Смок Беллью

История превращения сан-францисского литератора и художника в золотоискателя, история настоящей дружбы и любви рассказанная легко, занимательно и с чувством юмора.

Джек Лондон снова в хорошо известной среде искателей приключений, но суровая действительность уступает здесь место идеализированным, увлекательным, порой опасным, но всегда счастливо оканчивающимся приключениям.

Отрывок из произведения:

Сначала он был Кристофер Беллью. В колледже он превратился в Криса Беллью. Позже, в кругах сан-францисской богемы, его прозвали Кит Беллью. А в конце концов он стал Смок Беллью, и иначе его уже не называли. История превращений его имени была историей его собственных превращений. Не будь у него любящей матери и железного дяди и не получи он письма от Джиллета Беллами — ничего бы не получилось.

«Я только что просмотрел номер „Волны“, — писал Джиллет из Парижа. — Не сомневаюсь, что дело у О'Хара пойдет. Однако он еще не знает всех тонкостей ремесла. (Следовали советы, как улучшить молодой великосветский еженедельник.) Сходи в редакцию и поговори с О'Хара. Пусть он думает, что это твои собственные соображения, не поминай меня. А то он сделает меня своим парижским корреспондентом; мне же это очень невыгодно, потому что я сотрудничаю в больших журналах, где по крайней мере деньги платят. Прежде всего внуши ему, чтобы он выгнал болвана, который дает ему критические заметки о живописи и о музыке. Кроме того, в Сан-Франциско всегда была своя литература, а теперь нет никакой. Скажи О'Хара, пусть постарается найти осла, который согласится поставлять для „Волны“ серию рассказов — романтических, ярких, полных настоящего сан-францисского колорита».

Рекомендуем почитать

Не знаю, право, с чего начать, хотя иногда, в шутку, я сваливаю всю вину на Чарли Фэрасета. У него была дача в Милл-Вэлли, под сенью горы Тамальпайс, но он жил там только зимой, когда ему хотелось отдохнуть и почитать на досуге Ницше или Шопенгауэра. С наступлением лета он предпочитал изнывать от жары и пыли в городе и работать не покладая рук. Не будь у меня привычки навещать его каждую субботу и оставаться до понедельника, мне не пришлось бы пересекать бухту Сан-Франциско в это памятное январское утро.

В сборник вошли два знаменитых произведения Лондона – «Белый Клык» и «Зов предков», трогательные истории, любимые и детьми, и взрослыми, о жизни собак и волков.

К Белому Клыку – наполовину собаке, наполовину волку – люди относились по-разному: то были жестоки, то, напротив, ласковы. И Белый Клык откликнулся на ласку преданностью, совершил подвиг и спас своего хозяина. Совсем другая история в «Зове предков» – тут пес Бэк постоянно сталкивался с жестоким обращением людей и, ожесточившись, ушел к волкам и стал их вожаком.

Читателю придутся по душе эти истории не только потому, что они полны жизненной мудрости и доброты, но и потому, что, как всегда у Лондона, изобилуют захватывающими приключениями.

В штате Невада есть женщина, которой я однажды на протяжении нескольких часов лгал упорно, последовательно и нагло. Я не винюсь перед ней — упаси бог! Но объяснить ей кое-что мне бы хотелось. К сожалению, я не знаю ни имени ее, ни тем более теперешнего адреса. Может, ей случайно попадутся эти строки, и она не откажется черкнуть мне несколько слов.

Это было в городе Рено, штат Невада, летом тысяча восемьсот девяносто второго года. Время стояло ярмарочное, и пропасть жулья и всякого продувного народа наводнила город, не говоря уж о бродягах, налетевших голодной саранчой. Собственно, голодные бродяги и делали город «голодным». Они так настойчиво толкались в двери с черного хода, что двери притаились и молчали.

