Смертельная

Планета Смертельная богата на чистые реки, неизгаженные пляжи и девственные леса, но высадиться на ней рискуют только самые отчаянные туристы-экстремалы. Такого количества опасностей, как здесь, нет больше нигде во всей вселенной.

Отрывок из произведения:

Перебравшись на борт единственной здесь орбитальной станции, туристы первым делом врывались в обсерваторию и устраивали давку возле телескопа. По очереди вплавляли горящие глаза в линзы окуляров — и замирали в восхищении: внизу, подёрнутая лёгкой дымкой, плыла Смертельная. Девственные леса, прозрачные реки, незатоптанные пляжи…

У туристов захватывало дух.

Потом их приглашали по одному к начальнику станции и предлагали подписать бумагу, что с момента высадки на поверхность планеты за их жизнь и здоровье администрация ответственности не несёт.

Другие книги автора Евгений Юрьевич Лукин

Гоп-стоп! К вам подошли из-за угла...

Ну, положим, не подошли, а подлетели. Не гопники, а инопланетяне. Но факт остается фактом: мгновение – и вы похищены нахальным НЛО. И теперь вы – один из несчастных обитателей немыслимой планеты-колонии. Один из землян, похищенных незнамо для каких, однако явно гнусных целей. Жертва эксперимента. Подопытный кролик в клешнях (или лапах, или щупальцах) враждебного разума. Нравится? Ах, не нравится...

Тогда извольте сражаться и выбираться. Как? Ваши проблемы!

И весёлое ж место — Берендеево царство! Стоял тут славный град Сволочь на реке Сволочь, в просторечии — Сволочь-на-Сволочи, на который, сказывают, в оны годы свалилось красно солнышко, а уж всех ли непотребных сволочан оно спалило, то неведомо… Плывут тут ладьи из варяг в греки да из грек в варяги по речке Вытекла… Сияет тут красой молодецкой ясный сокол Докука, и по любви сердечной готова за ним хоть в Явь, хоть в Навь ягодка спелая — боярышня Шалава Непутятична…

Одна беда: солнышко светлое, катавшееся по небу справно и в срок, вдруг ни с того ни с сего осерчало на берендеев — и вставать изволит не вспозаранку, и греть-то абы как. Всполошились все: и князья, и бояре, и дружинники, и простые резчики. Ничем солнышко не умилостивить, сколько бы берендеек-идолов в жертву ему ни принести…

Кого только нету на Руси — колдуны-демократы, митрозамполиты, комсобогомольцы. И у каждого своя нечисть. У кого — заморские гоблины, у кого — родные домовые. Домовым на Руси всегда жилось несладко, но бедняге Анчутке пришлось уж настолько солоно, что порешил он бежать за кордон. Короче, эмигрировать. В сомнительной компании протопарторга Африкана, невинной жертвы гнусных политических интриг. Но… попали наши беженцы из огня да в полымя. За кордоном-то — дела ещё почище. Тут вам и криминальные местные домовые, балующиеся на досуге рэкетом, и нахальные гремлины на крутых «шестисотых», и лихая террористическая организация «Ограбанкъ». А Африкана так и просто считают засланным спецагентом. Но несмотря ни на какие вражьи происки, всё непобедимее реет над протопарторгом, как гордое красное знамя, таинственная алая аура… Рисунок на обложке А. Дубовика. Алая аура протопарторга (роман) ...И победа за нами В Стране Заходящего Солнца (рассказ) Дело прошлое (рассказ) История одной подделки, или Подделка одной истории (эссе) Манифест партии национал-лингвистов (эссе) Последнее слово автора (эссе)

«Оставь надежду, всяк сюда входящий!»

Эти вселяющие ужас слова на вратах Ада — первое, что суждено увидеть душам грешников на том свете. Потом суровый перевозчик Харон загонит души в ладью и доставит на тот берег реки мертвых. Там, за Ахероном, вечный мрак, оттуда нет возврата… И тем не менее, герой повести Евгения Лукина ухитряется совершить побег из Ада и прожить еще одну короткую, полную опасностей жизнь.

Награды и премии:

Интерпресскон, 1996 — Средняя форма (повесть);

Бронзовая Улитка, 1996 — Средняя форма.

Трое друзей только-то и хотели — спасти островитян-полинезийцев от грядущего захвата европейцами. Они забыли, к чему может привести одна-единственная бабочка, раздавленная на дороге прошлого.

И грянул гром…

И история пошла по другому пути. Только совсем не по такому, какого ожидали трое наивных спасителей…

Полагаете, это Рэй Брэдбери? И ошибаетесь. Это — «Слепые поводыри» Евгения Лукина. Фантастика забавная — и щемяще-горькая. Фантастика необычная. Оригинальная до предела.

Это — «эффект бабочки» по-русски. Не больше и не меньше.

В результате разнообразной деятельности человека одной из планет наступает век костяной и каменный. Люди кочуют небольшими семействами, а человек, взявший в руки металл, подлежит изгнанию. Любой движущийся металлический объект подлежит немедленному уничтожению. Металл на планете развивается по изящному замкнутому циклу, он сам себе цех и сам себе владыка…

«Сталь разящая» — великолепная повесть, сочетающая в себе серьёзность философской прозы и приключенческий сюжет боевика.

Награды и премии:

Великое Кольцо, 1992 — Крупная форма.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Приятно познакомиться! Обитатель «блатного» загробного мира, в котором после смерти (чаще всего — насильственной) «живут по понятиям» наши родные «братки», воскрес!

