Слуга

Я, Эйлар Ваас, говорю, стоя на своей земле. А значит, каждое мое слово – правда. Мое небо над головой, мой песок под ногами, мои слуги на стенах замка. Вы пришли без разрешения, и ваши слуги держат в руках сталь. Я не обязана отвечать на вопросы – тебе, Крий Гуус, друг отца, и тебе, Ранд Ваат, младший брат отца и мой дядя по крови. Тем, кто идет за вами, с длинными, как у рабов, именами и пустыми, как их замки, флагами, я не сказала бы ни слова. Но ты, Крий, извлек меня из чрева матери, приняв на себя выбор жизни и смерти. А ты, Ранд, бился плечом к плечу с отцом – на Золотых барханах и в городе Мертвых. Вы знаете, что он был хороший господин, а я примерная дочь. И если отец лежит в склепе, убитый моей рукой, только вам дано знать правду. Мой отец ошибся, и тень его ошибки упала на весь род. А началось все пять дней назад, когда я возвращалась в замок с весенней охоты.

Рекомендуем почитать

Зима. Обычное явление природы. Однако если в августе начинает идти снег и температура воздуха опускается настолько, что выжить в этом холоде невозможно, все стремятся в «Тёплый край». Билеты на поезд, идущий в благословенный край, где можно выжить, куплены за бешеные деньги, но не каждый способен понять, что ему не хватило места в поезде. Вот тут-то и выясняется, кто что из себя представляет…

Сергей Лукьяненко

ХОЗЯИН ДОРОГ

Я шел по пустыне второй день. Солнце, огромное и белое, висело в небе, обрушивая удушливый зной. Пустая фляжка легонько хлопала по бедру, назойливым метрономом отсчитывая каждый шаг. Шоколад, которым я собирался пообедать, растаял, превратившись в липкую коричневую жижу в обертке из блестящей фольги и промасленной цветной бумаги.

Дорога лежала передо мной -- ровная как зеркало, прямая как стрела, узкая, как прихожая малогабаритной квартиры...

Сергей Лукьяненко

ВИЗИТ

Он спустился по западному склону Диких гор. Мимо Сухой реки, где в клубах серой колючей пыли кружились огромные хищные рыбы. Мимо Горелых равнин, где в чадящих асфальтовых озерах навеки завязли королевские бронеходы. Он шел к Дому.

В лес капитан Троев вошел поздним вечером, когда лишь тускло-багровая полоска на горизонте напоминала о прошедшем дне. Лес не имел никакого названия -- он был просто лесом. Ведь именно в нем стоял Дом.

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

"Л" ЗНАЧИТ: ЛЮДИ

Он лег спать человеком. Ритмично билось сердце, прогоняя кровь по сосудам, ныла ушибленная при посадке лодыжка. Две руки, две ноги, загорелая кожа, короткая стрижка... Все как положено.

Среди ночи он проснулся. Слабый свет из залитого бронестеклом окна падал на стул у изголовья. Поблескивала серебристая нашивка на рукаве куртки: "Ингвар Вистин, 37 лет. Космофлот. ГРИМ".

"ГРИМ".

Ингвар полежал, чувствуя, как расползается по телу жгучая, мучительная боль. Словно тысячи крошечных москитов впиваются в него изнутри тонкими отравленными жалами.

Другие книги автора Сергей Васильевич Лукьяненко

Шесть галактических цивилизаций.

Пять погибших планет.

Четверо учёных из разных миров.

Три звёздные системы.

Два космических корабля.

И одна большая беда для всей Вселенной.

В Империи, где без малого век правит Тёмный Властелин, живётся не так уж и плохо. Натурфилософы постигают тайны науки, народ не бедствует, полиция охраняет порядок, а рунное волшебство – доступно всем. Вот только у волшебства есть цена, и за любое чудо придётся платить самым дорогим, что у тебя есть. Особенно, если ты стал врагом повелителя Тёмной Империи.

На ночных улицах — опасно. Но речь не о преступниках и маньяках. На ночных улицах живет другая опасность — те, что называют себя Иными. Вампиры и оборотни, колдуньи и ведьмаки. Те, кто выходит на охоту, когда садится солнце. Те, чья сила велика, с кем не справиться обычным оружием. Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие — Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их, но при этом свято блюдут древний Договор, заключенный между Светлыми и Темными…

В твоей квартире живут чужие люди.

