитой дороге под проливным дождем, те драпали на двух грузовиках и на мотоциклах. Лабирский стрелок располагал дальнобойной винтовкой; время от времени он вскидывал ее, но каждый раз опускал вниз.

Другие книги автора Любовь Сергеевна Безбах

Король генетики добился могущества сомнительными методами, однако своими достижениями он обогатил человечество. Достоин ли он осуждения?

Мирное сосуществование планет-государств нарушено бандой, которой удалось собрать целый флот. Остановить агрессора можно, только объединив все флоты Содружества. Сделать это оказалось не так-то просто: каждое государство опасалось отвести от своей планеты военные суда.

На борт пиратского флагмана попадает женщина, бежавшая от правосудия, вина которой под вопросом. Ее необходимо вернуть домой, но предводитель не торопится это сделать.

Бывшие космические флибустьеры осели на открытой ими планете и решили войти в состав Содружества. С этой целью на Землю был направлен парламентер. На него-то и нарвался в космосе сбежавший от несчастной любви страдалец. До Земли парламентер так и не добрался, потому что его похитила банда. Бандиты жестоко поплатились за похищение.

Планета Осень захвачена соседним государством. В это же время космическая банда вырубает на Осени уникальный лес-эндемик. Содружество безуспешно пытается решить проблему цивилизованными методами. И тогда президент Онтарии снова "выкопал свой томагавк".

Связист и лоцман с линкора "Стремительный" угодили в самое пекло.

Склон поросшего лиственницей холма пополз вниз. "Померещилось", — решил Костя Житухин, однако приглушил мотор параплана и плавно заскользил вниз, чтобы рассмотреть холм вблизи. Не померещилось. Холм раздался на шесть частей, которые сместились от центра в стороны. "Что за чертовщина творится за нашим городом?! — удивлялся любитель воздушных прогулок. — Отродясь не видел ничего такого". Костя набрал приличную скорость и завел мотор, выбирая лучший обзор. Между раздавшимися склонами он увидел выкрашенный в хаки купол, который красиво раскрылся лепестками, как бутон. Внутри его Костя разглядел матовый шар. Поверхность шара раскрылась двумя половинами, словно веки глаза, явив на свет хрустально-прозрачный шар поменьше. Посередине хрустального шара темнела замутненная точка или впадина. Сходство с глазом было удивительным. Житухин присвистнул. "И ведь никто ничего не знает, — подумал он. — Вот это сенсация!" Подумав о сенсации, Костя испугался, вмиг покрылся липкой испариной и направил параплан в сторону. Движок взвыл на форсаже. Зрачок "глаза" и мотор связала белая трескучая молния. Стало тихо. Склоны холма сомкнулись. Параплан накренился и плавно пошел на снижение.

Я изрядно запыхалась, пока шла из спальни в ванную. Ф-фу, сто двенадцать килограммов — все же не шутка. Умылась. Затем с брезгливым любопытством изучила свое отражение в большом зеркале. Красота лица изрядно заплыла молодым жирком. Волосы — хоть куда. Пшеничного цвета, с позолотой, мягкие и пышные. Судя по росту — в метрике указаны сто восемьдесят два сантиметра — и по длине ног, шея должна быть длинной. Ее, однако, скрывали складки жира. Грудь могла бы выглядеть эффектно, но ее скрадывало внушительное брюхо. Ляжки в целлюлите колыхались от малейшего движения. Все эти прелести мне придется таскать на себе. Но недолго. Долго в таком безобразии я обитать не собираюсь.

Экспедиция на планете Z-170 работает над письменностью погибшей цивилизации.

Рассказ написан в стиле ранней советской фантастики.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Дмитрий Тарабанов

ШТУРМ "КНИЖНОЙ ПОЛКИ"

рассказ

Вячеславу Алексееву.

Надеюсь, этот рассказ не выйдет

за границы жанра.

