Смерть моя

Колян Богданов

СМЕРТЬ МОЯ

Вечер спускался на город медленно, но неотвратимо, словно ему это совсем не было нужно. Я шел по разделительной полосе проспекта. Машин было на редкость мало, да к тому же они не обращали на меня совсем никакого внимания, словно меня не было вовсе. Вполн возможно, что так оно и было, но я этого совсем не ощущал. В смысле - своего несуществования. Я был как я. Меж тем город постепенно заканчивался и на горизонте проступили смутные очертания завода. Усевшись на асфальт, я извлек из кармана пакет. после вт орого или третьего забития трубки что-то неуловимо изменилось, стало не таким, каким было обычно. Из проезжающих мимо машин высовывались отталкивающие лица сограждан и ехидно что-то кричали. Они это могут. Как это не странно, но показавшийся на горизонте всадник нисколько не смутил моего рассудка, наоборот, я его даже наверное поджидал. Дробный стук копыт у меня за спиной вдруг резко оборвался и рядом уселся вышеозначенный всадник, завернутый по самые глаза в какую-то черную ткань. Его здоровая, больше меня ростом, коса звучно лязгнула о мостовую, неприятно нарушив окружающую мертвую тишину. Что-то здесь было не совсем правильно, не так, как предписано и положено.

Другие книги автора Николай Владимирович Богданов

В книгу вошли рассказы о Великой Отечественной войне из цикла «О смелых и умелых» («Хорошая пословица», «Лайка — не пустолайка», «Весёлый плотник», «Чёрный кот», «Вдвоём с братишкой»).

Немецкие фашисты предательски напали на нашу страну. Великий советский народ ведет отечественную войну, защищая свою любимую родину, честь и свободу.

Не первый раз нападают на нас подлые фашисты.

Год тому назад они подговорили финских белогвардейцев напасть на Ленинград.

Красная армия геройски отбила финских фашистов, разгромила их крепости и берлоги, усмирила их воинственный пыл так, что они запросили пощады.

Немецкие фашисты будут разбиты и уничтожены вместе со своими финскими, румынскими и другими помощниками.

Эта книжка рассказывает о том, как был создан в Москве один из первых пионерских отрядов, из каких веселых, изобретательных, хороших ребят он состоял, как жили они в самодеятельном, пионерском лагере, сколько трудностей, неожиданных и необыкновенных, приходилось им преодолевать. Современный читатель встретится здесь с проблемами пионерской работы, которые волнуют нас и сегодня, узнает, как дружил с пионерами писатель Аркадий Гайдар, какую заботу проявляла о них Н. Я. Крупская, какую большую роль в воспитании отряда играл партприкрепленный. И еще много-много интересного о первых романтических годах пионерского движения узнают из этой книжки читатели.

Рассказы военного корреспондента Николая Богданова о Великой Отечественной войне.

Рассказы о Великой Отечественной войне.

Для младшего школьного возраста

Художник П.Пинкисевич

Повесть из времен Великой Отечественной войны для детей младшего школьного возраста.

Я проснулся от странного звука — кто-то потихоньку выбивал пальцами на двери барабанную дробь. Мне послышался мотив:

Старый барабанщик,
Старый барабанщик,
Старый барабанщик крепко спал…

В комнате был полумрак. Метель била в окна белыми хлопьями. Не поймёшь, сколько времени. Рано или поздно.

Дробный стук повторился.

Торопливо одевшись, приоткрыл дверь. Передо мной стояли двое запыхавшихся мальчишек. На горячих щеках ещё дотаивали холодные снежинки.

Рассказы о труде, об участии смышлёных ребят в работе взрослых людей: плотогонов, строителей-верхолазов, работников научной экспедиции.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Рассказ о молдавском селе первых послевоенных лет, 50-х и 60-х годов нашего столетия.

Осенью сорок пятого получена была директива приступить к ликвидации монастырей. Монашек увезли, имущество разграбили, но монастырь как стоял, так и стоит. И по всему северу Молдавии стали распространяться слухи, что хоть Трезворский монастырь и ликвидирован, и храмы его раздеты, и никто там не служит, все-таки одна монашка уцелела…

События в рассказе изложены подлинные. Героини — сама Мария Петровна (в рассказе — Маша большая) и ее  ближайшая, со времен войны, подруга Мария Григорьевна (Маша маленькая).

Гусев не спеша отвинтил крышечку термоса, и оттуда полилась густая струйка какао. Когда стакан наполнился, Гусев, так же не торопясь, завинтил термос и поставил его на подоконник.

Сигова всего трясло от злости, но он терпеливо ждал, когда начальник цеха заговорит.

Гусев отпил глоток какао и, откинувшись на спинку кресла, положил на стол холеные руки. Он глядел на них, точно любуясь. И Сигов тоже смотрел на эти две кисти, напоминающие что-то далекое от этого мира железа и грохота и в то же время что-то недоброе, цепкое, — попадись в них, и они стиснут тебя крепче, чем железные лапы крана. «Что руки, что душа — паучьи», — подумал Сигов.

