Скважины между мирами

В своем эссе, искусствовед и эзотерик Юрий Стефанов, подробно рассказывает об истоках и происхождении творчества Элджернона Блэквуда, и о некоторых обстоятельствах его жизни, нашедших впоследствии отражение в его произведениях…

Отрывок из произведения:

Есть в фольклористике такое понятие — «быличка», то есть рассказ о чем-то невыдуманном, «быль»; этот жанр не спутаешь ни со сказкой, ни с легендой. В отличие от сложного сюжета волшебной сказки сюжет былички в ее исходном, фольклорном виде обычно весьма прост: он сводится либо к неожиданному вторжению потусторонних сил в так называемую «реальность», либо к случайному или преднамеренному нарушению человеком неписаных законов или границ «иного мира», результатом чего в обоих случаях бывают более или менее плачевные, а то и трагические последствия.

Рекомендуем почитать

«Дом на краю» — вторая часть трилогии Уильяма Хоупа Ходжсона («Путешествие шлюпок с „Глен Карриг“», «Дом на краю» и «Пираты-призраки»), произведения которой объединены не едиными героями или событиями, а общей концепцией невероятного. Своими космогоническими и эсхатологическими мотивами он предвосхищает творчество Г. Ф. Лавкрафта. Дьявольская реальность кошмара буквально разрывает обыденный мир героя, то погружая его в инфернальные бездны, населенные потусторонними антропоморфными монстрами, то вознося в запредельные метафизические пространства. Герой путешествует «в духе» от одной неведомой галактики к другой и, проносясь сквозь тысячелетия, становится свидетелем гибели Солнечной системы и чудовищных космических катаклизмов…

«Пираты-призраки» — заключительная часть трилогии Уильяма Хоупа Ходжсона («Путешествие шлюпок с „Глен Карриг“», «Дом на краю» и «Пираты-призраки»), произведения которой объединены не едиными героями или событиями, а общей концепцией невероятного. С юных лет связанный с морем, Ходжсон на собственном опыте изведал, какие тайны скрывают океанские глубины, ставшие в его творчестве своеобразной метафорой темных, недоступных «объективному» материалистическому знанию сторон человеческого бытия. Посвятив ряд книг акватической тематике, писатель включил в свою трилогию два «морских» романа с присущим этому литературному жанру «приключенческим» колоритом: здесь и гигантские «саргассовы» острова, вобравшие в себя корабли всех эпох, и призрачные пиратские бриги — явный парафраз «Летучего Голландца»…

«Путешествие шлюпок с „Глен Карриг“» — первая часть трилогии Уильяма Хоупа Ходжсона («Путешествие шлюпок с „Глен Карриг“», «Дом на краю» и «Пираты-призраки»), произведения которой объединены не едиными героями или событиями, а общей концепцией невероятного. С юных лет связанный с морем, Ходжсон на собственном опыте изведал, какие тайны скрывают океанские глубины, ставшие в его творчестве своеобразной метафорой темных, недоступных «объективному» материалистическому знанию сторон человеческого бытия. Посвятив ряд книг акватической тематике, писатель включил в свою трилогию два «морских» романа с присущим этому литературному жанру «приключенческим» колоритом: здесь и гигантские «саргассовы» острова, вобравшие в себя корабли всех эпох, и призрачные пиратские бриги — явный парафраз «Летучего Голландца»…

«Несколько случаев из оккультной практики доктора Джона Сайленса» — роман Элджернона Блэквуда, состоящий из пяти новелл. Заглавный герой романа, Джон Сайленс — своего рода мистический детектив-одиночка и оккультист-профессионал, берётся расследовать дела так или иначе связанные со всяческими сверхъестественными событиями.

Есть в характере этого человека нечто особое, определяющее своеобразие его медицинской практики: он предпочитает случаи сложные, неординарные, не поддающиеся тривиальному объяснению и… и какие-то неуловимые. Их принято считать психическими расстройствами, и, хотя Джон Сайленс первым не согласится с подобным определением, многие за глаза именуют его психиатром.

При этом он еще и тонкий психолог, готовый помочь людям, которым не могут помочь другие врачи, ибо некоторые дела могут выходить за рамки их компетенций…

Другие книги автора Юрий Николаевич Стефанов

«В начале был ужас» — так, наверное, начиналось бы Священное Писание по Ховарду Филлипсу Лавкрафту (1890–1937). «Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого», — констатировал в эссе «Сверхъестественный ужас в литературе» один из самых странных писателей XX в., всеми своими произведениями подтверждая эту тезу.

В состав сборника вошли признанные шедевры зловещих фантасмагорий Лавкрафта, в которых столь отчетливо и систематично прослеживаются некоторые доктринальные положения Золотой Зари, что у многих авторитетных комментаторов невольно возникала мысль о некой магической трансконтинентальной инспирации американского писателя тайным орденским знанием. Думается, «Некрономикон» станет реальным прорывом в понимании сложного и противоречивого творческого наследия мэтра «черной фантастики» и первой серьезной попыткой передать на русском языке всю первозданную мощь этого ни на кого не похожего автора, сквозящую и в его тяжелом, кажущемся подчас таким неуклюжим синтаксисе, и в причудливо-архаичной лексике.