Джек Лондон — американский писатель, настоящее имя Джон Гриффит Чейни (1876–1916). Читая его нельзя остаться равнодушным. Одним нравится сила, борьба и победа над стихией. Другие ценят любовь к жизни. Третьи восхищаются нравственным выбором героев. Всё это ждет читателя в двухтомном издании избранных произведений автора. Во второй том вошли сборники рассказов и очерки. Содержание: БОГ ЕГО ОТЦОВ Бог его отцов То, чего никогда не забыть… Человек со шрамом Сила женщины Дочь северного сияния Женское презрение ЛУННЫЙ ЛИК Лунный лик Золотое ущелье Планчет Местный колорит Любимцы Мидаса Рассказ укротителя леопардов Любительский вечер РАССКАЗЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ Дом Мапуи Китовый зуб Мауки Ях! Ях! Ях! Язычник Страшные Соломоновы острова Непреклонный белый человек Потомок Мак-Коя ПРИКЛЮЧЕНИЯ РЫБАЧЬЕГО ПАТРУЛЯ Белые и желтые Король греков Набег на устричных пиратов Осада «Ланкаширской королевы» Проделка Чарли Димитрий Контос Желтый платок СЫН ВОЛКА Белое Безмолвие Сын Волка На Сороковой Миле В далекой стране За здоровье того, кто в пути Право священнослужителя Мудрость снежной тропы Жена короля Северная Одиссея ДЕТИ МОРОЗА В дебрях севера Закон жизни Нам-Бок лжец Заклинатель духов Жители Солнечной Страны Болезнь Покинутого Вождя Киш, сын Киша Смерть Лигуна Красавица Ли-Ван Лига стариков ЛЮБОВЬ К ЖИЗНИ Любовь к жизни Бурый Волк История Киша Путь ложных солнц Трус Негор СИЛА СИЛЬНЫХ Сила сильных По ту сторону черты Неслыханное нашествие Враг всего мира Морской фермер РОЖДЕННАЯ В НОЧИ Рожденная в ночи Безумие Джона Харнеда Когда мир был юным Польза сомнения Крылатый шантаж Горсти костяшек Война Под палубным тентом Убить человека Мексиканец Сэмюэл Неслыханное нашествие Встреча в хижине Путь белого человека Неожиданное Мечта Дебса СМОК БЕЛЛЬЮ Вкус мяса Мясо На Бабий ручей Малыш видит сны Человек на другом берегу Состязание на первенство СМОК И МАЛЫШ Повесть о маленьком человеке Как вешали Калтуса Джорджа Ошибка мироздания Яичная афера Ферма Тру-Ля-Ля Тайна женской души ПРИНЦЕССА Принцесса Красное божество Как аргонавты в старину Золотой самородок КОГДА БОГИ СМЕЮТСЯ Когда боги смеются Отступник Гадкая женщина Просто мясо Китаеза Держи на запад «Френсис Спейт». Рассказ об истинном происшествии Любопытный отрывок Кусок мяса ХРАМ ГОРДЫНИ Храм гордыни Кулау-прокаженный Прощай, Джек «Алоха Оэ» Чун А-чун Шериф Коны ДОРОГА Признание Держись! Картинки «Сцапали» Исправилка Бродяги, проходящие ночью Бродяги и хваты Две тысячи бродяг «Быки» Там, где расходятся дороги На конце радуги СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ

Несмотря на свои тяжеловесные очертания, шхуна «Аораи» двигалась при легком ветре послушно и быстро, и капитан подвел ее близко к острову, прежде чем бросить якорь чуть не доходя до того места, где начинался прибой. Атолл Хикуэру, ярдов сто в диаметре и окружностью в двадцать миль, представлял собою кольцо измельченного кораллового песка, поднимавшегося всего на четыре-пять футов над высшим уровнем прилива. На дне огромной, гладкой, как зеркало, лагуны было много жемчужных раковин, и с палубы шхуны было видно, как за узкой полоской атолла искатели жемчуга бросаются в воду и снова выходят на берег. Но войти в атолл не могла даже торговая шхуна. Небольшим гребным катерам при попутном ветре удавалось пробраться туда по мелкому извилистому проливу, шхуны же останавливались на рейде и высылали к берегу лодки.

В этом издании собраны самые популярные произведения классика приключенческой литературы, многие из которых были неоднократно экранизированы: «Морской Волк», «Сердца трех», «Белый Клык», «Зов предков», а также сборники «Рассказы южных морей» и «Клондайкские рассказы», в основу которых легли приключения самого автора.

