Слово убийственной силы

«…И было слово мое дождем, и поднимались собратья мои, как пшеничные колосья под весенними каплями. И было слово мое громом, и склонялись подданные мои, как пшеничные колосья на ветру. И было слово мое молнией, и падали враги мои, как пшеничные колосья пред серпом жнеца…»

Писец-дабир умолкает, повинуясь резкому жесту владыки.

Табличка из обожженной глины сообщает то, что некогда сказал о предке лугаля-царя его предок, слово в слово повторяя то, что в свой час говорил предок его предка о предке царского предка. Раз сказано и записано верно, к чему что-то менять?

Рекомендуем почитать

Погоня была близка.

– Помоги… – шептала она. – Ты можешь, ты сумеешь, спаси меня от хозяев Черного замка… Пожалуйста, помоги мне!

Человек из плоти и крови не устоял бы перед этим голосом, перед дрожащим телом цвета алебастра.

Но с плотью и кровью у меня было туго. Опуская уже то, что меня никто не назвал бы человеком.

Погоню возглавлял, далеко опережая прочих, всадник на вороном коне – крупный, в кожаной броне цвета полночи, с алым рисунком на груди и секирой на перевязи. Наверное, люди боялись его. Наверное, было за что.

Хорошая штука – арбалет. С двухсот шагов рыцаря с лошади сметает. У южан, правда, помощнее чуть ли не вдвое, да их «козья нога» перезаряжается с минуту – из нашего четыре-пять стрел за это время выпустить можно. Мы и выпускаем.

Eins!

Зубчатая рейка легко взводит мощную тетиву.

Zwo!

Короткая толстая стрела-болт перемещается из колчана в прорезь ложа.

Drei!

Приклад упирается в правое плечо, голова чуть наклоняется вправо, левый глаз сам собою прищуривается.

Вторая половина 9-го столетия от Р.Х. Империя Магнуса, просуществов менее полутора веков, вновь распалась на Четыре Королевства. Война за престолы между многочисленными потомками императора медленно погружает Европу в омут разрухи. И конечно же, этот хаос кое-кому очень даже на руку… Какова же мрачная тайна заброшенного собора, возведенного почему-то не в столице графства, а в небольшом приграничном городке? Смогут ли несколько бродяг-разбойников, временно принятых на королевскую службу, найти ответ? И стоит ли спасения этот мир, единственной надеждой которого оказалась шайка Доброго Робина? Приключенческая фэнтези.

– Прочь, нежить! – Хлестнула гибкая хворостина, раздался истошный визг.

Вокруг недовольно зашуршало.

Узловатые руки, на которых уже почти не осталось мускулов, только кости да жилы, осторожно перевернули тело в богатом плаще, с великим тщанием отряхнули листья и прошлогодние иглы, поднесли к запекшимся губам баклажку.

* * *

Много ль старику надо? Молока немного – хлеб размочить, одежу добрую да чтоб крыша не протекала и щелей в стенах поменьше. Сколько суждено, сколько проживу; богатство там, власть, слава ратная – оно для молодых ладно, а старому дело зряшное.

…И ворчали боги: воспретил Творец низшим существам применять к существам высшим силу вместо слов, но люди не помнят запретов, а кто помнит – все одно не чтит.

И решили боги: пришел час человека. Довольно он гулял по земле, довольно полагал себя ее хозяином и господином. Мы его породили, мы его и умертвим.

И сказали боги: иди же, Посланник, и восстанови на земле небесную справедливость.

И слово богов стало плотью, и склонился Посланник перед богами, и сошел на землю.

Меня зовут Ми.

Я собираю цветы и ракушки. Ракушек много. Цветов мало и почти все поломанные, такие не годятся.

Ракушки тоже годятся не все, только я не знаю, где правильные. У правильных есть блестящий шарик. Но он внутри, а сама открыть ракушку я не могу. Папа может, а еще братья, они сильные и у них есть нож, даже два.

В неправильных ракушках шарика нет, такие только в горшок. Похлебка жидкая и не очень вкусная, рыба лучше, но рыбу мы едим редко.

Как всегда.

Когда-то я думал, что магия придаст моей размеренной жизни остроту ощущений, нечто такое, чего нет в этой серой реальности.

Я ошибался. Но узнал об этом слишком поздно.