Вообще, следует отметить крайнюю энигматичность полных «тревожащей странности» текстов Лавкрафта, инкорпорирующего в свой авторский миф весьма темные аспекты эзотерического знания, демонологических ритуалов и оккультных практик, не следует забывать и о мистификационных коннотациях, отсылающих к редким и зачастую фантастическим источникам. Тем не менее некоторые литературные критики пытались причислить чуждое всякой этической дидактики творчество американского писателя к научной фантастике и готическому роману. «В настоящей истории о сверхъестественном есть нечто большее, чем таинственное убийство, полуистлевшие кости и саван с бряцающими цепями. В ней должна быть ощутима атмосфера беспредельного иррационального ужаса перед потусторонними силами, — отвечал мэтр, демонстрируя полный индифферентизм к позитивистской науке и судьбам человечества. — Литература ужаса — это отдельная, но важная ветвь человеческого самовыражения и потому будет востребована лишь очень небольшой аудиторией. И все же кто сказал, что черная фантастика столь уж беспросветна? Сияющая великолепием чаша Птолемеев была выточена из черного оникса».

Прекрасный знаток античной мифологии и средневековой мистики, всю свою жизнь посвятивший изучению оккультных наук, магии и друидических практик, А. Мейчен положил в основу своего творчества глубочайшую символику традиционного Знания, разобраться в которой читателю поможет обстоятельная вступительная статья Юрия Стефанова, Антона Нестерова. Впрочем, выдающийся литературный талант позволял писателю настолько естественно и органично «имплантировать» в свои произведения скрытые и явные аллюзии на герметические науки, что эти хоть и темные, но всегда интуитивно понятные намеки нисколько не мешают восприятию художественных достоинств его стилистически безупречной прозы.

Популярные книги в жанре Эзотерика

14 января 1985 года

Бхагаван,

Разве видение нового человека не похоже каким-то образом на идею о сверхчеловеке?

Идея о новом человеке не только не похожа на идею о сверхчеловеке, но является прямо противоположной.

Сверхчеловек - это неразрывная связь с понятием о старом человеке.

Новый человек - это разрыв связи с понятием старого человека.

Сверхчеловек - это тот, кто превосходит других, выше других, но все равно он принадлежит тому же миру старого человека. Он лучше, сильнее, красивее, могущественнее, разумнее; но разница состоит лишь в степени превосходства, больше или меньше.

В книгу вошли записанные автором тексты легенд и шаманских песен, отражающих древнее мировосприятие ненцев.

Вы найдете характеристику шаманства в системе традиционной ненецкой культуры, узнаете о социальной роли шаманов, их положении в обществе и влиянии на общественную жизнь!

"Смотрите: как и любой философский трактат, сочинение Алхутова нужно читать много раз. Потому что с первого раза вы заметите только часть целого. Даже если это рассуждения об унитазном бачке. "Открой слив! Открой - и вода, устремись низринуться в него, сама не сдержит напора своего и устроится кругом и спиралью. Вот рождение воронки".

Говорю вам: цитировать что-то из "Возвращения Заратустры" - пустое дело. Ибо тут надо цитировать абзацами. Но "если в салате три овоща, можно ли, отделив один от другого и другой от третьего, узнать по одному, каковы другие".

Истинно говорю: это лучшее сочинение Сергея Алхутова из тех, которые я читал, "...он взял нечто большее и часть его вычел и разрушил резцом своим - остаток есть творение".

А.Петров

Сборник телемитских текстов Кроули.

Человек часто задается вопросами: откуда он и для чего живет, как стать счастливее, как научиться изменяться и изменять окружающий мир? Благодаря этой книге вы узнаете, что такое: переворот мира в собственном сознании; достижение намерения и изменение с его помощью внутреннего и внешнего миров; обретение личной силы и умение осознавать себя во сне.

Человек, который видит сон и понимает, что это сон, способен совершать в нем любые поступки, он перестает быть пассивным объектом и может изменять элементы сна по собственному желанию.

В этой книге есть все необходимое для того, чтобы вы могли приобрести навыки осознанного сновидения. Книга будет интересна людям, интересующимся осознанными сновидениями, стремящимся к радикальному изменению и улучшению своей жизни, а также тем, кто увлекается творчеством Карлоса Кастанеды и других авторов, пишущих на эту тему.