Джек Лондон — американский писатель, настоящее имя Джон Гриффит Чейни (1876–1916). Читая его нельзя остаться равнодушным. Одним нравится сила, борьба и победа над стихией. Другие ценят любовь к жизни. Третьи восхищаются нравственным выбором героев. Всё это ждет читателя в двухтомном издании избранных произведений автора. В первый том вошли романы и повести. Содержание: Сердца трёх Морской волк Игра Белый клык Путешествие на «Ослепительном» Приключение Мятеж на «Эльсиноре» Дочь снегов До Адама Алая чума Мартин Иден Зов предков Смирительная рубашка Джерри-островитянин Майкл, брат Джерри Маленькая хозяйка Большого дома Джон Ячменное Зерно СЛОВАРЬ АМЕРИКАНСКИХ ЕДИНИЦ МЕР И ВЕСОВ СЛОВАРЬ МОРСКИХ ТЕРМИНОВ

И повесть, и рассказы, вошедшие в этот том, в основном автобиографичны. «Джон Ячменное Зерно» — пронзительная исповедь человека, для которого алкоголизм стал образом жизни, но который уверен, что подобное формирование его личности не является закономерностью. По ту сторону закона оказываются герои рассказов — люди, которые в поисках приключений попадают в мир авантюристов и попрошаек, игроков и воришек.

Другие книги автора Джек Лондон

Двое путников двигаются на юг, они бегут от холодных объятий Зимы, и от смерти которую она несёт. И когда один из путников подворачивает ногу, его сотоварищ бросает спутника на произвол судьбы.

Но бедняга твердо намерен выбраться и выжить несмотря ни на что, ведь его любовь к жизни так велика.

Рассказ, написанный Джеком Лондоном в 1903-м году.

Человека невозможно смирить.

Жажду свободы невозможно уничтожить.

Такова основная тема почти неизвестного современному отечественному читателю, но некогда необыкновенно популярного фантастического романа Джека Лондона, герой которого, объявленный сумасшедшим, в действительности обладает поразительным даром усилием воли покидать свое физическое тело и странствовать по самым отдаленным эпохам и странам.

Ему не нужна машина времени – машина времени он сам.

Бренная плоть может томиться за решеткой – но разве это важно, если свободны разум и дух?..

Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которой собраны все произведения, изучаемые в начальной, средней школе и старших классах. Не тратьте время на поиски литературных произведений, ведь в этих книгах есть все, что необходимо прочесть по школьной программе: и для чтения в классе, и для внеклассных заданий. Избавьте своего ребенка от длительных поисков и невыполненных уроков.

Повесть Джека Лондона «Зов предков» и рассказы «Белое безмолвие», «На берегах Сакраменто» и «Любовь к жизни» входят в программу по литературе для 5–7-х классов.

Роман известного американского писателя Дж. Лондона (1876 — 1916) `Лунная долина` — это история жизни молодого рабочего, побежденого `железной пятой` промышленного города — спрута и обретающего покой и радость в близкой к природе жизни на калифорнийском ранчо.

Он был только мальчонкой, жил вместе с отцом на заброшенном руднике и присматривал за вагонетками, переправлявшими когда-то золото через ущелье.

Однажды его соседям понадобилось срочно перебраться на другую сторону. Надвигалось ненастье, отец надолго ушел из дому… Кто поможет?

Роман «Маленькая хозяйка Большого дома», увидевший свет в последний год жизни Д. Лондона, посвящен взаимоотношениям неординарных персонажей и является лучшим произведением писателя по силе и глубине показа тех неистовых бурь, которые вызывает в душах людей любовь.

В книгу вошел лучший роман Джека Лондона — "Мартин Иден", о трагедии художника, талантливого человека в буржуазном обществе. Эта одна из заметных проблем американской и мировой литературы на рубеже XIX–XX веков. Кроме того включены группа рассказов и повесть "Мексиканец" — лучший образец этого жанра в творчестве Лондона.

Перевод Е. Калашниковой, Н. Галь, Н. Георгиевской, И. Гуровой, А. Елеонской, Н. Банникова, Н. Дарузес, 3. Александровой, Е. Коржева, М. Лорие, Н. Ман, М. Поповой, М. Урнова.

Вступительная статья и примечания Р. Самарина.

Иллюстрации П. Пинкисевича

Молодой инженер Видон Скотт, путешествуя по Аляске в поисках золотой жилы, становится случайным свидетелем кровавого поединка бойцовых собак. Выкупив у жестокого хозяина волка-пса по кличке Белый Клык, он не только спасает животное от гибели, но и приручает его. Рожденный в вольном северном лесу, Белый Клык становится верным другом человека.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Милый читатель!.. Я встретил этого человека на кладбище. Я нисколько не старался завести с ним разговор — это он сразу вцепился в меня. А я лишь присел на скамейку, где уже сидел он, и спросил:

— Не помешаю?

С этого всё и началось.

— Вы нисколько не помешаете, — отвечал он, подвинувшись, чтобы освободить для меня место. — Я просто вот так сидел и смотрел на это мёртвое царство.