Охранный инбот, прокатываясь по основной магистрали входящего канала, ужасающе шевелил филерами. При виде этих ворсистых отростков сердце мое, оставленное где-то позади в аналоговом мире, забилось чаще. Радиус самовозбуждаемости моего виртуального образа был несколько снижен, благодаря программе КаБета, но ярлык, поцепленный таможенными системами при входе, мог рассекретить меня и выделить среди основных пользователей. Когда инбот скрылся за поворотом, я перешагнул через магистраль, оказавшись в следующем секторе. Секунды две пейзаж передо мной был составлен из репящих полос, стекающихся в реки и бьющих фонтаном. Потом браузер совместил подходящий образ с информационной моделью, чтобы мой мозг смог представить двоичное буйство в виде какой-нибудь вполне реальной среды. Библиотеки, супермаркета, музея - чего угодно! Пока браузер не выдал изображения, я не спешил двигаться. Звук бегущих электронов, с которым я уже свыкся за время промоушенской практики, походил на рев толпы - и возбудителем его мог быть кто угодно. Даже полчище инботов в форме переваренных сосисок. Полностью покрытые филерами. Браузер щелкнул, вспыхнуло изображение, черно-белые линии потекли, трансформируясь в палатки, костры, оружейные батареи... Я оказался в яме, по краям которой громоздились мешки с песком. По правую руку, натужно сопя, лежал инбот, непонятного происхождения. Ярко-белая модель, не покрытая текстурой, головной убор как у солдат наполеоновской армии. Парящий в сантиметре от его головы маркер "Русская фантастика" подтверждал, что я все еще нахожусь на сервер-ворлде. Удивительно, что инбот меня не заметил. Я еще раз глянул на его безмятежно распростершуюся белесую фигуру. Нет филеров. Наверняка, конструкторы сервера думали, что я окажусь в самом логове еще неоперившихся инботов, где их кишмя, описаюсь и дисконнектом домой. Гуманисты эти русэфовцы. Знают, что на сервер к ним фэны только и заходят. А фэны - это же как сестры-братья. Если филер - санкционируемая государством охранная единица, закрепленная на инботе, - выловит непрошенного гостя, то на него открывается и виртуальная, и вполне реальная папка в уголовном отделе на этот раз РосЭфа, и наказание будет определено очень даже реальное. А фэнов-то и так немного, в основном фантасты... Потому я поднялся, осторожно переступил через малыша-инбота и принялся карабкаться по завалу мешков. Посветив макушкой над краем оборонительной позиции, я составил в кеше панораму лагеря. Лагерь, совокупность палаток, наполненный как минимум тысячей белых фигур, расположившихся в разных позициях, курящих и ругающихся, был окружен кольцевой дорогой, от которой в разные стороны расходились трассы. Трассы - это каналы на серверы-фракции, объединенные общей системой РусЭфа. Чтобы выяснить, какой ведет на "Книжную полку" мне придется проехать не меньше двух километров по кругу, разбирая кодированные надписи на покосившихся от старости доменных дорожных указателях. Идея "проехать", а не пройти, созрела еще до того, как я заметил блуждающих вдоль дороги инботов. Эти были уже зрелые, если не сказать больше. Шевеление противных мне филеров я чувствовал на расстоянии. Дальше, наверное, будет еще хуже. Но что только не сделаешь, ради карьеры... Скатившись с завала, я прокрался к телеге, на которой покоился всего один инбот. Снять его с телеги оказалось непростой задачей. Сперва я подумал, что было бы неплохо запустить в него камнем, и сделать вид, что безобразничал другой инбот, но воображение подсказало, что столь безобидный с виду белый-голый может превратиться в переваренную сосиску и всколыхнуть спокойствие лагеря филерной атакой. Эта подсказка охладила мой пыл, и я решил просто ждать. В течение часа инбот оставался неподвижным. В смысле, относительно телеги он не двигался ни на пиксел, но ежеминутно выполнял суетливые движения: ковырял соломкой в зубах, белизне которой позавидовала бы любая телезвезда, или тщательно вычесывал монолитные волосы. Я порядком утомился и единственным подходящим решением, которое я не то чтобы взлелеял, а высосал из пальца, было следующее. Открыв редакторское окно в браузере, я принялся разоблачаться. Из аттачмента я брал немного, всего две вещи, и самой ненужной из них оказалась программа, написанная КаБетом. Создать файлы внутри сервер-ворлда такого масштаба невозможно, а вот переделать уже занесенный файл, не переименовывая - сколь душе угодно. Парень целую ночь ломал над программой голову, а мне удалось поломать ее в течении считанных минут. Из серой условной коробочки с ярлыком prohakk.exe вскоре удалось сформировать опасно анахроническую модель машинки, прикрепить к ней колеса, поставить на них цикл, прикалбасить крючок да еще прописать командную строчку с постоянным запросом на охранные каталоги сервера после двенадцатого колесного цикла. Поставив машинку возле ноги инбота так, чтобы крючок ухватил белого за штанину и поволок прочь, я завел пружину - и что силы рванул к сиденью тележки. Зажужжал звуковой эмулятор машинки, используя миди-архив браузера, послышался шорох - и пронзительный писк. Я рванул поводья. Лошади заржали и потащили мою телегу к дороге. Инбот не стал меня преследовать, его тело распухло и обросло филерами - я чувствовал это спиной. Впереди лежала добрая треть лагеря, и из-под ног несущихся во всю прыть лошадей еле-еле успевали выскочить зазевавшиеся инботы. Над блестящими от мышц черными спинами лошадей метались белые фигуры, а я, сжатый от напряжения в комок, правил повозкой. Инботы хорошо справлялись с главной задачей - уворачиваться от телеги, - и пропускали меня к дороге. У окружной дороги я чуть притормозил, позволяя и себе и лошадям отдышаться - и пропуская вразвалочку ползущего инбота-пончика. Едва колесо телеги выкатилось на дорогу, произошло двоякое изменение. С одной стороны, принайприятнейшее, - телега в миг обернулась хорошеньким грузовичком, я почувтсвовал себя выше-мягче, а лошадей и след простыл, с другой стороны - нечего вообще говорить. Посаженные на одинаковые расстояния броненосцы-инботы, как ошпаренные, носились по дороге. Со скоростью километров 80 в час. Моей единственной задачей было встрять между ними. Повернув грузовик так, чтобы его было проще вывести на дорогу, я стал ждать. Вскоре цикличное мелькание стало восприниматься как обыденность. Подобные трюки каждый не раз прдолывал, забавляясь в глупенькие аркадные игрушки, вроде "Руны". Сделать это без тренировки, сэйвов - и за один раз, - представлялось мне предприятием не из легких. За пятым инботом я и покатитлся. Едва его ярлык проскочил мимо, я вдавил педаль и вырулил на дорогу. Приходилось ехать рывками и следить, чтобы ни впереди-, ни сзадиидущий инботы не приближались к моей машине слишком близко. Время от времени по правую руку проносились бело-голубые указатели. "История фэндома" "Фэнтези.