Сказка

Светлана Свининникова

Сказка

И не верила в эти сказки...

Вдруг привиделось чудо-юдо.

"Настасья",

песня Вяч. Бутусова.

Ест ли чудо-юдо "Чудо-йогурт"?

"Наше радио".

- Итак, указатель. Направо - маковое поле - 5 км. Угу. Прямо Тридевятое царство - 7 км 289 м 13 см 4 мм. Ого!.. Налево - болото Водяного - 6 км с половиной. Ага. Куда бы податься? Нормальный человек в это самое царство ни за что не пошёл бы... но что это вообще за царство - вот в чём вопрос! Как это понимать - Тридевятое? Как писал Высоцкий: трижды девять двадцать семь, то есть Царство No27? Неужто тут этих самых царств так много?.. Живут же люди. А может, здесь ошибка, и имеется в виду "три девятых царства" - в смысле, дробь? Говорят же так: "Отдам полцарства, если...". А потом: "Отдам полцарства от полцарства..." или что-нибудь в этом роде. Конечно, заслуги разные бывают. Но зря они всё-таки так царством разбрасывались - направо и налево. Вот и осталось три девятых, т.е. одна третья. "Однотретье царство" - конечно, хуже звучит! Пойду-ка лучше в болото. Кто знает, вдруг это царство и целиковое-то малюсеньким было, а тут всего-то и есть, что одна треть - жуть!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Василий Акимович проснулся, как от толчка. На пульте перед ним лукаво подмаргивал красный глазок. В наушниках стоял комариный писк сигнала бедствия, который, собственно говоря, и вывел его из состояния лёгкого забытья.

Василий Акимович мигом стряхнул дремоту и по видеофону доложил начальнику спасательной станции о полученных сигналах.

Северное полушарие Марса отличается, как известно, крайне неустойчивым, капризным климатом. Среди лета вдруг может пойти сухой град величиной с кулак или ливень, в минуту образующий бурные потоки, которые все смывают на своём пути. А о страшных песчаных бурях, снискавших дурную славу по всей Солнечной системе, и говорить нечего. В последние годы здесь велись большие инженерные работы. На побережье строился современный океанский порт, возводился новый космодром с антигравитационным поясом, закладывались многоэтажные ангары для орнитоптеров – основного вида транспорта на Марсе. Несмотря на то, что основная масса работ выполнялась кибернетическими роботами, людей на стройках также было немало. Ибо гигантские комплексы сооружений, целиком и полностью возводимые роботами без помощи людей, оставались пока что, к сожалению, достоянием фантастов.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Света Баржин зажигать не стал. Отработанным движением повесив плащ на вешалку, он прошел в комнату и сел в кресло.

Закурил. Дым показался каким-то сладковатым, неприятным, — и то сказать, третья пачка за сегодня…

В квартире стояла тишина. Особая, электрическая: вот утробно заворчал на кухне холодильник, чуть слышно стрекотал в прихожей счетчик — современный эквивалент сверчка; замурлыкал свою песенку кондиционер… Было в этой тишине что-то чужое, тоскливое.

Научно-исследовательский корабль «Меркурий» вошел в систему Эпсилон Эридана.

— Координаты 423–688–321, — доложил штурман.

— Выключить автоматическое управление. Посадка на планете номер семь, — отдал распоряжение капитан Ларр.

Зелено-голубой диск на щите видеографа все увеличивался, пока наконец не заполнил весь экран.

Двигатели «Меркурия» взревели, корпус его начал мелко вибрировать, затем все стихло. Перегрузка, вызванная ускорением, ослабла; люди с облегчением почувствовали, что снова могут двигаться нормально.

Иван-младший научный сотрудник сектора изучения волшебств Кощеевых, разбирал архивы. Все он уже разобрал, только никак не мог найти конца самой древней сказки, в которой рассказывалось, почему царь Кощей бессмертным стал. Пришлось ему поэтому в прошлое отправиться-в царство Кощеево, прознать, как Кощей бессмертным стал, а вернувшись-сказку дописать.

1969 год. Главный герой, звоня в телефонной будке, обнаружил двухкопеечную монету, датированную 1996 годом. Главный герой начинает перебирать возможные варианты: фальшивка, заводской брак, чья-то дурацкая шутка или монета из будущего, случайно оставленная путешественником во времени…

Мир после ядерной войны. К власти в Америке пришла военщина, установившая тоталитарный строй. Ситуацию пытаются исправить пришельцы из будущего.

Дорис Пайк виновна в преднамеренном убийстве Фанни Флакс и приговаривается к лишению личности. Детектив подвергает сомнению приговор. Прежде всего, если убийца организовывает пожар, чтобы скрыть следы преступления, он не оставляет чуть ли не на самом видном месте пистолет, зарегистрированный на его имя. К тому же отсутствует мотив преступления. По всей квартире полно отпечатков — старых и новых, принадлежащих мисс Дорис Пайк. Ее пальчики — всюду. И ни одного отпечатка пальцев самой хозяйки. Нигде. Наконец, еще одно. В квартире царил культ Дорис Пайк. Афиши. Кристаллы записей. Кассеты фильмов. И — ни одной фотографии хозяйки дома. Никакого семейного альбома. Ничего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Елена Свиpидова

Сеpое небо

Я хочу наpисовать гоpод. Засыпающий гоpод под мягким шелестом листвы. Одинокий свет в окнах - словно маленькие костpы. Кусочки тепла и жизни в миpе мягкого безмолвия. И легкий ветеpок, полный свежести и тепла.

