Слова Гуру

Сирил Корнблат

СЛОВА ГУРУ

Вчера, когда я шёл в лес встретиться с Гуру, некто остановил меня и спросил:

- Малыш, что ты делаешь тут в час ночи? Твоя мама знает, где ты? И сколько тебе лет, что ты так вот разгуливаешь один по ночам?

Я посмотрел и увидел, что он совсем седой, и засмеялся. Старики - сплошь слепцы; впрочем, все люди, можно сказать, вовсе не видят. Женщины, пока молодые, еще, может, кое-что могут увидеть, но мужчины - почти совсем ничего.

Другие книги автора Сирил М Корнблат

Frederiсk Pohl. Gladiator-at-Law. 1955. 1986.

«Торговцы космосом» (в русском издании «Операция «Венера») — одно из немногих социально-фантастических произведений в современной англо-американской литературе. Авторы переносят читателя на два-три столетия вперед, где в американском обществе, после короткой эры диктаторского тоталитаризма, вновь царствуют крупный бизнес и бешеная реклама.

«Торговцы космосом» — одно из немногих социально-фантастических произведений в современной американской литературе, и в этом — секрет успеха повести.

Все это случилось двадцать два года назад. В одно холодное октябрьское утро я получил от редакции задание. Ничего особенного, задание как задание встретиться с доктором Шугарменом, деканом физического факультета в нашем университете. Не помню точно, что послужило поводом — какая-то годовщина чего-то такого: первого атомного реактора, испытаний атомной бомбы или, быть может, Нагасаки. Во всяком случае, в воскресной газете должен был быть разворот на эту тему.

Ретроспективная премия за достижения в научной фантастике (Премия «Хьюго») в 2001 г. (категория «Короткая повесть»).

Ален из Ордена герольдов в первый раз участвовал в рейсе межзвездного торгового КК. Знание инопланетных культур, из языков, обычаев, законов, этики и морали позволило ему предотвратить множество опасностей.

© Ank

Люди распределились на два лагеря — Граждане и Волки. Две крайности. Первые — живут в своих городах, ограничив себя правилами, испытывают вечный недостаток пищи, воды и прочее. Вторые — любыми средствами добывают себе пропитание — и им это удается с большим успехом. Солнце раз в пять лет восходит на небо, постепенно затухая. Землю «украла» из Солнечной системы планета-близнец, населенная черными пирамидами. Граждане никогда не берут ничего чужого, а только то, что причитается. Недостаток калорий приводит к тому, что люди мало разговаривают, заменяя язык жестами. Так же мало думают, а только медитируют. Высшее счастье — во время медитаций исчезнуть. Просто испариться. Главный герой романа — Волк Глен Тропайл. Он долгое время не может поверить в то, что он волк. Пока его не сажают в тюрьму за то, что он взял не принадлежащий ему кусок хлеба. Ему удается сбежать из тюрьмы, повергнув в ужас охранника рассказами о том, как он занимается сексом со своей женой. И попадает к таким же волкам, как и он сам. Волки хотят жить, и они живут. Почти всегда за счет Граждан.

Политический роман об истории 22-го столетия, когда правительства мира разрушились под весом их собственных врожденных недостатков. Эту книгу считают одной из Библий Либертарианского движения.

Вместо того, что имело обыкновение быть Соединенными Штатами Америки, создано вольное либеральное анархо-капиталистическое общество, известное как Синдик. Возникшие из поступков мафии прошлого, методы Синдика основаны на невмешательстве государства в свободное предпринимательство. Вместе с Чарльзом Орсино, молодым бандитом нисшего эшелона, который перспективен для большой роли в будущем Синдика, мы следуем по пути через многие опасности, осваивая азы анархо-капиталистической политической философии.

© ozor (FantLab)

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ДОЧЕРИ ВОЛШЕБНИКА

У всего сущего в мире есть своя оборотная сторона. Свет отбрасывает тень, и чем он ярче, тем она темнее.

Зло порождает героев, которые побеждают его, а на могилах убийц вырастают прекрасные цветы, дарящие радость. Но те, кто действует, не видят этого, иначе они не смогли бы действовать. А те, кто видит, видят слишком многое, и это лишает их возможности действовать. Тех же, кто видел все и имел мужество действовать, запомнили люди в сказках, легендах, песнях.

