Сказки про Вову, президентов и волшебство

Сергей Седов - сказочник добрый и немного грустный. А ещё он - философ и волшебник, самый настоящий, и очень скромный. Сам он никогда не будет рассказывать вам о том, как он хорош - об этом поведают его истории.

Как всякие хорошие волшебные истории, сказки Сергея Седова дарят надежду, но не впаривают её, как опытная торговка на базаре, а демонстрируют самый краешек, а уж читатель, если он, конечно, человек внимательный, волен за этот краешек потянуть, потянуть, да и вытянуть всю надежду на волю, из пыльного угла, где она таится.

Сергей Седов удивительно экономно расходует слова - в его коротких притчах помещаются целые эпосы, миры и вселенные. Не потому, что он ленится описывать их подробно, а потому, что он умеет при помощи одной фразы передать содержание десятков ненаписанных страниц. Это и есть - волшебство.

Отрывок из произведения:

Один злой колдун все ходит, ходит по свету. Останавливается на тротуаре. А мимо проходит девушка. На ней платье, совсем новое. Розовое. И она думает: Только бы чернильный дождь не пошел, только бы чернильный дождь не пошел!

А колдун, конечно, читает ее мысли. И сразу начинает колдовать наоборот. Над девушкой идет дождь. Естественно, чернильный. И платье, конечно, портится. Колдун доволен, потирает руки, уходит перекусить. А девушка стоит и горько плачет, плачет, плачет… И вдруг, рядом тормозит "Роллс-Ройс", (это такой автомобиль) и из него выходит принц одной Африканской страны. ( Он приехал в Россию по приглашению президента)

Другие книги автора Сергей Анатольевич Седов

"Сказки про Змея Горыныча" - очень смешные истории, где Змей Горыныч совсем не злой, хотя каждая сказка и начинается с традиционного желания Змея кого-нибудь съесть.

Жил-был мальчик Лёша. Он умел превращаться во всё, во ВСЁ! Вот раз он превратился в Голубя, уселся на подоконник и постучал клювом в окно. А мама как закричит:

– КЫШ! ЧЕГО УСЕЛСЯ! – Она его, конечно, не узнала!

А Лёша и говорит:

– Я ЖЕ ТВОЙ СЫН ЛЁША, А ТЫ МОЯ МАМА ЛИДА!

Тут мама поняла, в чём дело, и дала Лёше орешков засахаренных и лимонада. А Лёша стал в воздухе разные фигуры выписывать – соседи смотрят, удивляются. А мама им говорит:

Сергей Анатольевич Седов

Сказка про дворника

Жил-был дворник. Он работал дворником. Вставал каждое утро и шёл подметать тротуар или грести снег лопатой. Однажды он разгрёб снег - смотрит, кошелёк лежит. А в кошельке - миллион рублей!

"Что же мне с этими рублями делать? - подумал дворник. - Если я их себе возьму, то все скажут:

- ТЫ ТАКОЙ БОГАТЫЙ! КАКОЙ ЖЕ ТЫ ДВОРНИК? Ты миллионер, а не дворник отдавай метлу и лопату! Иди, - скажут, - в ресторан или купи себе автомобиль "ВОЛГУ" там или какой-нибудь "МЕРСЕДЕС-БЕНЦ"! А лопату отдавай - и метлу тоже! И снег наш не трогай, и в шесть часов не вставай - вставай теперь в полдвенадцатого или вообще за границу уезжай, а нам не мешай - нам нужно деньги зарабатывать и пользу людям приносить, чтобы они не поскальзывались..."

MAGAZINE-ONLINE 1996

Когда мы были маленькими, мы читали журнал "Веселые картинки" и смеялись. Потом мы читали много чего веселого, но "Веселые картинки" были первыми. Такими они для нас и остались: первым веселым журналом в нашей жизни. И даже став взрослыми, мы с удовольствием открываем этот журнал и улыбаемся. Поэтому мы и пригласили "Веселые картинки" к нам в гости.

