Случай в Момчилово

В селе Момчилово, расположенного у самого подножия Карабаира, совершено неслыханное преступление — ночью кто-то забрался через окно в помещение военно-геологического пункта, похитил секретную схему и две тысячи левов, при этом тяжело ранив милицейского старшину Стояна, который охранял этот чрезвычайно важный объект. Этой же ночью и накануне недалеко от Момчилова была замечена активная работа ультракоротковолновой радиостанции, которая обменивалась шифрограммами с такой же станцией по ту сторону границы. Подозрение падает на молодого момчиловского учителя Методия Парашкевова. Он буквально за минуту до нападения на Стояна проходил мимо военно-геологического пункта. Улики против него настолько убедительны, что сомнений в его виновности почти нет. Лишь один из асов болгарской контрразведки Аввакум Захов совсем не уверен в том, что преступник — Парашкевов. Капитан госбезопасности считает, что учителя подставили.

Отрывок из произведения:

Если взобраться на плешивое темя Карабаира, поросшее лишь папоротником да ежевикой, и стать лицом к югу, взору откроются цепи крутых лесистых холмов; чем дальше, они становятся все ниже и ниже и наконец совершенно сливаются с необъятными просторами залитой солнцем равнины. Вглядевшись пристальнее, нетрудно увидеть лесную просеку, опоясывающую с запада на восток косматое тело самого высокого кряжа. Это граница. По ту сторону просеки уже другое государство, хоть и там громоздятся такие же горы, хоть и там небо такое же синее, и кажется, что манящая своими просторами солнечная равнина совсем рядом — рукой подать.

Рекомендуем почитать

Рассказывает ветеринарный врач Анастасий Буков

Вы задумывались над тем, что лишь один поворот тропинки или даже один шаг в сторону от проторенного пути не так уж редко вводит вас в круг удивительных и захватывающих событий? Но о них речь пойдет ниже…

Пока же, с опаской поглядывая на низкие грозовые тучи, я возвращался с молочной фермы. Наверное, то, что творилось на небе, так завладело моим вниманием, что я не заметил поворота к Даудовой овчарне — это самый короткий путь домой — и луговой тропкой зашагал к большаку. Он пересекает село с запада на восток и уже за мостом через Доспитскую речку сливается с автомобильным шоссе.

В книгу вошли занимательные, остросюжетные повести известного болгарского писателя Андрея Гуляшки об Аввакуме Захове («Случай в Момчилове», «Приключение в полночь», «В эту дождливую осень», «Спящая красавица», «Маленькая ночная музыка»).

«Оба убийства произошли в один и тот же день, под крышей одного и того же дома и почти в один и тот же час». Инженер Теодосий Дянков был отравлен в своей квартире, а младший сержант ГАИ Кирилл Наумов был застрелен на чердаке. Есть и главный подозреваемый — задержанный на месте преступления футболист Владимир Владов. По крайней мере улики, свидетельствующие, что именно он убил Наумова, очень серьёзны, нет только орудия убийства. Поскольку инженер Дянков работал в Институте специальных исследований при Министерстве национальной обороны за дело берётся госбезопасность. И понятное дело, что без майора Аввакума Захова никак не обойтись.

Это произошло, когда Аввакум собирал материалы для второго тома своей “Истории археологии”. Его интересовали прежде всего южные районы Италией — Калабрия, Апулия, сицилийское побережье, — но ему частенько случалось проводить день—другой и в Вечном городе; он даже постоянно держал меблированную комнату на виа Кола ди Риенцо, которую сдавала синьора Виттория Ченчи, вдова журналиста, убитого экстремистами. Брат синьоры Виттории Чезаре Савели возглавлял охрану музеев Боргезе, а в филиале музея Боргезе и разыгрались события, о которых пойдёт наш рассказ. Сейчас я думаю, что не сними Аввакум комнату на виа Кола ди Риенцо, он не стал бы вмешиваться во всякие музейные истории, и рассказ о похищении “Данаи” не был бы написан… Но разве знаешь заранее, к чему может привести самый обычный поступок…

Другие книги автора Андрей Гуляшки

В данный сборник вошли остросюжетные повести известного болгарского писателя Андрея Гуляшки об Аввакуме Захове: «Случай в Момчилове», «Приключение в полночь», «Дождливой осенью» и «Спящая красавица».

Я написал немало книг. Среди них, вероятно, есть и хорошие и плохие, но все они по объему больше «Драгоценного камня». И, если меня спросят: «Какую из книг, написанных вами до сих пор, вы оцениваете выше всего?» — я назову, наверное, одну из тех, что побольше. Так мне думается.

