Смысловые функции определений в рассказе А.П. Чехова «Хамелеон»

Статья из журнала «Русский язык и литература для школьников». — 2013. - № 4. — С. 26–33.

Отрывок из произведения:

Многие свои рассказы А.П. Чехов писал по заказам редакторов газет, которые отводили ему для них небольшое и часто совершенно определенное количество строк. В таких рассказах писателя, как правило, ни одного малозначительного слова нет. А.П. Чехов тщательно работал над лексическим составом своих произведений, освобождая их от слов, без которых можно обойтись. Еще и поэтому рассказы писателя не содержат развернутых описаний природы, окружающей обстановки, сопутствующих основному действию событий, рассуждений автора о случившемся и т. п. В рассказах А.П. Чехова мы не найдем обилия метафор, сравнений и других тропов, а также стилистических фигур, вводимых ради украшения стиля. Его рассказы представляют собой блестящие образцы лаконичной прозы с выразительным и ясным языком, который достигается высокой точностью словоупотребления, логичными и правильными синтаксическими конструкциями. Реплики персонажей ориентированы на живую речь представителей тех или иных социальных слоев населения с учетом своеобразия национально-русских характеров. В рассказе «Хамелеон» вполне проявилась стилевая манера А.П. Чехова: он не обличает своих героев, он словно бы наблюдает за ними и всем происходящим со стороны. В описании событий констатирует немногие, но всегда значимые факты, а уж дело читателя увидеть за этими фактами и словами упрятанные в них дополнительные смыслы.

Популярные книги в жанре Литературоведение

А.В.Федоров

Иннокентий Анненский - лирик и драматург

К Иннокентию Анненскому (1855-1909), при жизни малоизвестному, широкое признание пришло только посмертно - признание позднее, запоздалое. Правда, значение Анненского для будущего русской поэзии и культуры сознавали некоторые проницательные современники - и поэты (о них речь впереди) и не поэты. Так, известный впоследствии искусствовед H. H. Лунин написал: "Анненский опередил и свою школу (то есть, очевидно, русский символизм. - А. Ф.), и своих современников, и даже, если хотите, самого себя - и в этом скрыта его удивительная жизненность и до сих пор полное его непризнание" {Лунин Н. Н. Проблема жизни в поэзии И. Анненского // "Аполлон". 1914, Э 10. С. 48.}. И еще - слова, сказанные ученым-историком П. П. Митрофановым: "Анненский при жизни не был популярен и не дождался признания, но нет сомнения, что имя его постепенно с распространением истинной культуры дождется у потомков заслуженной славы" {Митрофанов П. П. Иннокентий Анненский // Русская литература XX века. М., 1915. Т. 2, кн. 6. С. 296.}.

Л.И.Володарская

Первая английская поэтика

Появление на исторической арене нового класса - буржуазии повлекло за собой изменения во всех сферах общественной жизни Англии. Для второй половины XVI в. характерны, с одной стороны, небывалый интерес к литературе и театру, с другой - гонения на их создателей. За религиозной кампанией пуритан, провозгласивших: "Причина чумы - грех, причина грехов представления, причина чумы - представления", - стоял класс, главными принципами существования которого становились практицизм, отсутствие эмоциональных и каких-либо других связей между людьми, кроме голого расчета. Отчасти справедливая мысль Р. А. Фрэзера об общей платформе "полезности" в борьбе защитников и противников поэзии {См.: Fraser Д. А, Tne War Against Poetry, Princeton, 1970.} требует уточнения. В 1579 г. С. Госсон написал отвергающий поэзию трактат "Школа ошибок" ("School of Abuse", 1579) и посвятил его Филипу Сидни, возможно, как одному из лидеров всеевропейского протестантства. На этот трактат были написаны два ответных. Первый - Томаса Лоджа "Ответ Госсону" ("Reply to Gasson", 1579), который защищал поэзию с той же позиции, с которой Госсон на нее нападал и о которой пишет Р. А. Фрэзер. Однако исторически неверно утверждение, что требование полезности объединило всех в рамках одного класса, как это хочет доказать Фрэзер. Если принять его концепцию, то как отличить гуманистов, титанов "по силе мысли, страстности и характеру, по многосторонности и учености" от их противников и даже некоторых соратников (например, Т. Лодж)? Сила гуманистов заключалась как раз в преодолении границ узкоклассовой мысли, в борьбе за безграничное познание и развитие человеческой личности, а также в утверждении высшего познавательного значения литературы. Второй ответный трактат - "Защита поэзии" {На английском языке "Защита поэзии" издается согласно традиции под двумя заглавиями, предложенными ее первыми издателями в 1595 г.: An Apology for Poetrie / Publ. by Henry Olney. The Defence of Poesie / Publ. by W. Ponsonby.} Филипа Сидни, созданная примерно в период с 1579 по 1583 г. Она явилась первым теоретическим обоснованием гуманистической литературы в Англии, первой в основе своей материалистической историко-нормативной поэтикой на английском языке.