ру" "Патенты" "Миры русских фантастов" "Книжная полка" Тут я выкрутил руль, направляя грузовик на указанную дорогу. Инбот проскочил в опасной близости, так что я даже не увидел его в зеркале дальнего вида. Браузер сопроводил вспышкой очередную метаморфозу. Степной пейзаж по бокам дороги исчез, провалившись в пропасть вкупе с кюветом. Осталась сама дорога, ухабистая и неровная, с выбоинами и задымленностями - словно здесь не один грузовик взорваться успел. Дорогу давно не ремонтировали, "Книжная полка" была стационарным разделом, с наложенным на ее изменение мораторием (опять-таки, закон РосЭфа), и народ валил на сервер-ворлд "Миров русских фантастов", особенно засиживаясь в Выбраковке и "Диких Землях". Но у меня, точно как у тысяч других типа-фантастов, здесь было дело. Справляться с управлением поначалу было сложно, но потом я свыкся. Все-таки не раз приходилось по нашим дорогам водить. Пусть не грузовик, но... Инботов не было и факт их отсутствия меня настораживал. Не просто так по бокам канала пропасть зияет. Не для красоты и устрашения. Тот, кто сюда доберется, уж наверняка ничего от хронического тщеславия не боится. Мои опасения оправдались. В самом конце уходящей вперед серой ленты-дороги, маячил синий ярлык "Русской фантастики". Впереди дорогу мне преграждал инбот. А сворачивать было некуда. Вскоре стало ясно, что инбот не просто преграждает дорогу, а нагло на ней покоится, растянувшись во всю длину, и концы переваренной, покрытой филерами огроменной сосиски свешиваются с краев дороги. Переваренная сосиска! Как в старой пословице про то, что тебя съели, - у меня было два направления действия. Первое - обратно до первой выходной папки, и домой с обломавшейся самоуверенностью. Второе - ехать дальше. Вполне возможно, что инбот сможет уничтожить мой грузовик, так как является он частью виртуальной вселенной сервера, а я получу серьезный шок, от которого могу и не очухаться вовсе. Были и другие варианты смерти. Не отпуская педаль, я повел машину ближе к правому краю, готовясь сигануть через предусмотрительно открытую дверь. Сосиска приближалась, а моей единственной мыслью было - насколько больно человеку, который выпрыгивает из несущегося на полной скорости ВЫСОКОГО грузовика? Так или иначе, за сто метров до неотвратимого уже столкновения я сгруппировался как мог - и выпрыгнул. Постепенное погашение скорости тела я воспринимал хороводом ушибов и ударов, перенимая, как калька, все неровности русской дороги. Как я не перекатился через край - не знаю. Такое бывает только в русской фантастике. Где-то слева прогремел взрыв - как я и ожидал. Громада почерневшего грузовика проревела надо мной, оставляя дымный шлейф, и юркнула в пропасть. Я вскочил на ноги, и побежал по дороге, огибая ошметки плоти с уже не функционирующими филерами. Через двести метров бега трусцой я достиг арки с синей надписью: "Книжная полка". Серое репение. Браузер просматривает корневые каталоги, подыскивая лучший образ. Что-то медленно он сегодня работает... Браузер выбрал кунсткамеру. Никогда не думал, что такое чудо как Книжная полка, можно представить в виде циничной кунсткамеры с бесконечными рядами разного рода консерваций. А ведь и впрямь - многие из файлов почти тридцать лет здесь покоятся без изменений, как заспиртованные. В просторном помещении у самого выхода стоял стол. Переписи корневого каталога /books на месте не было. Само собой, лежал бы "индекс" на дубовой столешнице - в Москве и в других городах-зеркалах продолжали жечь сервера. Достаточно для одной истории Александрийской библиотеки и Московского сервера. Придется ориентироваться самостоятельно. В первом ряду был размещен старый слепок архива где-то по 500-ый раздел. Одним из первых был Владимир "Воха" Васильев с архивом ксеноконсерваций. Секции шли в алфавитном порядке и я поспешил пролистать до середины. Чудом попал на широченный раздел закупоренных в огромные банки с мутной жидкостью детей. Одни - с крыльями, другие - с бластерами и мечами. Лукьяненко. Знакомая фамилия старого многотомного мэтра вызвала усмешку. Мартьянов. Пролистал вперед. Шефнер. Штерн. Неплохо. Во втором ряду дела пошли на взлет. Тут счет дошел до 1022. Вычурных и неблагозвучных фамилий стало больше. В третьем ряду - всего их было пять, - мне и следовало искать необходимую папку. Среди всего этого творческого безобразия редко попадались разжившиеся на большие тексты отделы. Если есть что-то, то повестушка с названием "Семя дракона" или "Зловещая смертоносность (Убийственная напасть 2)". Поговаривали как-то, что тексты эти вовсе не люди писали, а комбинационные программы, эволюционировавшие от "Определителя авторства текста". Потому имена варьировали от Дай Кеча до Корвина Варвара. Было много киберпанка, а кто лучше напишет киберпанк, нежели сама программа? И вот папка, на которую я покушался с тех пор как ревизорским ходом на нее надыбал. Имя автора, как и сотни других имен, вам ничего бы не сказало. Я аккуратно пробрался в "индекс" каталога безликого неплодовитого автора и, подняв на руки текст-банку с совсем не русским названием на этикетке, грохнул ее о пол. Файл с миди-звоном разлетелся на байты. Достав из аттачмента свежую 31-килобайтную баночку с закруткой, еще теплую, я определил ее в нужное место. Теперь я был официальным реестровым фантастом до времени моратория. Стоя перед памятником себе, я собирался с силами. Выходить сейчас через дисконнект нельзя - филеры просекут уже отслеженный при входе канал. Придется выбираться обратным путем. - Да, ты прав, гораздо лучше смотрится. Я обернулся на голос. Передо мной стоял старик, седоватый, лысоватый, в синей футболке, с каэлэфным беджем любителя. По значимости на РусЭфе это было нечто вроде Медали Вседозволенности в Лабиринтовской эмуляции на Мирах. Был бэдж не у многих. У избранных. Вдобавок ко всему, старик держал в руках папку "индекса" корневого каталога. - Ты не волнуйся, я здесь - фэном теперь работаю, - он пожал плечами. - Вы кто? - Может, слышал когда-ниудь... Дмитрий Ватолин? Я хмыкнул. - Как же не слышать! Основатель сервера, лет десять редактор. Потом ввел мораторий на присылку файлов недофантастов. Из-за чего был смещен из-за массовых акций протеста. Иногда подкидывает что-то в свою колонку. - Помнят же еще! - он шагнул вперед и дружески пожал мне руку. - Ты же понимаешь, нужно было сделать что-то, чтобы перекрыть дорогу мусору, раз тысячи из них утверждали, что издавали свои рассказы в одном и том же номере "Порога", "Лавки", а то и "Еслей" самих. - Понимаю. И почему "индекс" полки убили, а все ссылки на нее повырезали тоже понимаю. - Повырезали, поудаляли, но суть-то, - он провел рукой вдоль рядов банок. - Суть-то любой фидошник или шарящий пользователь вытащит на поверхность. Как умелый археолог поднимает на поверхность амфоры. А там вместо вина уксус или заплесневевший виноградный сок. Обидно. За родину, сынок, обидно! Он помолчал. - На книжной полке хранят серии с золотым переплетом, а не брошурки с мягким. - Точно, - подытожил я. Мы постояли, глядя на новенькую баночку с закруткой. А эта - похожа на золотой переплет? Ну, пускай, не вычитанная, с неживыми диалогами, одинаковыми "помолчал", "развернулся", "вздохнул"... Но все же свое, родное. - Ты знаешь, мне изменять полку, ровно, как и любому фэну запрещено, но раз уж ты тут, хакер удалой. Давай пройдемся по рядам, попыхтим чуть-чуть, у меня здесь давно в папочке галочки стоят, кому тексты поснимать. Чтобы было так: о фантастах или хорошо - или никак. Сведения не дошли. А я тебе пиво выставлю. Канал у тебя, вроде, московский. - А чего бы не пройтись? - уж слишком задорно воскликнул я. Мерно ведя эмоциональный разговор, мы пошли вдоль рядов воображаемой кунсткамеры чистить Книжную Полку.