Вот и сейчас – очередное задание, очередная работа. В сообщении (как всегда) расписаны все параметры, вся подноготная объекта – и хотя бы раз что-то оригинальное проскользнуло; так нет же, вечно эти «Властелины Серой Геенны» или «Рожденные-в-Огне»! Фантазии у них никакой. Правда, хозяйка моя тоже не блещет в этом отношении, но у нее по крайней мере достаточно здравого смысла, чтобы не мешать мне действовать по своему усмотрению. И на том спасибо.

Он здесь. Он затаился. Он ждет.

Враг.

Он ждет. Думает застать меня врасплох. Думает выскочить из засады, победить внезапностью. Не на того напал.

Я проучу его, проучу! он у меня землю жрать будет, когда...

– Ага, Гусь! приперся, значит.

– А, Прыщ – не скуксился, да? Щас помогу...

Я-то уже привык, что Гусем кличут. Хайнц и Hans, любой поймет. А вот он до сих пор зубами скрипит, когда гордое Варг, по-ихнему, Волк, превращается в Swarg – по-нашему, Прыщ.

Другие книги автора Кайл Иторр

Случай. Удача. Везение.

Все это есть. Все это есть и в другом мире, именуемом Новой Землей. В мире, где правит закон фронтира и странный Орден.

Обычно туда отправляются люди совсем не случайные и подготовленные. Те, кто лишний здесь, те, кого ждут там. А вот как быть человеку обычному, который попал туда случайно, совершенно того не желая?

Ответ простой: ловить за хвост удачу и активно работать мозгами, чтобы правильно распорядиться пойманным…

Он попросил не завязывать ему глаза, и магистрат, как ни странно, пошел навстречу осужденному на смерть. Разумеется, руки были крепко привязаны к столбу, а рот заткнут плотным кляпом – однако это уже не имело значения.

Он был готов к смерти и не боялся последних мук. Единственное, чего он еще хотел – увидеть своими глазами хотя бы начало того, к чему приведет гибель последнего из Одаренных.

Начало конца.

Это, кстати, было еще одной из причин, по которым он не воспрепятствовал действиям «охотников за колдунами», схватившим его девять дней назад. Он предчувствовал в будущем великую боль мироздания, и эту боль никак не могла бы вызвать его смерть. Лишь одно событие было достаточно трагическим, чтобы породить подобные чувства у Вселенной; и как бы его ни называли люди – Апокалипсисом, Светопреставлением, Днем Гнева или Черным Рассветом, – обозначало это только одно.

Новая Земля. Новый мир, открытый и курируемый тайной разветвленной организацией с масонской символикой и простым кодовым именем Орден.

«Орден, он разный», — говорят ветераны этой самой организации. И не только они. Орден делает немало хорошего, а все плохое, что всплывает на поверхность, обычно списывается на личную инициативу отдельных сотрудников. И к данному заявлению нередко прилагается газетный некролог. Потому что именно они — лишние на этой земле.

Правило платить за ошибки собственной шкурой введено не Орденом, и еще в Старом Свете корпоративные интриги сравнивали со змеиным логовом. Но чтобы эти ошибки стали явными, необходимо долго и упорно выводить соответствующих сотрудников на чистую воду. Или же — просто оказаться в нужном месте.

А просто ли — оказаться?

А просто ли — выжить, оказавшись в нужном совсем не тебе месте?

Предусмотреть все невозможно. Но такая уж у Влада привычка, благодаря которой он иногда и выживает. Если повезет…

Новая Земля, новые загадки, новые возможности, новые встречи. Не всегда приятные, не всегда оборачивающиеся добром, но – ничего такого, к чему нельзя было бы подготовиться, если только подумать об этом заранее. От подобных постоянных раздумий иные, и Влад в их числе, иронически причисляют себя к параноикам. Они правы, но ведь даже у параноика могут обнаружиться враги? А поскольку чаще всего случается то, чего не ждешь, так не лучше ли сразу готовиться к худшему и радоваться, если вдруг этого не случится? Может, это и не идеальный жизненный подход. Но он, по крайней мере, работает. Даже в Новой Земле.

