Смертельные гонки

Завидев «Скорую помощь», он остановился, внимательно оглядывая старомодную машину с высокими колесами и серо-зеленым кузовом. Аккуратные шторки закрывали боковые стекла. За рулем сидел шофер в униформе. «Скорая» загородила половину тротуара в узком переулочке, который вел к Болтон-Лейн. Этот старый «Роллс-Ройс» с фыркающим мотором выглядел очень внушительно, почти величественно, чего никак нельзя было сказать о краснолицем шофере: из-под голубой фуражки ползли струйки пота, оставляя следы на его жирных щеках и пропадая за белым воротничком, туго облегающим толстую шею. Сам по себе пот был уже весьма любопытным явлением: в Лондоне стояла довольно прохладная погода, солнце лишь изредка выглядывало из-за серого полога туч, дул сильный ветер. Так что Карлос решил смотреть в оба.

Рекомендуем почитать

Во второй том собрания сочинений знаменитого американского фантаста вошли причудливые произведения, в которых сюрреализм гармонично переплетается с фантастическими идеями, а с мастерскими реалистическими зарисовками соседствуют персонажи и ситуации, подчиняющиеся логике абсурда и черного юмора.

Дэйн прилетел в Афины после полудня. Деловая встреча была назначена на восемь часов того же вечера. Он остановился в отеле "Георг V" на площади Конституции, принял душ и переоделся в легкий черный костюм. Вышел из отеля и прогулялся по развалинам Акрополя. Перекусил в первой попавшейся таверне. После чего взял такси и вернулся в отель.

Ровно в восемь он направился к гостинице "Де Билль", расположенной всего в двух кварталах от отеля. Стоял тихий и трепетный весенний вечер, повсюду цвели гиацинты и пели соловьи.

Обычно Холлис заканчивал дежурство ровно в полночь. Но сегодня подготовка к утреннему экзамену и кондиционированный уют диспетчерской заставили его забыть о времени. Когда он поднял глаза, было уже четверть первого. Сменщик еще не явился, и это удивило Холлиса.

Он закрыл учебники и вышел из диспетчерской. Был он молод, худощав, отличался спокойным характером и отсутствием чувства юмора. Днем он посещал занятия в университете Майами, а по ночам дежурил. Работа была непыльная, и у него оставалось достаточно времени на учебу. Каждый час он совершал обход четырех освещенных прожекторами складов «Майами-Юг Экспорт». На боку у него болталась кобура с револьвером – этого требовала страховая компания. Холлис даже никогда не проверял, заряжено ли оружие. В этом не было надобности, потому что никому в здравом уме и в голову не придет красть тяжелые тюки хлопка и джута или неподъемные ящики с оборудованием.

В четвертый том собрания сочинений знаменитого американского фантаста включены популярные циклы романов «Десятая жертва» и «Агентство „Альтернатива“, а также иронический шпионский роман „Агент X, или Конец игры“.

Машина сама будет рассказчиком от первого лица. И хоть «я» рассказчика маскируется под его собственную личность, на самом деле это вовсе не так. Рассказчик всегда притворяется, заставляя нас поверить, будто был очевидцем тех историй, которые рассказывает. Что едва ли соответствует действительности. Но машина очень быстро освоилась с первым лицом, а также со всеми его правами и привилегиями. Подозрительно быстро, на наш взгляд. <...>

Ты осознаешь себя в какой-то временной момент, не имеющий ни начала ни конца. И вскоре понимаешь, что начать первый рассказ, который предварял бы и объяснял все остальные, нет никакой возможности. Разве что начать с самого начала – но это слишком просто, чтобы рассматривать такую возможность всерьез. Необходимо продолжать. А это сложно. Что-то вечно ускользает. Что-то остается за рамками. Именно поэтому так трудно создавать машины-рассказчицы. Продолжать-то можно, это не проблема. Но как – о как? – начать?

В такой вот растерянности я и пребывала. Отныне усвойте, что «я» – это я. Я машина Шехерезада, а мое происхождение покрыто мраком. ...»

Противостояние могущественных разведок и мелкого воришки, в руки которого случайно попали секретные документы, могло бы закончиться быстро и однозначно, если бы не извечное соперничество рыцарей плаща и кинжала. В мирное время, когда самые жаркие битвы происходят на невидимом фронте, именно такие люди, как секретный агент Стивен Дэйн, служат гарантией выживания человечества. Дэйн не боится никого и ничего, он готов следовать в любую точку земного шара и идти на любой риск, чтобы добиться результата. А если бесстрашный разведчик поможет выжить и отдельно взятому человечку, разве мы отважимся осудить его за это?

