Сме - х - рть

Дубинин Вадим

Сме... х/рть?

Memento mori

(Помни о смерти (лат.))

That is not dead

Which can eternal lie.

Yet with strange aeons

Even death may die.

H.P. Lovecraft

Death be not proud

Though some have called

Thee mighty and dreadful

Art not so...

Children Of Bodom "Follow the reaper"

Сэр Ричард Дэдмэн, герцог Хоррор, с присущей всем англичанам пунктуальностью ровно к 7:30 утра дочитал очередную главу своей любимой книги "Умерший мертвый мертвец, положенный во гроб и похороненный в могиле на кладбище" - этого типичного образчика классического английского юмора, встал с кресла-качалки и подошел к окну рабочего кабинета в фамильном замке Дэдмэнов на окраине Лондона. За окном раскинулось веселое, свежее и умытое росой кладбище с песочницей, "горкой", качелями и маленькой каруселью, окутанное белыми, как могильный червь, клубами утреннего тумана. На кладбище уже были детишки - катались с "горки", играли в прятки между надгробиями, лепили из песка усыпальницы и гробницы. Рядом миссис Смерть своей косой подравнивала травку на лужайке для гольфа.

Другие книги автора Вадим Дубинин

Густые и липкие, как кровь, но короткие сумерки окончательно потухли. Весь мир погрузился во тьму, и ночь разлилась по округе. Тяжелые, но уже невидимые глазу тучи заволокли небо. Лишь изредка резкий порыв холодного ветра раздвигал их, как пальцы — рану, и края этой раны на несколько секунд озарялись серебряным светом полной луны, а потом снова наступал мрак.

Он окончательно пришел в себя и вылез из своего душного и пыльного логова, где скрывался весь день, находясь в тягостной и полной разных жестоких видений дреме. По-настоящему он оживал только ночью, и поэтому, хоть и с пафосом, но вполне справедливо считал себя истинным порождением ночи.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Львов Аркадий Львович

СЕДЬМОЙ ЭТАЖ

Он слыл трудным мальчиком. Он слыл трудным лет с шести, когда папа и мама впервые заговорили с ним о школе. Это было в марте. Они сказали ему, что вот пролетят весна и пето - и в сентябре он пойдет в школу. Папа вспомнил свой первый школьный сентябрь - каштаны были еще зеленые, как в мае; мама ничего не вспоминала, мама только вздохнула и сказала, что время не стоит на месте. А он вдруг рассмеялся и заявил, что в школу не пойдет. Мама сделала большие глаза, а папа очень спокойно спросил у него:

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

ЭДУАРД ЖУРИСТ

ПОСТТЕЛЕМАТИЧЕСКАЯ ЭРА

Пер. с румынского Татьяны Ивановой

- Вот этот дом, - сказал мой сопровождающий. - Пока он единственный в своем роде, но скоро такие дома станут совершенно обычными.

Я скептически улыбнулся. Сыт я по горло подобными эпохальными открытиями. Я работал в бюро патентов и открытий, и моя миссия заключалась в том, чтобы отклонять предложенные открытия (их одобрением занималась другая служба) под тем простым и хорошим предлогом, что мы живем в эпицентре непрекращающегося взрыва открытий и новшеств и если бы человечество принялось все их внедрять, у него не осталось бы времени наслаждаться их результатами. Однако этот человек пришел ко мне не обычными путями (имейте в виду, что в нашу посттелематическую эру "обычный путь" по-прежнему означает "с рекомендациями сверху, справа и слева"), а был внуком лучшей школьной подруги моей бабушки, и, конечно, в посттелематическую эпоху тоже никто не может отказать в небольшом удовольствии своей бабушке, этому милейшему существу, с которым ты оставался вдвоем длинными зимними вечерами, когда родители уходили в театр, в кино или ресторан. Внук был весьма симпатичен. Он походил скорее на виолончелиста в оперном оркестре (галстук-бабочка, лысина, бархатный пиджак, сильно вытертый на локтях), чем на физика, инженера, специалиста по автоматике или кибернетика наших дней. И вот мы стоим перед экспериментальным домом, и я жду, когда этот человек произнесет нечто вроде "сезам откройся", к которому мы привыкли в последнее время. И в самом деле, "виолончелист" подходит к крохотному микрофону, вделанному в дверь, и говорит:

Научно — фантастические произведения, включенные в этот сборник, повествуют о местах, событиях и существах, которых не было, нет, и не может быть — на то и фантастика. Но в невероятных ситуациях читатель встретит знакомые черты недавнего прошлого, от которого мы стремимся избавиться, перестраивая все сферы нашей общественной жизни, возвращаясь из «перпендикулярного мира» в мир реальных ценностей, истинно человеческих отношений.