Тарасова Татьяна

Небо для талисмана

(роман-фэнтези)

Часть 1.

НАСЛЕДСТВО МУДРЕЦА

Глава 1

Вздох - и огненный глаз Митры, только что торчащий на целую четверть из-за багровой полосы горизонта, провалился в невидимую бездну, в царство мрака, где никогда ещё не бывал человек. Дигон, уверенный в этом так же, как в том, что он - аккериец, покачал головой: какую же зловещую тьму проходит солнце каждую ночь, пока вновь не взойдет над землею? И какой силой обладает оно, если возвращается к людям сквозь сонмы древних демонов, жаждущих пленить его, оставить навеки в смрадном логове своем? Ночная прохлада опустилась к самой траве, увлекая за собою вниз мрак и сон из заоблачной выси. Дигон вытянул из мешка за рукав теплую кожаную куртку на меху - зимнюю форму леведийских наемников - и закутался в нее. Жар от костра отлично согревал его спереди, а волчий мех куртки сзади, так что ночью его могли побеспокоить лишь внезапный дождь да крики праздных дворян и их девиц, что обычно катаются на плоскодонных баржах по темным водам Колота, веселя себя гнусной музыкой и не менее гнусным багесским розовым. Вино сие аккерийцу уже приходилось пробовать: горькое и вязкое, цвета сильно разбавленной крови, с запахом свежей навозной кучи, оно имело все свойства дурман-травы. Вкусивший его попадал, кажется, в иное время и в иной мир. С каждым глотком мозг рассыпался словно песок; в глазах начинали прыгать желтые суслики, коих в Багесе великое множество; ноги и руки немели, но все равно дергались в рваных дикарских ритмах - сопровождалось подобное веселье жутким безумным хохотом и обильным слюнотечением. Похмелье же напоминало воскресение из мертвых, и Дигону тот день запомнился как один из самых печальных в его жизни. Куда приятнее - считал он - налакаться обычного пива, а наутро помочь больной голове ещё парой кружек, чем травить себя багесским розовым, одна бутыль коего, к тому же, стоит дороже доброго коня. Сплюнув в костер, аккериец снова запустил руку в мешок: в маленьком деревенском трактире на границе Эгана и Хоса он прихватил с собой кувшин с пивом - а эганские мастера всегда умели варить темное крепкое пиво, - и теперь пожелал отведать его перед сном, дабы заглушить всякие воспоминания об багесском розовом. Он протолкнул внутрь плотно забившую узкое горлышко сосуда пробку, и, придерживая её соломинкой, начал шумно высасывать ароматный напиток. Когда в кувшине осталось не более трех четвертей, Дигон с сожалением оторвался от него, аккуратно устроил между камней, а сверху прикрыл большим листом лопуха. Сон давно уже трепетал перед очами его своими матово-белыми крыльями, сквозь которые и ночь казалась не так чера, а после пива и веки отяжелели, и мышцы сковал невидимой цепью Хипнош - бог забвения. Рот аккерийца сам собою широко открылся в сладком зевке; мысли спутались как волосы от ветра за день пути. Укладываясь на плащ, похищенный им в том же деревенском трактире у пьяного делопроизводителя, следующего из Иссантии в Канду за невестой, он ощутил вдруг некоторое беспокойство, сходное с тем, какое вызывает обыкновенно чей-либо пристальный взгляд в спину. Встав на колени, Дигон всмотрелся в ночную мглу, заодно напрягая слух и обоняние. Но недвижимо было все вокруг. Редкие деревья стояли твердо, не касаемые сейчас природными капризами вроде бури или землетрясения; кусты чуть подрагивали от сырости и сквозняка; даже тени не мелькнуло в свете языков пламени. И - тишина. Только вечные звуки, на кои привык не обращать внимания человек, слышались отовсюду: шелест листьев и стрекот цикад, шуршание мыши в траве и мягкий плеск волн Колота... Беспокойство усилилось, колючими мурашками пробежав по мощным плечам и рукам аккерийца. Он замер, пытаясь объять весь окружающий его мир, и в тот же момент уловил в ночной музыке нечто лишнее, постороннее, а доносилось сие со стороны реки. Не теряя и вздоха Дигон вскочил, пригнувшись, ринулся к берегу Колота, оскальзываясь на влажной глине. От зацветшей воды тянуло болотной хлябью; под ногами аккерийца чавкнула мокрая зелень, покрывшая реку чуть не до половины. Но не успел он сделать и шага дальше, как колено его наткнулось на что-то тяжелое и теплое. Протянув руки, Дигон ощупал предмет. Под его сильными пальцами тот дернулся и заперхал - звуки были вполне человеческие, хотя и довольно странные. Более не раздумывая, аккериец ухватил находку за складки одежды и вытянул на берег.

ГРИГОРИЙ ТАРНАРУЦКИЙ

Космический пешеход

Он чувствовал, что кто-то пытается его разбудить, но никак не мог выбраться в явь. Сон был как глубокий колодец: только подымешься, цепляясь за скользкие стенки, почти до края и вновь скрываешься в темноту. Наконец с трудом удалось узнать склонившееся к нему лицо Ермолаева и осмыслить, что тот говорит.