Знаменитый фантаст Роберт Шекли совсем неплох и как автор боевиков - у вас есть отличная возможность убедиться в этом, тем более что две из трех вошедших в этот том повестей публикуются на русском языке впервые.

День выдался длинный и трудный. У меня были встречи в самых разных местах Парижа: возле Оперы, потом на той стороне Сены, на улице Ванв, потом снова на этом берегу, в предместье Сент-Оноре, и опять недалеко от Оперы. Результат: ноль.

Было уже около семи, когда я вышел из метро на станции Клюни. В Париже стоял апрель; по бульвару Сен-Мишель нескончаемым потоком неслись дизельные грузовики. Лил холодный, безнадежный дождь. Я устал, ноги болели, настроение – хуже некуда. Язык распух от переговоров по-французски с мрачными секретарями. Хотелось забраться к себе в берлогу, сварить яйцо… Но я обещал Джорджу встретиться с ним и выпить за компанию.

Другие книги автора Роберт Шекли

Роберт Шекли

ОХОТА

Это был последний сбор личного состава перед Всеобщим Слетом Разведчиков, и на него явились все патрули. Патрулю 22 - "Парящему соколу" было приказано разбить лагерь в тенистой ложбине и держать щупальца востро. Патруль 31 - "Отважный бизон" совершал маневры возле маленького ручья. "Бизоны" отрабатывали навыки потребления жидкости и возбужденно смеялись от непривычных ощущений.

А патруль 19 - "Атакующий мираш" ожидал разведчика Дрога, который по обыкновению опаздывал.

Вся "малая проза" знаменитого фантаста Роберта Шекли (включая ранние и малоизвестные рассказы и повести) собрана в одну электронную книгу. Это первый том собрания сочинений в двух томах (1/2 часть самого полного на сегодняшний день сборника "Весь Роберт Шекли в одном томе"). Второй том содержит все романы Роберта Шекли, включая написанные в соавторстве с другими фантастами. Сборка: diximir (YouTube). 2017 год. V.3.0 - Добавлено: "Планета по смете" (рассказ), "Замок скэгов" (рассказ). Цикл о Грегоре и Арнольде выделен в отдельную главу "Грегор и Арнольд".

Замечательного американского писателя-визионера Роберта Шекли интересовали все сферы жизни и деятельности человека, но более всего, как истинного гуманиста, непосредственно сам человек и его сложный внутренний мир: психология, философия, религия, этика. У фонтанирующего идеями Шекли порой не хватало терпения на написание длинных романов, но зато рассказы, выходившие из-под его острого, ироничного пера, становились подлинными жемчужинами. В сборник «Билет на планету Транай» включены рассказы, составляющие золотой фонд мировой фантастики.

В первый том собрания сочинений знаменитого американского фантаста вошли произведения, относящиеся к научной фантастике (Романы «Цивилизация статуса», «Драмокл», «Хождения Джоэниса»; повести и рассказы). Свежие идеи, блистательные сюжеты, тонкий юмор, оригинальная творческая манера и неординарный взгляд писателя на мир — фирменный коктейль по рецепту Роберта Шекли!

В третий том собрания сочинений знаменитого американского писателя вошли научно-фантастические произведения, многие из которых принесли ему всемирную славу.

Королева чужих мертва, улей брошен на произвол судьбы… и в этом мире, лишенном лидера, два вида чужих начинают разрушительную, залитую кислотой войну. На Земле, когда нашествие пришельцев подавлено, спортсмены стекаются на стадион, где проводятся Игры Доброй Воли. Но у некоторых есть новый смертельный допинг: вещество под названием «Огонь», полученное химическим экстрактом из тел чужих. Военные хотят заполучить его. Фармацевтический король Дэниел Грант жаждет того же. Но единственное место, где можно найти необходимый ингредиент, – это тот ужасный мир, который охвачен войной между чужими. Маточное молочко – запрещенное вещество, вырабатываемое чужими, и единственное, что помогает доктору Стэну Мяковски остаться в живых. Для ранее известного ученого наступили трудные времена. Стэн отбивается от ростовщиков и изо всех сил пытается запатентовать своего кибернетического муравья, который восстановит его репутацию. Джулия Лиш красива, загадочна и совершенно аморальна. Разработанный ею план настолько вопиюще дерзок, что есть только один шанс на миллион, что он осуществится. Вместе они совершают попытку захватить основное сокровище – королевское молочко из улья чужих.

