Случай в заповеднике

Сказка о том, как закадычные друзья Заяц и Волк с помощью Егеря спасают заповедник от злых браконьеров.

Книжка подготовлена по мотивам мультфильма «Последний заяц», созданного на Центральном телевидении.

Отрывок из произведения:

В одном заповедном лесу произошла необычная история. На рассвете появились какие-то незнакомые люди с ружьями и собакой. Всех зверей встревожили слухи о предстоящей охоте.

Особенно забеспокоился Заяц, который дружил со всеми животными и Егерем, охранявшим зверей. Заяц знал, что здесь запрещена охота.

В заповеднике люди следят за порядком, охраняют, а в трудную зимнюю пору кормят и, если надо, лечат зверей.

На пригорке Заяц встретил Волка.

Другие книги автора Лев Аркадьевич Аркадьев

Рассказ Мурзилки о покорении космоса.

Книжка написана по сюжету мультипликационного фильма «Мурзилка на спутнике», удостоенного Первой премии за лучший детский фильм на международном кинофестивале в Карловых Варах в 1960 году.

Рассказ о необычном путешествии пингвинёнка на Северный полюс.

«Книжка создана по мотивам одноименного мультипликационного фильма «Новогодне путешествие», выпущенного киностудией «Союзмультфильм».

Популярные книги в жанре Сказка

Сказки по мотивам преданий индейцев Северной Америки

Некогда, в прошлые века и минувшие времена, славился один Менестрель. Искусство его так восхищало слушателей, что нам не сохранилось даже его имени, все называли его просто: Менестрель.

Ни у кого не было такого гибкого и горячего голоса, никто лучше его не мог сочинить и спеть игривую прелестную канцону или мрачную балладу… правда, из-за его легкомысленного характера получались они частенько очень уж невпопад.

То возьмет да и споет до слез трогательную старинную балладу о нежном цветке первой чистой любви и верности до гроба на свадебном пиру у свиномордого старого барона, который только что загнал в монастырь четвертую жену, чтоб поскорее жениться на пятой.

Мрак сгущается над совиным миром после гибели короля Храта. Кровожадные хагсмары и войска мятежников вынашивают планы окончательного покорения совиных королевств. Вся надежда на наследного принца Хуула. С помощью наставников — мудрого Гранка и кузнеца Тео — ему предстоит занять престол и создать сильное войско, способное выступить против наступающей тьмы и победить ее. Сила волшебного угля пылает в сердце Хуула, помогая ему стать королем. Но Хуулу угрожает опасность намного страшнее мятежа или яда смертоносных хагов. Ибо даже самая добрая магия таит в себе великий соблазн для всякого, кто ею обладает.

Принцесса сидит у окна и грустит. Вообще-то, это не простая, а самая настоящая заколдованная принцесса. Когда-то один злой волшебник (а, чтобы вы знали, злых волшебников называют еще и колдунами), так вот, один колдун наложил на принцессу свои черные чары. Зачем он это сделал сказать трудно. Может, настроение у него было плохое, а может быть, потому что он был злой и ему просто нравилось заниматься такими плохими делами. Он всю ночь напролет читал свои страшные заклинания, а когда наступило утро, все вдруг забыли, что принцесса — это принцесса, и стали звать ее просто по имени — Аня. А король забыл, что он король и стал просто папой. Теперь он каждый день встает в семь утра, завтракает и уходит на работу. А мама собирает Аню в школу (ведь если ты не принцесса, то тебе надо каждый день, кроме воскресенья, ходить в школу). Потом мама тоже уходит на работу, потому что забыла, что она на самом деле королева.

Виктор Гитин

Сказки дядюшки Гита

Сборник сказок

z z z z z

Оглавление

Хитрая лиса и девочка

Старая ворона

Чудесная синичка

Вещая подушечка

Куница и Бурундук

Два зернышка

Заяц и Бобер

Старый сад

Знаменитый поэт, сказочник и ученый Сакариас Топелиус (1818–1898) в истории культуры Финляндии сыграл ту же роль, что и Пушкин в России.

В эту книгу вошли избранные сказки Топелиуса, тесно связанные с легендами Скандинавии, финскими и карельскими рунами. На страницах книги вас ожидают встречи с троллями, домовыми и великанами, принцами и принцессами, а также обыкновенными мальчиками и девочками, с которыми происходят настоящие приключения.

Настоящее издание выходит при поддержке Литературно-Информационного центра Финляндии.

Знаменитый поэт, сказочник и ученый Сакариас Топелиус (1818–1898) в истории культуры Финляндии сыграл ту же роль, что и Пушкин в России.

В эту книгу вошли избранные сказки Топелиуса, тесно связанные с легендами Скандинавии, финскими и карельскими рунами. На страницах книги вас ожидают встречи с троллями, домовыми и великанами, принцами и принцессами, а также обыкновенными мальчиками и девочками, с которыми происходят настоящие приключения.

Настоящее издание выходит при поддержке Литературно-Информационного центра Финляндии.

Целой ораве мальчишек дозволили подняться на борт шхуны «Надежда», пришвартованной у пристани в гавани, и забраться на ванты.

Был воскресный вечер. Матте-кочегар сидел, раскачивая якорную цепь, в носовой части верхней палубы. Он читал книгу псалмов, но тут отложил ее в сторону, чтобы хорошенько разглядеть мальчишек. Матте был старый морской волк, просоленный матрос, знакомый со всеми ветрами и избороздивший все на свете моря. Веселого, шутливого нрава был он, этот старый Матте-кочегар, знавший множество историй о разных приключениях и умевший наплести при этом с три короба.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Юрий Болдырев:

«Так пусть и стихи Бориса Слуцкого однажды хлебнут воздуха русского зарубежья. Ведь не исключено, что сейчас и он не стал бы возражать против такой возможности».

Некогда их было около тысячи, теперь осталась всего дюжина, и им предстоит завершить очередной этап эксперимента.

Герои трилогии Дмитрия Евдокимова — студенты московского института — показаны в различных жизненных ситуациях. Первую проверку гражданской и трудовой закалки они проходят на целине во время уборки урожая, затем получают звание офицеров запаса на стажировке в летних военных лагерях и, наконец, став молодыми специалистами, вступают во «взрослую» жизнь.

Славянские названия птички Passer, развивающие основу *vorb‑/*verb‑[1], единодушно трактуются составителями этимологических словарей, начиная с Фр. Миклошича, как явления ономатопеической в своих истоках природы[2]. При этом Ст. Младенов, а вслед за ним авторы «Болгарского этимологического словаря» прямо указывают на звукоподражательный индоевропейский корень *u̯er‑ ‛говорить, издавать звуки и т. п.’, давший впоследствии (вместе со своими апофоническими вариантами и детерминативными продолжениями) весьма многочисленные лексические образования в языках практически всех индоевропейских языковых групп.