- Да ты проснешься, Роман, или я тебя водой оболью. Слышишь? Прилетел психолог из следственного отдела.

Леонард Ташнет

Автомобильная чума

Меня зовут Куперман, Эл Куперман. Я - ответственный секретарь Ассоциации промышленников Нью-Фоллса. И, несмотря на хороший заработок, не пожелаю этой должности и заклятому врагу. Нельзя сказать, что Нью-Фоллс чем-то отличается от других городов. Трудности у нас те же самые; старые дома ветшают, новые строятся слишком медленно, словом, как в любом американском городе. Взять, к примеру, брошенные автомобили. Даже думать о них не хочется. На улицах полно машин, брошенных владельцами. А как выглядит эта рухлядь? Разбитые стекла, вспоротая обшивка, снятые колеса. Брошенные автомобили как бельмо на глазу. К тому же игры, которые затевают в них дети, могут привести к печальным последствиям. Вы спросите, почему городские власти не убирают эти автомобили? Все упирается в расходы и ведомственные разногласия. Санитарная служба говорит, что это не их работа, но соглашается вывезти автомобили за дополнительную плату. На свалках это старье не жалуют, потому что оно занимает слишком много места. Взять их на буксир нельзя, так как девяносто процентов брошенных автомобилей - без покрышек, а добрая половина и без колес. Поэтому они стоят и стоят у тротуаров, пока полиция не соблаговолит, а это случается довольно редко, увезти две-три штуки. В конце концов муниципалитету пришлось обратиться к услугам фирмы, занимающейся вывозом брошенных автомобилей. Но вскоре какой-то проныра выяснил, что фирма с выгодой продает эти машины да еще дерет с города за вывоз три шкуры. И вот тогда президент нашей ассоциации Мартин Смит решил, что этим делом должны заниматься именно мы. По его указанию я обратился к владельцам десятка фирм, которые могли бы нам помочь, и передал Смиту их условия. - Это грабеж! - проревел он в ответ. Тогда я написал письмо редактору журнала "Городское самоуправление" с просьбой к читателям присылать нам свои предложения по поводу того, как можно решить проблему. Письмо напечатали, но откликов я не получил. Но вот однажды моя секретарша принесла мне визитную карточку, на которой я прочел следующее: "ПЕТЕР ГАМИЛЬТОН, доктор философии. ПЕРЕВОЗКИ". - Он просил передать, - усмехнувшись, добавила секретарша, - что может помочь вам с автомобилями. Уникальный тип! И пригласила в кабинет высокого, стройного мужчину. У него были длинные, до плеч, волосы, шляпа, усы, ярко-голубая расшитая рубашка, красные джинсы, сандалии на босу ногу, гитара за спиной. Эта личность жмет мне руку и говорит на прекрасном английском языке: "Сэр, я могу вывезти из Нью-Фоллс все брошенные автомобили за одну неделю". - Да? - спрашиваю я. - Вам известно, сколько их тут? - Конечно, сэр, - отвечает он. - Девятьсот восемьдесят шесть. Я подсчитал. Увезу все, можете не сомневаться. За каждую машину вы заплатите по десять долларов. Я попытался узнать подробности, но он в них не вдавался. Сказал, что сделал какое-то изобретение, что был профессором органической химии, стал безработным и теперь ему нужны деньги. Я связался со Смитом, который долго не мог поверить, что мы так дешево отделаемся. Эксперимент назначили на утро следующего дня, во вторник. Мы ждали Гамильтона на улице у старого канала. Вдоль тротуара стояло шесть разбитых автомобилей, без колес, с выпотрошенными двигателями. И вот подъезжает Гамильтон на большом грузовике, останавливается, откидывает задний борт, который становится трапом, и вытаскивает из кузова две бочки, сетку с бутылками, мешалку с крышкой, длинный, свернутый кольцами шланг и распылитель. - А где ваши помощники? - спрашиваю я. - Мне они не нужны, - отвечает он. Смит поворачивается ко мне, и его брови удивленно ползут вверх, как бы говоря, что он не верит обещаниям этого чудака. Гамильтон достает из одной бочки пригоршню зеленых гранул, добавляет их к черной жидкости из второй, перемешивает то и другое деревянной лопаткой и закрывает крышку мешалки. Потом берет несколько аккордов на своей гитаре. - Должна пойти реакция, - поясняет он. Затем подсоединяет шланг к выходному патрубку мешалки и к распылителю. Достает из сетки бутылки, стеклянной пипеткой набирает из каждой по нескольку капель и через маленькое отверстие в крышке выливает в мешалку. Закрывает отверстие липкой лентой, садится на крышку и, аккомпанируя себе на гитаре, поет модную песенку "Куда исчезли все цветы?". От начала и до конца. Смит медленно наливается желчью и поглядывает на меня со всевозрастающей яростью. А Гамильтон тем временем спокойно заканчивает песню, берется за распылитель и направляет струю на ближайший автомобиль, когда-то бывший щегольским "корветом". Машину покрывает оранжевая пена. Гамильтон тщательно опрыскивает все наружные поверхности, даже днище. Потом отступает назад и говорит: "Смотрите". Пена дымится, твердеет, идет пузырями. "Корвета" уже не видно. Спустя пять минут нет и дыма. - Пока мы ждем, можно заняться и другим автомобилем, - говорит Гамильтон. - Пены у меня хватит, - и направляет распылитель на старый "форд", что стоит на другой стороне улицы. Минута, две - и "форд" исчезает под оранжевым чехлом. Смит не отрывает взгляда от первого автомобиля. И подзывает меня. - Гляди! Вы когда-нибудь видели, как сдувается воздушный шар? Или нет, как тает снеговик под весенним солнцем? То же самое происходило и с закованным в пену "корветом". Он дрожал и медленно сжимался. Капот и багажник уползали в кабину. Машина принимала сферическую форму. Скорость сжатия возросла, и скоро на земле лежал оранжевый шар размером с большой пластиковый мяч, каким играют дети на пляже. Шар испускал столько тепла, что мы не могли подойти ближе чем на десять футов. - Как вам это нравится? - спросил Гамильтон. "Форд" в это время претерпевал то же превращение, что и "корвет". Смит покачал головой. - Не понимаю, что происходит. А что вы собираетесь делать с этим... с этим шаром? - Нет ничего проще. Как только он остынет, а охлаждение можно ускорить, поливая шар водой, я отвезу его на свалку на этом грузовике. Он не займет много места. - Но как вам это удалось? - Использовал некоторые достижения прикладной химии, - ответил Гамильтон. - Эта пена - придуманная мной композиция на основе производных уретан-полиэфирпласта... И он наговорил довольно много, по праву гордясь своим изобретением. Но учтите, я могу ошибиться в терминах, так как в колледже меня учили химии только один семестр. - Она представляет собой особое бороазотистое высокомолекулярное соединение, - продолжал бубнить Гамильтон, - с объемными гетероцикличными боковыми цепочками, часть из которых содержит атомы молибдена. Отсюда и оранжевый цвет. - Ясно, что дело темное, - кивнул я. - В чем заключается суть процесса? - Я добавил активатор к мономеру из этой бочки, чтобы началась полимеризация. Когда я распылил полученную смесь, кислород воздуха, действуя как катализатор, превратил полимер в очень длинные цепочки с... как бы это сказать, с крючочками по бокам, которые, сцепляясь, образовывали фибриллярную пространственную структуру. Новое вещество быстро затвердевает, и при этом отдает присоединенные гидраты. Вследствие этого пространственная структура сжимается наподобие белковой пленки, выставленной на воздух. Когда она принимает более-менее сферическую форму, скорость сжатия увеличивается в результате действия сил Ван-дер-Ваальса. От выделяемого при этом тепла органические волокна обугливаются, а металл нагревается чуть ли не до температуры плавления и легко деформируется, заполняя свободное пространство. Внутреннее