Слепец

Молодой король разом лишается всего. и почти умирает. Фактически воскреснув из мертвых, он пытается забыть прошлое и жить вдали от людей новой жизнью. Но судьба гонит его в путь, в далекий край, на всречу с волшебником, который перевернет его жизнь еще раз.

Отрывок из произведения:

Ярко-желтое утреннее солнце сияло в безоблачном васильковом небе. Легкий прохладный ветерок, последний привет ушедшей ночи, заглядывал в крепостной ров и взбирался на стены, чтобы полюбоваться оттуда городом, начинающим свой день. Капли ночного дождя покачивались на травинках, шевелимых ветром, и блистали, как россыпи крошечных бриллиантов. Маленькие лужи сохли на мостовой, в выбоинах и сточных канавах, которые уходили под стены и дальше, в ров. Лучи солнца, пока еще не жгучие, а только теплые, освещали край длинной и широкой базарной площади, тянувшейся от городских ворот к цилиндрической Башне. Вдоль внутренних стен, которые охватывали эту площадь со всех сторон, уже бродили нетерпеливые покупатели, главным образом женщины и девочки в длинных белых платьях из грубой холстины, с широкими пестрыми поясами и узкими рукавами. Из-за стен доносился рев ослов, беспокойное ржание лошадей и громкие ругательства их хозяев, привезших в город продукты, лен, пеньку, дрова, кожу, дичь и многое другое. Торговля здесь шла каждый день, собирая покупателей и продавцов со всего среднего Приречья. В город короля Малгори приезжали жители Северного Клина, Малого Королевства и Накрии, угрюмые горцы из непостижимо огромного города Скалгер, главного источника металла, поделочных и драгоценных камней. Иногда забредали даже обитатели далеких и диких северных государств, или же наоборот, высушенные жарой люди, чьей родиной были песчаные дюны южной пустыни…

Другие книги автора Игорь Борисенко

Перед вами очередной выпуск альманаха «Фантастика».

Два десятка повестей и рассказов, в которых представлены все направления жанра. Патриарх отечественной фантастики Владимир Михайлов и лидеры новой волны Олег Дивов и Леонид Каганов.

Новички — Ярослав Смирнов, Галина Полынская, Игорь Борисенко и признанные мастера Павел Амнуэль, Александер Тюрин, Юлий Буркин.

Фантастика приключенческая и юмористическая, научная и ненаучная абсолютно…

Прошли годы – юноша Дальвиг превратился в циничного и внушающего страх Черного колдуна. Слава его идет по южным землям, а сам он уже подзабыл, зачем так рвался вступить в темную лигу – Теракет Таце. Но давний знакомый присылает весть, которая зовет в дальний поход, через горы и моря, обратно в те земли, где он родился. Для того, чтобы наконец осуществить мечту. Для того, чтобы отомстить белым волшебникам Империи Бога-Облака.

Земля после глобальной катастрофы.

Ад, ставший уже не кошмаром, но – реальностью.

Но теперь, в агонии и бреду бесконечных войн, которые упорно продолжают вести оставшиеся государства, не время и не место применять НОВОЕ СВЕРХОРУЖИЕ. Да и откуда вообще взяться этому сверхоружию там, где удача – добыть лишний глоток воды или воздуха?

Люди попросту НЕ МОГУТ создать ТАКОЕ – ТЕПЕРЬ. Но тогда, откуда же взялось на нашей Земле ПОДОБНОЕ ОРУЖИЕ. И если используют его не люди, то – кто?!

Пришло время решающей битвы Черных и Белых. Прежнему миру приходит конец: могучую и незыблемую Империю Энгоард топчут враги в черных одеяниях. В грандиозном сражении войска белых волшебников терпят поражение. Предводители убиты или сбежали, их армии рассеяны, земли захвачены. Победители ликуют – но Сорген не чувствует радости. Он опустошен и растерян. Он теряет смысл жизни и дает убить себя жене поверженного противника.

Но это не конец истории: черные колдуны и после смерти служат своим повелителям.