Новая Земля. Жизнь идет своим чередом – семья, работа, как положено. Причем работа действительно интересная. Интересом-то и цепляет, отправляя в командировку "неизвестно зачем", мол, "там объяснят". Там, наверное, объяснили бы, но что делать кабинетному сотруднику, который по дороге – такая уж она, фронтирная жизнь, – попадает в плен, а потом в фактическое рабство вне цивилизованных территорий? То же самое, что он делает всегда: работать головой, чтобы выбраться в условия более приемлемые. А уже потом, если получится, рассчитаться со всеми, кто виноват. Такие они, кабинетные сотрудники Новой Земли. Автоматом пользоваться умеют, и точно знают, когда и в кого стоит стрелять самим – а кого лучше подвести под выстрел с другой стороны... Романы из подцикла "Зеленый луч": – Зеленый луч – Змеиное логово – Золотая лихорадка Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Чтобы вернуться из небытия, герои романа – Повелитель Теней чародей Инеррен и Синяя Колдунья Айра – буквально проходят все круги ада, они участвуют в турнирах, сражаются с темными силами, умирают и вновь возрождаются и, наконец, ускользают из рук самой Старухи Смерти… В этой борьбе за место под солнцем они приобретают Знание. Но поможет ли им Знание обыграть самих Богов Судьбы?

Мир был маленьким, чистым и уютным. Днем светило солнце, ночью – звезды и луна. Луна иногда была круглой и яркой, иногда исчезала вовсе, а иногда становилась узким серпиком с рогами вверх или вниз. Короткие дожди были такими же теплыми и ласковыми, как полуденный ветерок, и деревья и травы с радостью принимали их свежие объятия.

Вокруг мира плескалось бескрайнее море. Черное и зеленое, синее и лазурное, лиловое и серое, оно всегда было могучим, но мягким и добрым, я часто ныряла в волнах не хуже рыб и взмывала с пенных гребней как белокрылая чайка. Изредка волны становились острыми и холодными, а небо затягивали тучи; тогда я вылезала на берег и ждала, когда шторм успокоится.

Четырнадцать Властителей, изгнанных из высших сфер, желают вернуть себе былую власть. Но править Арканмирром должен лишь один! Интриги, предательства, накал жесточайшей борьбы — теперь уже невозможно разобраться, кто представляет Свет, а кто Тьму. Арканмирру нужен герой! Мир устал от неопределенности, необходимо все расставить по своим местам.

Владычица Готланда Фрейя открывает молодому воину Йохану тайну его происхождения и становится его покровительницей. Берегитесь, Правители и Лорды, обитатели Преисподней, великаны и драконы! Йохан уже принял вызов и жаждет борьбы с Невозможным…

Популярные книги в жанре Фэнтези

Аннотация:

Мятежный Бог Огня Орикс изгнан Повелителем Звезд Мэлвином из Ассаана, центра Мироздания, в старый, почти забытый всеми мир Лирос. Его же волей он лишен воспоминаний. Теперь Орикс не знает кто он такой, ничего не помнит о своей прошлой жизни. На Лиросе он оказывается в стае орков, которые, несмотря на грозный внешний вид, встречают его достаточно дружелюбно. Постепенно Орикс восстанавливает утраченную силу, но на Лиросе, как оказалось, уже существуют свои боги. Двое из них, Барбаган и Лестер, ведут непримиримую войну с теми, кого считают порождением Владыки Хаоса Сварга, и с орками в первую очередь. Но орки уже давно не те, какими они были раньше, и мечтают лишь о том, чтобы им дали возможность спокойно жить среди прочих народов. Орикс встает на защиту тех, кто приютил его, одинокого изгнанника, и удача все чаще оказывается на его стороне. Но появление на Лиросе Сварга в корне меняет всю расстановку сил.

Фрэнк Сондерберг, главный герой романа, оказывается в самой невероятной ситуации — от него зависит судьба всего человечества. Вместе со своей семьей, новыми друзьями — сумасшедшим индейцем и девушкой-инопланетянкой он вступает в поединок со злобным Анархом — воплощением сил вселенского зла. Путешествуя по параллельным мирам, герои оказываются то в Аду, то на дне океана, то в космической бездне.

Книгу отличают присущие Алану Д. Фостеру безграничная изобретательность и ненавязчивый юмор.

Могильнер Маша Форменное безобразие 3

Аннотация:

Финальная часть безобразия.Продолжения не предвидится.И вообще, автор всерьез размышляет, а стоит ли плодить ряды посредственных писателей?

