Сквозь грозовые облака

Вера Калашникова

Сквозь грозовые облака

Рассказ

Может, это и есть настоящая Англия, сказала себе Аня, а не все мэры и пэры, и "жирные коты", то есть бизнесмены мирового класса, и вечно сбитая с толку интеллигенция, забывшая разницу между добром и злом.

Здесь мало кто говорит нормальным тоном, для этого они слишком возбуждены. Прохожие, конечно, слышат их дикие крики и наверняка думают: "Кто-то принял лишнего или срочно требует дозы". Полиция по этому поводу уже не приезжает: тут живут неисцелимые наркоманы, которые могут получать наркотики в поликлинике, по рецепту врачей.

Популярные книги в жанре Современная проза

Будни журналистики, повседневная газетная работа, любовные истории, приносящие разочарования, — это фон романа «Жители ноосферы». О заурядных вещах прозаик и публицист Елена Сафронова пишет так захватывающе и иронично, что от повествования трудно оторваться. В рассказ о перипетиях судьбы журналистки Инны Степновой вплетаются ноты язвительной публицистики, когда автор рассуждает о нравственной стороне творческого процесса и о натурах его вершителей — «жителей ноосферы».

Что вы знаете о последнем десятилетии прошлого века, получившем, с чьей-то лёгкой руки, название «лихие девяностые»? Что вы помните о нём? Развал Советского Союза, крах Горбачёва, подъём Ельцина, разгул бандитизма, невыплаты зарплат и пенсий… А как вы ощущали себя, помните? Не забыли ещё свою растерянность, непонимание того, что происходит, страх перед завтрашним днём? Помните, как не могли прокормить детей, зато вдоволь были сыты гласностью и демократией? И как, забыв о гордости и морали, шли на любые унижения, лишь бы добыть хоть немного денег?

Автор этой книги не забыла. Именно не дающая покоя память заставила её написать этот роман.

Герои её произведения — простые люди, чьи судьбы изломали девяностые. Прочтите эту книгу, и, может быть, вы узнаете в одном из персонажей себя или даже найдёте ответ на извечный русский вопрос: «Кто виноват?» А, может быть, просто прослезитесь…

1. ОНТОЛОГИЯ: направление в метафизике, изучающее основы, принципы существования или бытия.

2. Представьте себе утреннее небо, бледно-голубое, почти зеленое, лишь у горизонта виднеются облака. Земля вращается, и встает солнце; разрушаются горы, гниют фрукты, в раковине фораминиферы появляется еще одна полость, подрастают ногти на пальцах младенцев, впрочем, как и волосы у мертвецов, сыплется песок в песочных часах и варятся яйца.

3. Сара Бойл считает свой нос слишком большим, хотя многие мужчины когда-то восхищались им. Нос ее идеальной формы: в профиль — словно тщательно выверенный геометрический контур. Кожа на горбинке носа натянута так, что сквозь нее видна белизна кости, архитектурная строгость и безупречная форма которой схожи с теми, что присущи на утро после Дня Благодарения грудной кости съеденной индейки. Ее девичья фамилия — Слосс, германо-англо-ирландского происхождения; в школе она очень плохо играла в софтбол и помимо того, что ее самой последней включили в состав команды, ее еще и ставили в центр поля — никто и никогда не добрасывал туда мяч; из всех искусств она больше всего любит музыку, а в музыке — И. С. Баха; живет она в Калифорнии, хотя росла в Бостоне и Толедо.

Эта книга — не просто история о женщине, которая однажды вдруг понимает, что прожила свою жизнь совсем не так, как хотела. Не просто мистическая история о переходе из нашего мира в иной и о том, что нас там ждет. Не рассказ о жизненном кризисе молодой женщины, в самый тяжелый момент которого ей вдруг является призрак ее прошлого для того, чтобы помочь исправить ошибки.

Эта книга — о каждом из нас. О том выборе, который мы совершаем ежедневно. О тех решениях, которые принимаем. О тех поступках, которые совершаем. О тех вопросах, которыми задаемся. О тех смыслах, которые ищем.

Не с каждым из нас рядом окажется в нужный момент призрак или ангел-хранитель. Но каждый может стать ангелом-хранителем для себя самого.

История еврейской девочки-москвички с послевоенных времен и до наших дней. Взрослея, она попадает в ситуации, приводящие ее к людям из разных слоев общества – как к элите, так и к бандитам. На этом пути она ищет себя и свое место в жизни.

Невероятный, ошеломляющий роман, полный неожиданных поворотов и непростых ситуаций. Как говорится – будь осторожен в свои желаниях, они могут исполняться. И тогда -  может случиться всякое. Вот такое всякое, экстремальное, и случилось  с Катей, она попала в самый эпицентр детективных событий!