Соргена снова ждет долгий путь, поиски единственного в мире существа, способного повергнуть самого Бога-Облака. Путь к проклятию, забвению… или спасению?

Поклонники отечественной научной фантастики!

НЕ ПРОПУСТИТЕ!

Издательство ACT предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов «Фантастика — 2002/2».

Дмитрий Володихин, Леонид Каганов, Леонид Кудрявцев, Алексей Калугин, Евгений Лукин, Юлий Буркин, Дмитрий Скирюк, Александр Г ромов и многие другие!

Помимо художественных произведений, в сборник «Фантастика — 2002/2» вошли также статьи о проблемах жанра и традиционный обзор «положения дел» в российской фантастике в 2001 г.

…1942 год. На секретный советский алмазный прииск, расположенный в Анголе, отправляются геолог Александр Вершинин и сотрудник НКВД Владимир Вейхштейн. Впереди — долгий и тяжелый путь длиной в 10 тысяч миль. Но они еще не знают, что их ждет в Анголе — и как закончится эта авантюрная экспедиция…

Игорь Борисенко

Хонорейская эра

Предисловие

Мало нынешние историки знают о прошлом. Неудивительно, ведь во время учебы они больше хлестали вино и лапали девок, чем постигали науки. Поэтому об этом прошлом известны грубые, тупые слухи, проявляющие силуэт истории, как пятно красного на рубахе, которое тщетно пытаешься оттереть в воде. Вроде бы жили тогда могучие цари, но как звали их страны? Одни говорят - Комодия, Веруя, Тула-Хуп, Гоннория, другие - сами вы дураки. Лучше не прислушиваться, ведь наверняка юные пьяницы просто не расслышали слова своих своих мудрых учителей. Часто упоминаются атланты, янки из-за океана, очень наглые, вечно жующие и закидывающие ноги на стол. Впрочем, их вместе с их землей вскоре утопили лемурийцы, которые ног никуда не закидывали и вообще были милы, если не считать толстого хвоста, блюдцеобразных глаз и тупых ухмылок. Их, впрочем, тоже кто-то утопил. Эти сгинувшие народы были цивилизованы, как и упомянутые царства. Последние увлекались гольфом и бадминтоном. Так как все они располагались на небольшой площади, мячи и воланы постоянно перелетали через границы и вызывали конфликты. В результате царства обезлюдели. С тех пор уцелели только пукты - дегенеративные существа с дубинами и слюнявыми толстыми губами. Они были слишком тупы, чтобы выродиться. Когда вновь установилась цивилизация, она первым делом накорню вырезала милых варваров, чтобы они не смели более переживать образованных людей. Их земли стали Пустошью Пуктов, до тех пор, пока великий завоеватель Та-Та, имевший проблемы с речью, не назвал их Пуктошью Пустов. Ему не смели перечить, и мы вынуждены до сих пор называть ее так.

Игорь Борисенко

Десять богов Гойнзала

Назовите ваше сочинение пародией

и выдумывайте любую чушь.

Главное вовремя остановиться

Роб.Асприн

"Как создать мифическую корпорацию"

Весь этот ужас случился не в самый лучший период года. Да что там, в поганый период. Хотя, может быть и не самый худший из всех. Племя санаипов жило на территории около 8 тысяч квадратных миль, где все имелось - горы, равнины, впадины для озер (когда те существовали). Когда это было возможно, вокруг росли леса, наполненные зверьем, всякой растительной пищей, а в реках кишмя кишела рыба. По всему этому - жить да жить санаипам, как всем приличным людям, в жару, половодье, морозы и звездопады прятаться в Пещерах, в более приятные периоды запасаться жратвой на плохие времена.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Пять столетий путешествует по свету Свинская Бригада, самое известное, самого легендарное наемное подразделение в мире, населенном Разумными животными. Бригада гордится чистотой своих рядов, ведь в ней одни свины – настоящие рубаки и сорвиголовы. Но однажды судьба преподносит нашим героям сюрприз. Пророчество Овощного оракула зовет Бригаду на войну с Зубастыми, волкам и псами, вторгшимися в мирное королевство Баранхейм, а среди свинов оказывается чародей-самоучка, кот Пышехвост…

И тут началось!