Кто знает, как бы сложилась жизнь простого парня Билла, если бы не случай, который сыграл с ним злую шутку и привёл его в ряды имперской космической пехоты. Вот тут — то он и окунается с головой в мир невероятных приключений. Обстоятельства вынуждают командование космического флота отправить ещё необстрелянного, плохо обученного рекрута вместе с такими же зелёными новобранцами воевать с разумными обитателями иных планет. Не раз и не два приходитсяч Биллу смотреть смерти в глаза, но природнаясмекалка, изобретательность, а где — то и везение позволяют ему не только выжить, но и стать тем, кого весь обитаемый космос знает как Билла — Героя Галактики.

Колония на планете Новый Дилавер давно уже оторвана от связи с Землей. Но однажды, жители колонии получают радиосообщение о том, что в течение двух недель к ним прибудет инспектор c Земли для проверки порядка в колонии. Пришлось жителям деревни в спешном порядке строить почту, тюрьму и полицейский участок, а Тому Рыбаку вообще становиться преступником. Но как Том должен убивать и воровать, если он не знает, как это делается? Ведь на Новом Дилавере уже несколько столетий нет никакой преступности!

fantlab.ru © tevas

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Перед самой зарей к нашему берегу пришел ветер.

Воздух здесь плотнее земного, и ветер плыл медленно, волнами. Мы закрыли вход в палатку, чтобы не нанесло песка, и, взявшись за руки, побрели по берегу. Мы никуда не спешили, и все нам было в радость. И море, которое не сумел разбудить даже этот нахальный ветер, и спелые вишни звезд, рассыпанные в небе…

Не успели мы сделать и десяти шагов, как вдруг полыхнуло голубое пламя, что-то хрюкнуло, и на песок упала с неба капсула нуль-транспортировки. Точно такая же, как наша, только вся побитая и в заплатах.

— У вас не найдётся спичек? — спросил он. Голос был глуховатый и немного простуженный.

Я молча подал зажигалку.

Когда незнакомец не без труда добыл огонь, я пристальнее вгляделся в его продолговатое, загрубевшее от ветра и солнца лицо. Мне показалось, что я уже где-то видел эти пронзительные ясно-карие глаза, морщины, которые будто шрамы пересекали лицо, эти короткие усы. Но где?

