Словарь религий, обрядов и верований

Словарь религий, обрядов и верований
Авторы:
Перевод: Н Зубков, Е Морозова, Е Мурашкинцева
Жанр: Религиоведение

Мирча Элиаде (1907–1986) родился в Румынии. С 1928 по 1932 г. жил в Индии, по возвращении на родину стал преподавать философию в Бухарестском университете. В 1945 г. эмигрировал во Францию, затем переехал в Соединенные Штаты. С 1957 г. — профессор Чикагского университета. Завершая работу над «Историей религиозных идей и верований», исследователь задумал создать небольшой словарь, в котором были бы собраны воедино основные положения его монументального труда. Эта задача была возложена на Иона Кулиано — ученика М. Элиаде, ныне профессора кафедры истории религий Чикагского университета. Книга была подготовлена к изданию уже после смерти М. Элиаде.

Отрывок из произведения:

Мирча Элиаде (1907–1986) родился в Румынии. С 1928 по 1932 г. жил в Индии, по возвращении на родину стал преподавать философию в Бухарестском университете. В 1945 г. эмигрировал во Францию, затем переехал в Соединенные Штаты. С 1957 г. — профессор Чикагского университета. Завершая работу над «Историей религиозных идей и верований», исследователь задумал создать небольшой словарь, в котором были бы собраны воедино основные положения его монументального труда. Эта задача была возложена на Иона Кулиано — ученика М. Элиаде, ныне профессора кафедры истории религий Чикагского университета. Книга была подготовлена к изданию уже после смерти М. Элиаде. С разрешения г-жи Кристинель Элиаде И. Кулиано обратился за помощью к Г.С. Винер, сотруднице Института восточных языков при Чикагском университете (ей принадлежат в основном библиографические указатели).

Другие книги автора Мирча Элиаде

Эту книгу можно охарактеризовать словами автора из предисловия: "Шаманизм является одной из архаических техник экстаза и одновременно мистикой, магией и религией в широком понимании этого слова. Мы старались показать шаманизм в различных исторических и культурных аспектах и даже попытались набросать краткую историю его формирования в Центральной и Северной Азии. Большее, однако, значение мы придаем раскрытию самого феномена шаманизма, анализу его идеологии, обсуждению его техник, символизма, мифологии. Мы считаем, что такая работа может заинтересовать не только специалиста, но и культурного человека вообще, к которому прежде всего и обращена эта книга".

ПРЕДИСЛОВИЕ

I. УЧЕНИЯ ЙОГИ

Исходный пункт – Равносильность страдания и существования – "Я" – Субстанция – Отношения между Духом и первоматерией – Как возможно освобождение? – Структура психического опыта – Бессознательное

II. ТЕХНИКИ САМООВЛАДЕНИЯ

Концентрация на "одной точке" – Йогические позы (асаны) и дыхательные упражнения (пранаяма) – Экскурс: пранаяма в неиндийском аскетизме – Йогическая концентрация и медитация – Значение Ишвары – Сосредоточение и гипноз – Самадхи "с опорой" – Сиддхи, или "сверхобычные способности" – Самадхи "без опоры" и окончательное освобождение – Реинтеграция и свобода

Во многом перекликаясь с проблематикой предыдущих книг, "Миф о вечном возвращении" говорит об архаическом восприятии времени как ряда повторяющихся больших и малых циклов, отмеченных сакральными событиями сотворения, гибели и возрождения Мира. С архетипом Времени связаны космогонические представления, включающие восприятие пространства как структурно размеченного целого с выделенным в нем Центром. Циклическому времени мифа противостоит время историческое и возникающие вместе с ним проблемы судьбы, личности, веры, названные автором "ужасом истории".

Роман «Майтрейи» — первый значительный опыт художественного преломления тех впечатлений, что обрушились на автора в Индии. Роман этот принято считать автобиографическим, реалистическим, поскольку в нем «священное», «инобытийное» не явлено так откровенно, как в более поздних произведениях Элиаде.