После окончания школы Рута не прошла по конкурсу на строительный факультет и решила пойти работать на стройку и жить в общежитии, чтобы не стеснять новую семью отца. Советская повесть о поиске своего призвания, работе и любви. Печаталась в № 4 и 5 журнала «Юность» за 1963 год.

В настоящий сборник известного чувашского прозаика А. Емельянова вошли две новые повести: «Не ради славы», «Мои счастливые дни» — и рассказы.

В повестях и рассказах автор рисует жизнь современного чувашского села, воссоздает яркие характеры тружеников сельского хозяйства, поднимает острые морально-этические проблемы.

Отличительные черты творчества А. Емельянова — чувство современности, глубокое знание и понимание человеческих характеров.

Щенок был точь-в-точь такой, каким его мечтал его увидеть Андрей. Поджарый, мускулистый, торс и передние лапы в крупном светло-стальном крапе.

Он подрагивал от возбуждения, смешно шевелил обрубком хвоста и поминутно зевал, облизывая розовым языком короткие влажные брыли.

— Собака хорошая, — заметно волнуясь, говорил хозяин. — По нужде продаю…

Он ласково похлопывал, поглаживал щенка по голове, шее, привычно задерживая пальцы на горле и за ушами.

Новая книга свердловского писателя. Действие вошедших в нее повестей и рассказов развертывается в наши дни на Уральском Севере.

Человек на Севере, жизнь и труд северян — одна из стержневых тем творчества свердловского писателя Владислава Николаева, автора книг «Свистящий ветер», «Маршальский жезл», «Две путины» и многих других. Верен он северной теме и в новой своей повести «Мальчишник», герои которой путешествуют по Полярному Уралу. Но это не только рассказ о летнем путешествии, о северной природе, это и повесть-воспоминание, повесть-раздумье умудренного жизнью человека о людских судьбах, о дне вчерашнем и дне сегодняшнем.

На Уральском Севере происходит действие и других вошедших в книгу произведений — повести «Шестеро», рассказов «На реке» и «Пятиречье». Эти вещи ранее уже публиковались, но автор основательно поработал над ними, готовя к новому изданию.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Богданова Людмила

Биннор

Город белыми стрелами рвался в небо. Белый мрамор, золотой на изломе; разноцветные крыши с вкраплениями смальты - бьющие наружу алые, желтые праздничные тона, - витые решетки балконов, галереи с деревянной резьбой, серебряные водостоки и флюгера, ковры через перила наружных лестниц и цветы вперемежку розы всех тонов и оттенков; лохматые и толстые, как кочаны, пионы, рыже-пятнистые тигровые лилии, желтые и синие ирисы, пучками незабудки, маттиолы, анютины глазки, белые, розовые, лиловые вьюны, почти черная зелень плющей, красные огоньки фасоли, оранжевые ниневии, белые калы, и еще бог весть какие цветы без названий, рвущиеся сквозь вязь балконов, с карнизов и между плитами внутренних дворов. Узорчатые арки и мосты над темной водой каналов, разогретый гранит набережных - и над всем этим солнце - Бин-нор!!

Людмила Богданова

Бу-бух

Возле школы в яме жил Большой Бу-бух. Он хватал за пятки пробегающих мальчишек. Они шлепались и разбивали колени. Тогда мальчишки собрались вокруг ямы и сказали:

- Тебе должно быть стыдно!

И Бу-буху стало стыдно. Он покраснел и надулся. И его стали носить вместо шарика по праздникам. А яму закопали. Действительно, зачем возле школы яма...

Людмила Богданова

Часовщик Карой

- А что это у тебя на руке? - спросила однажды утром моя дочь Женька, которая тогда была еще маленькой.

- Часы.

- А почему у них стрелок нет?

- Потому что они электронные.

- А кукушка в них живет?

Я засмеялась.

- В электронных часах кукушки не живут. Не помещаются.

Женька затопала ножками:

- А я хочу, чтобы жила!

- Так Кароя нет. Был бы Карой...

Людмила Богданова

Дама и музыкант

Дама Истар ходила по покою от стола к окну, от окна к камину, и от камина к дверям. Так кружит попавшая в капкан лиса.

Истар то куталась в мех своей котты, то грела над огнем сухие, унизанные перстнями пальцы. Возясь со снадобьями, она испортила кожу, та стала тонкой и ломкой, как обветшалая сунская бумага - не спасали мази и притирания. Дама Истар фыркнула, как кошка, сдувая от губ тяжелую темно-каштановую прядь, и хотела было кликнуть горничную, чтобы исправить разоренную прическу, а заодно выместить на глупой деревенской дуре свое раздражение. У Истар из головы не шел разговор с Мэем, в котором, из-за его нелогичности, она, дама Истар, однако проиграла. Ее раздражали нерациональность поступков и слов, особенно потому, что она не справлялась с этим, не могла расставить точки над "и". И, кроме того, больше, чем еще и что-либо, ее беспокоил Гэльд. Поветрие разлучило их, заперло ее в городе, при госпиталях, а муж стоял за воротами, и только изредка, с крепостной стены, она могла увидеть его и перекинуться словом, а потом было не до того, бывают моменты, когда другие сильные чувства вытесняют самую любовь.