Смертельный гамбит. Кто убивает кумиров?

Принцесса Диана. Вспышки фотокамер выхватывают останки искореженного автомобиля. Кто-то снимает лужу крови. Кто-то умудряется сфотографировать окровавленную руку. Чью — уже не важно, завтра ее будут преподносить чуть ли не как руку судьбы, которая "оборвала жизнь самой красивой и загадочной принцессы".

Джанни Версаче. Белоснежный дом в Майами Бич, по ступеням поднимается стройный, загорелый человек в дорогом светлом костюме. Какой-то парень подбегает к нему и расстреливает в упор. И снова вспышки, фотографии, репортажи, и привычная рука судьбы, "прервавшая блистательную жизнь любителя порнографии, сигар и мужчин". А еще был Джон Кеннеди, кинодива Мэрилин Монро, красивый и беспечный певец Элвис Пресли, сдержанный и загадочный Джон Леннон и эрцгерцог Франц Фердинанд. Что объединяет их всех? Они оказались лишними в чьей-то загадочной игре. Чьей же? Зачем превращать в икону тех, кто был движущей силой в политике, кино, музыке, истории?…

Отрывок из произведения:

Я журналист. Нет, вернее, так: я был журналистом, когда работал репортером криминальной хроники в одной небольшой газетенке. Газетенка, надо сказать, так себе, и я до сих пор считаю, что самым классным там был наш отдел, который и писал об убийствах, грабежах, авариях и прочих радостях. Нет, это не опечатка. Именно радостях, потому что люди любят читать о чужих несчастьях, им по-прежнему надо лишь хлеба и зрелищ. С неподдельным интересом они изучают подробности жестоких преступлений, выдвигают свои версии случившегося и следят за судьбой участников кровавых событий. Цинично? Безусловно. Но зато откровенно — вспомните, так ли часто вас задевали за живое хроники криминальных колонок, заставляя переживать тяжелую утрату всем сердцем? Мир живет по принципу «остаться в живых», к сожалению, нас не сильно заботят беды других, незнакомых нам людей. Только не стоит сразу же обвинять себя в черствости — таково нормальное положение вещей. Это защитные психологические реакции: ни один человек не может вместить в себя боль и сочувствие, которых хватило бы на всех жителей Земли. Другое дело, что у некоторых интерес к трагическим событиям перерастает в патологию, но об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. А пока вернемся к теме этой книги. Итак, я — бывший журналист, ныне переквалифицировался в частного детектива, увлекшись расследованиями некоторых громких преступлений.

Рекомендуем почитать

В официальных источниках говорится: Метро-2 – это правительственный объект, который представляет интерес как подземная коммуникация и в случае необходимости может быть использован в качестве безопасной системы связи и передвижения. Каких-либо причин не доверять этой информации до сих пор не возникало. Хотя о Метро-2 чего только не услышишь: это и тайный склад золотого запаса России, и тоннель, ведущий к богатейшим залежам полезных ископаемых, и путь, который использовал Сталин, чтобы ходить на встречи с Бухариным. Что же происходило и происходит там на самом деле?

Почему расстреливали строителей Метро-2? Почему пропадают люди и откуда под землей оружейный плутоний? Кто пользуется бункером под Кремлем в настоящее время и почему информацию об этом тщательно скрывают? А также: история тайного бункера Сталина и массовых захоронений в метро; поиски легендарной библиотеки Ивана Грозного и причины падения аквапарка в Москве. Об этом и многом другом рассказывает журналист, который вместе с диггерами прошел секретными подземными туннелями и приобщился к мрачным тайнам питерского и московского метро.

Психотронное оружие – самый мощный инструмент воздействия на наши умы и сердца. Сенсационное расследование бесстрашного американского журналиста Дэна Перцеффа.

НЛП-технологии, гипноз, массовая психологическая атака – все это и есть психотронное оружие, которое мастерски используют спецслужбы и власть имущие, успешно внедряясь в наше сознание!

Ученые сделали потрясающие открытия: на генном уровне можно легко истреблять целые нации и расы людей. Также доказано, что с помощью телевизора и обучающих компьютерных программ наши дети уже практически «зазомбированы». А еще, словно по мановению чьей-то руки, в мире возникают различные смертельно опасные вирусы. И одновременно в разных частях земного шара проходит волна массовых самоубийств…

Все это и многое другое – результат долгой и кропотливой работы нескольких людей. Американский журналист Дэн Перцефф продолжает расследовать феноменальные загадки современности, откапывая все новые и новые «грязные тайны» правительств, уже ведущих грандиозную войну за власть – Третью Мировую психотронную войну.

Потрясающие результаты своих расследований он публикует на страницах этой книги.