-Вырвать кадык, а потом разбить нос. Или нет, наоборот, сначала разбить нос, а потом вырвать кадык. И пару раз заехать в пах. Между разбиванием носа и кадыка,- если бы о моих мыслях в тот момент узнала Изольда, твердо решившая сделать из меня настоящую леди, она бы ужаснулась. Но для меня, разбуженной пронзительным звонком в дверь, в три часа ночи, и шлепающей по коридору босиком, идеи, приходившие в сильно нетрезвую и уснувшую сорок минут назад, голову, казались очень органичными.

Майя всегда считала свою религиозную семью ненормальной и сама не верила в Бога, считая необычные способности своих родственников следствием чего угодно, но уж точно не “божьего дара”. В новом незнакомом городе она сталкивается с необычным людьми, поражающими своими способностями еще больше чем набожные родственники. И самое удивительное, заключается в том, что она сама не может претендовать на звание человеческого существа, потому что таковым не является…

Для тех кто знаком с Пирамидами… эта книга — несколько иной взгляд на мироздание в попытке подумать: «А может быть и так?»

История о вечном дожде и одинокой ведьме.

Опубликован в журнале «Реальность фантастики» № 1, 2005 год.

Кого тянет в небо…

2 место на конкурсе «Грань миров».

Всё началось с письма Сентябрьского механического завода о переносе поставок валов на следующий квартал. И шеф послал меня договариваться об их поставке хотя бы в конце текущего, тогда мы бы выкрутились как-нибудь, не впервой! Обычно по таким вопросам ездили Саша Топорчук или Верочка Белова. Но первый сейчас грелся под июльским солнышком в Судаке, вторая — на больничном, сильно простыла — это в такую-то жару! Пришлось мне, хотя я не снабженец, а чистый технарь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Так ли было дело или иначе, никому не ведомо, а только люди так сказывают:

Едет храбрый рыцарь Юрген фон Дракенберг бороться с язычниками, Гроб Господен освобождать. Месяц едет, два едет, третий начинается – а нет ни язычников, ни Гроба. Кругом горы, степь, попадаются реки да леса, пустыня вдали мелькает, но Бальд, конь верный, туда не желает поворачивать, – а людей нет вокруг, спросить не у кого.

И вот видит Юрген – замок на холме высится, почти такой, как на его родине. Подъезжает рыцарь, смотрит – а мост замковый поднят, ворота закрыты, караульные на стенах луки да самострелы к бою готовят, а с кем биться будут, неясно.

Дракон умирал.

Каменные копья вспороли брюхо и перебили хребет, осколки костей торчали из раны. Разорванное крыло трепетало на ветру. В правой глазнице мутнело изумрудное око, левая была пуста. Кривая разинутая пасть обнажала клыки – черные, жуткие, жалкие. Хвост неуклюже торчал вверх и вбок, красно-медная чешуя потускнела, пластины несокрушимой брони отваливались сами собой, целиком.

Горький дым поднимался над буро-зеленым морем травы, привычно щекоча ноздри. Легкий ветерок с горных вершин не мог остудить горящее в смертном жаре тело, но помогал разуму оставаться ясным до самого конца.

Стылое небо сыпало колючей крупой. Ветер был слабым, почти незаметным, но с помощью острых комков того, что в лучшие дни звалось снегом, продирался сквозь мех и леденил тело. Охотники переступали с ноги на ногу, тщетно пытаясь согреться.

Тум-тц-тц-тц-тум, тум-тц-тц-тц-тум, тум-тц-тц-тц-тумм! – отбивала ритм ученица шамана. Колдовская музыка подчиняла себе ветер, снег, мысли – пока звучал бубен, мир двигался в такт этому звучанию. Вот охотники закружились на снегу в том же ритме, вот к ним присоединилась поземка, а вот начал танец и шаман.

Год 457 эры Христовой. Ослабевшая от внутренних раздоров Империя на краю гибели, ибо к рубежам ее подступает орда, которую ведет сам Бич Божий, не ведающий жалости Аттила. И лежать бы ей в руинах, не мелькни в одной голове черная мысль об устранении опасности… не совсем достойным и честным способом. Фэнтезийно-историческое повествование, лишенное элементов фэнтези и на историческую достоверность не претендующее.