Нью-Йорк встретил обычным смогом, бесконечными потоками автомобилей, буйством огней рекламы. И всю дорогу до своей квартиры Мэлмуд Уотсон вспоминал благодатную тишину и чистейший воздух обсерватории, которыми наслаждался целую неделю. Домой он попал во втором часу ночи. Не разбирал горы корреспонденции у входной двери, не приняв душ, рухнул в постель и срачу уснул… Сквозь плотную завесу сна пробился настойчивый телефонный звонок. Уотсон включил свет. взглянул на часы. Выругавшись, схватил трубку. — Мэл! — услышал он голос своего друга Стэнли Меснера, — нужно немедленно увидеться. Приезжай ко мне. — Стэн, ты в своем уме? — завопил Уотсон. — Три часа ночи! Я только что вернулся, перелетел через океан. От усталости без ног! Неужели до утра нельзя обождать? — Прости, старина, — виновато сказал Стэнли, — но до утра ждать не могу. Приезжай, не пожалеешь! Уотсон начал нехотя одеваться. Меснер, искусствовед и минералог, реставратор музея, был человеком выдержанным и деликатным. Если зовет среди ночи, значит, произошло что-то из ряда вон выходящее… — Едва дождался! — встретил его Меснер. Он был крайне взволнован. — Мэл, как у тебя с сердцем, с нервами? Все в порядке? — Вполне, — удивился Уотсон. — Тогда пойдем, экспонат в кабинете. Меснер пропустил друга вперед. Уотсон нажал на дверную ручку, перешагнул порог и оцепенел. Кабинет не освещен. Угольно-черная темнота. А напротив двери метрах в полутора от пола висел в воздухе хрустальный, сияющий, как фонарь, череп! Его глазницы сверкали, будто раскаленные добела уголья!.. Внезапно челюсть черепа задвигалась, и Уотсон явственно услышал: — Как поживаешь, Мэл? Меснер поторопился включить свет. Бледный Уотсон вытирал со лба холодный пот. — Ну как, впечатляет? — спросил Стэнли. — Но ты все-таки человек века электроники и ядерной физики. А представь, что чувствовали люди в начале нашей эры, глядя на это страшилище, блистающее огненными глазницами из темноты храма? Я намеренно воссоздал похожую обстановку. — Что это? — спросил Уотсон, рассматривая прозрачный череп, подвешенный на тонких нитях с укрепленной под ним горящей свечой. — Главная святыня майя! — торжественно провозгласил Меснер. С неким благоговением смотрел теперь Уотсон на прозрачный череп. Еще бы! Майя — народ Центральной Америки, занимавший когда-то территорию нынешней Мексики, Гондураса и Гватемалы, еще в начале нашей эры создал таинственную цивилизацию, почему-то угасшую, от которой осталось ничтожно мало. И вот перед ним — чудо: главная святыня майя! Меснер, обрадованный тем, что друг по достоинству оценил увиденное, продолжал: — Подожди, это увертюра, главное — впереди… Начну с того, что один ее вид, как ты сам убедился, оказывает сильнейшее давление на психику. Но это не все. Ты заметил, как эта штуковина шевелила челюстью, когда мы вошли? Кстати, некоторым, наиболее впечатлительным, кажется, будто они слышат при этом какие-то слова. — Мне тоже так показалось, — сознался Уотсон. — А знаешь, почему челюсть шевелится? Она настолько подвижно укреплена в своих полированных гнездах и так хитро уравновешена, что, когда «Череп рока» свободно подвешен, приходит в движение от малейшего колебания воздуха. — «Череп рока?» Откуда такое страшное название? — По дошедшей до нас легенде, — понизил голос Меснер, — жрецы майя, долго и сосредоточенно всматриваясь в него, вызывали смерть своих врагов. — Вздор, — улыбнулся Уотсон. — А ты никак боишься, что череп тебя услышит? Ты же человек конца двадцатого века!.. Одного не пойму: если эта вещица принадлежала жрецам майя, следовательно, ей около двух тысяч лет! Как же она уцелела, как попала к тебе? Меснер покосился на череп и негромко сказал: — Вернемся-ка, Мэл, лучше в гостиную, там и продолжим разговор. Уотсон рассмеялся: — Дружище, никак ты тоже впечатлительным стал? Из-за этой игрушки? Понимаю: исключительная редкость, святыня и все такое. Но ведь это всего лишь пустышка? Годится только дикарей путать. — Тсс! — приложил Меснер палец к губам, опасливо взглянув на череп. И в этот момент «Череп рока» подмигнул ему! Уотсон точно видел. Мало того, череп вдобавок еще улыбнулся этак снисходительно: чего, мол, ожидать от простака. Уотсон почувствовал — по спине побежали мурашки. «Померещилось, успокоил он себя. — Пламя свечи дрогнуло, и оттого правая глазница черепа на мгновение померкла. Это же перемещение света вызвало иллюзию улыбки… Однако на этом и свихнуться можно». — А впрочем, в гостиной нам будет лучше, — торопливо сказал он, — Тут как-то неуютно. Меснер ухмыльнулся и задул все еще горевшую свечу. — Прежде всего, Мэл, «Череп рока» отнюдь не пустышка, как ты его изволил назвать, — начал Стэнли, когда они опять уселись в гостиной. — По заключению экспертов, возраст «Черепа рока» — двенадцать тысяч лет! — Значит, его не майя изготовили? — В том-то и дело, что не они. По предположению экспертов, в Центральную Америку к майя он попал каким-то странным образом всего две тысячи лет назад, преодолев невероятно длинный путь через океан и континенты. А создали его якобы искусные мастера Вавилона, Древнего Египта или даже легендарной Атлантиды… Так по крайней мере считали… — Но как же «Череп рока» попал к тебе? Ведь это, пожалуй, величайшее сокровище на свете, равного которому нет. Кем же он найден, когда? — Череп из горного хрусталя, — начал Меснер, — нашел американский археатог МитчелХоджес и его приемная дочь Анна в 1927 году. Тогда они вместе вели раскопки храма в развалинах древнего города майя Лубаантуна, что значит «Город упавших камней» — в джунглях Гондураса. В последнее время святыня майя находилась у Анны. Она решила передать «Череп рока» на вечное хранение в наш музей, который и поручил мне произвести дальнейшее его исследование, начатое калифорнийским реставратором Фрэнком Дорландом. И мы сошлись вот в каких выводах. Женский череп в натуральную величину, с сохранением малейших деталей строения и весом в пять килограммов кто-то высек из цельното кристалла кварца фантастическим образом — без металлического инструмента! Далее кварцевый череп великолепно отполирован пастой из смеси кремниевого песка и кварцевой крошки. Даже по современной технологии одна эта операция должна продолжаться триста лет! Неправдоподобно и нереально? Но это еще цветочки — ягодки впереди… Ты видел, Мэл, какой эффект создает обыкновенная свеча, укрепленная под черепом, как жутко пылают его глазницы, А при дневном свете череп сверкает, переливается цветовыми волнами. Знаешь, чем это достигается? Не поверишь: сложнейшей системой линз разных размеров, призм, полых каналов и световодов, запрятанной в глубину кварцевого черепа! — Современная оптика тысячелетия назад? Не укладывается такое в сознании, — растерянно произнес Уотсон. — Но как же эту сложнейшую систему кто-то умудрился врезать в кристалл? — Именно, как? — подхватил Меснер. — Меня как минералога это особенно заинтересовало. Полтора месяца изучают я череп. И два часа назад сделал такое открытие, что, не выдержав, позвонят тебе… Стэнли наклонился поближе к Уотсону и, словно боясь, что его кто-то услышит, прошептал: — «Череп рока» высечен из единого кристалла кварца и обработан с полнейшим пренебрежением к осям симметрии — будто они не существуют! Тот, кто высек его, не считался с ними, тем самым демонстративно бросив вызов всей кристаллографии! — Ну и что, какое здесь открытие? — недоуменно уставился на друга Уотсон. — Согласен: оптика в черепе — загадочно, таинственно, кого хочешь удивит. Но почему тебя так взволновали какие-то оси? И причем здесь вызов да еще всей кристаллографии? — Да притом, — вскочив с кресла, закричит Меснер, — что в каждом кристалле существуют так называемые оси симметрии! Если их не учитывать при изготовлении из кристалла какого-то предмета, то в процессе обработки этот предмет неминуемо расколется — его не спасет никакое искусство мастера! — Что ты так раскипятился? Череп-то существует? А ведь ты сам только что сказал, что он изготовлен с пренебрежением к осям симметрии. Отчего же он не рассыпаются? — Ты еще не понял? Да потому — что он не создание рук человеческих! Подобное чудо люди создать не в состоянии. — Ты хочешь сказать… — Ну конечно — «Череп рока» изготовлен звездными пришельцами, когда-то посетившими нашу планету! Уотсон от Стэна ожидал чего-то необычайного, но чтобы подобным образом получить свидетельство существования братьев по космосу! О таком он