"Мир Толкина" - одно из самых расхожих понятий, употребляемых каждым, кто говорит или пишет о замечательном английском писателе Джоне Роналде Руэле Толкине (1892-1973). Оно появилось сразу же, как только в середине 50-х гг. увидел свет роман "Властелин колец", и определяло, в основном, необычность романной реальности. После переиздания сказки "Хоббит, или туда и обратно", таких малых произведений, как "Листок Ниггла". "Фермер Жиль из Хэма" и особенно, после посмертного издания цикла сказаний "Сильмариллион", "мир Толкина" стал представляться многим читателям и критикам чем-то автономным и неисчерпаемым. В результате возникла тенденция анализировать и толковать столь необычное литературное явление как бы изнутри, исходя лишь из внутренних критериев текста. В связи с этим представляется важным попытаться проследить, хотя бы в первом приближении, процесс возникновения и формирования того "Вторичного мира", по определении самого писателя, который существует на страницах его произведений.

Одним из важных аспектов обучения иностранным языкам в вузе является текстологический аспект, то есть привлечение всестороннего изучения и анализа иноязычных текстов разных жанров для более глубокого проникновения в сущность языка и более полного его освоения. Особое значение при этом приобретают тексты литературных произведений как носители художественной образности, выражаемой средствами языка. По В.А. Кухаренко [Кухаренко 1973, с. 23], наиболее перспективным и эффективным при комплексном исследовании художественного текста представляется анализ с использованием возможностей лингвистической и литературной стилистики. Рассмотрим результаты его применения на примере изучения средств построения временной перспективы во "Властелине Колец" Дж.Р.Р. Толкиена.

Анатолий Фёдорович Бритиков — советский литературовед, критик, один из ведущих специалистов в области русской и советской научной фантастики.

В фундаментальном труде «Отечественная научно-фантастическая литература (1917-1991 годы)» исследуется советская научно-фантастическая проза, монография не имеет равных по широте и глубине охвата предметной области. Труд был издан мизерным тиражом в 100 экземпляров и практически недоступен массовому читателю.

В данном файле публикуется вторая книга: «Некоторые проблемы истории и теории жанра».

Обзор советской фантастики до 1959 года.

В книге члена Пушкинской комиссии при Одесском Доме ученых популярно изложена новая, шокирующая гипотеза о художественном смысле «Моцарта и Сальери» А. С. Пушкина и ее предвестия, обнаруженные автором в работах других пушкинистов. Попутно дана оригинальная трактовка сверхсюжера цикла маленьких трагедий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Как прошло лето? — спросил Андрей, присаживаясь рядом.

С одной стороны, очень хотелось наорать на него матом. С другой стороны… В общем, об этой «другой стороне» Марина старалась пореже думать. Еще было обещание самой себе поменьше бросаться на людей, поэтому она ответила:

— Нормально. А твое как?

Андрей принялся описывать свои тусовки и девушек, и Марина поняла, что надо было все же послать его, а не отвечать по правилам светской беседы.

В конце весны 1977 года я не по своей воле вернулся в Лондон. Около двух лет я слонялся по континенту, зарабатывая на хлеб концертами и наслаждаясь жизнью. Мои выступления имели успех: я хороший гитарист, неплохой певец и обладаю внешностью, привлекающей бумажники туристок.

К сожалению, «наслаждение жизнью» ограничилось романом с Катриной, пухленькой дочерью Гамбургского банкира. В мае мы с ней разошлись. Не было ни слез, ни ссор, ни разочарований, она даже ничего не сказала о том головорезе, с которым она была помолвлена до меня. Мне бы хотелось, чтобы она его упомянула.

— Как жизнь? — И когда этот вездесущий (с одной «с», но только в силу врожденной грамотности) Артем успел ко мне подсесть? И не прогонишь ведь, даже бить не помогает. Наверно, чувствует, что не могу я долго на него сердиться.

Что ему ответить? Нецензурно-витиеватое сложноподчиненное предложение, от которого он придет в восторг, будничное «нормально», на которое последует: «У тебя всегда все нормально, блин», или просто проигнорировать? Лучше, конечно, последнее, потому что давно хочу завязать с ним общаться, но хватает меня дня на два максимум. Ладно, буду поддерживать беседу. Он не такой и плохой, если вдуматься.

Это предупреждение. Пожалуйста, читайте внимательно.

Вы наверняка уже видели «Предсказатель»: к тому моменту, как вы начали это читать, уже проданы миллионы этих приборов. Если вы никогда их не видели, представьте себе маленькое устройство, похожее на пульт дистанционного управления. Оно состоит из кнопки и огромного зеленого дисплея. Когда вы нажимаете на кнопку, экран вспыхивает. Вернее, он вспыхивает за секунду до того, как вы на нее нажимаете.