Смерть в конверте

Романы Патрисии Вентворт — это классический английский стиль, напряжение интриги, психологизм характеров.

Неутомимая мисс Силвер разоблачает таинственного автора анонимных писем, который, вернее, которая оказалась еще и убийцей («Смерть в конверте»), и помогает в раскрытии убийства Джонатана Филда, обладателя странной коллекции отпечатков человеческих пальцев («Отпечаток пальца»),

Отрывок из произведения:

Мисс Силвер с улыбкой любящей тетушки посмотрела на молодого человека, протягивая ему чашку чая. Следует отметить, что детектив Скотленд-Ярда Фрэнк Эббот родственником почтенной дамы не был, но это не помешало ему расслабиться, наслаждаясь свободным воскресеньем. С первого взгляда этого высокого стройного молодого человека с неправильными чертами бледного лица, одетого в прекрасно сшитый строгий костюм, можно было бы принять за морского офицера, дипломата или адвоката, но только не за того, кем он был на самом деле. Фрэнк удобно устроился в самом большом гнутом кресле орехового дерева, просторное сиденье и резные полукруглые подлокотники которого казались менее комфортабельными, чем были в действительности. Привычно холодное выражение серых глаз детектива заметно смягчалось, когда он глядел на хозяйку дома, которую, как сам не раз говорил, он, глубоко уважая, одновременно просто обожал. Эта дама могла развеселить, заинтриговать, дать совет, причем ее изысканное чувство юмора неизменно подкреплялось не менее изысканным угощением.

Рекомендуем почитать

Преподавательница Кейт Фэнслер не смогла удержаться от собственного расследования, когда ей пришлось столкнуться с преступлениями. Прибегнув к мудрости излюбленных писателей, она находит виновного в убийстве своей бывшей студентки, в котором был заподозрен друг Кейт, известный психоаналитик («Убийство по Фрейду»), и узнает, из-за чего застрелили работницу фермы миссис Брэдфорд («Убийство по Джеймсу Джойсу»).

Отдых в лондонском доме племянника превратился в пытку для старшего инспектора Уэксфорда .

Оберегая здоровье любимого дяди, племянник-полицейский не торопится посвящать его в свои профессиональные тайны. И, что особенно обидно, в подробности громкого дела об убитой девушке, обнаруженной в склепе на кладбище. Обиженный Уэксфорд решает утереть нос молодым «ищейкам» и доказать, что провинциальные сыщики тоже кое-что могут…

Молодой патрульный Кларенс Духамель удачно расследует дело о похищении собаки. Но преступник хитер, и полицейский сам становится подозреваемым. Все больше запутываясь, Клар загоняет себя в тупик, из которого выбраться уже не в состоянии...

В богатом имении на живописном морском берегу совершено двойное убийство. Жертвы — известная певица, приехавшая на отдых, и муж сестры хозяйки, молодой женщины, только что вступившей в права наследования после смерти своего дяди. Сброшенная со скалы певица была одета в плащ хозяйки, и в вечернем сумраке убийца мог ошибиться; погибший мужчина шантажировал певицу, но ему не была выгодна ее смерть; если он убил ее из-за наследства, которого была лишена его жена, то кто убил его самого? Противоречащие друг другу версии только запутывают полицейское расследование.

Случай приводит в имение мисс Сильвер, которая не может устоять перед загадкой, кажущейся всем неразрешимой. Всем, кроме мисс Сильвер.

Patricia Wentworth

Throw the Wall

«Кольцо вечности» по своему замыслу явно предвосхищает романы конца «Золотого века». Если для американского детектива обнаружение трупа незнакомого человека является самым что ни на есть обыденным, то для англичан подобное событие — дело из ряда вон выходящее За исключением уже поздней Кристи — романа «Часы», также трактующего тему неизвестно откуда появившегося трупа, — примеров подобной темы и не вспомнишь. Англичане явно предпочитали трупы неблаговидных родственников, связь с которыми была утеряна в незапамятные времена.