Но, если меня спросят, если случайно мне зададут вдруг такой вопрос: «А какую из ваших книг вы больше всего любите?» — я не колеблясь отвечу: «Самую маленькую».

И не потому, что я вижу в ней что-то особенно значительное, боже сохрани! Право, ничего такого я в ней не вижу. «Честное пионерское», — как говорит моя дочь. Я люблю эту книгу, потому что я писал ее с веселым сердцем и, как говорится, единым духом, и часы, когда я писал ее, были для меня хорошими часами, очень хорошими. Закончив главу, я вечером читал ее жене, и мы вместе смеялись, и это тоже было очень хорошо.

Как-то меня спросили:

– Что собой представляет Аввакум?

Мы были знакомы с Аввакумом уже 15 лет, но я долго размышлял, прежде чем ответить. В конце концов шутливо промолвил:

– Исключая большую часть дня и время до полуночи, а также те несколько часов, что он отводит для сна, в остальное время Аввакум интересный и веселый человек.

Но я был несправедлив.

Впервые мы встретились с Аввакумом пятнадцать лет назад в Момчилово. Тогда он был разговорчивым и веселым, остроумным и находчивым; с ним можно было провести много часов, не замечая, как летит время. Только иногда, крайне редко, его охватывало мрачное настроение, да и то лишь по вечерам, когда он оставался в одиночестве.

Один из лучших английских агентов 07 получает крайне важное задание — выкрасть советского ученого-физика Трофимова, недавно совершившего революционное открытие, которое может вооружить коммунистов непобедимым оружием. А выдающийся болгарский контрразведчик Аввакум Захов получает задание прямо противоположное — обеспечить безопасность Трофимова во время посещения им научной конференции в Варне. Два суперпрофессионала сходятся друг с другом в непримиримой схватке.

В одном из болгарских приграничных районов внезапная вспышка ящура в самой острой форме. Эпидемия очень быстро распространяется. Чтобы ее остановить из ГДР доставлена новейшая вакцина, однако по неизвестным причинам она не оказывает никакого действия на гибнущий скот.

Тем временем приятель Захова ветеринар Анастасий Буков, переведенный из Момчилова в район Триграда, где и бушует эпидемия, приезжает в Софию на инструктаж в Управление по борьбе с эпизоотиями. Он и познакомил Аввакума с доктором Петром Тошковым, секретарем директора управления Ириной Теофиловой и машинисткой Христиной Чавовой — очень милыми людьми. В Ирину Аввакум даже влюбился, по-настоящему. Но служба службой — Захову поручено разобраться с тем, почему проверенная гэдээровская вакцина бесполезна для болгарских коров. Он отправляется на склад лекарств управления и обнаруживает там труп начальника склада Венцеслава Рашкова...

Два последних расследования принесли капитану Захову немалую славу. За Аввакумом начинают охоту западные спецслужбы. Чтобы предотвратить раскрытие своего лучшего агента полковник Манов принимает решение временно законсервировать Захова. Тот снова возвращается к своей гражданской специальности — археологии, прерывает все контакты с госбезопасностью и по совету начальства меняет квартиру.

Захов поселяется на юго-восточной окраине Софии в доме, где управляющим является отставной подполковник медицинской службы Свинтила Савов. У внучатой племянницы управляющего Виолеты есть жених — молодой режиссер кинохроники Асен Кантарджиев. Аввакум с ним знаком — встречались полтора года назад в Родопах, где Археологический институт производил крупные раскопки. Между ними тогда возникло странное мальчишеское соперничество. Теперь оно возобновилось — то Аввакум тайно идет по пятам Асена, то Асен скрытно проникает в комнату Аввакума. Но Захов не считает это пустым ребячеством. Оно задается вопросом — кто такой Кантарджиев: «маниакально увлекающийся трюками и фокусами субъект» или вражеский шпион?

С Аввакумом Заховым меня свел случай, И хотя Аввакума природа одарила щедро, а я был самым что ни на есть обыкновенным, ничем не примечательным человеком, между нами возникла тесная и прочная дружба. Благодаря его доверию я имел счастье близко наблюдать за деятельностью Аввакума, связанной с раскрытием нескольких очень сложных криминальных дел международного значения. Два из них — Момчиловское и Ящурное, к ним можно добавить еще историю со «Спящей красавицей», — вызвали в свое время большой шум. Их устроители отличались богатым воображением и широко использовали всевозможные технические средства. Я был убежден, что, например, Момчиловский случай — это образец самого большого коварства, на какое только способен злой человеческий ум.