Полковника Вильяма Трэинера, постоянного Представителя Президента при Миссии, вытащили из постели в 2-16. Еще не успев стряхнуть с себя сон, в 2-18 он, затягивая пояс, сбежал по лестнице к ожидавшей у подъезда капсуле. Устраиваясь на заднем сиденье, Трэйнер уже знал, что его ожидает трудный день.

Два капитана и штатский — всех их он знал в лицо сидели, крепко сжимая в руках обложки с государственным гербом. Полковник протер глаза и посмотрел на штурвальную консоль: «Баллистический полет, цель зафиксирована, местное время 15.04». Штатский с молодым, но прежде времени состарившимся лицом обернулся к нему с переднего сиденья:

Как трудно молодому поколению понять привязанности старшего... А конфликт непонимания повторяется между каждыми новыми поколениями в новом своем витке. И не так важно, что непонятно новому поколению: езда в переполненных электричках на дачный огород или путешествие на глиссере в родной город…

Рассказ из журнала "Очевидное и невероятное"2009 06

Море бушевало всю ночь. Медлительные валы один за другим выплывали из темноты. Они вставали перед нами крутой стеной, и нависшие гребни их заглядывали в шлюпку, как будто хотели пересчитать нас — свою будущую добычу.

Нас было шестеро в шлюпке: кочегар Вилькинс, Джо, три матроса — швед, итальянец, негр и я шестой с ними. Мы гребли все время, точнее — они гребли, а я сидел на корме и, качаясь, как маятник, зачерпывал воду и выливал за борт, черпал и выливал, черпал и выливал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дубинин Виталий Николаевич

ХАРМСИЗМЫ

Справка: Писатель Даниил Хармс придумал однажды новый вид анекдотов (первая работа именовалась "Анекдоты про великих писателей"). Идею подхватили (чему пример и данный труд), всвязи с чем возникла острая необходимость окрестить появившийся жанр. Газета "Красная бурда" ( тоже внесшая, кстати, свой, причем немалый, вклад в создание подобных историй), решила отдать должное автору и изобретателю, назвав вышеописанные произведения в его честь.

Анастасия Дубинина

Церемониал погребения тела

в бозе почившего Симона де Монфора,

божьей милостию графа лестерского, тулузского и т.д.

Составлен Пьером Во-де-Сернейским .....(дата, вставить) в землях провансальских, близ города Тулузы.

Утверждаю. Амори де Монфор, граф Лестерский и т.д.1

1.

Впереди идут два трувора,

Воспевают подвиги де Монфора.

2.

Со сдержанной улыбкой Раймон Шестой

Анастасия Дубинина

Монсегюрские афоризмы

Для гг. перфектов и кредентов, с применением к понятиям и католиков.

Примечание. Из этих найденных при раскопках размышлений чрезвычайно одаренного юноши, Джордана де Перелла, мы видим с удивлением, что геройский дух провансальских сопротивленцев не был сломлен тяжелыми временами, но, напротив же, свободная мысль Юга, опережая свой век, и по сю пору останется близка сердцам христиан всего мира. Голос многих поколений безвестных мучеников чистой христианской любви звучит с сиих пожелтевших страниц, и мы с гордостию восклицаем: нет, свободомыслие не задушишь в зародыше! Клич несется по Франции - на альбигойскую мысль не наденешь ошейника. И ныне мы с гордостию, и т.д., и т.п.

Анастасия Дубинина

Вредные советы

(к игре "Осада Монсегюра")

* * * (посв. А. А.) Если вас однажды строго Спросит дядя капеллан, Что вы делали сегодня Возле замка Монсегюр Отвечайте откровенно: "Шесть младенцев свежевал, Чтобы двадцать пять перфектов Пригласить к себе на пир". Он обрадуется жутко И расскажет всем друзьям, Как удачно вы блеснули Чувством юмора своим.

*** (посв. А. А.) Если дядя инквизитор К папе вашему придет, Чтоб вести какой-то важный И серьезный разговор Ненавязчиво спросите, Где сокрыт Святой Грааль И зачем оковы плоти Наложил Господь на мир. И когда поспешно папа Вас из залы уведет, Любознательность такую Будет долго он хвалить.