Жестом руки он указал на могилы.

Дело было на Христовом кладбище.

Коммунисты появились первыми. Человек двенадцать быстро шагали по бульвару, который тянулся от Комбá к Менильмонтан: молодой мужчина с девушкой чуть отставали, потому что у него болела нога, а она помогала ему идти. На их лицах читались нетерпение, досада и отчаяние, словно они пытались успеть на поезд, в глубине души осознавая, что поезд этот уже ушел.

Хозяин кафе увидел их издалека: горели уличные фонари (вскоре лампы будут разбиты пулями и этот парижский квартал погрузится во тьму). Собственно, на всем широком пространстве бульвара больше никого не было. С наступлением сумерек в кафе зашел только один человек, а после того, как солнце село, со стороны Комба послышались выстрелы. Метро давно закрылось, однако хозяин не торопился опускать жалюзи, то ли из врожденного упрямства, то ли из нежелания отступать перед превратностями жизни. А может, от жадности. Наверное, он и сам не назвал бы истинную причину. Прижимаясь широким желтоватым лбом к стеклу, он старался разглядеть, что творится на бульваре справа и слева от кафе.

— Другие люди отлично проводят время, — пожаловалась миссис Картер.

— Ну-у, — начал муж, — мы видели...

— Наклонившегося Будду, изумрудного Будду, плавучий базар, — продолжила миссис Картер. — А после обеда домой, и спать.

— Вчера мы ходили на праздник...

— Если бы ты приехал без меня, — прервала его миссис Картер, — то нашел бы, куда пойти... ты знаешь, о чем я, о каких местах.

«Она права», — подумал Картер, глядя на жену поверх чашечки кофе. Ее кудряшки покачивались в такт движениям ложечки. Она достигла того возраста, когда всем довольные женщины расцветают, как розы, а у обделенных жизнью появляются морщины. Глядя на ее шею, он начинал думать о гусыне. «Может, я виноват, — гадал он, — или ее... а может, причина врожденная, какая-нибудь болезнь желез внутренней секреции, передающаяся по наследству? Жаль, конечно, что в молодости хрупкость зачастую принимаешь за признак благородного происхождения».

Оптимизм, вера в конечную победу человека над злом и насилием — во что бы то ни стало, при любых обстоятельствах, — несомненно, составляют наиболее ценное ядро во всем обширном и многообразном творчестве С. Вестдейка и вместе с выдающимся художественным мастерством ставят его в один ряд с лучшими представителями мирового искусства в XX веке.

Мне было двадцать три года, когда я отправился в Рим. Отец мой дал мне десяток рекомендательных писем, из которых одно, не менее чем на четырех страницах, было запечатано. На конверте было надписано: «Маркизе Альдобранди».

— Ты мне напишешь, — сказал мне отец, — по-прежнему ли маркиза красавица.

Я с детства помнил висевшую над камином в его кабинете миниатюру, изображавшую очень красивую женщину с напудренными волосами, в венке из плюща, с тигровой шкурой через плечо. На фоне можно было прочесть: Roma, 18...

В 1812 году, в начале войны между Соединенными Штатами и Англией[1], в ополчении при войске генерала Уайна[2] служил капитаном некий Огест Сеймур, рослый, статный молодой человек, преисполненный рыцарских чувств. Как страстный приверженец свободы, он жаждал послужить ее делу не только лишь мечом и с этой целью сочинил трагедию Вильгельм Телль, а также эпическую поэму, озаглавленную Вашингтон. В бумагах, оставшихся после Сеймура, не было найдено ни одного наброска этой поэмы, а потому о ней мы и воздержимся говорить. Что до трагедии, то нетрудно угадать, каково может быть произведение двадцатилетнего юноши, отроду не видавшего других стран, кроме своей родины, и весьма смутно представлявшего себе Швейцарию и ее освободителя. Он наводнил трагедию превыспренними тирадами о свободе, не поскупился на проклятия тиранам, а главное, на нравоучительные вирши в республиканском духе. Как Алонсо Эрсилья[3]

Ее привезли в местечко из деревни Быково, где умерли ее родители, и не было у ней ничего, кроме мешка с постелью, хранившей малую толику материнского тепла, быстро выветрившегося на сквозняках. Привез ее крестьянин, передал женщинам с нижней улицы, и стала она переходить из рук в руки, как ненужная вешь. Люди, у которых она ночевала, сажали ее у краешка стола или за печкой, а перед тем справлялись, нет ли у нее какой кожной хвори, и проверяли, чистые ли у нее вещички в мешке. А она — звали ее Хая-Фрума, и было ей пять лет, — смотрела округлившимися глазами, как чужие руки сдирают наволочки с ее подушек и вертят их туда-сюда. Детская ручонка, привыкшая держаться за мать, повисла теперь, как чужая.