Ветеринара Анастасия Букова наконец-то угораздило отправиться от своих коров подальше в отпуск. Он не нашел ничего лучшего, как навестить своего приятеля Аввакума Захова, изнывающего от одиночества. Тот по прежнему глубоко «законсервирован» и скрашивает свои тоскливые будни увлечением кино и фотосъемкой и вечерами у доктора физико-математических наук Найдена Найденова — постоянного обитателя инвалидной коляски. Захова и Найденова объединило одиночество и любовь к разгадыванию ребусов, анаграмм и всяческих интеллектуальных загадок. Иногда профессора посещает племянник Харлампий — преуспевающий мастер по устройству витрин и выставочных павильонов, а также любитель карточных игр, и его невеста — «прекрасная фея» балерина Мария Максимова.

Тем временем в пограничном секторе L-Z совершает попытку вооруженного прорыва группа диверсантов. Пока пограничники локализуют прорыв, неизвестный пробирается на приграничное оборонительное сооружение «Момчил-2» и фотографирует его. Из перехваченных шифрограмм болгарская госбезопастность выясняет, что добытый материал вражеский шпион еще не передал своим заграничным хозяевам. О месте и времени передачи будет сообщено особым кодом, и от того как быстро удастся его разгадать, будет зависеть смогут или нет контрразведчики предотвратить передачу секретных сведений врагу. Но вот незадача (или злой умысел?) — главный шифровальщик попадает в аварию. И тогда полковник Манов решает привлечь для дешифровки профессора Найденова, который и раньше выполнял подобные задания. Аввакум Захов вновь оказывается в гуще событий.

Популярные книги в жанре Шпионский детектив

Мелкий дождь моросил над Дунаем, завесив серой пеленой ближайший остров Ратно. Даже контуры белой громады гостиницы «Югославия», вытянувшейся вдоль реки, расплывались в тумане.

Киворк Давудян совсем замерз и поднял воротник пальто. Он вырос в Бейруте и к белградскому холоду не привык. Хорошо еще не дует кошава — ужасный северный ветер с Карпатских гор. Бывает, его ледяные порывы неделями хлещут равнину, и тогда Дунай замерзает.

Киворк Давудян попросил высадить его в конце квартала Земун и сделал немалый крюк, пройдя пешком километра два по тропе, бежавшей вдоль реки параллельно бульвару Эдварда Карделя.

Огромный кондиционер в кабинете Ричарда Цански возмущенно рычал, сражаясь с пыльной жарой муссона, который, ощущался даже сквозь герметически закрытые окна. «Номер один» из ЦРУ в Сайгоне встал и подошел к стене, чтобы посмотреть на термометр. Температура в июле была злейшим врагом для всех вьетконговцев и северо-вьетнамцев.

Ричард Цански машинально бросил взгляд на шесть этажей ниже. Его обзор был неприятно ограничен бетонной стеной, с трех сторон окружающей американское посольство. Две бронированные двери служили проходом в первый этаж и были единственными проемами, достаточно высокими, чтобы в них прошел мужчина. Здание из бетона походило на перевернутую коробку от ботинок, в которой сделаны ромбовидные отверстия, переплеты которых имели двадцать сантиметров толщины.

Три огромные электронные вычислительные машины, издающие слабое гудение, мигали всеми световыми индикаторами. Каждая из них имела тридцать футов в длину и десять в высоту. За стальной стеной тянулись электронные кабели толщиной в несколько футов. ЭВМ работали непрерывно, двадцать четыре часа в сутки. Перед каждой из них у металлической лицевой стороны стоял стол оператора, казавшийся просто крошечным по сравнению с этой махиной. Клавиатура управления каждой из трех ЭВМ была столь же сложна, как и приборная доска воздушного «боинга».

Малко бросил взгляд на афишу, прикрепленную к стене кнопками. Очень темнокожая, роскошная девушка из племени данакиль, пышногрудая, с торчащими в разные стороны волосами, приглашала совершить приятное путешествие по Эфиопии. Затем внимательно посмотрел на принцессу Чевайе Меконнен, сидящую напротив на ложе.

Принцесса вполне могла бы позировать для афиши. Она слегка наклонилась к низкому столику, чтобы взять сигарету, и ее коричневая шелковая кофточка, почти одного цвета с кожей, слегка распахнулась, приоткрыв тяжелые, вытянутые, слегка отвислые груди. Эфиопка подняла на Малко темные глаза, затуманенные медовым напитком.