Сергей СЕДОВ

Сказки для взрослых дураков

Жил-был король, который никак не мог умереть. Умирал-умирал, - и никак! А еще у него был сын-принц, который все ждал своего часа. Ждал-ждал, а потом говорит: - У тебя, папаня, совести нет, я сам скоро умру, а ты все никак не окочуришься. - Я тебя понимаю! - тяжело вздохнул старый король. - Но что тут поделаешь? - А ты, пап, яду бы принял - и все дела! - Спасибо, сынок, за отличную идею! - прослезился от радости старый отец и принял яду. Но не умер. - Ты меня обманываешь! - горестно воскликнул сын - и тоже попил из кубка. И умер. А старый король похоронил сына, женился на молодой и родились у них двенадцать сыновей и двадцать четыре дочери, крепкий был мужик!

Неистощимый сказочник Сергей Седов и неутомимый художник Леонид Тишков, на радость любителям "Сказок?" совместными усилиями создали новую книгу - "Сказки несовершенного времени".Продолжая славную традицию былин про Лешу, про любовь, про лягушку Пипу, а также про дураков и королей, Сергей Седов популярно разъясняет нам, своим читателям, в какое занимательное время нам доводится жить, а также чем и кем это время примечательно. Художник же Леонид Тишков обрисовывает черты этого самого времени каскадом уникальных иллюстраций.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Значит так. Кто не знает, сие является продолжением «Чужого добра» и завязано на нем гораздо сильней, чем я изначально планировала. Ну и кратенькая АННОТАЦИЯ. Если что-то неумолимо тянет тебя к черту на рога без видимых на то причин — ляг, полежи, авось пройдет. Ну или потом не жалуйся, что не удержался и поехал. Иди теперь до конца, раз уж вляпался. Никогда бы не подумал, что призраки могут настолько раздражать? Жизнь полна открытий. Как вернешься домой, первым делом упразднишь должность шута? Твоё право. Не, отбрыкиваться бесполезно, верные друзья всё равно за тобой увяжутся, ты и сам знаешь. Ну и что, что ты против? Когда они тебя слушались? Я ж говорю, жаловаться бесполезно.

Доктор Силач окружен целой толпой супер-героев и супер-злодеев. Он борется со злом, но это ему уже порядком надоело… Пародия на комиксы.

Необычное я почувствовал тотчас же, как только перестало гудеть реле в закрывшемся за мной лифте. Я как раз успел подойти к дверям и, обхлопав себя со всех сторон, обнаружить ключ в заднем кармане брюк, когда настала тишина. Тут-то я и почувствовал: что-то случилось.

Дело в том, что обычно, едва замолкало реле, за дверью начинал лаять Тэр. А тут полная тишь. Может, не услыхал моих шагов?

Я с нарочитым шумом вытер ботинки о резиновый коврик. Никакого результата.

ПУС ОбИОСиПТТТ[1] поручил мне ознакомить галактическую общественность с обстоятельствами, при которых появилось на свет настоящее издание СПИТ[2], в обиходе именуемого «Звездными дневниками», что я и делаю.

Основополагающее стремление Ийона Тихого — это стремление к абсолютной истине. В последнее время его посетили сомнения в степени истинности того, что он себе снил на темы, предложенные ему ПУС ОбИОСиПТТТ в связи с реорганизацией указанного учреждения. Ввиду этого Ийон Тихий решил провести инвентаризацию собственной памяти при помощи МММ ПУС ОбИОСиПТТТ[3]

Еще год назад существовал в нашем мире, в нашей стране и даже в нашем городе человек по фамилии Кадушко. Смешная фамилия? А ведь одно ее упоминание вызывало бледность на лицах и дрожание коленей у всех сотрудников нашего издательства. Мерзкая, откровенно надо сказать, была личность. Но все-таки живое существо. А теперь это пар галактический, туман, наверное, пыль. Одна фамилия осталась – пустой звук Ка-душ-ко…

И не от него одного только звук остался, от многих. Кое-кто полегче отделался. Работают теперь дворниками, сторожами, профессиональными гадалками, кто кур разводит, кто нутрий. Приносят пользу обществу. Год назад они еще гремели звучными фамилиями, творили, мучаясь от невыплеснутых на бумагу мыслей, схлестывались в спорах о судьбах литературы, выпивали и, обливаясь слезами, жаловались друг другу и в вышестоящие органы на то, что их не печатают или печатают, но мало, писали, и не только заявления. Короче – жили, существовали. А где теперь они? Эхе-хе…

По дороге домой мы с Сашкой нашли джина. Он был запечатан в витую бутылку из-под "Кока-колы". Мы по очереди пинали ее ногами, пока она, налетев на бетонный тротуар, не треснула по всей длине. Из трещины повалил густой белый дым, а когда он рассеялся, мы увидели низкого пузатого человечка в малиновом пиджаке. В левой руке он держал джиэсэмовский телефон, а правой поигрывал крупной золотой цепью, висящей на шее.

