Слепое правосудие

Молодой адвокат Бенджамин Кинкейд сталкивается в своей практике с попытками сильных мира сего подмять закон. Отказываясь играть по предлагаемым ему правилам, он, подчас с риском для жизни, докапывается до истины и восстанавливает попранную справедливость.

Отрывок из произведения:

Он положил пистолет в дальний ящик стола.

"Это на крайний случай, – подумал он, задвигая ящик дрожащими руками. – На самый крайний..."

Конечно, существовало множество уловок, к которым можно прибегнуть, прежде чем решиться на этот крайний шаг. У него был богатый выбор...

Успокаивая себя подобными мыслями, он, в надежде взбодриться, направился на кухню. Открыл холодильник и достал запотевший графин. Вовсе не нужно быть гением, чтобы догадаться, какой напиток она предпочитает. Он вытащил из кармана маленькую бутылочку, отвернул крышку и осторожно накапал в графин восемь капель – указанную дозу. Однако подумав, решил подстраховаться и добавил еще шесть капель. Затем поставил графин обратно в холодильник, при этом чуть его не уронив.

Рекомендуем почитать

Мексика, 1922 г.

Как обычно, около полудня начальник полиции для острастки кого-нибудь казнил. Экзекуции проводились почти каждый день. Такие порядки царили в этом мексиканском городке.

Я был на склоне холма на полпути от железнодорожной станции, когда раздался первый резкий залп. Я инстинктивно сунул руку в пиджак. Большую часть пути мне удалось пройти в тени, но когда я оказался на Плаза Сивика, солнце схватило меня мертвой хваткой за глотку, сдавило, выжав капли пота из всех пор.

Знаменитый детектив Майкл Шейн, герой серии романов американского писателя Бретта Холлидея, способен не только распутать самые сложные дела, но и помочь пострадавшим от руки преступника устроить личную жизнь. В романе «Не теряй головы» Шейн расследует убийство, произошедшее на заправочной станции во время бензинового кризиса.

Лондон, суббота, 5 октября

Был один из тех неестественно жарких дней, которые принято называть бабьим летом. В Байна-парк на юго-западе Лондона заходить было не ко времени, да и времени не было.

К увитому плющом забору, огораживающему дом, который я искал, был прикреплен кусочек картона. На нем большими печатными буквами было написано: «Потерялся сиамский кот. Откликается на кличку Конфуций».

Интересно, как он откликается? Я поднялся на крыльцо, где солнышко грело пинту жирного молока и йогурт бананового цвета. За бутылками торчал экземпляр «Дейли мейл», в котором я разглядел заголовок «Новый берлинский кризис?». Кнопок на дверном косяке было что жемчужин на шляпе короля, но только под одной из них помещалась медная табличка «Джеймс Дж. Хэллам, чл. Кор. общ. лит.»; именно на нее я и нажал.

1. Разговор

2. Панацея

3. Воздух

4. Я

5. Пистолет

6. «Гиб»

7. Кратко

8. Дорога

9. Пистолет

10. Тип "U"

11. Подмога

12. Лягушка

13. Читать

14. Согласие

15. Одобрение

16. Счета

17. Сведения

18. Фадо

19. Краска

20. Недруг

21. Грех

22. Секс

23. Лодка

24. Пряжа

25. Да

26. Шарик

27. Все

28. Плата

Самолет шел над морем на небольшой высоте. Впереди по курсу показалась земля. Покрытые льдом вершины Гренландских гор сияли в резком лунном свете, как нитка жемчуга. Я поднял машину до трех тысяч футов.

К востоку от мыса Одиночества бухта Юлианехоб была закрыта плотной пеленой тумана. Это означало, что скорость ветра там не больше пяти узлов. Уже неплохо.

По крайней мере, у меня появился верный шанс попасть в долину в горловине фьорда. Немного, конечно, но лучше, чем оставаться здесь.

Спокойную жизнь маленького городка нарушает приезд сотрудника по борьбе с подпольным производством алкоголя. Но местные бравые ребята готовы постоять за свой бизнес с оружием в руках.

В 1970 году роман, как и значительная часть работ автора, был экранизирован.

Ричард Кондон – известный американский писатель, автор остросюжетных романов. Его произведения переведены на девятнадцать языков мира, пять – экранизированы. В романах «Древнейшая мудрость» (1957) и «Аригато» (1972) занимательная фабула сочетается с исследованием побудительных причин, в которых кроется разгадка, казалось бы, не свойственных героям поступков.

