Скучный вечер на Марсе

Скучный вечер на Марсе

Сергей Синякин

Скучный вечер на Марсе

1. БУРЯ МГЛОЮ НЕБО КРОЕТ...

В иллюминаторы можно было не смотреть, погода за пластиковой броней жилого купола и так была слышна. Ветер то повизгивал, словно обиженная собака, то набирал басистую угрожающую силу, и легко было представить, как над ржавой поверхностью несется мутная бурая поземка, медленно воздвигая вокруг куполов Поселка мрачные песчаные холмы.

Хорошо, что мотонарты еще с вечера загнали в общий ангар. О надвигающемся буране никто не знал, но рачительный и хозяйственный Степаненко обошел машины, пнул лыжу одной из них и мрачно сказал:

Другие книги автора Сергей Николаевич Синякин

Это — история невероятная, и что еще невероятней — правда в ней, как говорится, все — от первого до последнего… или почти.

Это — «Владычица морей».

Это — немыслимые приключения в глубинах морских и озорной юмор, это — одновременно «Двадцать тысяч лье под водой» и «Петр Первый» от фантастики.

ТАКОЙ научной фантастики вы еще не читали.

Вереница машин торжественно проследовала мимо развалин, миновала универмаг, скалящийся разбитыми витринами, и остановилась в десятке метров от обелиска. Площадь не переименовывали, она так и носила прежнее название - площадь Павших Борцов. На гранитном обелиске, украшенном чугунными барельефами с символическими изображениями немецких солдат, павших в бою за Сталинград, золотом отсвечивали готические буквы, из черного чугунного венка вырывалось неровное голубовато-рыжее пламя, колеблющееся на ветру. Над обелиском пронзительно голубело осеннее небо, казалось, что пламя стремится обжечь небеса.

Поклонники отечественной научной фантастики! НЕ ПРОПУСТИТЕ!

Издательство АСТ предлагает вам ОЧЕРЕДНОЙ сборник повестей и рассказов `Фантастика-2001`.

Сергей Лукьяненко и Владимир Васильев, Евгений Лукин и Сергей Синякин, Александр Громов, Святослав Логинов и многие другие!

Помимо художественных произведений, в сборник `Фантастика-2001` вошли также статьи о проблемах жанра и традиционный обзор `положения дел` в российской фантастике в 2000 г.

ПРОЧТИТЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО!

Много ли мы знаем о «той единственной гражданской»? И единственной ли? Ведь параллельно на Черноморском побережье велась еще одна, невидимая миру война.

Дьявол борется с Богом, и поле этой битвы... не сердца людей, но города и веси нашей многострадальной Родины. Начинающие демонологи и экзорцисты! Хотите знать Врага в лицо? Не пропустите!

Первые высадки землян на иных планетах…

Первые попытки колонизации Солнечной системы…

Первый контакт с пришельцами…

Перед вами — ближайшее будущее по Сергею Синякину. «Романтика освоения космоса» — такая, какой может увидеть ее только самый дерзкий, самый озорной и забавный из современных отечественных фантастов.

Читайте «Люди Солнечной системы» — сборник НОВЫХ ПОВЕСТЕЙ Сергея Синякина!..

У губернатора Царицынской области Ивана Николаевича Жухрая на носу выборы, а уверенности в том, что он их выиграет — нет. Однако выход найден — надо прибегнуть к услугам реинкарнатора, и в день выборов переселить свою душу в тело своего основного конкурента — и все будет в ажуре... Но гладко сказка сказывается, да не гладко дело получается.

Когда римские легионеры отправлялись на завоевание диких варварских земель, они никак не думали, что окажутся в будущем. Однако именно это с ними и приключилось. Ушли они в пустыню, а вышли неподалеку от провинциального районного городка Бузулуцка, что в Царицынской области.

