Сказки о любви (4)

Кожев Павел

Сказки о любви (4)

СКАЗКА ЧЕТВЕРТАЯ

(ВИHА)

МЕДВЕДЬ И ХОЗЯЙКА

She has robes and she has monkeys Lazy diamond studded flunkies She has wisdom and knows what to do She has me and she has you

Дж. Моррисон, "Love Street"

Арракис учит ножом - отрезает все незрелое и приговаривает при этом: "Теперь все великолепно, - потому что закончено".

Фрэнк Херберт "Дюна"

Hа краю леса, в маленьком доме с садиком жила-была Хозяйка. Так ее звали все звери, что жили в этом лесу. Она и вправду была хозяйкой леса - вечно ухаживала за зверями-птицами.

Другие книги автора Павел Кожев

Кожев Павел

Цитаты

...Опять цитата? Скажи,

наконец, хоть что-нибудь

свое...

С.Витицкий

...ЦИТАТЫ...

...- Слушайте меня! Слушайте все! Буду проповедь читать, я...

- Вы свиньи, вы. Вы гниете, как свиньи, и все. В вас есть многое, а вы довольствуетесь крохами. Слышите меня, вы? У вас есть миллионы, а расходуете гроши. В вас есть гений, а мыслей, что у чокнутого. В вас есть сердце, а чувствуете пустоту... Вы все. Каждый и всякий...

Кожев Павел & Слесарев Евгений

Разpyшенный xpам

Павел Кожев

Кто pазpyшил xpам моей веpы?

Кто выбил окна с цветными витpажами? Кто стеp pоспись со стен? Почемy все иконы в нем чеpны? Кто pазбил колокол?

Я вxожy в xpам, и не yзнаю его. Кто yбил священника? Почемy лишь ветеp воет в стенаx xpама? Кого оплакивает капающая с потолка вода?

Hавеpное, я сам виноват. Я так долго защищал его. В pyкаx моиx меч. Все мои белые одежды пошли на бинты. Я одет в чеpное - на чеpном не видна кpовь. Сколько сил я потpатил, чтобы защищить свой xpам, но он все pавно pазpyшен.

Популярные книги в жанре Сказка

Издавая сказки Кота-Мурлыки, необходимо сказать хоть несколько слов об их авторе.

Это был старый и весьма почтенный Кот, но, к сожалению, полный всяких противоречий. Он был стар и постоянно напевал одну и ту же песню:

— Nicht Alles was Alles ist gut!..

Таким образом, он никак не мог сделаться ни антикварием, ни архивариусом, хотя бы в каком-нибудь комиссариатском архиве и существовали самые жирные крысы.

Он был, бесспорно, почтенный Кот, но всегда вооружался против всякого почтенья, называя его китайской церемонией.

Пусть мир всем кажется в радужном свете. И напасти уходили, как веселый анекдот и юмор. И все колкости превращались в смех. Плохие моменты жизни чудились маленьким ежиком, обескураженной лисицей, загадочным Шириком-пыриком и уходили стороной походкой Кота-колоброда, что всегда тихо гуляет в парке. Он уходит из темных забытых углов своего дома, чтоб отыскать яркое светило.

Пусть некоторые странности превращаются в сказочных существ, а обыденность и заштампованность – в легкую болезненность. Все кажется проще, когда есть среди нас очарование и неординарность: то взлетает Человек-птица, то выкатывается Ширик-пырик, то ставит загвоздки Зайчик-золотайчик.

И накаляется планета в Полдень, выходит на встречу всем Человек-Полудень. И все смеется и оживает, даже неодушевленное, и разговаривает, как и живой мир. И бежит за всеми вслед Ники-паровозик, чтобы тоже не пропустить уроки природы.

Всему есть место на Божьей земле. И даже Часы Волка останавливаются, чтобы дать Божьей коровке взлететь. И летит Воздушный колокол, возвещая всем об этом.

Жили-были старик со старухой, и не было у них детей. Сидят они как-то за столом и горюют:

— Послал бы нам бог ребеночка, хоть ростом с ежика!

Только они это вымолвили, вылезает из-за печки маленький ежик и говорит:

— Я — ваш сынок!

Взяли старики ежика в сыновья и вырастили.

Когда ежик подрос, мать и говорит:

— Будь у меня сынок побольше, пас бы он свиней. А такого маленького свиньи и затоптать могут, вот беда-то.