При поверхностном чтении, да еще с оглядкой на Джозефа Конрада и Сомерсета Моэма, можно воспринять его как очередной вариант сентиментально-трагической истории о любви белого человека к «прекрасной туземке» — истории, сдобренной к тому же сатирическими нотками, призванными обличить все духовное ничтожество пресловутых «пионеров», проводящих время в ночных попойках с веселыми девушками. В романе Элиаде полунамеками даются кое-какие понятия об эротической стороне тантра-йоги, но делается это крайне деликатно, ибо художественное произведение несет совсем иную нагрузку, нежели эзотерический трактат или научная монография.

«…Некто доктор Рудольф, приближенный Геббельса, выдвинул теорию, на первый взгляд безумную, но не лишенную элементов научного обоснования. Дескать, если через человека пропустить электрический заряд по меньшей мере в миллион вольт, это может вызвать в организме радикальную мутацию. Заряд такой силы якобы не только не убивает, но, напротив, оказывает тотальное регенерирующее воздействие… Как в вашем случае…»

http://fb2.traumlibrary.net

Мирча Элиаде размышляет о связи человека и космоса, о причастности человека к космическим процессам. Миф в современном обществе не равнозначен мифу в обществе «традиционном». Что-то от прежнего мифологического восприятия утрачивается безвозвратно. Мирча Элиаде уверен — миф не подвластен течению календарного времени, он существует в ином временном измерении, измерении сакрального.

http://fb2.traumlibrary.net

Книга известного этнографа и антрополога М. Элиаде «Мифы, сновидения и мистерии» содержит большой мифологический материал как первобытно-общинных народов, так и древнейших цивилизаций, рассматривается космогоническая идея о разделении неба и Земли — духовного и материального.

Мистические ощущения, магическое тепло, мистерия полета, работа сновидений, путь воина, сотворение и жертвоприношения, каннибализм, страдание и символизм смерти в инициациях, мужские и женские тайные общества — эти и широкий ряд других вопросов освещается в книге.

http://fb2.traumlibrary.net

Румынские солдаты нашли смертельного раненого красноармейца и решили донести его до ближайшего села…

http://fb2.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Религиоведение

Афоризм о праве евреев на своих воров и проституток, высказанный одним из первых лидеров нового Израиля, стал расхожим и, вместе с тем, классическим. Классическим — именно потому, что означает нечто большее, чем его лексическая основа. Применительно к сегодняшней нашей жизни он мог бы звучать примерно так: слава Богу, что и мы дожили, наконец, до того момента, когда и нам позволителен критический взгляд на самих себя.

Этот краткий текст — не более чем отрывочные заметки, без всякого притязания на «охват» неохватной темы. Вдобавок, автор — не византолог, и права его высказываться на византийские темы вообще сомнительны. Однако уже и те отдельные стороны феномена Византии, с которыми сталкивали меня мои занятия в философии и антропологии, рождали любопытное, специфическое впечатление, которое я попытаюсь передать: впечатление, что этот феномен сегодня крайне актуален для нас, но в то же время — амбивалентен, так что его актуальность неоднозначна, она одновременно питает разные, едва ли не противоположные тенденции современной отечественной реальности.

Источник: Библиотека "Института Сенергийной Антрополгии"

Что такое антикультизм и каким образом он возник на Западе, а затем распространился в СССР и Российской Федерации? Автор анализирует причины превращения антикультизма в важный компонент государственно-конфессиональных отношений в современной России, печальные результаты этого процесса, предлагает меры по улучшению ситуации.

Данная книга содержит описание условий формирования существующих христианских религиозно-философских догматов в переходный период от Античности к Средневековью. Подробно освещается роль особо почитаемых святых – Григория Богослова, Василия Великого и Григория Нисского, вошедших в историю как «великие каппадокийцы». Выявляются основы преемственности идей античной философии в христианских канонических догматах. Книга может быть использована как учебное пособие при изучении истории философии и религиоведения.

Апологетическая статья некоего бенедиктинца Зедера, доктора богословия, опубликованная в «Theologische Quartalschrift» за 1886 год, в ответ на критику, подвергающую сомнению подлинность Пятикнижия Моисея и того, что вера в Иегову у евреев появилась не раньше VII в. до Р.Х. Перевод статьи приписывается Акиму Алексеевичу Олесницкому и опубликован в «Трудах Киевской духовной академии» за 1887 год (Т. 2).