От старой гостиницы, возвышающейся на скале, веет тайной. «Огненное колесо» – в недалеком прошлом прибежище пиратов и контрабандистов – привлекает внимание полиции. Всему виной – размещенное в газетах объявление. Потомки покойного хозяина гостиницы собираются вместе, чтобы раскрыть секрет тайной комнаты. Но двойное убийство повергает всех в шок. Расследование официальных властей не приносит результатов. И только вмешательство Мод Сильвер помогает раскрыть загадочное преступление…

Инспектор Уэксфорд вынужден вернуться к делу шестнадцатилетней давности. Тогда в жестоком убийстве старой владелицы поместья обвинили слугу. Священник Генри Арчери утверждает, что в расследовании была допущена ошибка и кару понес невиновный. Вместе они берутся раскрыть тайну загадочного преступления…

Когда Лайлу Драйден обнаружили стоящей над убитым женихом, мало кто усомнился в ее виновности. Девушка уверяла, что ничего не помнит, — сомнительное алиби. И тогда воспитавшая Лайлу леди Сибил обращается к знаменитой Мод Силвер, надеясь, что та поможет найти истинного преступника...

Другие книги автора Патриция Вентворт

Романы известной английской писательницы П.Вентворт отличает не только изящно выстроенная детективная интрига, но и точные психологические детали. В романе «Китайская шаль» отношения женщин, живущих в богатом поместье, накалены до предела, поскольку речь идет о продаже поместья. Их конфликт приводит к убийству девушки. Расследует это преступление инспектор Марч с помощью пожилой леди мисс Силвер.

Патрисия Вентворт по праву считается предшественницей знаменитой Агаты Кристи. Патрисия Вентворт заложила первые камни в фундамент настоящего английского детектива. Именно в ее книгах появилась пожилая леди по имени Мод Силвер, которая с легкостью распутывала самые сложные интриги и преступления и чьей последовательницей стала гениальная мисс Марпл. В романе «Убийство в поместье Леттеров» присутствуют все элементы классического детектива: роковое предсказание, запутанные семейные отношения, несчастная любовь и убийство, которое ставит в тупик полицию…

Если первые два романа о мисс Мод Силвер составляют как бы логическую пару, почти то же можно сказать и о последующих двух. Они — о страхе человека перед угрозой покушения тайного злоумышленника, но, если в «Опасной тропе» это только подразумевалось, то в «На краю пропасти» практически сразу вопрошается: «Где корни этого страха? В джунглях? А намного ли безопаснее здесь, среди соблазнов Викторианской респектабельности?»

Разумеется, нет. Представители старинной семьи, считающей себя выше прочих смертных (хотя они научились не говорить об этом вслух), тем не менее напоминают своих предков, о которых вскользь упоминается, что они отличались весьма крутым нравом. И у главной героини, которая по-видимому не случайно американского происхождения, возникает стойкое ощущение отвращения: «Отпечатки пальцев на ее жакете… Следы рук… Ее охватило ощущение тошноты, и не только от отвращения. К этому примешивался ужас. Все эти невидимые, незаметные отпечатки, проявляющиеся в виде обличающих черных пятен, следы ладоней, пальцев… Все захватано, запачкано, покрыто грязью. Испорчен не только ее жакет, но и вся ее жизнь.»

Один из наиболее интересных романов 50-х годов. Написан в совершенно иной манере, нежели большинство приключений мисс Силвер. Здесь автор напрочь отказывается от привычного стиля повествования, неспешно вводящего читателя в жизненный уклад и любовные перипетии главных героев и достигая наивысшего напряжения только к последней части Истории, когда тучи сгущаются вокруг преступника. Вместо этого перед читателем разворачивают историю брака Джеймса Хардвика, и прежде чем читатель почувствует, что в ней скрывается какая-то загадка, его переносят в совершенно другое место и вовлекают в водоворот событий. Темп немного ослабевает только к середине романа, когда наступает пора мисс Силвер продемонстрировать свою обстоятельность и рассудительность, но второе убийство и обнаруживающиеся улики и здесь обеспечивают живость повествования.