Новое сенсационное расследование американского журналиста Перцеффа никого не оставит равнодушным, ведь оно касается каждого. Никто не застрахован от величайшего зла нашего времени – наркотиков. Кто поручится, что ваших близких однажды не затянет в свои сети прочная паутина наркодельцов?

Идет жестокая борьба сверхдержав за наркотические оазисы Афганистана и Грузии, Таджикистана и Киргизии, Югославии и Ирана. Это шахматная игра без правил, где выигрыш – полный контроль территорий, где производят дурманящее зелье, а пешки – все мы. В этой игре много участников, а заложниками оказываются обычные люди, которых навсегда подсаживают на героиновую иглу, держат на коротком поводке кокаиновой трубочки, «заботливо» снабжают «колесами»-убийцами.

Опиумно-героиновые синдикаты, наркоторговцы, агенты ЦРУ, ФБР, фанатики талибана, марихуановые короли, колумбийская и русская мафии, правительства мира, от Америки и России до Китая, – все пытаются подчинить себе грязный наркотический поток… Кто следующий?

Масштаб этого бизнеса поражает. По различным оценкам, в мире ежегодно отмывается от 600 миллиардов до 1,8 триллионов долларов. Львиную долю теневого денежного оборота составляют капиталы, вывезенные из России.

Сегодня, когда повсюду властвуют могущественные международные преступные группировки, когда все чаще политики оказываются вовлечены в теневые аферы, отмывание денег стало глобальным явлением.

Американский журналист распутывает бесконечные схемы отмывки денег. Криминальная олигархия и «плохие» банки. Банкиры и коррумпированные политики. Аль-Каида, мировой терроризм и торговля оружием. Черные рынки, наркоторговля и кровавые алмазы. Виртуальные казино и кибер-деньги. «Стиральные машины» работают день и ночь, принося своим владельцам несчетные богатства…

Книга американского журналиста Дэна Перцефф'а в очередной раз помогает понять сегодняшнюю расстановку сил на мировой арене, где правительства сверхдержав используют все средства для достижения еще большей власти – власти над разумом.

Кто становится жертвой воздействия психотронных излучений? Откуда берутся зомби и почему они состоят на службе у государства? Опыты над людьми в масштабах всей страны – миф или реальность? «Цветочные» революции в Таджикистане, Киргизии и Украине – кому это нужно? Подавители воли и способы вызывания искусственного сна на расстоянии? Генераторы страха: для чего их используют в армии? Вольны ли мы сами распоряжаться своей жизнью или за нас уже все решило наше правительство?

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Мемуары русского генерала и  атамана Всевеликого Войска Донского Богаевского Африкана Петровича (1872-1934) - о 1-ом  Кубанском(Ледяном) походе генерала Корнилова.

Книга посвящена Сиду Барретту, отцу-основателю легендарной группы Pink Floyd

Книга «Год рождения 1921» написана в жанре военной мемуаристики и представляет собой воспоминания представителей того поколения, на плечи которого легла основная тяжесть Великой Отечественной войны, прошедших через самые суровые ее испытания от первого до последнего дня. Книга продолжает традиции писателей-фронтовиков – М.Шолохова, К.Симонова, В.Быкова, В.Астафьева и других, суть которых – показ судьбы человека в годы военного лихолетья.

Рубрика «Воспоминания» по понятным причинам вызывает интерес самой разновозрастной аудитории. Как зарождалась отечественная фантастика, какими были люди, которые ее делали, что стоит за каждой любимой книгой - об этом со страниц «Если» читатель узнает «из первых уст». Сегодня мы предлагаем вам взгляд с «другого берега», записки человека, который фантастику никогда не писал, однако редкие писательские мемуары обходятся без упоминания о легендарном редакторе легендарного издательства - авторе этих заметок.

Книга М. Либерман является хорошим вкладом немецкой писательницы в дело формирования общих ценностей человеческого общения и общежития для всех стран социалистического содружества, в дело социалистической интеграции, укрепления дружбы и сотрудничества между народами СССР и ГДР, в дело разоблачения всевозможных антикоммунистических и антисоветских измышлений и небылиц западной и пекинской пропаганды. Особую роль в этом вкладе играют те разделы мемуаров, где рассказывается о трудной, но благородной работе германских антифашистов и коммунистов с немецкими военнопленными в Советском Союзе. Несмотря на все трудности, первые разочарования и сомнения, немецкие коммунисты вместе со своими единомышленниками? советскими друзьями глубоко верили в силу и жизненность революционных традиций германского рабочего класса, в революционные потенции немецких трудящихся.

Ровно сорок лет назад Виталий Примаков вернулся из Китая. Разыскал он меня в общежитии Академии имени Фрунзе на Волхонке, вблизи памятного многим москвичам Храма Христа-спасителя.