Текст приводится с сохранением дореволюционной орфографии.

В книге показана классовая функция Библии в современном мире и разоблачены попытки идеологов антикоммунизма видеть в Библии богооткровенное сочинение и духовное средство спасения мировой цивилизации. Автор рассказывает о структуре Библии, времени ее создания, о той идеологической борьбе, которая велась и ведется вокруг Библии между теологами и атеистами. Основное внимание уделяется критическому анализу мифологии и философии библейских произведений.

Иудаизм, как и любая другая религия, несовместим с жизнью, взглядами и интересами советского человека. Он опутывает его сознание, сковывает ум и волю, мешает ему в полную меру своих сил трудиться во имя построения счастливого будущего на земле. Догмы вероучения, мелочные предписания на все случаи жизни, запутанные обряды — все это чуждо современному человеку. И тем не менее есть еще люди, которые слепо, часто по привычке, следуют установившейся традиции и покорно выполняют все требования религии. Таким людям поможет сделать первый шаг в деле сознательного освобождения от пут иудаизма брошюра М. С. Альтшулера «Спор в иудейский новый год». Брошюра написана в форме беседы атеиста с верующим. Такая форма изложения материала не является чисто литературным приемом. Она преследует цель дать наглядное представление о методике, которую следует применять при индивидуальной работе с верующими. Поскольку для критики религиозных догм автор привлекает главным образом Пятикнижие, признаваемое «богооткровенной» книгой как в иудаизме, так и в христианстве, брошюра окажется полезной для широкого круга читателей.

Педераст Платон — дедушка талмудо–каббалистического сатанизма

Публикую новый цикл исследований, посвященный, на этот раз, эллинской философии. Фактически это свод моих полемических выступлений с "Пешки", направленных против Платона и платоников.

*************************************

Теперь, когда мы, наконец, покончили с обсуждением содомии в РПЦ, SSалов, уличенный в подлогах в одной области, начал промышлять подлогами в другой. Теперь он зачислил в фанатичные поклонники языческого педрилы и отца талмуда Платона

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Материалы, составляющие данный том, выбраны автором из нескольких дюжин лекций и статей, написанных за последние десять лет. Все они, прямо или косвенно, связаны с задуманными Мирча Элиаде большими работами.

Жила себе спокойно, никого не трогала, разве только наивно была влюблена в сказочного красавца Кащея. И до чего ложилась? До того, чтоб лечь в собственную кровать и провалиться в черт-те какое параллельное измерение. И пошли-поехали головокружительные приключения без перерыва на обед. И надо успеть все что можно натворить, все что нельзя – исправить. Например, по мелочам – конец света отменить. Правда, сначала его нужно устроить. Да, много дел у Вики, ставшей Неневестой Кащеевой. А почему Неневестой? Прочитайте сами – узнаете!

В собственном кабинете от взрыва бомбы погиб директор ресторана Пожаров. Его заместителю Ашоту Мачколяну открылась радужная перспектива занять его место. Казалось бы, бери бразды правления и властвуй, но Ашоту стало страшно, как никогда. Бандиты, крышующие ресторан, требуют от него денег, которые задолжал им прежний директор. Да еще сотрудники ФСБ угрожают Ашоту уголовным делом. Ситуация – хоть вешайся. Но у Ашота есть верные друзья – безотказная команда спасателей МЧС. Отважные парни берутся помочь товарищу. Но тут выясняется одно любопытное обстоятельство. Оказывается, прежний директор… Впрочем, обо всем надо узнать по порядку.

В спецгруппе «Капелла» их было всего четырнадцать человек. Четырнадцать лучших из лучших. Владимир Свиридов – государственный киллер – был в их числе. Теперь он в отставке. Слишком много за его спиной крови и трупов, чтобы зарабатывать себе на жизнь смертью. Но сорваться с «крючка» не так-то просто. Он оказывается перед выбором: сесть в тюрьму или найти и уничтожить опасного террориста, легендарного Кардинала, человека с сотней лиц и имен. И чем ближе Свиридов приближается к Кардиналу, тем сильнее странное ощущение, будто он… стоит перед зеркалом…