Мы пялились на него во все глаза. Наконец, глубоко вздохнув, Сашка произнес:

Карамельно-прозрачное море время от времени посылало к песчаному пляжу игрушечную, кокетливо кудрявившуюся пеной волну, но и та, лениво прокатившись вдоль бухты, разглаживалась задолго до берега. Матово-белое, яркое, но не обжигающее солнце, отвисев положенный срок в зените, устало скатывалось к горизонту. Лёгкий бриз, в полдень спасавший от жары, теперь осознал свою ненужность и тоже успокоился. Тишину летнего вечера нарушала лишь негромкая, заунывная, чем-то неуловимо похожая на родную, русскую, и оттого приятная песня, доносившаяся из рыбацкой деревушки, что располагалась рядом с базой. Или правильнее было бы сказать, что это база располагалась рядом с деревней? Ведь рыбаки жили здесь всегда, а учёные прилетели чуть больше месяца назад.

Перевод первого авторского сборника Р.А.Лафферти «Nine Hundred Grandmothers».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Первое отдельное издание сочинений в 2-х томах классика польской литературы Стефана Грабинского, работавшего в жанре «магического реализма».

Писатель принадлежит той же когорте авторов, что и Г. Майринк, Ф.Г. Лавкрафт, Ж. Рэй, Х.Х. Эверс. Злотворные огненные креатуры, стихийные духи, поезда-призраки, стрейги, ревенанты, беззаконные таинства шабаша, каббалистические заклятия, чудовищные совпадения, ведущие к не менее чудовищной развязке — все это мир Грабинского.

Он хотел убить ее. Но не смог. Он с самого начала решил, что убьет ее, как только она… Не получилось. Он потерял контроль над собой, увлекся. Он втянулся в странную, волнующую игру, которая заставила его потерять голову. Он дошел до того, что начал строить планы, включая в них ее!

Все шло так гладко, так легко, и, когда он уже почти достиг цели, вмешалась судьба. Он был на волосок… не от смерти, нет - от невероятной, неслыханной, сказочной удачи! А удача - дама капризная. Когда ее слишком настойчиво преследуют, она начинает выскальзывать из рук. Она не любит охотников. Бесшабашные гуляки, безумцы и влюбленные - вот ее короли, принцы и принцессы. Удача неразборчива… Как несправедливо!

У Ашота Кареновича была маленькая мастерская. Прямо на дому. На обувную фабрику она, разумеется, не тянула, но работа Ашота Кареновича славилась далеко за пределами подмосковного города Сходня. Делал Ашот Каренович и мужскую, и женскую обувь, но немного - ровно столько, чтобы прокормить семью, в которой было шесть человек, да выучить в областном педагогическом институте племянника, который решил почему-то заняться ковроткачеством, а потому и учился на соответствующем факультете. В гости к дяде он приезжал редко, общался с ним посредством телеграмм, которые не баловали Ашота Кареновича разнообразием просьб. Ашот Каренович его понимал. Что хочет молодой и здоровый парень от столицы, что ждет от нее? Развлечений, разумеется. Отказать ему Ашот Каренович никак не мог, парень рос сиротой, и, кроме дяди, у него никого не осталось. Нет, жили какие-то дальние родственники в Армении, но слишком уж далеко была Армения, туда если и посылать телеграммы с просьбами о помощи, все равно они дойдут в искаженном виде и текст будет прочитан следующим образом: «У меня все хорошо, ни в чем не нуждаюсь. Приветы Гагику, Денизе и Тимуру».

Весна пришла в Подмосковье только по календарю. Природа о ней еще не знала. Снега лежали, не тронутые таянием. Но в воздухе уже чувствовалось неуловимое дыхание марта.

Электричка неслась в ночи, грохот колес эхом прокатывался по заснеженным чащам. Полустанки одинокими огнями пролетали мимо.

Молодая женщина с красивым, но простоватым лицом, в шубе из чернобурки и модной шляпке, сидела у окна. Ее ноги, обтянутые высокими мягкими голенищами сапог, были положены одна на другую. Руки в черных перчатках из дорогой кожи сжимали сумочку. Вагон плохо отапливался, и женщина замерзла.