давление дробит обугленные волокна в гранулы и сплавляет металлические детали воедино. Созданный мною полимер сохраняет прочность при высоких температурах, поэтому наружная оболочка не лопается. Конечный продукт реакции перед вами. - Гамильтон кивнул на оранжевый шар. - Я получаю контракт на вывозку брошенных автомобилей? Смит крепко пожал ему руку. - Он ваш! Можете начинать прямо сейчас. Оплату я гарантирую. Более того, обещаю вам премию. Вы получите ровно десять тысяч долларов, если уберете все машины за неделю. Я попрошу мэра разрешить вам пользоваться пожарными гидрантами, чтобы ускорить охлаждение этих шаров. Я позвоню ему, как только вернусь к себе. - Заметано! - Гамильтон хлопнул в ладоши. - Приступаю немедленно. Через неделю, во вторник утром, я приду за чеком. Должен отметить, Гамильтон недолго работал в одиночку. Вокруг начали собираться толпы людей. С четверга он уже не вывозил оранжевые шары. Их растаскивали горожане. Одни украшали ими лужок перед домом, другие использовали их вместо ограды, третьи устанавливали на детской площадке. Во вторник утром я пришел пораньше и позвонил Смиту, чтобы узнать, готов ли чек для Гамильтона. - Я скоро приеду к тебе, - сказал Смит. - Я как раз думаю об этих десяти тысячах. Но я слишком хорошо знал Смита и знал, что обещание он дал сгоряча и теперь, конечно, о нем жалел. Смит приехал в десять часов. Спустя несколько минут появился Гамильтон. Теперь он был в кожаной жилетке на голое тело и голубых брюках. - Доброе утро, - говорит он. - Пришел, как и договаривались. Ваши улицы свободны от автомобилей. Если кто-то снова бросит одну-две машины, полиция без труда уберет их. За мной никаких долгов. Могу я получить деньги? Смит сидит за моим столом. Он надувает щеки, свистит, его пальцы складываются в пирамидку на полированной поверхности. - Молодой человек, у меня чек на пять тысяч долларов. Мне кажется, что означенная сумма - весьма приличный заработок за неделю, тем более что поставленная перед вами задача оказалась легче, чем ожидалось. А учитывая, что вы работали только пять дней, получается по тысяче долларов за каждый из них, - и протягивает чек Гамильтону. Глаза Гамильтона метают молнии, но голос тих и ровен. - Сэр, мы договаривались о десяти тысячах. - Чепуха! - отвечает Смит. - В этом штате устная договоренность не имеет силы. - Вы пожалеете об этом, - очень, очень спокойно говорит Гамильтон и уходит. Я попытался было убедить Смита отдать Гамильтону всю сумму, но ничего не добился. - Что он сможет сделать! Притащит назад старые автомобили? - вот и все, что я услышал в ответ. Чек на пять тысяч лежал в моем столе целую неделю. Я надеялся, что Гамильтон передумает и придет за деньгами. Но он не появлялся, и я решил, что бывший профессор чересчур принципиален. По мне, даже половина лучше, чем ничего. Все это произошло в мае, а с середины второй недели июня зарядил дождь, который лил и в субботу и воскресенье. Обычно я не обращаю внимания на погоду. Все равно надо работать, идет ли дождь или светит солнце. Но на среду у нас намечалось важное событие. Один из астронавтов родился в нашем городе, и мы готовили парад в его честь. В воскресенье вечером синоптики сообщили, что дождь прекратился и к утру даже высохнет асфальт. Меня это вполне устроило. У нас хватало времени, чтобы до среды развесить транспаранты и флаги. После программы новостей мне позвонил Смит: - Хорошо, что дождь кончился. Я договорился о фейерверке после парада. - И потом добавил: - Между прочим, Гамильтон в Нью-Фоллсе. Держу пари, завтра он явится за деньгами. Пошли его ко мне. - А где он пропадал? - Не знаю. Серлат, начальник полиции, сказал, что патрульные видели его грузовик на улицах города. Утром он точно придет за чеком. Полицейские заметили, что грузовик у него на последнем издыхании - из всех щелей хлещет вода. Гамильтон вернулся в Нью-Фоллс не за деньгами. Мы убедились в этом ранним утром. Как всегда, сев завтракать, я включил радио. - Дорожная служба предупреждает о заторах на дорогах двадцать один и двадцать три, ведущих в Нью-Фоллс, в результате многочисленных столкновений автомобилей на центральных улицах. Водителям рекомендуется объезжать Саус-авеню, Хай-стрит и Мэдисон-стрит из-за состояния дорожного покрытия. Бюро погоды аэропорта говорит, что при температуре воздуха плюс восемнадцать градусов образование льда на асфальте невозможно, что бы там ни утверждал инспектор Моунс. Пилот вертолета сообщил нам... Я так и не узнал, какое зрелище открылось пилоту. Я прыгнул в машину и поехал в ассоциацию. Но добраться туда мне не удалось. Ардсли-террейс, где я живу, выходит на Норт-авеню. На перекрестке машины пытались объехать два столкнувшихся автомобиля. На моих глазах одну из них занесло, и она присоединилась к двум первым. Асфальт блестел как после дождя, хотя тротуары уже высохли. Я вернулся домой и позвонил в полицию. - Мистер Куперман, - сказал мне заместитель начальника, - это невероятно. Дороги такие скользкие, что сцепление между колесами и асфальтом полностью пропадает. Будто едешь по голому льду. Мы надели цепи на колеса патрульных машин. Необычное явление захватило только центральные улицы - Хай-стрит, Мэдисон-стрит, Норт- и Саус-авеню, Сентрал-авеню и Колумбус-авеню. Но и этого хватило с лихвой. Можете представить, какая получилась пробка. Да еще это проклятое скольжение. И всплески эмоций, за которыми следовали новые столкновения. Все знают, что делается на улицах города во время внезапного снегопада. Нам пришлось еще хуже. Кто мог ожидать появление льда в июне?! Я не отходил от радиоприемника весь день. Солнце поднималось все выше, а состояние дорожного полотна ухудшалось с каждым часом. Блестящая пленка на асфальте твердела. Дорожное управление округа направило в Нью-Фоллс машины с песком, но они не смогли преодолеть автомобильные заторы. Можете мне поверить, это был кошмар. Надо отдать должное Смиту. Он первым догадался, что наши беды исходят от Гамильтона. И позвонил мне, чтобы узнать его адрес. Адреса у меня, естественно, не оказалось. Тогда Смит распорядился передать по местному радио и телевидению срочное сообщение для Гамильтона: "Для вас выписан чек на полную сумму. Пожалуйста, немедленно позвоните". Гамильтон не отозвался. Специальные команды работали всю ночь, пытаясь очистить улицы, и во вторник, к полудню, освободили одну полосу движения. Парад, назначенный на среду, пришлось отменить, так как полиция и санитарная служба подсчитали, что им потребуется пять дней на наведение порядка. При помощи химиков мы выяснили, что произошло. По мокрому после дождя асфальту распылили вещество, содержащее какое-то кремний-органическое соединение. Влага способствовала его равномерному растеканию по мостовой. Образовавшаяся гладкая, как стекло, пленка прочно прилипла к асфальту. Разумеется, тут не обошлось без Гамильтона. За десять тысяч, которые сэкономил Смит, городу и округу пришлось выложить в десять раз больше, чтобы вычистить асфальт, увезти побитые машины, оплатить пребывание в больнице жертв аварий. К счастью, никто не получил серьезных травм. Прибавьте к этому выплаты страховых компаний. Не говоря уже о том, что жизнь в Нью-Фоллсе замерла на целую неделю, никто не мог добраться ни до работы, ни до магазинов. В общем, Гамильтон расквитался с нами сполна. Даже Смиту пришлось признать, что он ошибся. Из этой истории мы извлекли хороший урок. Два урока. Первый - надо всегда выполнять данное обещание. И второй - никогда не связываться с идеалистами, которые ставят принципы выше наличных. От них можно ожидать чего угодно.