У меня цилиндрическая голова. Это неудобно — многие цепляются, а потом меня по голове бьют. Впрочем, вместе легче, — а мы стоим в ряд, — все с цилиндрическими. В следующем ряду с полукруглыми, а дальше совсем ничего не видать. Дальше все сплошь с потайными головками — они так завинчены, что ничего не торчит.

В головах у всех нас есть прорезь, шлиц называется. Туда отвертка входит, когда завинчивают. В моем ряду шлицы не параллельны, а как попало. Бардак. В следующем параллельны, дальше не знаю — головки-то потайные.

Землянка попадает в мир-аномалию и в процессе перехода превращается в химеру — смесь двух разумных существ. Новое тело приносит не только новые способности, но и множество проблем. Пути назад нет, а значит, надо приспосабливаться к новому миру. В нем живет множество разумных видов и мораль непривычна человеку. Этот мир не нуждается в спасителях, и не очень-то рад пришельцам извне. Но выбора нет — и героиня пытается выжить и найти свое место.

Официально Соединенные Штаты не находились в состоянии войны, но все людские ресурсы нации были давно мобилизованы, так что перешли к милитаризации умножившихся сиротских приютов. В одном из них числился сирота Чарли из 3-ей Роты, удивительно одаренный мальчик, который принял участие в конкурсе Службы поиска новых талантов и выиграл приз — недельную поездку в Новый Нью-Йорк.

Знаем ли мы, что такое электрический ток? Встречается ли эта энергия в естественном виде в природе? И как можно управлять магнитными полями, существующими на планете? Ответ на эти вопросы давно нашли советские изобретатели соленоида. Конечно, ученых лаборатории профессора Недоброва, совершивших это открытие, ждет много опасностей и испытаний: экспериментальный прибор попытаются выкрасть или уничтожить, результаты испытаний будут упорно не укладываться в желаемую кривую намеченного графика.

Но несмотря ни на что, сложная и опасная работа завершится новой победой человечества, козни врага будут расстроены, а скромные герои — аспирант Юра Курганов и лаборантка Валя Ежова наконец-то смогут выкроить от работы часик-другой и сходить в кино.

«Планета, которая ничего не может дать Великой Логитании, должна быть использована для тренировки молодых Собирателей» — так гласит закон, которому подчиняются инопланетные исследователи.

Планета ничего не могла дать Великой Логитании, но логитанка дала планете один из прекраснейших мифов.

Божий дар свалился на Ивана Петровича Крабова внезапно и без каких-либо серьезных оснований. Не наблюдалось перед этим многозначительных знамений или вещих снов, напротив, все шло донельзя серо и обыденно. И даже сколь-нибудь четкого желания обрести чудесное ясновидение у Ивана Петровича никогда не возникало.

Произошло это глубокой осенью, в заурядное субботнее утро, когда Иван Петрович имел единственное полуосознанное стремление подремать еще часок, хотя внешние обстоятельства тому крайне не способствовали. Несмотря на довольно ранний час, что-то около восьми, Анна Игоревна вовсю гремела кастрюлями на кухне, и в этом шуме Иван Петрович сквозь полудрему улавливал многообразные угрожающие нотки. Кроме кастрюльного перезвона, супруга заполняла квартиру отнюдь не лаконичными нравоучениями в адрес их пятилетнего сына Игорька, и жалкие ломтики прессованных опилок, именуемые дверью, никак не защищали слух бедного Ивана Петровича. Дело клонилось к тому, что никакого завтрака в отсутствие отца Игорек не получит — не видеть ему завтрака, как своих собственных огромных ушей, которые он опять забыл вымыть. Игорек слабо ныл, не улавливая тонкой связи между собственным утренним аппетитом и затянувшимся сном отца, который, наверное, устал и не хочет идти в свой садик, то-есть на работу.

…«По небу полуночи ангел летел, и грустную песню он пел». Ну, плагиат, конечно. Но нельзя удачнее выразить словами зрелище, которое можно было наблюдать с южного отрога Змеиного хребта на закате одного из дней незабываемого июля. В сумеречном небе дрожала бледная еще Полярная звезда, похожая на туманное световое пятнышко от тусклого фонаря на глади тихой затоки.