Притом — путем не эзотерическим, а привычно-криминальным! А вместе с ним вернулся на грешную Землю верный друг и соратник по послесмертью — полуцутик, тоже намеренный сделать в нашем мире бандитско-бизнесменскую карьеру! Что дальше?

Жизнь — во всех ее проявлениях!!!

Ироническая фантастика? Ироническая фэнтези? Решайте сами!

Однажды в Жмеренке с пассажирским поездом «Черноморец» шедшим из Одессы в Киев произошел странный случай. Что-то произошло с тринадцатым общим вагоном — то ли поез от него отстал, то ли он от поезда. А все началось с того, что один из пассажиров решил развлечь попутчиков показывая фокусы.

© cherepaha

По некоему искусственному спутнику, население которого оржественно готовилось принять звездец в лице эскадры инопланетного нашествия, шел случайно попавший на спутник старый одинокий пилот, который не умел молиться, и потому просто мечтал о том, чтобы перед смертью выпить...

Сэм Мэтьюз, пропавший без вести механик Черноадского округа преобразования солнечной энергии (ПСЭ), был сегодня доставлен в подземный медицинский центр Рыжей Пыли. Пескосани Мэтьюза потерпели аварию во внутреннем районе безводной пустыни Черный Ад.

19 июля 2208 года
От Роберта Хауленда,
директора

Позор! Позор всем, наступившим на кота! Во веки веков! Себе же хуже делаете, между прочим. Лежу это я, никого не трогаю, погружен в себя. Решаю мировую проблему. Какую? А вам что за дело? Моя проблема, я и решаю, любопытных и помощников не приглашал. Ну и ступайте себе мимо, не мешая и не мешкая, а если вам неймется не обойти меня, а перешагнуть - я и на это согласен. Но наступить? Ногой?! Нечаянно? Скажите пожалуйста! Да какая мне разница, нечаянно или с умыслом?!

Не было на Земле места, где бы не распространялось авторское право. На все. На пословицы, сюжетные ходы, названия, имена, знаки пунктуации… Авторские права покупали, получали в наследство. Охрана авторского права кормила немало народу, и кормила неплохо. Аристарх Брусницын тоже подвизался на этом поприще.

Чалый звездолёт, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов.

Звали его Буцинант (имя, данное в честь легендарных звездолётов Буцефала и Росинанта), а чалым он стал совсем недавно, после того, как с риском для жизни продрался сквозь метеоритный пояс в районе Плеяд. Продраться-то он продрался, но шальные каменюки, от которых Буцинант не успел достаточно быстро увернуться, оставили на его молодой серой шкуре-обшивке множество белых вмятин-отметин, и теперь в графе «масть» он с полным правом мог писать заветное слово «чалый». Не какой-нибудь, там, «вороной» или, скажем «каурый», а именно «чалый».

Чейту А случилось поучаствовать в Шенском конфликте. Вот он и позволил себе рассказать молодым курсантам, что из себя представлял этот конфликт, в чьих интересах велись боевые действия, и каким образом был достигнут мир.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Хочешь жить — стреляй первым. Простая истина, да только дается она с кровью, особенно здесь, на узких улочках чеченской столицы, где стреляет каждый дом, каждая подворотня, где порой своих трудно отличить от врагов. Опытные, бывалые бойцы и необстрелянный молодняк на равных идут в бой, вместе укрываются от обстрелов, когда точно работают снайперы или прыгают гранаты-попрыгунчики, сея смертельные осколки. Война…

Новый роман писателя Агагельды Алланазарова “Жаркое лето Хазара”, став одним из бестселлеров туркменской литературы, вызвал у читателей бурный интерес. Роман не является историческим произведением, но он и не далек от истории. В нем широко освещены почти уже ставшие историческими события недавних лет. Читая книгу, ощущаешь раскаленную температуру Хазара — всей страны. На примере предыдущих произведений — рассказов, повестей, романов — читатели уже имели возможность убедиться в том, что талантливый писатель Агагельды Алланазаров может виртуозно плавать среди бурных волн человеческой души.

В новом произведении писателя переход страны от одного общественного строя к другому получил художественное воплощение через драматические события жизни героев.

Попавшую в шторм гордую семейную лодку Мамметхановых так кидает из стороны в сторону, что, кажется, она вот-вот ударится о скалу и развалится на части, а ее пассажиры полетят из нее в разные стороны. Но о том, что и эта, изначально заложенная с чистыми помыслами лодка, как и Ноев ковчег, хранима свыше, стало ясно только после того, как у семьи выросли достойные потомки, которые снова подняли паруса семейной лодки и вывели ее в открытое море.

Шон Брайт показался Терри Стоун прекрасным рыцарем. А как же иначе? Ведь он спас ее, вырвав из лап двух подонков, намеревавшихся ее изнасиловать. Она взглянула в его синие глаза и поняла, что пропала.

Но вот беда — Шон Брайт не способен полюбить. Во всяком случае, он так считает. Его отношения с женщинами всегда ограничивались короткими, ничего не значащими интрижками. Он брал то, что ему предлагали, и при этом чувства женщины его ничуть не волновали.

Но с Терри с самого начала все было не так, как всегда. Это пугает и настораживает Шона, и он изо всех сил пытается сопротивляться чувству, возникшему так внезапно…

Герои этой книги живут в стране под названием Любовь. Лабиринты любви, как и лабиринты судьбы, запутанны и страшат неизведанностью. Но в них попадают все: и нищие, и принцы. Интриги недругов, козни соперниц, необдуманные поступки, чреватые потерей любимого человека. Найдут ли влюбленные в себе силы бросить вызов судьбе и победить в упорной схватке?