Внетелесный опыт (астральная проекция) — идея популярная в оккультной литературе; это понятие охватывает путешествия в другие миры или места, в то время как физическое тело спит или находится в трансе. Астральные путешествия не опасны — они также безопасны, как сон. Большинство снов, так или иначе являются неосознанными астральными путешествиями. Несмотря на то, что много было написано по этому вопросу, внетелесный опыт остаётся затруднительным для многих людей. Основная трудность — это тенденция забывать сознание сна после пробуждения. И соответственно, успешная практика астральных путешествий требует работы.

Неурядицы на работе и обычная жажда впечатлений привели Майю из Москвы в Индию, но неожиданная череда событий буквально вырвала ее из неторопливого осмотра достопримечательностей, превратив ее туристическую поездку в удивительное путешествие сознания. Пожалуй, самое удивительное в этой повести — это ее документальность. Перед читателем предстают реальные люди, реальные описания необычных для нас нравов и ландшафтов Индии, и если бы не красная нить поразительной духовной практики, то книгу можно было бы отнести к категории прекрасных путеводителей по древней культуре. Невозможно остаться равнодушным к пронзительной ноте отчаянного поиска смысла своей жизни, которая звучит в словах и поступках героев этой повести. Когда открываешь эту книгу, то на несколько дней перестаешь существовать для мира, и лишь добравшись до последней точки, ты переводишь дух и возвращаешься в этот мир. Но сила этой книги не в том, что она дает временный всплеск впечатлений, после чего бросает читателя в серую обыденность. Эта книга пробуждает яркие творческие инстинкты, а идеи и практики, описанные в ней, открывают новые горизонты, придают жизни совершенно новый вкус — тот вкус, который чувствовали на своих губах Колумб и Будда.

"Эта книга создана как для тех, кто только что-то слышал о РЭЙКИ – уникальном методе целительства и духовного роста, – но никогда с ним не сталкивался, так и для тех, кто уже практикует РЭЙКИ и знает о нем достаточно много не только из теории, но и на практике. Сейчас все большее количество людей не устраивает духовный уровень, которым, в силу ряда объективных причин, они обладают. Они начинают искать пути повышения этого уровня и в определенный момент заходят в тупик от количества и качества эзотерической и экзотерической информации. Многие, преодолев этот период жизни, выбирают определенное направление духовного совершенствования, и тогда к ним приходит настоящий учитель…"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Швейцарский протестантский богослов Карл Барт (1886–1968) написал эту работу на излете академической карьеры, первоначально она была конспектом его лекций. В книге автор размышляет о том, что значит быть теологом и какова природа евангелической теологии. Он считал эту книгу своей «лебединой песнью», кратким отчетом в том, чему он учил и что отстаивал в области евангелической теологии.

Книга впервые публикуется на русском языке и будет интересна студентам богословских учебных заведений, служителям церквей и всем, кого интересуют богословие и религиоведение.

«Теология — это одна из тех, обычно именуемых "науками" человеческих попыток воспринята некий предмет или предметную облаете как феномен, причем тем способом, который они задают сами, понятв их смысл, описать их во всем многообразии их существовав На обложке использован фрагмент триптиха М. Грюневальда «Распятие» репродукция которого находилась в кабинете Карла Барта.

От автора: "Книгу я написала почти за год до кончины матери — известной писательницы Галины Щербаковой и впервые опубликовала в Интернете ещё при её жизни. Насколько мне известно, мама так и не прочитала её. В общем-то, исполнив моё пожелание, вынесенное в название. Для кого же эта книга? Наверное, для когда-то близких мне людей, ставших совсем чужими. А ещё для тех, кто был 'обожжён' нелюбовью и непониманием родителей и воспринимал или до сих пор воспринимает жизнь как мýку, как наказание, часто задумываясь об избавлении от страданий вместе с самой жизнью. И для тех, кто хочет, чтобы их дети были счастливыми, а не 'тянули лямку жизни'. Мамы больше нет. Но у меня её не было уже давно. Поэтому боль от утраты некогда самого дорогого мне человека возникла гораздо раньше её физической кончины, а боль от маминых поступков растянулась на долгие-долгие годы и не утихла до сих пор. Поэтому нет точного дня, про который я могла бы сказать: сегодня я потеряла маму..."

Очень противоречивое и неоднозначное произведение. Это действительно история болезни. Душевной.

Роман создан на основе фильма (с изменениями) О. Уэллса, впервые показанного на экране в Мадриде в марте 1955. Роман печатается по: O. Welles. Mr. Arkadin. L., 1956.

К знаменитому эксперту по вопросам преступности Дронго приходит известный психоаналитик Гуртуев. Оказывается, он разработал уникальную теорию, с помощью которой можно не только находить убийц-маньяков, но и предсказывать их будущие преступления. Дронго с трудом верится в подобное: ведь маньяки, как известно, самые непредсказуемые, а потому неуловимые преступники. Однако Гуртуев уверен в могуществе своего изобретения и предрекает: в самое ближайшее время на Урале появится новый серийный убийца, способный затмить своими деяниями самого Чикатило. Уверенность психоаналитика заинтриговала Дронго. И очень вовремя…