Сказки

ИМАНТ 3ИЕДОНИС

СКАЗКИ

Пересказал с латышского Юрий Коваль

Камни умеют летать.

Уж это точно.

А спички залезают в норы и шевелятся там.

Четвёртая ножка письменного стола прекрасно понимает, что стол устоит и на трёх.

Ей хочется путешествовать.

Солнце читает листья на деревьях, но только с одной стороны.

Зато уж ветер и с той и с другой.

Сказки вроде грибов.

Никогда не увидишь, как они растут.

Другие книги автора Имант Зиедонис

Перед вами довольно непростые, но очень мудрые, глубокие и поэтичные сказки латышского писателя Иманта Зиедониса. Каждая сказка похожа на стихотворение в прозе, а потому идеальна для чтения вслух. Хочется закрыть глаза и слушать, и представлять себе одинокого Синего коня, желтых цыплят под желтым солнцем и маленького отважного Пыленка.

У медведицы каждую весну рождались медвежата. Вот и в эту весну родилась целая троица: Мишка-Охочий-до-Ягод, Мишка-Охочий-до-Мух и Мишка-Охочий-до-Мёда. Мать больше всех любила и жаловала Мишку-Ягодника. Он был самый спокойный и послушный ребёнок на свете. Никуда-то он не карабкался, не улепётывал, не бедокурил, а всё посиживал да уплетал за обе щеки ягоды. Когда поспевала черника, мех у него на задике был просижен до чёрных пятен-пестрятин, потому что он был неуклюжий ленивец, такой неуклюжий и такой объедала, что, налопавшись до отвала, подолгу сидел в черничнике и зазывал к себе ягоды:

Сборника коротеньких рассказов о Латвии. Печатался в журнале «Мурзилка» в 1986 г. №№ 7, 8.

Сборник коротеньких рассказов, оформленный цветными фотографиями автора и рисунками художника Александра Николаевича Аземши.

Популярные книги в жанре Сказка

Жил в старину один крестьянин. Было у него три сына. Старшие сыновья с малых лет во всем помогали отцу, и выросли из них добрые работники. Хотел отец и младшего приучить к работе, да жена все не давала.

— Мал еще. Пусть порезвится! — А сама сынку младшему, ненаглядному, то калачик испечет, то пирожок подсунет.

И вырос младший сын бездельником-лентяем, только есть да спать любил.

Терпел крестьянин, терпел, наконец позвал сына и говорит:

Злодей-Чародей хочет погубить всех детей города. На борьбу с ним выходит маленькая кикимора по имени Кики. С ней ее новые друзья – Аня, Максим, Игорек и мадам Августина. Они ей во всем помогают, потому что иначе ей не справиться со злодеем и его войском.

Основное действие происходит в наше время в злодейском царстве.

Идея книги в том, что надо искоренять лень и невежество у наших детей.

Эта книга – продолжение невероятных приключений озорной кошки Нюси и ее веселых друзей.

На этот раз Нюсе, а также Маше, бабушке, дедушке и их соседу по даче дяде Вите предстоит отправиться в Венгрию – навстречу новым захватывающим приключениям!

Стоит сказать, что и домовому Палычу, Подвальной Крысе и Певчему Дрозду, которые остались охранять дом в селе Великие Кошарища, скучать не придется – надо будет защищать дом и волшебную книгу от дяди Сережи Владимировича, которому бабушка и дедушка доверили свое хозяйство.

Кстати, на страницах этой книги закодировано сообщение, отгадав которое, вы можете претендовать на ценный приз – уникальную золотую статуэтку кошки Нюси и две серебряные копии, изготовленные известным ювелиром.

Была у одного человека жена — злющая баба, хуже змеи. Поедом ела мужа и такая была ехидна — все жалит его, жалит. Скажет он что-нибудь разумное, — она тотчас так вывернет его слова, что умное станет глупым. Купит он снеди какой или что другое для дома — жена все охает. Ну, а ругалась она каждый день и дралась постоянно.

Не только муж страдал от нее. И соседей, видит бог, доводила до слез злая баба, извела всех от мала до велика.

Измучился бедный муж, готов был схватить шапку в охапку и бежать на край света, чтоб его и сыскать не могли.

Жили в старину старик и старуха. Они держали лавочку и занимались приготовлением и продажей тофу[1].