и мечтать не мог… — Допустим, череп создан инопланетянами. Но зачем? И с какой целью они оставили его на Земле? — немного успокоившись, спросил Уотсон. — Подумай сам. Это уже не оси симметрии, а по твоей части, — подумай, предложил Меснер. — Стэн, какой же ты молодчина, что позвал меня, — Уотсон схватил руку друга, с жаром пожимая ее. — Ладно, чего там, — смутился Меснер. — Ты пока поразмышляй, а я пойду кофе приготовлю. Тебе черный или со сливками? — Все равно, — рассеянно отозвался Уотсон. — Если позволишь, я тем временем погляжу-ка еще на хрустальное чудо. — Но недолго, а то кофе остынет… В кабинете Уотсон зажег верхние светильники, уселся на стул перед черепом и, не зажигая свечу, принялся его рассматривать. Уотсон им уже не ужасался, а восхищаются как выдающимся произведением искусства. В глубине хрустального черепа лучились, нежно переливаясь, цветные блики — розовые, серебристо-серые, дымчато-зеленые и голубые полосы, размытые цветовые пятна, создавая неясные образы чего-то знакомого, но до конца не различимого. — Итак, — думал Уотсон, — череп создан не землянами. Допустим. Тогда возникают вопросы: зачем он оставлен на Земле и почему ему придан такой зловещий облик? Конечно, оставлен не для того, чтобы похвастать технологическими возможностями творцов. Эта вещь должна была выполнять какую-то задачу. Путать дикарей? Но зачем? Несомненно, прозрачный светящийся череп, шевелящий челюстью, да еще бросающий из глазниц багровые лучи света — вещь для людей древности чрезвычайно страшная. Почему же пришельцы решили сделать ее такой? Да, очевидно, чтобы защитить ее от уничтожения! Ведь на подобное страшилище ни у кого не поднимется рука. Да что там рука — ему как святыне будут поклоняться! А святыню не только усердно берегут — ее передают, как эстафету, от поколения к поколению… Чего же ждут от нас его творцы?.. Уотсон стал бесстрашно и неотрывно вглядываться в пустые тлазницы черепа… Когда Меснер вошел в кабинет, он нашел друга в глубоком обмороке. Перенес его в гостиную, уложил на кушетку, привел в чувство. — Стэн, я видел их! — очнувшись, провозгласил Уот — Кого? — не понимая, спросил Меснер. — Создателей черепа! Они — с планеты Тор звезды «Дельта» из созвездия Орион. — Успокойся, тебе вредно волноваться, — сказал Меснер. Он ругал себя за то, что подверг Мэла такой сильной психической встряске. — Быть спокойным! — вскипел Уотсон. — Да мы так давно мечтали о встрече с внеземными цивилизациями! Пытаясь поймать их сигналы, строили гигантские радиотелескопы, вели круглосуточные долголетние дежурства. И почему-то совсем УПУСТИЛИ из виду, что они тоже ищут связи с нами! — Хрустальный череп — некий радиопередатчик для связи со звездными цивилизациями? Прости, Мэл, но ты, видно, немного не в себе… — Разве я сказал, что это радиопередатчик? Вглядевшись в «Череп рока», я словно посмотрел видеозапись. Теперь я знаю, в чем тут дело! Инопланетяне, в далеком прошлом посетившие нашу Землю, оставили на околоземной орбите свой спутник — автоматический зонд для поддержания постоянной связи с «Черепом рока» — датчиком, определяющим нашу готовность к контакту со внеземной цивилизацией. Больше того. «Череп рока» способен улавливать человеческие эмоции, кодировать эту информацию и передавать ее 9Mv электронному мозгу, установленному на спутнике. Когда ЭМ сделает вывод, что мы, земляне, достигли необходимой духовной зрелости для контакта, он дает приказ выдать первичную информацию, которую мне и удалось получить. — Какой же критерий духовной зрелости дал нас избрали? — Самый простой и самый надежный: отсутствие страха при виде «Черепа рока» и страстное желание узнать неизведанное. — Можно ли сделать вывод, что «Черен рока» приглашает землян к контакту? — Безусловно, — уверенно сказал Уотсон, — но я убежден, что торопиться нс надо: ведь это очень серьезно! Будем держать все пока в тайне. Нельзя забывать печальный опыт создателей атомной бомбы… Господи, как я устают! Поехали ко мне. По дороге кое-что и обсудим… До своего дома Мэлмуд Уотсон не доехал. Вместе с Меснером он погиб в автомобильной катастрофе. Какойто сумасшедший врезался в их машину. Обычное дорожное происшествие с трагическим исходом.