Я — лежу. Рядом со мной мостится черный спаниель Граф. На животе свернулся клубком рыжий кот Жулик. В аккурат на том месте.

Когда в дверь звонят, оба зверя срываются с нагретых мест и наперегонки несутся встречать. Пес делает стойку возле двери, обрубок хвоста при этом нервно и нетерпеливо дрожит, кот, задрав хвост, тоже волнуется, прохаживаясь туда-сюда промеж собачьих лап и заранее мурлыча что есть силы. При этом он щекочет хвостом графское брюхо, отчего пес время от времени тихонько рычит, едва-едва приподнимая брылы, и не поймешь — либо ему эта легкая дружеская щекотка удовольствие доставляет, либо совсем наоборот.

«Свобода» – авторское высказывание о девяностых годах прошлого века, о том, как крушение Советской системы, грандиозные перемены и вновь обретенная свобода отразились на судьбах людей.

В центре повествования – два героя, представляющие разные поколения: тех, кого перемены застали в расцвете жизненных сил и способностей, и тех, кто только вступил во взрослую жизнь. Изображая эпоху девяностых – совсем недавнюю, но уже и очень далекую, – Владимир Козлов отказывается от привычных стереотипов, экспериментируя с повествовательной формой и используя элементы жанровой литературы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пере Калдерс

Или он, или я

Одно время я был так счастлив, что даже затосковал. Мир казался мне тесным, до небес - рукой подать, и не маячило на горизонте не одной неприятности, ни одного несбыточного желания, которое хоть немного развлекло бы меня. Вы не поверите, но я почти впал в отчаяние от чрезмерного счастья. Говорят, некоторые люди умирают потому, что слишком здоровы.

Но посудите сами, что мне оставалось? Я гулял в городских садах, сидел в кафе, отпускал комплименты женщинам, читал приключенческие романы, ходил в театры, кино, и прочие увеселительные заведения, и ничто не могло омрачить моего безоблачного существования.

Профессор, протоиерей ГЛЕБ КАЛЕДА

ПЛАЩАНИЦА Господа нашего ИИСУСА ХРИСТА

По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АЛЕКСИЯ II

В течение нескольких веков в соборе итальянского города Турина хранится большое полотно длиною 4,3 м, шириною 1,1 м. На его желтовато-белом фоне выступают расплывчатые пятна коричневых тонов издали в расположении этих пятен вырисовываются неясные очертания человеческой фигуры и мужского лица с бородой и с длинными волосами. Предание гласит, что это Плащаница Самого Иисуса Христа.

Каленикин С.

КТО И ЧТО ВЗРЫВАЕТ НА МАРСЕ?

Одно из самых загадочных явлений на Марсе - очень яркие световые вспышки. Иногда они продолжаются по пять минут, после чего образуется белое облако, что фиксировалось уже не раз на протяжении многих лет. Кстати, яркость вспышки почти эквивалентна яркости взрыва водородной бомбы! Что думают на сей счет ученые? Считается, что такой яркий, голубовато-белый свет едва ли может быть вулканическим, а взрыв упавшего метеорита не мог бы продолжаться так долго, а с другой стороны - невозможно представить себе, чтобы это явление было и термоядерным взрывом. Вот хронология некоторых наиболее известных и зарегистрированных вспышек и ярких полос на поверхности Марса.

Александр Каленюк

Hесерьезное (совсем)

Маленькое вступление: на самом деле, это литературный опыт. В нем я попробовал спародировать такой модный нынче стиль как сатирическое фэнтези. Кажется, не вышло :-(

Так кто убил на охоте отравленную лису?

Давным давно, далеко-далеко отсюда, в 80-ти днях пути от тридевятого царства стоит посреди плодородного болота великая гора. Гору звали Великая Гора, а болото, соответственно, Великое Болото. Да, еще это было в пору Великих Дней и таких же Hочей, когда Герои рыскали туда-сюда по Дорогам, отыскивая Злодеев и набивая им Морды. Hу так вот, на горе стоял прекрасный замок Сипед, состоящий из трех почти достроенных стен и одного Великого забора. Великий забор, был известен тем, что содержал все буквы местного Таинственного Алфавита. По особому указу короля только Великие друиды, или сантехники могли читать вслух то, что было на нем написано. (Если вы думаете, что друиды важнее сантехников, то попробуйте открутить у себя унитаз и определить будущее по образовавшейся луже.) И все таки, в замке жил Старый король и Молодой принц. Короля звали Царр, а принца звали обедать. Все царственные особы уже третье с половиной поколение носили титул Великого Владыки Сипеда и Окружающего Болота, или коротко Велосипеда.