Дон Федерико Штурм поднял голову, поглаживая шею своей ламы. Старенькая светлая «Импала» свернула с прямой дороги, что пролегала вдоль болотистого берега озера Титикака, и поехала по аллее, ведущей к его дому. Немец нахмурил густые брови: никаких визитов он не ожидал, а непрошеных гостей и любопытных не любил. Вот уже больше двадцати лет жил он в Боливии. За это время в стране сменилась добрая дюжина правительств. Пожаловаться на их негостеприимство он никак не мог, но в его положении всегда можно было ожидать неприятного сюрприза...

На площади Мердека бесновался сумасшедший. Он неистово грозил сжатым кулаком золотому огню, украшавшему обелиск Свободы. Это был босоногий индонезиец с наголо обритым черепом и бородатым лицом, одетый в рваную рубашку и брюки. Каждый угрожающий жест он сопровождал яростными и бессвязными проклятиями.

Малко благоразумно отошел от ярко освещенного монумента и нырнул в полумрак тротуара. ЦРУ, возможно, не подозревая об этом, продемонстрировало определенное чувство юмора, избрав именно этот квартал в качестве “почтового ящика” – места выхода агентов на связь.

Противостояние и сотрудничество спецслужб, покров тайны, память о былых заговорах, смертельная схватка с коварным и жестоким противником. Дело спасают блестящий ум и интуиция суперагента ЦРУ Малко Линге.

Блистательный и непревзойденный агент ЦРУ князь Малко Линге отправляется в коммунистическую Кубу с целью переправить в США сотрудника кубинских спецслужб, владеющего особо секретной информацией.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что делать японской виолончелистке-виртуозу, которую зовут на гастроли в Европу и Америку, а она патологически боится самолетов? Плыть морем? А что, если в заблокированном Панамском канале судно будет захвачено боевиками? Вспомнить давние уроки карате и в одной вспышке кровавого безумия выплеснуть все накопившиеся с детства фобии. Да и переносной зенитно-ракетный комплекс советского производства не так уж сложен в обращении…

В камере нестерпимо воняло экскрементами, кровью и страхом. Единственный ее обитатель - заросший бородой человек в заскорузлых от крови лохмотьях - дико смотрел на Феникса, истово осеняя себя крестным знамением. Едва Феникс сделал к нему шаг, узник отпрыгнул, вжался в стену и, не прекращая креститься, с надрывными завываниями принялся читать молитву. Это Фениксу не понравилось: привлекать воплями внимание тюремщиков не следовало, он нахмурился и прижал палец к губам. Узник смолк. Теперь в камере было слышно только его частое хриплое дыхание. Феникс внимательно вгляделся в черты бледного, изможденного пытками лица узника и начал трансформацию. Смотреть на то, как лицо незнакомца, неведомыми путями появившегося в каменном мешке, оплывает и формируется вновь, превращаясь в точную копию его собственного, несчастный не смог. Глаза узника закатились; теряя сознание, он медленно сполз по стене на подстилку из гнилой соломы.

Самое сердце черной Африки. Конго… Пылающая адская бездна… В этих щетинистых зарослях двух ополоумевших от собственной алчности братьев ждет смертельная наживка. На месте найденного золотого прииска британская экспедиция натыкается на страшное, кровожадное племя, обитающее в недрах земли. В их акульих зрачках нет ни грамма любви. Их смех напоминает карканье ворон. Сражение в глубине заколдованной шахты перерастает в дикую бойню, и на этом история только начинается… История убийцы, двух аристократов, одинокого писателя и девушки с горячей кожей цвета молока, рожденной под каменным небом…

История, равноценная тысячам обжигающих чашек кофе, лишающая сна, непостижимая для человеческого разума…

«Захватывающий, глубокий роман приключений в духе Конрада, Лавкрафта, Киплинга…»

El Pais

«Сюжетное полотно «Пандоры» соткано с большим мастерством: интрига не раскрывается на протяжении всей книги!..»

Solodelibros.es

Жемчужина тургеневской прозы.

Один из тончайших и печальнейших романов Тургенева. Поэтичная, удивительно красивая история несбывшейся любви, разбитых надежд и сложной судьбы блестящего, умного человека, совершившего некогда трагическую ошибку – и расплачивающегося за нее всю жизнь...

Тургенев – имя уникальное даже в золотой плеяде классиков русской прозы XIX века. Это писатель, чье безупречное литературное мастерство соотносится со столь же безупречным знанием человеческой души. Тургенев обогатил русскую литературу самыми пленительными женскими образами и восхитительными, поэтичными картинами природы. Произведения Тургенева, облекающие высокую суть в изящно-простую сюжетную форму, по-прежнему не подвластны законам времени – и по-прежнему читаются так, словно написаны вчера…