Этот добротно сработанный роман сочетает в себе самые разнообразные достоинства. Сюжет, предшествующий классическому «Отелю „Бертрам“, содержит, скажем так, очень английские чудачества, скрывающие совсем не английскую жестокость и беспринципность. Современному читателю следует отметить, что для своего времени это довольно шокирующее произведение, и весь ужас его обрушивается на типичную англичанку — Томазину, которая до самого конца отказывается признать реальный смысл всего произошедшего. Мостиком между неприкаянной Анной и доброй, но поверхностной Томазиной Эллиот послужила мисс Силвер, и недаром именно в этом романе квартира мисс Силвер впервые навевает одного из главных героев на особое настроение: „Безопасность — вот что имели викторианцы, хотя, пожалуй, им приходилось дорого за нее платить. Она (мисс Силвер) поистине была островком стабильности в нашем неустроенном мире“. Эта мысль, приведенная в начале романа, дает ключ к роли мисс Силвер на протяжении всего повествования. Милая старушка несет знамя викторианского здравого смысла, после чего полиция окончательно расчищает завалы. (Кстати, обратите внимание на частое упоминание захламленности места.) На сей раз речь идет не об обычном убийстве, а, собственно, о моральной опасности для здравого образа жизни!

В детективах Патриции Вентворт есть все: увлекательный сюжет, захватывающая интрига и удивительная, типично британская главная героиня – мисс Мол Сильвер, элегантная и слегка эксцентричная пожилая леди. Сама Агата Кристи не раз признавалась: во многом Мод Сильвер стала прототипом легендарной мисс Марпл.

Все считают, что гениальный ученый Майкл Харш покончил с собой.

Изобретение Харша должно было перевернуть мир науки, но плоды его труда бесследно исчезли…

Мисс Мод Сильвер, детектив-любитель, не сомневается: произошло убийство.

В «Деле Уильяма Смита», очередном романе о мисс Силвер, не случайно то к дело упоминаются старые времена — роман явно носит ностальгический характер. Несмотря на довольно поздний срок его выхода — «Золотой век» детектива заканчивался, — он весьма соответствует требованиям того времени. Дело в том, что англичане, тяжело пережившие Вторую Мировую войну, тогда запоем читали детективные романы как эскапистскую литературу. Детективы с участием мисс Мод Силвер были именно из тех, которые изо всех сил старались воссоздать в памяти читателей довоенное время, и от которых, несмотря на упоминание о войне, веяло обаянием тридцатых. («Каким-то способом, известным лишь ей самой, она овладела искусством поворачивать стрелки часов назад до тех пор, пока чувство напряжения и страха, терзавшее столь многих ее посетителей, незаметно не уступало место ощущению классной комнаты.»)

Шантаж не всегда предсказуем, особенно если он выполнен профессионалами – настоящими мастерами шантажа.

Но известный детектив – мисс Сильвер – прекрасный аналитик, тонкий психолог, наделенная хорошей памятью и природной наблюдательностью, – взявшись за раскрытие преступлений, всегда делает это блестяще, вызывая уважение и восхищение даже у скептиков-полицейских.

Эта захватывающая история начинается с кораблекрушения, продолжаясь шквалом криминального действа и дерзких авантюр… Чтобы оградить себя от шантажа. Мисс Андервуд призывает на помощь частного детектива Мод Сильвер. Но круг вымогателей растет, убийства следуют одно за другим, утонувший возлюбленный племянницы мисс Андервуд объявляется в городе живой и невредимый… Разобраться в этой запутанной истории сможет лишь человек, обладающий острым, как бритва, умом и поистине шестым чувством…

Популярные книги в жанре Классический детектив

В жизни маленького городка Сент-Мери-Мид – событие! Знаменитый режиссер и его супруга-кинозвезда приобрели здесь особняк. Однако, прием в честь новоселья оказался омрачен: в бокал добропорядочной местной жительнице подсыпан яд. Когда полиция оказывается бессильна, на сцену выходит несравненная мисс Марпл – только ее острый ум и знание человеческой природы способны помочь раскрыть убийство.