Экспедиция прибыла к озеру ночью.

Вскоре все уже спали в наспех разбитых палатках. Только молодой археолог Федотов ворочался в углу на кошме. Радостное нетерпение мешало ему заснуть.

Стоило зажмурить глаза, как начинало казаться, что он еще покачивается в седле. Горная тропа ведет круто вверх. Вдруг скалы расступаются, и видишь все вокруг на сотни километров. Марево зноя колышется над лесами. Однако успеваешь только бросить взгляд — и тотчас ныряешь вниз, в ущелье.

На одной вечеринке зашла речь о том, как удивительно меняется сейчас география нашей родины. Советские люди выращивают в пустынях леса, создают новые моря, поворачивают русла рек — в общем в мирных условиях переделывают по-своему свою землю.

— Почему же только в мирных условиях? — удивился хозяин дома, офицер флота. — И на фронте случалось, что советские люди меняли географию того или иного района.

Он уточнил с военной педантичностью:

Написано в начале 90-х. Переработано 22 ноября 2013г. Мой первый нормальный рассказ. Наверное, лучший. Рассказ первый цикла.

37
Автор: Ян Далёкий

Аннотация:

Группа исследователей была послана на отдалённую, давно покинутую планету на окраине Системы Галактик, чтобы выяснить причину странной энергоинформационной активности. Но они даже не предполагали, что ею будет, и к чему её обнаружение сможет привести...

Действие в этом произведении разворачивается в отдалённом будущем. За предшествующее описанным событиям время земляне смогли достичь невероятных высот в своём развитии и стать полноправными членами интергалактического сообщества. Но для полноценной интеграции необходимо было перейти на стандарты, принятые среди миллионов миров.

Внезапно оказалось, что он сидит в другом кресле — упругом, удобном и словно изготовленном по его мерке. Когда он увидел перед собой письменный стол непривычной формы, то сразу догадался, что именно произошло. Когда же он посмотрел на человека, сидевшего за этим столом, и встретил взгляд, исполненный энергии и мудрости, то последние сомнения исчезли — он находился в грядущем. Потом, заметив, что на человеке напротив надет не лабораторный халат, а рубашка с непривычным узором и кургузая куртка и что в этой небольшой, мягко освещенной, серебристо-серой комнате нет ни единой машины, ни единого прибора или счетчика, он понял, что находится в своем грядущем, — в грядущем, которое он предсказывал, в которое неколебимо верил. Все окружавшее его ясно подтверждало, что контроль над феноменами ней установлен и что силы психики одержали решительную победу над грубыми физическими энергиями.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эта книга – подарок. А получать подарок всегда приятно. Он поднимает настроение, наводит на радужные мысли. Ну а если его подарил сам мистер Роберт Шекли, тогда включайте на полную катушку все свое воображение и следите за полетом фантазии самого изобретательного писателя современности. Произведения, входящие в состав данного тома, впервые публикуются на русском языке.

Содержание:

Великий гиньоль сюрреалистов

Жар чужих звезд

Проклятие единорогов

Все по порядку

Старые добрые времена

Многие соприкасались с тайнами, но не у каждого доставало смелости их разгадать, особенно, если решение сопряжено со смертельной опасностью. Студент Тихон Заколов не из их числа. Удивительные приключения, парадоксальные головоломки и непредсказуемые опасности ждут его на пути к цели. Храбрость и благородство, изобретательность и ум помогают главному герою распутать таинственные происшествия.

Странные события разворачиваются в степи рядом с юртой аксакала, которого считают колдуном. Пилот сверхзвукового истребителя видит людей из прошлого. На глазах у всех бесследно исчезает преподаватель института. Во время ночной охоты на сайгаков погибает милиционер. Опасный преступник бежит из поезда и захватывает заложника. Московские бандиты ищут сбежавшего с товаром фарцовщика. Картежник готов пойти на убийство, чтобы избавиться от долгов. Кладоискатель верит древней карте. Из коляски беспечной мамы похищают младенца.

Эти происшествия, сплетенные в один клубок, оказываются связанными с древней историей купца Хасима и легендой о белогорбой верблюдице Шихе. Если выпить ее молоко – исполнится самое сильное желание. Но всегда ли это приносит счастье?

Многие соприкасались с тайнами, но не у каждого доставало смелости их разгадать, особенно, если решение сопряжено со смертельной опасностью. Студент Тихон Заколов не из их числа. Удивительные приключения, парадоксальные головоломки и непредсказуемые опасности ждут его на пути к цели. Храбрость и благородство, изобретательность и ум помогают главному герою распутать таинственные происшествия.

Безумная любовь охватывают Заколова при встрече с бывшей одноклассницей Русиновой. Но она – любовница всесильного главы города, и первое же их свидание омрачено таинственным трупом. А рядом влюбленная в Заколова Глебова и следователь прокуратуры Воронина, жаждущая секса. Всепоглощающая страсть, безудержная ревность и жажда мести овладевают героями. Каждый из них может быть причастен к новому убийству. Заколову предлагают сделку: ради свободы навсегда забыть любимую девушку. Странные подарки, преступные махинации и дерзкие покушения – какая тайна скрывается за этими событиями? Как найти истину, когда чувства затмевают разум?

Героиня этой истории – вовсе не рефлексирующая «золушка», как ни соблазнителен такой образ для жанра chick lit. Это настоящая девушка в стиле Cosmo – успешная карьеристка и откровенная с собой, влюбленная женщина. Очень «вкусная» книжка для тех, кто хочет, наконец, узнать всю правду и о русском глянце!

Журнал «Cosmopolitan».