АДЛЕР ТИМЕРГАЛИН

Начать сначала

Перевел с татарского Спартак Ахметов

1

Настольная лампа тускло освещала тесную комнату. В круге света лежали две бумажки. Первая была деловым письмом, в котором директорат фирмы обвинял Олдриджа в поломке синтезатора и считал себя свободным от взятых обязательств. Второе письмо написано от руки: "Рэй! Если можешь, прости. Ты превратил меня в домашнее животное, но я попытаюсь начать все сначала, Прощай, Линда".

Автор Элизабет Тюдор

(псевдоним Лалы Гасановой)

Захватчики миров

Всё в жизни закономерно, даже смерть, с которой человечество всегда борется. Но ещё большим казусом является жизнь. Она у каждого разная, но конец у неё один.

Моя история возможно покажется кому-то фантазией, а кто-то поверит в неё. Но всё что произошло, было реальностью. Если конечно читатель знает, что такое реальность...

Меня зовут Кристина Милфорд. Для друзей я простор Кристи. Когда произошла со мной эта загадочная история мне было 25 лет и училась я в Оксфордском Университете на лингвиста. Всё началось в безоблачный уик-энд в середине весны. Мой друг Ричард Дэйвид Хентон пригласил погостить у него в выходные. Я согласилась не задумываясь. Хотелось отдохнуть от тягот учёбы и городской жизни. Ну, в общем от всего. Ричард работал программистом. Жил он Норберве в Уэльсе. Тихий, маленький городок с изумительной зелёной живостью. Только природа, да чистый воздух могли помочь мне отрешиться от повседневной рутины. Не хватало только приключения, чтобы как-то скрасить этот уик-энд.

Александр Тюрин

О тождестве были и небыли в мировой истории

(Из лекции Козьмы Хроноплевста, прочитанной в Темпоральной

Академии в мае следующего года)

цикл "НФ-хокку"

Ничто так не придает динамизма историческому процессу, как кровопролитные битвы и войны.

Вглядываясь в длинный список великих сражений, мы замечаем, что почти всегда победителя их можно определить заранее -- это тот, кто имеет лучшее вооружение и организацию, кто физически или умственно сильнее, лучше мотивирован и выбрал выигрышную позицию.