Надо прямо сказать – этот божий уголок привлекал к себе больше «идолопоклонников», нежели верующих. В любое время года, в любое время суток на скамейках просторной храмовой эспланады ворковали поклонники «идола» любви.

Думаю, поторопились со сносом этой, может, и не столь высокохудожественной, как весьма своеобразной монументальной приметы старой Москвы. Потом там вырыли плавательный бассейн.

Беллетризированная биография писательницы Жаклин Сьюзен, принадлежащая перу американского публициста Джеффри Вентура. Жизнеописание автора романов, которыми зачитывается вся Америка, столь же увлекательно и сенсационно, как и ее лучшие произведения.

Многого насмотрелось и наслушалось мировое металлическое сообщество, но что-то пронеслось мимо ушей, что-то этих ушей и не заслуживало, а что-то вцепилось в них… да и осталось навсегда в умах и сердцах преданных металлу молодых людей.

…За что можно уважать английский язык, так это за обогащенность игрой слов. Вот и для своего опуса мною было выбрано такое двусмысленное название, тем не менее наиболее точно отражающее стремления автора. DEATH для всех и DEATH навсегда! Трудно назвать группу более заслуживающую таких слов и еще труднее доказать, что гениальные DEATH их не заслуживают. Под гениальными разумеется в первую очередь имеется в виду создатель и великий композитор группы — Чак Шульдинер, хотя другие члены группы также сыграли значительную и заметную роль в истории группы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Растения — химики», «Растения — архитекторы, строители, механики», «Рекорды измерительной техники» — это названия лишь нескольких глав из книги ученого — популяризатора науки Феликса Р. Патури. Занимательно и со знанием дела рассказывает автор о том, как решаются в мире растений многие проблемы из области экологии, энергетики, передачи информации, утилизации отходов, рационального использования ресурсов окружающей среды и др.

Решения-модели, найденные растениями, этими, по выражению автора, «лучшими в мире инженерами», эффективны, экологически безупречны и одновременно просты. Умелое заимствование их человеком означало бы большую экономию средств и времени.

Рекомендуется широким читательским кругам.

«Воспоминания о нынешнем дне». С таким подзаголовком выпустил несколько своих книг современный польский писатель Казимеж Брандыс. Но не только на обложке его «Писем к госпоже Зет» может быть по праву поставлено такое жанровое обозначение; оно определяет собою целую группу произведений польской литературы последних лет. Такие произведения печатаются на страницах многочисленных литературных еженедельников и составляют объемистые книги. Они подписаны различными именами, и в них видны не похожие друг на друга творческие индивидуальности. Но все они объединены пристальным вниманием к тому, что совершается вокруг нашего современника и в мире его собственных мыслей и чувств. Авторы таких книг не ищут изощренного литературного сюжета; они вовлекают своего читателя в сферу размышлений, в напряженную работу мысли, в совместные поиски насущно важных ответов на те вопросы, которые жизнь ставит перед ними обоими: и перед автором и перед читателем. Это литература, в которой писатель из рассказчика превращается в собеседника, а книга перестает быть монологом и становится нитью беседы, где размышления читателя непрерывно переплетаются с авторскими размышлениями. Русская литература знает этот жанр со времен Герцена. К воспоминанию о Герцене обращался, открывая свой «Дневник писателя», и Достоевский. Он тоже определял жанр этого дневника как беседу с другими,

Мечтательный, как украинская песня, сладостный, как медовый месяц, веселый как колпак кондитера, огненный, как перец, жестокий, как Европа, и поэтичный, как Европа, город Z. через две недели после вступления гитлеровцев стал подобен «библейской скорбящей вдовице».

Я по-прежнему жил у адвоката Леопольда Клаара, именуемого домашними Лопек, в длинной, узкой комнате, где осталось совсем мало мебели, но все еще стояли два американских бюро, когда-то доводившие меня до исступления. «Нужно быть не в своем уме, чтобы так волноваться от вида двух красивых американских бюро», — говорил Лопек, и, слыша это, я на мгновение успокаивался, а потом снова приходил в ярость. Однако через две недели после начала войны и вторжения гитлеровцев я совершенно перестал замечать американские бюро; появись в комнате коза, я и на нее не обратил бы внимания, до такой степени все вокруг изменилось.

И совсем другой она была в тот первый вечер у него дома… Не спуская с него глаз, она одевалась при свете приглушенного приемника, напряженная, вызывающая, с распущенными волосами, — маленький прекрасный злой зверек. Еще минуту назад она была так ласкова, податлива. Ее внезапная вспышка гнева приковала его к постели.

— Надеюсь, ты не пойдешь одна? — спросил он ее. — Ночью?

— Ну и что с того, что ночью?

— Ты не боишься? Пьяные…