Прочь с дороги, свины наступают! Смерть пожирателям мяса!

Прошло двенадцать лет. Древнее пророчество неумолимо близится к своему завершению. Уже две звезды горят алым огнем в созвездии Дракона, и только последний из Изначальных богов – бог Огня не успел еще прорваться в этот мир. Но люди забыли – когда-то этого бога называли богом Коварства. И избранная пророчеством магичка Красной Лиги леди Керриалина попадает в расставленные им сети. Ну разве можно сказать «нет», когда на кону стоит жизнь того, кто дорог?!

Если ты пришла в себя и не понимаешь где оказалась. Если все вокруг тебя ты видишь впервые, но все кажется таким знакомым. Если не ты боишься своих «Похитителей», а они тебя. То надо задуматься, а может ты что-то о себе не знаешь? Только знай, что нельзя бегать от себя и тогда никто не убежит от тебя.

(Вычитала и отредактировала)

Прошу высказать свое мнение — СТОИТ ЛИ ПРОДОЛЖАТЬ ЭТОТ ПРОЕКТ.

Подробности борьбы за датский престол известны всем из знаменитой пьесы Шекспира. Но настоящая подоплека событий осталась скрыта от великого драматурга. Был и еще один малозаметный персонаж, который пытался чужими руками расчистить себе путь к престолу.

В самый темный час Датской державы, когда брат пошел на брата, конунги Хроар и Хельги, отомстив за смерть отца, подчиняют себе своевольных ярлов, наводя ужас на соседей. Следующим на престол Лейдры воссядет Хрольф сын Хельги, чтобы не прервался идущий от самого Одина род. Ему суждено будет стать величайшим из Скъёльдунгов. Однако проклятье отца переходит к сыну вместе с воинской славой. И сбывается страшное пророчество ведьмы, предсказывающее Хрольфу победу в проигранном бою. Герой гибнет, сраженный предательским ударом, но сага о нем продолжает жить.

Один в поле не воин? Как бы не так! Берен, сын Барахира, четыре года сражается в одиночку против солдат извечного Врага всех людей и эльфов. Однако самое тяжелое испытание у него впереди: отец эльфийской принцессы, возлюбленной Берена, желает получить Сильмарилл, один из трех драгоценных и чудесных камней, которые Враг некогда отнял у эльфов и теперь носит в своей короне.

Лишь король-изгнанник Финрод Фелагунд да горстка верных друзей готовы идти с Береном до конца и бросить вызов многочисленным войскам Врага и могучим эльфийским владыкам, здравому смыслу, судьбе и самой смерти.

Что остается, когда все потеряно? И есть ли из бездны путь наверх? Когда лучший из друзей в заложниках у злейшего из врагов, а возлюбленная — в руках у соперника, когда собственная верность толкает тебя на предательство, а любовь к отчизне и своему народу понуждает быть жестоким, когда одни друзья гибнут, а другие — предают, тогда из отчаяния рождается вера, а из веры — надежда.

Ступив на этот путь, нужно пройти по нему до конца. Уже не важен Сильмарилл, важно знать — есть ли надежда для всех народов Средиземья, для всех пленников судьбы и смерти. Чтобы узнать это, влюбленным предстоит войти в самое сердце тьмы.

Ратибор из Великого Новгорода мог только мечтать попасть в дружину самого Владимира Красно Солнышко. Помог случай — удалось добыть Жар-птицу, не пускавшую зиму на Русскую землю. И пошли дни боевые, дни героические — и с печенегами пришлось биться, и со Змеем Трехглавым сражаться…

Если не можешь одолеть противника – объединись с ним! Вот и мне, Элене Сатор, пришлось заключить соглашение с наследным принцем нашей империи. Теперь я вынуждена во время переподготовки в военной академии Карагата терпеть выходки напарника, обожающего проводить запрещенные ритуалы и мечтающего раскрыть мои тайны.