Детей у них не было; одиночество стариков скрашивали пес Онгоро и кот Нэнгоро. Хозяева любили их, как своих детей.

Однажды старик пошел на поле, где росли бобы, и увидел там еле живого ужа. Вид у ужа был такой жалкий, что старик подобрал его и отнес домой. Он дал ему кличку Норо.

— Ну вот, наша семья и увеличилась, — сказал старик. — А вы, Онгоро и Нэнгоро, смотрите дружите с Норо!

Жили некогда со своими родителями три брата и три сестры. Когда дети подросли, отец вдруг тяжело заболел и, почувствовав приближение смерти, позвал свою жену, сыновей и дочерей, чтобы проститься с ними. Отец поручил дочерей заботам братьев и наказал, не откладывая дела в долгий ящик, выдать их замуж за первого, кто придет свататься. И, сказав это, скончался.

Прошел год после смерти отца, и вот однажды вечером кто-то постучался в дверь к сиротам. Братья отворили дверь, в дом вошел незнакомец — никто его до тех пор и в глаза не видел — и попросил отдать ему в жены старшую сестру. Братья вспомнили приказ покойного отца и, не прекословя, согласились. Пришелец сразу же увел старшую сестру, а куда, в какую сторону, — неизвестно. На следующий вечер снова явился человек и посватался к средней сестре. Братья отдали и эту сестру, хоть и не знали, кто их зять и откуда. На третий вечер пришел жених и за младшей сестрой. Братья и ее отдали в жены чужому человеку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Камиль Зиганшин

Беркут

Пара орлов то гоняясь друг за другом, то кругами поднимаясь, так высоко, что становилась чуть видна, то зависая на одном месте, то пикируя вниз к возвышающейся посреди Впадины скалистой гряде, напоминавшей сгорбленного медведя, радовалась наступавшему теплу. На одну из ее зазубрин, торчащих вдоль гребня, и опустились величественные птицы, надолго застыв, подобно гранитным изваяниям.

Еще лет десять назад, молодой паре приглянулось это уединенное место, и они устроили здесь гнездо, представлявшее собой огромную кучу веток вперемежку с перьями и костями. Подстилкой беркутам служил мох и верхушки пахучих веточек багульника. Гнездо располагалось так, что не было заметно снизу, но, вместе с тем, достаточно высоко, чтобы обозревать окрестности.

Камиль Зиганшин

Боцман

"Братья, образумьтесь!"

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Изящные косули, спасаясь от въедливых кровососов, легкими скачками взбирались по уступам в гору. Они искали открытую, хорошо продуваемую площадку для отдыха.

Глубоко внизу тускло серебрились в отвесных дотлевавшего заката пенные бороды речных порогов.

Одна из террас, поросшая низкими кустами, приглянулась старой оленухе. Косули остановились, осмотрелись, процеживая трепетными ноздрями струйки воздуха. Уверившись, что опасности нет, первым лег беспечный молодняк. Оленуха, поджав под себя ноги, опустилась на землю последней.

Камиль Зиганшин

Горбун

В скиту долго обсуждали происшедшее с Корнеем, а особенно обстоятельства его невероятного спасения.

-Диким тварям помогать дело богоугодное!

- Смотри-ка, птица, а и та с понятием! Добро помнит!

Братия справедливо полагала, что после столь сурового урока, их непоседа, наконец, угомонится и прекратит свои рискованные вылазки. Некоторое время парень, и впрямь, из скита не отлучался, исполнял работы по хозяйству с особым усердием и рвением.

Камиль Зиганшин

Горное око

Впадину, в которой укрылся скит, обрамляли два вытянутых с запада на восток хребта: Южный - более низкий, пологий и Северный - высокий, величественный, в бесчисленных изломах и трещинах, с чередой снежных пиков по водоразделу.

Корней, любивший побродить по тайге, прекрасно ориентировался среди холмов, ключей, чащоб и болотин Впадины. И никто лучше его знал, где нынче уродилась малина, где гуще морошка, где пошли грибы. Да и зверье настолько привыкло к нему, что без опаски продолжало заниматься своими делами даже, когда он проходил мимо. Во время этих странствий молодой скитник научился подражать голосам большинства лесных обитателей, и разговаривал с птицами, зверями, травами, деревьями, дождем, ветром, солнцем. И они, казалось, понимали его.