«Однажды утром, когда мы с женой сидели за завтраком, служанка принесла телеграмму. Телеграмма была от Шерлока Холмса, в ней говорилось…»

«Где-то в Бромптоне или в Кенсингтоне есть нескончаемо длинная улица с высокими и богатыми, но большей частью пустующими домами, похожая на аллею гробниц. Даже ступени, ведущие к темным парадным, кажутся такими же крутыми, как ступени пирамид; поневоле задумаешься, стоит ли стучать в дверь, если ее откроет мумия. Но еще более гнетущее впечатление производит телескопическая протяженность серых фасадов и их неизменная последовательность. Страннику, идущему по улице, начинает казаться, что он никогда не дойдет до перекрестка или хотя бы до разрыва в этой стройной цепи. Впрочем, есть одно исключение – совсем небольшое, но усталый путник готов приветствовать его едва ли не криком восторга. Это нечто вроде извозчичьего двора между высокими особняками, всего лишь дверная щель по сравнению с улицей. По господской милости здесь приютилась крошечная пивная или таверна для конюхов и кучеров. В самой его обшарпанности и незначительности есть что-то жизнерадостное, свободное и задорное. У подножия этих серых гигантов он похож на гномье жилище с приветливо освещенными окнами…»

Раскачиваясь в вагоне подземки и наталкиваясь то на одного, то на другого человека, Эркюль Пуаро думал про себя, что в мире слишком много людей. Несомненно, в мире лондонского метро было слишком много людей в данный момент (6:30 вечера). Жара, шум, толпа, тесное соседство — неприятное соприкосновение рук, локтей, туловищ и плеч… Сыщик был стиснут и зажат со всех сторон чужими людьми — к тому же, с отвращением думал он, в целом неинтересными и некрасивыми людьми! Человечество, рассматриваемое en masse

Гарольд Уоринг впервые заметил их, когда они шли по тропинке от озера. Он сидел на террасе отеля. День был прекрасный, озеро — голубое, а солнце — сияющее. Гарольд курил трубку и чувствовал, что мир — очень хорошее место.

Его политическая карьера складывалась удачно. В тридцатилетнем возрасте должностью помощника министра можно по справедливости гордиться. Писали, будто премьер-министр сказал кому-то, что «молодой Уоринг далеко пойдет». Естественно, Гарольд пребывал в приподнятом настроении. Жизнь представлялась ему в розовом свете. Он был молод, достаточно хорош собой, отличался первоклассным здоровьем и не был обременен романтичными связями.

Мэри Хартер — пожилая женщина с больным сердцем и нуждается в постоянном уходе. Она вдова, муж Пол скончался более десяти лет назад. Неожиданно Мэри получила сообщение от Пола. Он сказал: «Я приду за тобой, Мэри!»

В этой книге детектив Фило Ванс расследует убийство в частном доме, который одновременно представляет собой музей египтологии, и решение частично зависит от обширных познаний Ванса в истории и культуре Египта.

Перевод напечатан в газете "Возрождение", Париж, 1935, 5 марта — 7 апреля.

Флойд, сын профессора Гардена, часто приглашает своих светских знакомых в пентхаус своего отца на крыше нью-йоркского небоскреба, чтобы вместе послушать результаты скачек. Однажды детектив Фило Ванс получает анонимный телефонный звонок, заставляющий его напроситься в гости к Флойду на одно из таких собраний. И, конечно же, происходит убийство...

Перевод напечатан в газете  "Возрождение", Париж, 1936, 29 августа — 21 ноября.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

От автора знаменитого «Белого отеля» — возврат, в определенном смысле, к тематике романа, принесшего ему такую славу в начале 80-х.

В промежутках между спасительными инъекциями морфия, под аккомпанемент сирен ПВО смертельно больной Зигмунд Фрейд, творец одного из самых живучих и влиятельных мифов XX века, вспоминает свою жизнь. Но перед нами отнюдь не просто биографический роман: многочисленные оговорки и умолчания играют в рассказе отца психоанализа отнюдь не менее важную роль, чем собственно излагаемые события — если не в полном соответствии с учением самого Фрейда (для современного романа, откровенно постмодернистского или рядящегося в классические одежды, безусловное следование какому бы то ни было учению немыслимо), то выступая комментарием к нему, комментарием серьезным или ироническим, но всегда уважительным.