Твое место на работе занято другим…

Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка…

Тебя стирают из этого мира.

Кто?

В этом мире солнце желто, как глаз дракона — огнедышащего дракона с узкими желтыми зрачками, — трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия…

Пробил роковой час — и Срединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Самая популярная сага в истории отечественной фантастики – в полном составе!

Весь сериал культовых «Дозоров» Сергея Лукьяненко – включая шестой роман – под одной обложкой!

Книга, которая должна быть в коллекции каждого любителя хорошей фантастики!

Сегодня увлекательную историю приключений Антона Городецкого и его друзей, недругов и союзников читаем и перечитываем мы – завтра это будут делать наши дети. Потому что ХОРОШАЯ фантастика не стареет никогда!..

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Один мёртвый поезд. Один мёртвый город. Одна неделя, чтобы спасти мёртвый мир.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Невероятные приключения Лэрри Дейли и его друзей — экспонатов Музея естественной истории в Нью-Йорке — продолжаются!

Еще несколько дней назад Лэрри и представить себе не мог, что друзьям грозит настоящая беда! Лэрри не раздумывая бросается им на помощь.

Но ему противостоят очень серьезные противники — египетский фараон, желающий покорить весь мир и выбравший себе в помощники Наполеона Бонапарта, Аль Каноне и даже Ивана Грозного со стрельцами…

Чем закончится эта ночь волнующих событий? Об этом вы узнаете, если прочтете книгу и посмотрите фильм — "Ночь в музее 2".

Мир, куда много веков назад были сосланы люди с генетической предрасположенностью к совершению преступлений. Мир – давно забытый…

Но теперь обстоятельства изменились, и туда засылают опытного разведчика – майора Палиона Лачека.

Из далекого будущего – в далекое прошлое.

Из мира высоких технологий – в мир «меча и магии».

В странный, жестокий мир, где бесчинствует нежить, рвут друг другу глотки банды разбойников и отряды ландскнехтов и сеют гибель Ордены воинствующих инквизиторов.

Здесь Палиона Лачека называют Палачом.

И ему, чудом спасенному от верной гибели божеством Вебалсом из рода Озетов, за которым давно уже охотится Инквизиция, предстоит решить исход схватки между Древними и Новыми богами…

Война, жестокая, пробудившая невиданной силы магию, опустошила страну. Давление противоречий становится невыносимым и пробуждает тектонические силы. Страна потрясена явлением блуждающих дворцов. Толпы народа приходят в движение в погоне за смертоносными миражами. В горах пробуждается давно заснувший змей. И в этом общем кипении так мало места для личных счетов и личных надежд…

Все дороги этого мира - эта книга о дорогах, которые бывают очень извилисты. Главными героями являются члены театральной труппы, отправившиеся на фестиваль. Сами по себе они - фейерверк (очень эмоциональные фигуры), а в сочетании с неприятностями, в которые они угодят – это просто волшебство. В книге нет супер крутого главного героя, который одной левой побеждает всех, а потом сидя на завалинке рефлексирует по этому поводу. Если Вы ждете войны, то это не в эту книгу, а вот если любите загадки, юмор и немножко любви, то добро пожаловать! Автор желает Вам приятного чтения, а главное – как можно больше улыбаться.

Пожилой педагог из Курска оставил после себя в приёмной неприятный животный запах и лёгкое недоумение от не относящегося к работе вопроса, почему уже 17 декабря, а в Москве ещё до сих пор не продают ёлки. Награждённый непониманием, он удалился, и мы с Оксаной вздохнули свободнее в прямом смысле слова.

Оксана выглядит меня моложе на два года, но старше на семь. Рядом с ней я не чувствую ни своего, ни её возраста, потому что я пришёл получить характеристику для представления в отдел аспирантуры, и я не вспомню об Оксане до следующей характеристики.

Это история в духе классической фэнтези «меча и колдовства» и одновременно беззастенчивая пародия на этот жанр. Здесь есть все – война и любовь, рыцари и амазонки, демоны и чудовища – и читатель волен решать, шутит автор или нет.

