Следы под окном

Василий Федорович Хомченко

Следы под окном

Повесть

Авторизованный перевод с белорусского Галины Шарангович

В книгу белорусского прозаика В.Хомченко (род. в 1919 г.) вошли три остросюжетные повести. Жизни белорусского поэта-демократа Ф.Богушевича посвящена повесть "При опознании - задержать". О чекистах, их борьбе с врагами революции в годы гражданской войны повесть "Облава". "Следы под окном" - психологический детектив.

Другие книги автора Василий Федорович Хомченко

Василий Федорович Хомченко

Облава

Повесть

Авторизованный перевод с белорусского Владимира Жиженко

В книгу белорусского прозаика В.Хомченко (род. в 1919 г.) вошли три остросюжетные повести. Жизни белорусского поэта-демократа Ф.Богушевича посвящена повесть "При опознании - задержать". О чекистах, их борьбе с врагами революции в годы гражданской войны повесть "Облава". "Следы под окном" - психологический детектив.

1

Василий Федорович Хомченко

При опознании - задержать

Повесть

Авторизованный перевод с белорусского Галины Островской.

В книгу белорусского прозаика В.Хомченко (род. в 1919 г.) вошли три остросюжетные повести. Жизни белорусского поэта-демократа Ф.Богушевича посвящена повесть "При опознании - задержать". О чекистах, их борьбе с врагами революции в годы гражданской войны повесть "Облава". "Следы под окном" - психологический детектив.

Известный белорусский писатель Василий Федорович Хомченко многие годы служил в армии и хорошо знает, как проходят боевые будни советских воинов в мирные дни.

В солдатской службе нет мелочей. Умение метко поражать из стрелкового оружия цель, способность по бездорожью, когда на дворе стоит темная ночь и дорогу нельзя освещать фонариком, стремительным броском, тихо и незаметно пробраться в намеченный командиром пункт и в считанные минуты, уложившись в жесткое время, окопаться и тщательно замаскироваться – это большое воинское искусство. И чтобы им в совершенстве овладеть, нужны настойчивость, выдержка, хорошее физическое развитие, воля к победе над трудностями.

То, что в обыденной жизни кажется совсем невозможным – спать, например, в палатке зимой, – для солдата дело обычное. Натянул палатку, набросал на нее снегу, чтобы теплее было, и отдыхай, пока не поднимут по боевой тревоге.

Рассказы Василя Хомченко, включенные в эту книжку, посвящены именно этой стороне воинской жизни, будням советских солдат и матросов, охраняющих наш мирный труд.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Просыпаться не хотелось. Но и опять уснуть тоже не удавалось, хоть он и старался, угадывая в тяжком, болезненном полусне, что окончательное пробуждение не сулит ничего хорошего. А и без того тошнехонько, во всем теле разбитость, каждая жилка ноет, к горлу подступает тошнота. Где же это вчера перебрал? Какой сегодня день? Идти на работу или выходной? Хоть бы выходной, никаких сил нет. Утро сейчас или вечер? Может, вечер, тогда еще ничего, до завтра полегчает. Кто это кашляет, хрипит рядом? Странно…

"Я сплю", – подумала Нора и была права, хотя это не имело значения.

Сон был совсем как явь, даже на лезвии ножа в руке долговязого майяского жреца играли блики. Жрец стоял лицом к Норе в тесной каморке, расположенной, насколько ей было известно, у основания храмовой пирамиды. Она не отводила глаз от каменного ножа, но почему-то одновременно отмечала точность всех деталей костюма жреца и убранства кельи – крошечного помещения с каменными стенами и кровлей из душистого сухого тростника. На мантии жреца колыхались стилизованные изображения колибри и канюков.

Боль. Нестерпимая боль. Такое уже было однажды, когда он тонул. Солнце в глаза и бесконечное море. Тоща боль была в мыслях, потому что ему показалось, что всё, это конец, конец всему. Сейчас снова солнце в глаза, но нет моря, а боль охватила всё тело, голову, руки. И мысли. И снова, как тогда, хотелось закрыть глаза и проснуться. Закричать:

«Нет! Это всё не со мной! Я же сплю! Сейчас проснусь и ничего этого не будет! Нет, я не хочу!

– Оборотни в милицейских погонах, – Роман зацепился за заголовок небольшой газетной заметки и склонился над текстом.

– Что там? – не отрывая глаз от монитора компьютера, полюбопытствовал сидящий за своим столом Алексей Демидов, – за взятку кого-то прихватили?

– Круче… Цитирую. «На днях сотрудниками УСБ пресечена деятельность преступной группы, состоявшей из сотрудников отдела вневедомственной охраны, которая на протяжении двух лет совершала кражи с охраняемых объектов. Кроме того, милиционерам предъявлены обвинения в разбойных нападениях на дачные участки и городские квартиры. Все члены группы арестованы, ведется следствие. К сожалению, это далеко не первый случай, когда те, кто по долгу службы обязаны нас охранять, сами становятся на преступный путь…» – А зачем разбойно нападать на дачные участки?

Холодный металл перекладины больно обжёг ладони. Хрустнули давно не тревожимые физическими излишествами суставы. Натянулись связки.