Вооружившись фрагментами биографии Фрейда, отрывками из его переписки и т. д., Томас соорудил нечто качественно новое, мощное, эротичное — и однозначно томасовское… Кривые кирпичики «ид», «эго» и «супер-эго» никогда не складываются в гармоничное целое, но — как обнаружил еще сам Фрейд — из них можно выстроить нечто удивительное, занимательное, влиятельное, даже если это художественная литература.

The Times

«Вкушая Павлову» шокирует читателя, но в то же время поражает своим изяществом. Может быть, этот роман заставит вас содрогнуться — но в памяти засядет наверняка.

Times Literary Supplement

В отличие от многих других британских писателей, Томас действительно заставляет читателя думать. Но роман его — полный хитростей, умолчаний, скрытых и явных аллюзий, нарочитых искажений — читается на одном дыхании.

Independent on Sunday

«Токей Ито» — третий, заключительный роман из цикла «Сыновья Большой Медведицы». Как и два предыдущих романа — «Харка — сын вождя», «Топ и Гарри», — «Токей Ито» также отличается занимательностью, историко-этнографической достоверностью в описании жизни индейцев.

Художник В. И. Сытченко

Текст печатается по изданию: Вельскопф-Генрих Л. Токей Ито. М.: Русский язык, 1991.

Авторизованный перевод с немецкого: А. Девеля

Всего несколько лет назад я близко знал одну почтенную даму, которой в молодости делал предложение Хорее Уолпол, а в детстве ее погладил по головке Георг I. Эта дама бывала в гостях у доктора Джонсона, дружила с Фоксом, с прекрасной Джорджиной Девонширской, была своим человеком в блестящем обществе вигов при Георге III; она лично знала еще герцогиню Куинсберри, покровительницу Гэя и Прайора и всеми признанную первую красавицу при дворе королевы Анны. Часто, держа за руку мою добрую старую приятельницу, я думал о том, что через нее соприкасаюсь с миром остроумцев и кавалеров минувшей эпохи. Я переносился мыслью на сто сорок лет назад и видел Браммела, Селвина, Честерфилда, этих магистров удовольствия; видел Уолпола и Конвея; Джонсона, Рейнольдса, Гольдсмита; Норта, Чатема, Ньюкасла; видел белокурых фрейлин Георга II; немецкий двор Георга I, при котором был министром Аддисон, где служил Дик Стиль, куда прибыл великий Мальборо со своей неукротимой супругой, — когда еще жили и писали Поп, и Свифт, и Болинброк. Об обществе столь многолюдном, деятельном и блестящем невозможно дать сколько-нибудь полного представления в четырех кратких главах; мы можем лишь, приподнимая на миг завесу времени, заглянуть еще и еще раз в этот давний мир Георгов, посмотреть, что представляли собой они сами и их дворы; бросить взгляд на людей, которые их окружали; приметить былые обычаи, моды и удовольствия и сопоставить их с нынешними.

Послание к Ефесянам и сегодня остается современной книгой Библии, так как в ней звучит призыв к содружеству в разобщенном мире, к воссоединению, а не к отчуждению, к миру, а не к войне.

«Послание к Ефесянам — это благовестие о Церкви, о собрании людей. В нем показана извечная цель Божья — сотворение через Иисуса Христа нового общества, ярко выделяющегося на мрачном фоне ветхого мира. Для нового Божьего общества характерны жизнь, воссоединение и единство, а не смерть, разобщенность и отчуждение; здравое мерило праведности, а не извращенность зла; любовь и мир вместо ненависти и вражды…»

Джон Р. У. Стотт ведет активную деятельность как евангелист и пастор, администратор и учитель. С 1 975 г. Он почетный пастор Церкви всех душ в Лондоне. В настоящее время он президент общества «христианское влияние». Д. Стоп хорошо известен по всему миру как прекрасный оратор и писатель. Среди его работ есть бестселлер «Основа христианства». Издательство «Мирт» выпустило на русском языке его книги из серии «Библия говорит сегодня»: «Послание к Галатам», «Нагорная Проповедь», «Деяния святых апостолов», «Послание к Римлянам», «Послания к Фессалоникийцам».