Впервые широкую известность Мериме завоевал в 1825 году, опубликовав сборник политически острых пьес «Театр Клары Гасуль». Выход в свет этого произведения был связан с дерзкой и вызвавшей немало толков мистификацией. Мериме выдал свой сборник за сочинение некоей — вымышленной им — испанской актрисы и общественной деятельницы Клары Гасуль. Для вящей убедительности он выдумал преисполненную боевого духа биографию Клары Гасуль и предпослал ее сборнику.

«Театр Клары Гасуль» — чрезвычайно самобытное явление во французской драматургии 20-х годов XIX века. Пьесы Мериме, пронизанные симпатией к освободительному движению испанского народа, звучали задорно, дышали оптимистической верой в неизбежность победы прогрессивного начала.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Контроль над сознанием ведет к лабиринту тайных троп виртуального правительства, которым заправляют вивисекторы психики из ЦРУ. Контроль над сознанием ведет в сумеречную зону так называемых “инопланетных вторжений”, убийц-зомби, массовых самоубийств и преступлений различных культов, “управления на расстоянии” и “программируемых психозов”. Контроль над сознанием существует в мире засекреченных научных лабораторий, обязанных своим рождением некоторым из наиболее зловещих фигур Нацистской Германии.

Сабрина и Дафна Гримм постепенно привыкают к необычной жизни в небольшом городке, где бок о бок с людьми живут сказочные герои. Сестры пошли в школу, директором которой является сам знаменитый крысолов из Гамельна, а Дафна учится в классе у Белоснежки. Девочка в полном восторге — ей все ужасно нравится в Феррипорт-Лэндинге. А вот Сабрина не доверяет вечножителям и считает их причастными к похищению родителей. Чтобы спасти их, она ищет в бабушкиных книгах волшебное средство.

Но однажды в школе произошло убийство — гигантский паук задушил учителя Сабрины мистера Брюзгнера. Шериф Свинсон попросил бабушку Рельду и сестер помочь в расследовании. В результате они выяснили, что вечножители готовят побег из заколдованного Бабой-ягой города.

«Он — вампир. Она — человек. Ему сотни лет, а ей лишь предстоит выпуск из школы. Они встретились, и между ними возникло то самое чувство…Знакомо? Надоело? Тогда почему бы не перевернуть страницу! И вы узнаете, что он вовсе не святой мученик, а она отнюдь не похожа покорную влюбленную девчонку. Ее звали Рэйлинн, и кто-то зверски убил ее, насильно сделав вампиром. Теперь в крови новорожденной вампирши Рэй горит яркий огонь мести, который сожжет любого, вставшего у нее на пути. Она ищет того, кто сделал ее жизнь кошмаром, не подозревая, что месть — не самое лучшее на свете времяпрепровождение. Именно желание наказать своего убийцу толкнет Рэй в самую гущу интриг и заставит ввязаться в неминуемую войну между двумя древними расами, которую, казалось бы, не остановить. Сможет ли она достигнуть цели и сохранить себя? Что ж, переверните страницу!»

Хочу предупредить, тех, кто читал мои книги про Ксению. Эта история не имеет никакого отношения к циклу о Хранительнице Путей! Это совсем другая история. С другими героями, другим миром, и другим настроением. Надеюсь, что мои читатели простят мне «измену» традиционному для меня жанру. Мне было трудно спустя два года вернуться к творчеству, но благодаря тем комментариям, которые вы продолжали оставлять здесь и присылали на мой электронный адрес, я вернулась. И сегодня предоставляю на ваш суд свою новую работу. Хочу поблагодарить моих бесценных, редакторов, вдохновителей, и во многом соавторов Марину, Тель и ее маму Ирину Юрьевну! Дорогие мои, спасибо вам огромное за титанический труд, который вы проделали! Если бы не вы, я бы эту книгу никогда бы не написала!!! Знаю, что достала вас всех своим бесконечными нытьем и страданиями, но все же очень надеюсь, что в будущем вы меня не бросите! P.S.: Прошу всех простить меня за стих! Знаю, что жуть, но зато, как мне кажется, немного проясняет ситуацию.