Я хочу наpисовать вечеp. Синий вечеp, какие бывают только летом. С зеленым покpывалом лип и тополей, с теплыми тенями, с плотным, почти осязаемым воздухом.

Я хочу наpисовать улицу. Безлюдную улицу, сеpый асфальт, голубые фонаpи... Доpогу, ведущую в сказочное нечто. То ли в пpошлое, то ли в будущее.

Свиридов Александр

Проблемы интеграции

Реплики

(Вместо введения)

Посторонний, mailto:[email protected], дискуссия с форума "Новой газеты"

Паршев весьма убедителен. В Интернете ссылки на него появляются весьма регулярно, что говорит о том, что его объяснения действительно многое объясняют. Подозрительно отсутствие в открытых СМИ (любой направленности) даже намеков на бесперспективность врастания России в мировое разделение труда. Похоже на щадящее молчание врачей у постели смертельно больного.

Алексей СВИРИДОВ

БОГИ, ЖЕНЩИНЫ, УРОДЫ И ДРУГИЕ С МАРСА

Краткое изложение содержания марсианской серии

гениального писателя тов. Берроуза

для желающих расширить кругозор

не тратя времени на чтение этой мути

Однажды я умер, но не очень, а очнулся в незнакомой местности. Поскольку я всегда был умен, то сразу понял, что это Марс. Первое что я увидел, был зеленый насекомый человек трех метров росту, состоящий из рук, зубов, холодного оружия и золотых украшений. Он был благороден душой. Мы с ним немного подрались, а потом подружились, и он пригласил меня в свой город. Придя туда, я немного подрался еще с десятком зеленых воинов, а так как они благородными душой не оказались, то всех их убил, и надел их золотые украшения на себя. Еще я успел приласкать огромного скорпиона, который до сих пор не знал любви и дружбы. За это он пообещал быть моей собакой. Меня посадили в подвал, но я выпрыгнул оттуда и сбежал. Пробегая мимо дворца местного властителя я случайно оказался в тронном зале. Не замечая моего присутствия властитель обсуждал с приближенными кулинарные достоинства прекрасной женщины, стоявшей перед ним в цепях и платиновых украшениях. Кровь предков закипела в моих жилах, и я убил всех, кто находился в зале, а потом и тех кто сбежался на шум. Женщина подала мне руку, но была похищена, а восхищенный народ провозгласил меня местным властителем. Я отправился искать любимую, и попал в плен к более могущественному властителю. Меня посадили в клетку, но я сломал ее и убежал, убив всех неблагородных душой, оказавшихся рядом. В поисках места справить нужду перед долгим бегом я случайно оказался в спальне более могущественного властителя, где тот в присутствии телохранителей собирался произвести с моей родной развратные действия. Кровь предков закипела в моих жилах, и я убил властителя, телохранителей, а потом и сбежавшуюся на шум армию, всю, кроме последнего солдата, которого загрыз скорпион. Моя милая поцеловала меня, но через секунду была похищена, а собравшийся народ избрал меня на освободившееся место более могущественного властителя и надел на меня все его рубиновые украшения. Та же самая история повторилась еще пару раз, и к концу первого тома я успел перебить около десятка тысяч народу, стать принцем всей округи, отцом инкубаторского яйца, и обрасти слоем из золотых, серебряных, алмазных, платиновых и т.д вплоть до урановых украшений тонны этак на полторы.

Алексей СВИРИДОВ

ЧЕЛОВЕК С ДЕШЕВЫМ ПЛЕЕРОМ

Сегодня хороший день - не настолько холодно, чтобы это мешало жить, но и не настолько тепло, чтобы сумрачно-зеленый китайский пуховик начал привлекать к себе внимание легко одетых прохожих. А по нынешний погоде он будет в самый раз - для кого-то униформа среднего класса, а для меня рабочая одежда, под которой удобно носить инструмент. Если посмотреть со стороны, я ничем не отличаюсь от тех, которые "я молодой деловой человек" низкого пошиба: кроме пуховика на мне высокие, в меру замызганные кроссовки, дешевого вида гонконговские джинсы, затемненные очки, и легонький ободок наушников с проводком, уходящим за пазуху. Только вот плейер лежащий в кармане - не "Sony", и даже не "Intеrnacional" фестивальной сборки. Моя маленькая коробочка сделана из поганой красной пластмассы, и носит на себе гордую маркировку "Магнитофон-проигрыватель носимый", и ниже - чудовищного дизайна буквы "Квазар-404". С таким аппаратом на поясе трудно стать своим в компании "всего две минуты вареных, но таких крутых". Если уж на то пошло, то для покрасоваться я бы без труда нашел чего получше, но для работы мне нужен именно он.