– Ну, давай, мужик, покажи уровень.

Дима попытался оттолкнуться ногами, совсем позабыв, что опора отсутствует.

– Да ты не ногами дёргай, окорок. Это тебе не дискотека.

Дима сжал зубы, изогнулся и, выдохнув, медленно подтянулся.

– Раз, – бесстрастно сосчитал инструктор.

«Два» не получилось. На «раз с половиной» силы закончились, и почему-то захотелось курить. Дима повис, как селёдка на жёрдочке.

«Перешагиваете ли вы через трещины на асфальте?»

Перешагиваю ли я через трещины на асфальте? Хо! Ничего вопросик. Через лужи, кажется, точно перешагиваю. Чего ноги-то мочить? А трещины?… Вопрос со вкусом. Да тут все со вкусом – один вкуснее другого. Вот следующий – просто пальчики оближешь: «Страдаете ли вы галлюцинациями?» Ну, разумеется, страдаю. Каждый день черти мерещатся. Как приду домой, так из всех углов и лезут, маленькие и рогатые. Но этого, кроме меня, ест-с-с-но, никто не узнает. А я напишу, что не страдаю. И никто здесь в зале не страдает. Вернее, не напишет, что страдает. И правильно. Зачем? Могут задро-бить. Или еще хуже – сразу на лечение отправить. Потому что мы тут не кроссворды решаем, а проходим тест на психическую нормальность. Доказываем на деле, что все мы – люди абсолютно нормальные, здоровые, трезвые и годные к употреблению Министерством внутренних дел.

В романе «Книга мертвого гения» Огастас Мальтрейверс раскрывает тайну убийства британского землевладельца, в чем ему немалую помощь оказывает обнаруженная в сейфе покойника неопубликованная рукопись из серии романов о Шерлоке Холмсе.

Кража редкой Библии XVI века, исчезновение лондонской актрисы, отсеченная человеческая рука, приколоченная к входной двери дома каноника, — во всем этом предстоит разобраться профессиональному драматургу, детективу-любителю Огастасу Мальтрейверсу. «Милосердие Латимера» — превосходный дебют писателя.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Илья Хоменко

Планета пребывания

- Пишите вы неплохо. Хотел бы сразу вам об этом сказать, прежде чем мы углубимся в более подробный разбор вашей рукописи. Где же она? На столе нет, во втором ящике нет, я же помню - клал сюда, плотная такая бумага... Ага. Так вот, пишете вы уверенно и грамотно. Написанное вами читается без усилия. Для начинающего писателя это уже очень много. Так что - к тому, как написано ваше произведение, у меня претензий нет. И все же - удачным этот ваш прозаический опыт я бы не назвал. И вот почему. Вы же фантастику пишете. Фан-тас-ти-ку! От слова "фантазия". Фантастика - это прежде всего поиск оригинальной идеи, нового сюжетного хода. А когда фантазия не в состоянии подсказать таковой, то начинающий автор берет иногда донельзя заезженный по нашим земным дорогам сюжет, переносит его в космос, пытается подновить фантастическим антуражем. Такая попытка обречена на неуспех, понимаете? Никакая изысканность слога ее не спасет, как не спасла вашу, - литературный консультант взглянул на титульный лист рукописи, - вашу "Планету пребывания".

Hаталия ХОМЕHКО

ХРЕHОВАЯ СЛАВА ЛЕСЯ ПОДЕРВЯHСКОГО

Я знала, что Лесь Подервянский - классный художник. Кто-то бросался словом "авангард", кто-то намекал на его из ряда вон выходящие литературные произведения... Только спустя много лет узнала, что давно слушанные-переслушанные матерные пьесы, которые с удовольствием цитируют в компаниях любого ранга,- дело его рук.

ДЕМБЕЛЬСКИЙ ПЕСЕHHИК - ЭТО ВЫСШИЙ ПИЛОТАЖ

По дороге в мастерскую Лесь меня несколько ошарашил: "Писать умеют только графоманы. И вообще, лучшая в мире поэзия - это дембельский песенник".

Г.Т.Хоментаускас

Семья глазами ребенка

РЕБЕНОК ВОСПИТАТЕЛЬ СЕБЯ

Каждый из нас время от времени бывает слушателем монолога одного из взрослых членов семьи. Основная его тема звучит приблизительно так: Почему именно в нашей семье растет такой (далее следует перечень преимущественно отрицательных черт характера) ребенок? Ведь никто из нас - ни я, ни отец (мать), ни дедушка (бабушка) не были такими. Наоборот! Мы всегда были ( далее следует перечень преимущественно положительных качеств личности) людьми. И любили мы его (ее), и воспитывали как надо... Кто его (ее) этому научил?

Андрей Хомяков

Российское Гражданское Единство

В эту работу вошли ранее изданные монография Занимательное обществоведение переходного периода и манифест Российское Гражданское Единство.

Цель этой книги, как и общественного фонда "Народная политика", инициатором создания которого был автор, - помочь Россиянам разобраться в роли сегодняшнего государства в жизни Гражданского общества.

А разобраться в этом необходимо каждому из нас для того, что-бы правильно понимать свою роль, которая имеет весомое значение в жизни Нашей России.