В жизни Императора Виктора Седьмого, Властителя людей, повелителя живых и мертвых (и еще пол сотни титулов), наступает самый важный, для любого мужчины момент: выбор жены. Той, кто продолжит славный род, и станет истиной опорой в самых тяжких испытаниях.

Но кому поручить эту сложную миссию? Ведь даже у самого преданного вассала будут свои цели. Самые мудрые советчики могут ошибиться. Самые зрящие оракулы, бывает, путают истинное прозрение с иллюзией.

И Император призывает своих самых верных псов! Ричарда Гринривера и Рея Салеха, кровожадных ублюдков, чьи имена в кошмарах повторяют не только люди, но и демоны, и даже сами боги. Для которых нет цели выше, чем служить империи. Они не предадут, они не подведут, они не усомнятся.

Ну а в крайнем случае, их кожей всегда можно оббить трон. Ведь это и есть самая большая мечта императора.

В книге присутствует нецензурная брань!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Дядя дракон, а вы — настоящий?

Дракон поднял голову. Перед ним, едва ли доставая макушкой до его носа, стояла девочка лет восьми, в голубом платьице с белыми оборками. Девочка требовательно смотрела ему в нос, спрятав руки за спину.

— Настоящий, — стараясь говорить потише, произнес дракон. Слово колючим шариком прокатилось в горле.

— А дядя Виной говорит, что драконов не бывает, — девочка опустила глаза и вынула из-за спины руки. В левой обнаружился деревянный кинжал. — И что все это — глупости.

Ты, дорогой читатель, наверно хотя бы раз в своей жизни видел одного из тех соломенных людей, которых новобранцы колют штыками, изучая военное искусство. Эти мишени, или чучела, обыкновенно делаются из старых мучных мешков или из специально купленной для этой цели парусины, которую туго набивают соломой, а некоторые из них имеют настоящую человеческую голову с носом, ртом, глазами. Приходят молодые парни из сел со своими простыми деревянными сундучками, в которых хранится по нескольку яиц или яблок, вареная курица, одна-две катушки черных и белых ниток, оденут солдатскую форму, еще не обученные, как говорится, не умеющие держать ружье в руках, — и уже, глядишь, начали колоть соломенного человека в грудь, в живот, в голову — куда попало. Конечно, соломенный человек стоит спокойно в большой деревянной раме и терпеливо переносит жестокие удары солдатских штыков, не жалуясь никому на эту высшую несправедливость.

Во время полета в космосе всех, кто не занят делом, одолевает смертельная скука. каждый пассажир преодолевает ее по своему. На пассажирских лайнерах для этого создано максимум приспособлений. Всевозможные компьютерные гипнотические реальности в которые можно погрузиться на любое время, стереофильмы, которые, собственно говоря фильмами не являются, а являются теми же искусственными реальностями, но в них можно поучаствовать физически, давая нагрузку телу. Библиотека, бассейн, гимнастический, игровой и танцевальный залы… Совсем другое дело когда летишь в грузовом корабле. Там развлечений нет и каждый выкручивается как может. Мужчина и женщина, которые зафрахтовали корабль, не особенно скучали. Они летели на незнакомую планету, где должны были основать первое поселение с правом монопольной заготовки чудесного голубого леса этой планеты. Они уже дали ей имя взамен сухих цифр, присвоенных изыскательным отрядом. «„Гаяна“ — вот как она будет называться», — решила женщина, и мужчина одобрил имя. Так они летели, занимая свое время планированием своего будущего дома и своей жизни. Но они были не единственными пассажирами на этом корабле. Старик в инвалидном кресле тоже по своему тратил время. Он, как мужчина, не мог занять себя вязанием или шитьем, ни рисовать, ни сочинять музыку он не умел, а писать на бумаге казалось ему слишком скучным. И он разглагольствовал. Долгое время он говорил сам с собой, разъезжая по туннелю, ведущему в трюм. Но через несколько дней старик обнаружил, что люк в трюм не закрыт. И тогда он стал обращаться к безмолвным рядам законсервированных роботов, которых молодая пара взяла с собой на Гаяну. Проходя по коридору можно было слышать его гулкий голос, разносящийся по трюму. Команда только пожимала плечами, а супруги улыбались, видя такое чудачество. «Вот послушайте, — говорил старик, — возьмем, к примеру, такую проблему, как бездомные животные. Как ни странно, их до сих пор много в земных городах. Ну не важно откуда они берутся, но факт тот, что они есть. А все началось с того, что перестали топить котят! Это, видите ли, позорно и негуманно. Но вот подумайте что ждет этих котят, когда их выбрасывают на улицу! В конце концов они все — равно погибают. Но сколько мучений от голода и холода у них впереди! И это называется гуманным!? — горько спросил старик. — А возможность попасть под колеса или гусеницы ваших механических собратьев? Хотя вы все андроиды, кроме тебя вот». Он щелкнул по единственному полностью железному роботу. Потом повернулся и поехал в обратную сторону. «А дети? А больные и дебильные дети, которых до сих пор рождается много. Так вот, их тоже не усыпляют а растят! Представляете? — он обвел своих слушателей взглядом. — Они предпочитают оставить живое существо мучиться пять, десять, двадцать лет, прежде чем оно все равно умрет! А могли бы еще в младенчестве усыпить и избавить от страданий». Он помолчал. «Да за такие речи на Земле меня бы посадили в тюрьму, как преступника. Или вот преступники. Вот человек случайно совершил убийство. Так они засовывают его в какую-то машину и заставляют почувствовать на себе ужас несчастной жертвы, раскаяние и что-то там еще. После этого выпускают, но человек всю жизнь продолжает казнить себя. Изверги! Разве можно лишать человека забвения?! Да после такого наказания проще самому повеситься! Да-а-а, вот вам и гуманная система! А все потому, что все стали слюнтяями, нет больше твердой руки! И, главное, что и на новой планете будут такие же порядки… Понял меня, железноголовый?!» Он стукнул по железному роботу. Стеклянные зрачки робота тихо мерцали. Кибер внимательно слушал, анализировал и запоминал…