И что прикажете с ними делать? Пришли, оккупировали город, и даже за помощью не пошлешь: по причине дождей не работает телефон, а дороги превратились в болото. Вот и ломай голову, районная власть, как быть: то ли сделать вид, что ничего не происходит, то ли звать помощь на свою голову...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Романов Виталий Евгеньевич

Огонь Памяти

- Аннотация: Опубликовано в книге "Время пауков" По острым уступам скалы в лучах заходящего Солнца на вершину карабкался странный, диковиный зверь. Никогда не водились такие на Земле. Зверь забрался на самую вершину и вдруг превратился в человека. Он словно впитал в себя свет засыпающего светила - костер огней вихрем забушевал вокруг него. Длинные отсветы заходящей звезды упали на подножие гор, и человек поднял руки вверх.

Романов Виталий Евгеньевич

Сотрясение печени

Протокол заседания коллегии по специальным вопросам 17-го федерального округа налоговой полиции. Выдержки из стенограммы, 15 марта 2028 года.

- Инспектор Гамарун! Доложите коллегии детали вашего дела, материалы оперативной съемки видели не все.

- Господин генерал! Уважаемые заседатели! Мне, лейтенанту налоговой полиции Андрею Гамаруну, было поручено выяснить реальный уровень доходов объекта Z, используя для достижения цели последние разработки приданной 17-му округу научно-технической лаборатории. 11-го марта я приступил к выполнению задания.

Романов Виталий Евгеньевич

Теперь ты ...

- Аннотация:

Работа вошла в шестерку лучших (из 117-ти) на конкурсе "Тенета-2002"

Ничего общего с реальной жизнью.

- Вы слышали про "Черную Смерть"? В моих глазах непонимание. Что ему нужно? Морской десант - сам черная смерть. Он читает мое непонимание в глазах. - Нет. Я про другое. Начнем немного с другого. SEAL, - произносит он и снова смотрит мне в глаза. Он видит там именно то, что и хотел увидеть. Кто же не слышал про элитные части морской пехоты США, самые подготовленные ударные силы ИХ армии? - Отряд "Дельфин"? - затягиваясь, он задает новый вопрос. Спиртное мгновенно испарятся из головы.

Игорь Росоховатский

Фантастика

За открытым окном качались ветки сирени. Узоры двигались по занавесу, и мальчику казалось, что за окном ходит его мать. "Белая сирень" - ее любимые духи.

- Папа, мама вернулась.

Мужчина оторвал взгляд от газеты. Он не прислушался к шагам, не подошел к окну - только мельком взглянул на часы.

- Тебе показалось, сынок. До конца смены еще полчаса. И двадцать минут на троллейбус...

Игорь Росоховатский

МНОГОЛИКОСТЬ

"Из истории болезни: Степанчук Надежда Ильинична 1960 года рождения переведена в инфекционное отделение 21 августа 1986 года. Жалуется на слабость, ломоту в пояснице... Температура - 37,8 градуса по Цельсию. Лицо осунувшееся, язык слегка обложен белым налетом. Болеет шестнадцатый день. В течение двух дней дома принимала по назначению участкового врача аспирин и витамины. При поступлении в клинику общее состояние больной тяжелое, сознание ясное, резко выраженная бледность, слабая одышка... Лечащий врач Ткачинский Е. М. Консультирует профессор Стень В. И."

Игорь Росоховатский

Мой подчиненный

- Пожалуйста,- сказал Юлий Михайлович и положил на мой стол несколько листов с формулами и чертежами.

Я сдержал вздох - это не был бы вздох облегчения - и проговорил:

- Очень хорошо. Проверим и передадим заводу. Он был уже у самой двери, когда я остановил его:

- Вы будете сегодня на вечере?

- А вы не против? - спросил Юлий Михайлович и опустил глаза.

Но сделал это он недостаточно быстро, и у меня на миг сдавило дыхание, потому что вряд ли кто-нибудь мог спокойно смотреть в его огромные синие глаза.

Игорь Росоховатский

Мысль

Дорога, нарезанная винтом по холму, круто ныряет в ущелье. Испуганно взвизгивают тормоза. То ли руль упирается в подбородок, то ли подбородок в руль.

Вырастают, поворачиваются бледно-серые лики скал.

По-змеиному шипит под шинами дорога, сворачивает под прямым углом над бездной, делает невообразимые петли. Руль становится непослушным, скользким, как рыба, выпрыгивает из рук.

Не понимаю, как мне удается удерживать руль. Глаза автоматически фиксируют дорогу и даже каким-то чудом - участки вдоль нее. Зеленые холмы то подпрыгивают, то опускаются.

