Сказки и рассказы Светланы Щелкуновой

Небесам уже снились дожди. Близился к концу сезон охоты за листьями. Охотники промышляли уже не только в загородных парках, но и в самом центре. Во дворе под кленами мелюзга сражалась за ясные полузвёзды для школьных гербариев. Самые отчаянные охотницы – конечно мамы. Иная запросто могла влезть на верхушку, одёргивая юбочку, чтобы сорвать вожделенный осколок солнца для любимого чада. Иногда какая-нибудь мамаша приводила папашу. Тот, виновато оглядываясь, обхватывал дерево и тряс его, краснощёкие отпрыски с боевым кличем бросались под огненный обстрел.

Популярные книги в жанре Альтернативная история

Что могла бы дать России (и миру) победа восстания на Сенатской площади? Декабристы при власти четверть века спустя.

Как тяжела жизнь в эпоху между двумя мировыми войнами, когда старый мир рушится, а новый болезненно зарождается. Ещё тяжелее оказаться на стороне проигравших и жаждущих реванша. Покинув Россию и перебравшись в Германию, Александра не знала, что некогда родной отец желал ей смерти. Не знала она, выходя замуж за жениха родной сестры, чем обернётся для неё этот брак, из которого приличной женщине вырваться будет решительно невозможно. Александра не мечтала вернуться на родину и старалась забыть язык, на котором некогда говорила её мать, вот только война и нацистские власти рассудили иначе. Тогда-то в гуще боёв Александра и узнала, что смерть для неё непозволительная роскошь, ведь погибнув однажды, нельзя умереть вновь. Потому что всё началось с неосторожного медицинского эксперимента и всё закончится на мосту через Эльбу.

Прошло ровно десять лет со дня трагической гибели Алексея Матвеевича Феофанова, и настало время мне выполнить его последнюю волю. Обстоятельства его смерти были странными и почти мистическими. Мы были просто соседями. Два одиноких, старых, можно сказать, человека, мы жили в большой запущенной квартире неподалеку от Савеловского вокзала в Москве.

Алексей Матвеевич был там старожилом, получив свою комнату еще в середине пятидесятых, а я в восемьдесят третьем году поменялся из подмосковных Химок, где у меня была своя однокомнатная квартира на пятом этаже хрущевского дома. Но с моими больными ногами мне стало тяжело и подниматься на пятый этаж без лифта, и ездить по полтора часа на работу в Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, в котором я долгие годы преподавал теоретическую механику.

Псевдоисторическое исследование. Роль малых стран в «большой» политике и Второй мировой войне.

Творчество, искусство и, шире, – культура и цивилизация – не являются абсолютно благодатными явлениями, а часто могут нести опасность для человеческой жизни. Персонаж может выйти из-под воли автора и стать автономной материальной сущностью. В романе «Статуя как процесс» описано такое актуальное, но малоизученное явление, как художественное насилие, закрепощение современного человека всевозможными текстами и жанрами.

В Третью Стражу. Третий роман с легкими изменениями, в редакции и в сборке.

Кассандра всегда считала себя фантазёркой, способной увидеть эльфа в бабочке. Но если бы кто-нибудь сказал ей, что она была женой самого великого Гектора, гордости и опоры древней Трои, девушка звонко рассмеялась бы в ответ. Ведь это невозможно! Только невозможного, как и неисправимого нет. Главное, не терять чувство юмора! Во время своих приключений Кассандра узнает, что даже богини могут быть несчастны в любви. А страдать из-за этого приходится людям. И когда огромный лайнер, который современники называли "непотопляемым дворцом" стремительно помчится навстречу собственной гибели, успеет ли девушка найти своего Гектора среди множества пассажиров? Сумеет ли спасти его? И что ждёт их дальше?

Есть места на планете, которые являются символами неумолимости злого рока. Одним из таких мест стала Катынь. Гибель самолета Президента Польши сделала это и без того мрачное место просто незаживающей раной и России и Польши. Сон, который лег в первоначальную основу сюжета книги, приснился мне еще до трагедии с польским самолетом. Я работал тогда в правительстве Президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова министром и страшно боялся опоздать на его самолет, отправляясь в деловые поездки. Но основной целью написания романа стала идея посмотреть на ситуацию, которую описывалась в фильмах братьев Вачовских о «Матрице». Мой роман — это в какой-то степени «Антиматрица». Что может произойти если столкнуться наш мир и мир, описанный в знаменитом фильме? Как будут в этих обстоятельствах смотреться герои «Матрицы»?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Закон жизни


(по мотивам книги Леонида Соловьева «Повесть о Ходже Насреддине»)

Есть в городе Ходженте, на берегу Сыр-Дарьи, обширный пустырь, где никто не селится и не разводит садов, потому что река в этом месте поворачивает, бьет под берег и ежегодно смывает его на три-четыре локтя. Река смыла пустырь уже до половины и вплотную подошла к могучему карагачу, одиноко растущему здесь, обнажив с одной стороны его узловатые грубые корни, сбегающие по глинистому обрыву к воде. Открытый солнцу, в изобилии снабженный влагой, карагач раскинулся широко и зеленеет густо, затмевая пышностью соседние деревья, что жалкой кучкой сбились в отдалении, у пыльной большой дороги. Томимые жаждой, палимые зноем, они слабо шелестят хилой, изможденной листвой и, подобно многим ничтожным людям, злобно завидуют счастливому гордецу.

Птица счастья

Я стала бояться ночи. Я наливаюсь крепким кофе, брожу из угла в угол, включаю телевизор погромче и думаю только о том, чтобы не уснуть.

Не спать, спать нельзя, не спать, нет, нельзя, не спать, спааааать...

Битву со сном невозможно выиграть. Рано или поздно я валюсь с ног и впадаю в забытье. И тогда я вижу сон. Один и тот же сон.

Низкое серое небо тяжело давит на плечи. Здесь нет ни дня, ни ночи, только вечный сумрак. Здесь нет ни зимы, ни лета, только вечная стылая осень с промозглым туманом и леденящим ветром. Узкие улочки вливаются друг в друга, переплетаются, петляют и никуда не ведут. Здесь нет ничего, кроме Города – унылого, серого Города. Вдоль улиц, стена к стене, стоят холодные здания из серого камня, в которых чернеют глазницы окон. В этих окнах никогда не горит свет. Я даже не знаю, живет ли кто-то в домах или все жители Города просто бродят по улицам. Мужчины и женщины, молодые и старые – все они молча и понуро бредут куда-то. Здесь никто не смеется, не поет и не плачет. Да это и не люди вовсе: вместо тела у них клетка, вроде птичьей, а к ней приделаны руки, ноги и голова. Ходячая клетка, внутри которой слабо копошится какой-то серый комочек. Наверное, я выгляжу точно так же, потому что никто не обращает на меня внимания. Впрочем, местные жители, похоже, вообще ни на что не обращают внимания. Они безучастно бредут куда-то, сами не зная, куда.

«Покушение на миражи» — философско-художественное произведение, в котором автор подвергает художественному анализу всемирную идею гуманизма, размышляет о роли личности в истории.

Чернов Сергей

Эллен и Ребята

Немного в начале...Если вы не смотрели этот сериал (кажется, его опять показывают где-то в ДМВ диапазоне), то полезно будет следующее:

Николя - что-то вроде пионера, вожатого и лидера комсомольской ячейки в одном лице. И притом под 2 метра ростом. Короче жлоб еще тот.

Эллен - его девушка, в общем по политическим воззрениям она недалеко ушла от Николя. В остальном - хрупкая французская девушка.