Мы снова рассказываем друг другу сказки и записываем их, когда не лень, а потом из сказок составляется очередная книжка — казалось бы, что может быть проще? И в то же время меня не оставляет ощущение, что мы — издатель, составитель и авторы, все вместе — делаем нечто невозможное, невообразимое, немыслимое. Я не могу объяснить, почему обычная с виду книга, шестой по счету сборник авторских сказок, кажется мне чем-то «невозможным», но твердо знаю, что это — так.

Мы делаем невозможное, и у нас получается — вот он, философский камень, превращающий свинцовую тоску небытия в золотой огонь жизни. Мы делаем невозможное, и у нас получается — именно так я представляю себе рай. Мы делаем невозможное, и у нас получается — если смысл жизни не в этом, я так не играю.

Мне даже жаль немного, что я не могу быть просто читателем, который случайно берет в руки эту книгу, открывает ее наугад, начинает читать, а потом понимает, что уже полчаса стоит столбом посреди книжного магазина. Будь я читателем, счастье мое было бы неожиданным и пронзительным, и может быть, мне даже удалось бы сформулировать, почему обычная с виду книжка кажется мне чудом — уж не приснилась ли? Вопрос, впрочем, риторический, точного ответа на него не существует даже для составителя. И хорошо, что так.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Лукьяненко

Сухими из воды

* * *

В дверь постучали.

- Сильнее, заедает! - не оборачиваясь, воскликнул Львович, директор строительной фирмы "Откосы и отвесы".

Стук усилился - и дверь, жалобно всхлипывая старым сервомотором, уползла в стену. На пороге появился Петрович - прораб, главный инженер и главный технолог фирмы.

- Совсем разладилась старушка, - огорченно сказал он, опуская универсальный инструмент - в данный момент похожий на молоток. - Нехорошо.

Сергей Лукьяненко

ВЕЧЕРОМ В КУПЛЕТЕ...

Во времена гражданской войны был популярен лозунг, поясняющий поэтам и писателям, как им следует работать. "Утром в газете, вечером в куплете!"

Литературный отклик на события государственные обязан был быть оперативным, бодрым и мобилизующим.

Интересно наблюдать за тем, как сейчас, на новом витке спирали, реализуется давний призыв.

Август для России уже становится традиционно несчастливым месяцем. Те, кто хочет сберечь свои нервы, уезжают из страны на отдых, те, кому беречь нервную систему уже поздно, сидят по домам и ждут неприятностей. Утром первого сентября коллективный вздох облегчения россиян прокатился по одной шестой части суши, перекрывая стоны идущих в школы детей.

Давно и чаще всего безрезультатно охочусь я за книгами издательства “Новая Космогония”. Все-таки ставка на фантастику высокохудожественную, в чем-то элитарную, не способствует продвижению книг на прилавки. С тем большим удивлением обнаружил я на самом обычном лотке у метро “Алексеевская” книгу “Новые карты рая” известного алма-атинского фантаста Ярослава Зарова. Кому-то он знаком по мрачной, декадентской книге “Весенние приходы” (история больных с раздвоением личности), кому-то по задорной космической опере “Точка отчаяния” (быт и нравы в далеком будущем) или альтернативной истории “Горячие моря” (изменивший свое течение Гольфстрим согрел северные берега России, в то время как Америка и Европа прозябают). Писатель интересный, но снискавший себе репутацию коммерческого автора, многократно обруганный за тезис “три книги для денег, одна – для души” – и вдруг в “Новой Космогонии”? Удивительно! Настораживал и тираж книги – 12 100 экземпляров (и это при том, что большинстве книг в “Новой Космогонии” изданы тиражом от 3 до 7 тысяч экземпляров). В общем, сомнений у меня не оставалось – надо читать.

Лукьянов А.В., Пушкарёва М.А.

Немецкая классическая философия религии:

Учебное пособие для философских факультетов университетов

В учебном пособии рассматриваются содержание и основные черты немецкой классической философии религии в её связи с проблемами Абсолюта, любви, достоинства и свободы человека. Исследуются философско-методологические, культурно-мировоззренческие и социокультурные предпосылки учений о религии Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля и Фейербаха. Обсуждаются возможности и перспективы перехода от классического самосознания философа к философскому праксису. В данном отношении анализируются классические философские представления о религии Маркса.