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

НАСЛЕДСТВО

Фиолетовый луч метался по шкале. Он выписывал сложные спирали, перепрыгивал деления, как будто перечеркивал их.

Хьюлетт Кондайг в полном изнеможении опустился в кресло. Он не в силах был понять свое детище. Он убрал из кабинета и даже из лаборатории все, что могло давать нейтронное излучение, и все же регистратор не угомонился.

Этого нельзя было объяснить. Все, что знал Кондайг, не давало ключа к разгадке. Куда бы приемник ни помещали - в экранированный кабинет, в подземелье, под воду - луч совершал невообразимые скачки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Синякин Сергей Николаевич

Трансгалактический экспресс

Фантастическая повесть

Писателя надо любить! Когда любишь, многое прощаешь.

Анатолий Растер

Коротко хочу рассказать для чего написано все, что вы сейчас прочтете.

Фантастика давно числится в дефиците.

Выстояв очередь в библиотеке, выпросив на день у знакомого, читатель получает книгу с заманчивым грифом - "НФ" и, придя домой, погружается в странный мир, мир всемогущества и небывалых возможностей, мир борьбы идей и миров, где гигантские космолеты бороздят звездные пространства, где устанавливаются контакты с неземными цивилизациями, небывало преобразовывается Земля, меняются люди, сталкиваются различные идеологии, изучается будущая машинная психология, познается мир. Фантастика показывает, обещает, прогнозирует, предупреждает, популяризирует, обличает, смеется.

Кто не помнит дивные слова «и, может быть, в начальника душа твоя вселится»? Желаете, значит, переселиться в тело крупного политика? Извольте платить — конкуренция есть двигатель прогресса! Желаете, может, переродиться во образе «крестного отца»? За деньги возможно и это. Но — не перепутать бы тела и души своих родных, «братков» и оказавшегося случайно рядом стада баранов. Таинственный реинкарнатор не намерен решать все проблемы клиентов! Думаете, это все? О нет! Вас ожидает еще и уникальная мистическая версия классических «Восьмидесяти дней вокруг света». «Проделки Фикса» — ничто перед проделками киллеров, гоняющихся за «крутым бизнесменом» по заказу, пересланному через мистического Диспетчера… Мы, господа, — в Новой России. А в Новой России возможно всё!..

Сергей Синякин

Время Апокалипсиса

И придет на тебя бедствие: ты не узнаешь, откуда оно поднимется;

и нападет на тебя беда, которой ты не в силах будешь отвратить, и внезапно придет на тебя пагуба, о которой ты и не думаешь.

Исаия, 47:11

Глава первая

Могилы на немецком кладбище распахали еще в начале шестидесятых, когда райкому партии житья не стало от вышестоящих инстанций, справедливо возмущавшихся раскопками, что вели на этом кладбище азартные пацаны. А тут еще кто-то подорвался на мине, заботливо оставленной покойнику отступающими немцами. Немцы вообще были людьми обстоятельными, даже в суматохе отступления погибших офицеров старались хоронить в гробах, а солдат, за отсутствием времени и досок, просто заворачивали в вечные каучуковые плащ-палатки, которые и через полвека дурманили мальчишек резким резиновым запахом. Но надо отдать должное каждому немцу могилка полагалась личная. На склоне холма немецкое кладбище выделялось геометрической правильностью рядов и почти абсолютной одинаковостью березовых крестов. В изголовье каждого могильного холмика немцы вбивали столбик с цифрами. Похоже, что списки своих погибших они вели с педантичной аккуратностью: то ли надеялись вернуться, то ли просто потому, что иначе жить не могли.

Синякин Сергей Николаевич

ЗВЕРИ У ДВЕРИ

Памяти Учителей, что вели меня за руку по бесконечной дороге, которая на деле оказалась так коротка.

МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...

(вместо предисловия)

Мы были кузнецами своего счастья, и дух наш был молод.

Ковали мы счастия ключи, а если говорить точнее - строили мир Светлого Будущего. Того самого Будущего, в котором нам будет жить хорошо. Ну, если не нам, то нашим детям.