К Барни Годвину случайно попадают денежные купюры, украденные из банка, и он устремляется на поиски всей добычи бандитов («Женщина из захолустья»). Изобретательный дядюшка Сагамор ухитряется гнать самогон прямо под носом у шерифа, а когда его пытаются «схватить за руку», всегда находит способ избежать ответственности («Дядюшка Сагамор и его девочки»). Супруги спасают перепуганного молодого человека с яхты «Орфей», а тот оказывается опасным сумасшедшим («Мертвый штиль»).

Другие книги автора Уильям Бернхардт

Молодой адвокат Бенджамин Кинкейд сталкивается в своей практике с попытками сильных мира сего подмять закон. Отказываясь играть по предлагаемым ему правилам, он, подчас с риском для жизни, докапывается до истины и восстанавливает попранную справедливость.

Популярные книги в жанре Триллер

В ту ночь над морем поднялся этакий зловещий бурый туман, он тяжело колыхался над быстрыми волнами, проскальзывавшими под яхтой. Эти волны катили от самой Америки, протискивались между гранитными глыбами Гебридских островов, сжимались и перестраивались под западным ветерком. Теперь ничто не могло остановить их движение к каменистым берегам Шотландии, до которых оставалось всего лишь семь миль.

Во всяком случае, я надеялся, что до берега оставалось семь миль. Трудно быть в чем-либо уверенным, если глаза болят нестерпимо, потому что сейчас уже пятница, четыре часа утра, а мне пришлось бодрствовать с понедельника, и нет никакой надежды, что удастся прилечь раньше, чем через часов пять, а то и больше. Казалось, что этот туман каким-то образом пробрался мне в голову. Диск компаса превратился в расплывшееся пятно жутковатого зеленого света, и это пятно слишком сильно раскачивалось. Я повернул штурвал, выправив курс и чувствуя, как накренился «Зеленый дельфин», когда рули управления взнуздали воду. Затем я набрал полную грудь этого гнусного тумана и сознался самому себе, что понятия не имею, где сейчас нахожусь.

«Last Rites» 1995, перевод Н. Рейн

Слотер вошел в бар, стараясь скрыть внутреннюю нервозность. Четверг, десять часов вечера. Помещение было заполнено лишь наполовину: люди сидели за столиками и у стойки; музыкальный ящик навывал тоскливую мелодийку в стиле “кантри-вестерн”, но посетители казались еще более мрачными, нервно взглянули на вошедшего Слотера, и затем вновь напряженно уставились в правый дальний угол. Там, в полном одиночестве, наедине с самим собой восседал мужчина, перед ним стояла бутылка виски; ковбойская шляпа была сдвинута на затылок.

Мари Моузе

Cтpасти по меpтвецу.

Глава 1

Паша, мой муж, когда пpиходит с pаботы домой, очень не любит pассказывать как пpошел день. Он пpотягивает мне свой дипломат и неpвно pастегивает свое пальто, что бы я его скоpее помогла снять и повесила в шкаф. Точно также все вышло и в этот pаз. Пpавда именно в тот день я смотpела(точнее пеpесматpивала в N-ный pаз) мой любимый фильм "Алая Буква". Я всегда плачу когда в очеpедной pаз пеpед моими глазами пpоисходит ужасная тpагедия двух любящих сеpдец. Главный геpой такой кpасивый, что, веpоятно, в нем и кpоется пpичина моей особой стpасти к этому кинемотогpафическому шедевpу. Эх, Пашенька, если бы ты отpастил ТАКИЕ длинные и кpасивые волосы как у еГо, я бы тебе каждый день пекла вкусный - пpевкусный тоpт, ведь ты так любишь сладкое. Ты вообще только этим бы и питался, дай тебе волю только. Жpи, Пашенька, кушай, что б ты подавился, сволочь. Конечно, ведь все мужики - сволочи, и ты - не исключение. Это пpосто написано каждое утpо на твоей небpитой pоже, на твоей кpивой ухмылке, когда ты каждое утpо напоминаешь мне пpо завтpак и кофе. "Полиночка, я хочу кофе, мне скоpо на pаботу...я без кофе не встану...а впpочим я и тебя хочу тоже...". А в это вpемя я сплю, никого не тpогаю, и тут мне снится какой-то стpашный сантехних с пеpвого этажа, котоpый вдpуг начинает меня насиловать. Я бью пяткой ему пpямо в зубы, откpываю глаза и кpичу от ужаса, видя как мой Пашенька свалился с кpовати и в позе ЗЮ закpывает ладонью свой pот.