И все бы ничего, но мои способности всерьез заинтересовали высшего демона Бездны. Мой новый «союзник», лорд Льен, не спускает с меня глаз, он словно ждет, когда же я допущу ошибку, ведь мой темный дар пробудился, а я совершенно не знаю, что с этим делать…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда парниковый эффект превратит Россию в цепь островов, снова столкнутся великие антагонисты – силы Тьмы и силы Света, и бой их будет ужасен, а полем битвы станут души.

Второй Великий потоп пришел не внезапно. Его ждали, и был он медленным, но неотвратимым. Северо-западный регион оказался во власти стихий. Паническое бегство населения из Санкт-Петербурга и выживание оставшихся в затопленном городе, особенности национального мародерства и обычаи поселка каннибалов, бандитская республика и диктатура гражданской администрации – многими чудными делами отметилось противостояние Света и Тьмы в романе Вадима Еловенко «Мы – силы».

Татьяна – неунывающая продавщица с Черкизовского рынка – даже в самых страшных снах не могла предположить, что попадет в такую передрягу. В один прекрасный день наша милая героиня обсчитывает странного покупателя и неожиданно оказывается в другом мире. Отныне ей предстоит стать невестой императора, и окружающих почему-то совершенно не смущают ее немодельные параметры – метр в прыжке, два в обхвате. Но до столицы, где Татьяну дожидается жених, еще надо добраться. Да и там предстоит пройти нешуточный отбор на звание императрицы. Ничего, главное, компания подобралась хорошая. Ну что же, в путь так в путь. И пусть враги трепещут заранее!

Один из ранних вариантов пьесы «Истории с метранпажем», вошедшей в «Провинциальные анекдоты». Написана в середине 1960-х г. Впервые опубликована в альманахе «Современная драматургия» (1986, Э1). «Воронья роща» может служит примером требовательности драматурга к своей работе. Заведующая литературной частью московского Театра им. М.Н. Ермоловой Е.Л. Якушкина вспоминает: «Это было в последний приезд его в Москву весной 1972 года. Мы сидели вдвоем в «пенале» (так Вампилов называл комнату литературной части театра.), я сказала ему: «Смотри, Саня, я нашла «Воронью рощу»… и протянула ему пьесу. Он взял и хотел разорвать пополам. Я выхватила у него рукопись. Мы даже поспорили, а потом он засмеялся и сказал: «Ладно, пусть лежит у вас в «архиве», только никому не показывайте».

Ф. Ницше вложил в уста Заратустры идею «вечного возвращения» и миф о «сверхчеловеке». Концепции несовместимые, но трагично совпавшие в XX веке. «Дневник «Канатного плясуна» — это alter ego ницшеанского «Так говорил Заратустра» (второе название «Дневника» — «О чём умолчал Заратустра» свидетельствует об этом со всей очевидностью). Стать человеком и жить человеком — вот вектора, на которых разворачивается действие книги, их совпадение гарантирует возможность будущего, но только возможность. Поэтому текст «Дневника» не пророчество, не предостережение, это предложение выхода, и только.

Структурно «Дневник» практически полностью идентичен своему «ego» — «Так говорил Заратустра»: те же части и главы, сохранены даже тематики, динамика сюжета и системы образов. Однако, содержание, равно как и суть текста кажутся совершенно другими, обратными, вывернутыми на изнанку. Это полемика без полемики, утверждение без опровержения, это не спор, а сообщение.

Текст «Дневника» кажется реверансом в адрес постмодерна (учитывая отношение к текстовому материалу, сочетание и обыгрывание статистик), хотя это, конечно, не постмодерн. С другой стороны, он кажется структуралистическим, поскольку структуры ясно проглядываются как в каждом из элементов текста, так и тексте, взятом целиком, однако, это не структурализм. В принципе, можно ограничится одним определением — это «Дневник», дневником не являющийся, это формула на вырост.

Книга будет интересна философам, психологам, искусствоведам, педагогам, представителям других гуманитарных специальностей, а также широкому кругу читателей.