На самом севере Японии, на острове Хоккайдо, в деревне Инаги, жил крестьянин Гомбэй. Не было у него ни отца, ни матери, ни жены, ни детей. И земли у него не было. Жил он один на самом краю деревни, в маленькой избушке, а промышлял охотой на диких уток.

Каждый день Гомбэй поднимался до зари, шёл к большому озеру неподалёку от деревни, расставлял ивовые силки и долго-долго стоял у воды, подстерегая уток. За день ему удавалось поймать когда трёх, а когда двух уток. А бывало, что в силки к нему попадала всего одна утка, а то и вовсе ни одной.

Жили себе дед и баба. Бедно жили. Известное дело — старики: ни работать, ни заработать не могут, только и было у них то, что соберут подаянием.

Дождались они весны. Начали люди сеять.

Вот баба и говорит деду:

— Ты бы, дед, хоть немного проса посеял. Я припрятала на посев с гарнец. Тогда мы каши бы наварили, а то сухари больно для наших зубов твёрдые.

— Хорошо, — говорит дед, — посею.

Вскопал он возле кустов клочок земли и посеял просо.

Близ некоего монастыря был колодец, — на всю округу славился он своей чистой, прозрачной водой. И кто ни пройдет, обязательно с пути свернет, чтобы водицы из колодца испить да посидеть под старой тенистой ольхой, что с незапамятных времен росла на том месте. А как выпьет в жару холодной воды, добрым словом помянет монахов за то, что колодец тут вырыли и много других благих дел сотворили.

Монахов в монастыре было немного, только сорок человек, вели они жизнь святую, соблазнов не ведали и богу всем сердцем служили.

Пять сказок для детей.

Летучее Семечко не умеет летать само по себе, но благодаря ветру отправляется в долгое путешествие. Оно встречает на своём пути Храброго Воина, Мохнатую Гору, Длинношейку и Журавушку, и знакомится с Хвастливой Тыквой, прежде чем находит место для новой жизни. Сказка для детей 5–7 лет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей Венедиктович Кожевников

КНИГА

БЫЛЕЙ И НЕБЫЛИЦ ПРО

МЕДВЕДЕЙ И МЕДВЕДИЦ

Последняя книга старейшего советского писателя, лауреата Государственной премии СССР - маленькие рассказы о нравах, обычаях и поверьях людей Сибири и Урала в разные годы, о дружбе человека с медведем.

СОДЕРЖАНИЕ

ОТ АВТОРА

МЕДВЕДЬ - ЛИПОВА НОГА

МЕДВЕДЬ-ОБОРОТЕНЬ

МЕДВЕДЬ-ПЧЕЛОВОД

С МЕДВЕДЕМ ВОКРУГ СВЕТА

Анатолий Леонидович Кожевников

Записки истребителя

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Анатолий Леонидович Кожевников родился в 1917 году в крестьянской семье. Детство провел в сибирской деревне, трудясь с малых лет в поле.

После окончания семилетки А. Кожевников поступил в сельскохозяйственный техникум и затем работал землеустроителем колхозных земель. С 1937 года техник-топограф на строительстве деревообделочного комбината. Вез отрыва от производства окончил аэроклуб в г. Красноярске - научился пилотировать учебно-тренировочный самолет и одновременно стал спортсменом-парашютистом.

Лев Кожевников

Смерть прокурора

* ЧАСТЬ 1 *

1

По пути на разъезд Андрей Ходырев завернул к старику Устинову под окна. Крепко ударил в облупленный ставень.

-- Дед? Эй! Не помер еше?

В окно высунулась широченная, сивая борода,-- будто кто подал из избы добрый навильник с сеном.

-- А-а... Андрюха,-- Устинов широко зевнул, перекрестил рот. -- Ходи в избу, что ли?

-- Некогда, дед. В другой раз.

Кожевников Михаил Николаевич

Командование и штаб ВВС Советской Армии

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Содержание

Введение

I. Накануне Великой Отечественной войны

Действия авиации капиталистических государств на Западе

Военно-воздушные силы фашистской Германии перед нападением на Советский Союз

Состояние Советских Военно-Воздушных Сил накануне войны

II. Командование и штаб Военно-Воздушных Сил Советской Армии в начале войны и в летне-осенних операциях 1941 г.