Когда Руди сказали, что его повесят, он побледнел и едва устоял на ногах.

Потом он снова обрел самообладание, и остальные поняли, что он примирился с неизбежностью конца. У него не было выбора. Или он согласится с приговором и сделает то, что от него требуется, или умрет более мучительной смертью – причем в последнем случае погибнут и Врени, и другие члены его семьи. Либо одна жизнь, либо несколько, а его все равно ничто не спасет. Он вынужден был принять единственно возможное решение. Ему пообещали, что казнь будет скорой и безболезненной.

В Азии говорят, что тот, кто всегда один – Бог или зверь. Черный генерал всегда один, так кто же он? Кто дал ему право и власть распоряжаться чужими судьбами?

Узнать это предстоит телевизионному криминальному репортеру Фрэнку ДиПалме, заподозрившему, что пожар на электронном предприятии, унесший множество жизней -не случайность... Представители крупного американского бизнеса заинтересованы в том, чтобы остановить расследование, остановить любой ценой, даже ценой человеческой жизни. И за всем этим маячит страшная фигура Черного Генерала.

Андрей Пашков

Исполнитель желаний

Гоpод ночью кажется пустым и непpиветливым, но это не так. Стоит только выйти из дома и окунуться в темную пpохладу его улиц, котоpые покажутся совеpшенно не знакомыми, не такие как днем..

Они даже не знали куда шли, пpосто выбpали напpавление и двигались по темной улице. До pассвета было еще несколько часов. Спешить им было некуда, pазве что pади пpикола зайти к одному знакомому, котоpый неподалеку pаботал стоpожем. Вот он бы удивился столь позднему или уже pаннему визиту! С такими мыслями они пpоходили мимо одного из зданий унивеpситета.

Главные старты четырехлетия уже не за горами и всё, к чему стремился Дима, совсем скоро может стать реальностью. Но что, если на пути к желанному олимпийскому золоту встанет не только фанатка или семейство Аргадиян? Пути героев в последний раз сойдутся вновь, чтобы навсегда разойтись.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

И. Бернштейн

ПРЕДИСЛОВИЕ

Читая рассказы чешского писателя Йозефа Несвадбы, мы попадаем в удивительный, фантастический мир. Путешествие в космос становится немногим более трудным предприятием, чем прогулка в пригородной электричке; роботы, во всем похожие на людей, освобождают их от изнурительного труда; человек научился покорять не только пространство, но и время и совершает путешествия в прошлое и будущее.

Конечно, в этом мире на каждом шагу случаются удивительные события. Но ни одна новелла Несвадбы не написана только ради удовольствия рассказать об увлекательных приключениях героев. Бросается в глаза другое. Несвадба не похож на тех писателей, которые подробно объясняют устройство какой-нибудь головоломной машины, и остается только пожалеть, что они не взялись проектировать ее. Чешский писатель уделяет мало внимания техническим деталям. Описывая катастрофу на космическом корабле, он, например, ограничивается сообщением, что "сдал регулятор" или "подвела связь".

И. Бернштейн

ПРЕДИСЛОВИЕ

Чешский писатель Ян Вайсс справедливо считается одним из патриархов научной фантастики в своей стране. Все его творчество отмечено печатью смелых поисков и яркой оригинальности.

Первые литературные опыты Вайсса несут на себе неизгладимые следы военных впечатлений. Он увековечил кошмар империалистической бойни-первой мировой войны - в ярких, выразительных, порой гротескных образах. Так написан его рассказ "Барак смерти", в котором эпизоды военных будней перемежаются с бредом пленного в сыпнотифозном бараке (этот мотив" повторится потом в романе "Дом в тысячу этажей").

Что может быть благороднее, чем возмездие за поруганную честь сестры, и что может быть низменнее, чем избрание орудием мести невинного человека? Для достижения цели все средства хороши, полагает герой романа и осуществляет свой жестокий замысел, отплатив обидчику той же монетой, — лишает невинности сестру врага, девушку, которая полюбила его всем сердцем. Однако вскоре выясняется, что враг — мнимый. Как же заслужить себе прощение?…

На званом обеде героине романа, Кристи Карлтон, приходится выслушать несправедливые обвинения от человека, с которым она едва знакома.

Казалось бы, Кристи должна возненавидеть своего обидчика, но события принимают неожиданный оборот…