И вот со стороны звезды, держа курс к экватору, по темной лазури небосвода медленно скользил белый ангел. Его серебристые крылья мерцали розоватым отблеском исчезнувшего за горизонтом солнца. Последние лучи дневного светила огненными искрами горели в золотых гиацинтоподобных кудрях ангела. Он и впрямь пел грустную песню. Чем объяснить такое совпадение с классическим текстом? Может быть, у ангелов имеется обыкновение шнырять вольным эфиром с песней и хрустальной лютней в изящных перстах?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Корнеев Геннадий

"ЧЕРНЫЕ МЕТКИ"

Давайте сначала определим, что мы будем иметь в виду, говоря о фиксируемых на фото черных метках. Это - темные пятна различной конфигурации, чаще - правильный круг, эллипс, ромб - разных размеров, с ореолом и без него, не имеющие тени, появляющиеся на черно-белых фотографиях и цветных слайдах. Другими словами, это участок фотопленки, в наибольшей степени засвеченный неким источником энергии.

Многие считают, что "черные метки" это НЛО. Не совсем правильно. Вернее будет указать, что метки, не имеющие тени, не являются объектами. Это одно из важных отличий "четных меток" от объектов - НЛО, не наблюдаемых визуально. С ними нам постоянно приходится работать. На цветной пленке объекты вроде "черных меток" также оставляют идентичный след, выявляемый при черно-белой обработке. При цветной обработке этот эффект исчезает, и на фотографии обнаруживается или очень светлый шарик, или окружности других цветов. В отдельных случаях при хорошей погоде в местах наиболее частого появления аномалий "черные метки" можно увидеть и невооруженным глазом. Если хорошо присмотреться, то можно обнаружить в небе импульсивный блеск. При известной подготовке месторасположения меток определяются и экстрасенсорным методом, по ощущениям их воздействия на организм. В такой момент, работая с фотовспышкой, вы можете увидеть шарик, сильное отражение света от него. Правда, имеются нюансы. Близкое присутствие "метки" способно вызвать отказ вспышки и фотоаппарата, отрицательно воздействовать на человека.

Валентин Корнеев

"ТАБЛИЦЫ О ГЛАВНЕЙШИХ В ИМПЕРИИ ПРОИСШЕСТВИЯХ"

Официальная истерия о неопознанных летающих объектах началась сразу после Второй мировой войны, когда американцы стали замечать в небе десятки таинственных летательных аппаратов и таинственных явлений. Поскольку то было время интенсивной разработки ракет и скоростных самолетов, власти, стремясь избежать просачивания в прессу секретных сведений о новых военных образцах, объявляли все эти сообщения либо оптическими атмосферными эффектами, либо проявлениями повального психоза. Но, оказывается, неопознанные летающие объекты наблюдались в небе России задолго до появления самолетов и космических ракет. И назывались они по-другому...

Валерий Корнеев

Бормотание как компонент поэтического творчества

В 1996 году, после трехлетнего перерыва, спровоцированный некоей совершенной чушью, появившейся в нескольких профессиональных конференциях, я снова взялся за остывшее и давно окостеневшее мое перо.

Компьютер отсек у меня привычку писать что-либо (кроме подписи в ведомости), автоматизм письма стал увядать, чистые ключи, прежде утолявшие жажду одним сознанием того, что в мире где-нибудь есть человек, несущий в себе мудрые устои и сокровенные знание, иссякли, писать стало не о чем, не для кого и нечем. Было ясно, что это уже навсегда, что (совершенно очевидно) по той же причине и в том же возрасте прекратил писать Блок (за вычетом компьютерного фактора), и что надо бы придумать, как бы помереть достойным образом.

Валерий Корнеев

ПЛЕНКА

" Целуя кусок трофейного льда,

Я молча пошел к огню..."

- ...Я вам сейчас расскажу, как получилось целое. Ну, доченька, налей винца, я скажу о целом!

Сидевшие за столом силились слушать, насколько это вообще было возможно. Сватья жаловалась кому-то громко на больные зубы и просила налить коньячку, сватьина внучка просила торта, пес повизгивал под столом, требуя курицы, старшая сватьина дочь внятно почавкивала. Муж мягко попросил всех, как просят собравшихся перед фотоаппаратом: