Сказка про лося Скутта и принцессу Тувстарр

Тур Хельге Челлин

Сказка про лося Скутта и принцессу Тувстарр

Может быть, ты бывал когда-нибудь в дремучем лесу на горе и видел удивительное лесное озеро в густой чаще? Оно кажется заколдованным и страшным. Вокруг царит тишина - ели и сосны обступили озеро со всех сторон и молча смотрят в него. Иногда они наклоняются к нему робко и осторожно - им хочется узнать, что прячется в его темной глубине. Здесь растут и огромные развесистые деревья, но с молодым ельником и сосняком они никогда не шепчутся. Это очень странно, не правда ли?

Популярные книги в жанре Сказка

Литературные сказки о борьбе добра и зла, о человечности и лжи, о трудолюбии, о торжестве ума и справедливости.

Для старшего дошкольного и младшего школьного возраста.

В одном селе водилось с полдюжины кур, и снесли они десяток яиц. А тут, как на грех, одна женщина говорит:

— Дай-ка я угощу наших кур солью, чтобы лучше неслись!

Набрала пригоршню соли и посыпала курам. Куры наклевались соли и в тот же час передохли, и во всем селе только и осталось что десяток яиц.

Как раз об эту пору нагрянули в село жандармы и вот сговариваются:

— Что будем на ужин есть?

— Яичницу!

Разбили для них все яйца, только одно уцелело.

Сьюмас Маквин был самым громадным и ленивым человеком в Россшире. А еще был он великим мастером играть на волынке. И поскольку он отличался добродушием, его все любили.

Беда только, что от него страдала жена Мари. Насколько крупным и медлительным был ее муж, настолько она была маленькой и проворной. Но временами она прямо-таки с ног валилась: ведь помимо работы по дому, ей надо было и торфу принести, и за коровами присмотреть, и кур покормить. Да к тому же еще и поле было совсем заброшено.

В чаще леса стояла заброшенная мельница. С давних пор никто на той мельнице не жил и зерна не молол, потому что ходили слухи, будто там водятся привидения.

Однажды цыган добыл где-то мешок кукурузы и стал раздумывать, где бы ему зерно смолоть, чтобы никто не застал его за этим делом. Вспомнил он про лесную мельницу и говорит жене:

— Положи-ка мне в торбу хлеба да кусок сыра, я пойду ночью на мельницу кукурузу молоть.

Пробрался цыган на мельницу, засветил лучину, запер дверь и принялся за работу. Как раз в эту пору возвращался откуда-то домой великан и услышал стук мельничного колеса. Разобрало великана любопытство, подошел он к мельнице и постучался в дверь.

В давние времена жила в одной деревне добрая старушка. На вид — ни дать ни взять тростинка, но сила в ней была богатырская. И вот чудеса: годы шли, а силы у нее не убывало.

Жила она одна-одинешенька и все по дому сама делала: день-деньской на рисовом поле работала, а по утрам в горы ходила — пни старые для топки корчевала.

Вот как-то раз по осени отправилась старушка в лес, только за пень могучий ухватилась, слышит — кличут ее:

— Бабушка, бабушка, помоги! Лошадь, мешками с рисом груженая, с моста в реку упала! Видит — спешат к ней из деревни люди.

Давным-давно в небольшой деревушке в холодной северной стране жил дровосек по имени Мосаку с сыном Минокити. В одно холодное зимнее утро, когда снег был слишком глубок, чтобы рубить деревья, Мосаку и Минокити пошли на охоту. Они провели целый день в лесу, с трудом пробираясь через снег, но не поймали даже кролика. Было уже далеко за полдень, когда небо неожиданно затянули черные тучи, и, заметая их следы, повалил снег. С большим трудом им удалось добраться до хижины дровосека.

Мотив взят из материалов интернета

Есть в Корее река Тэдон. Величаво несет она свои воды, и отражаются в ней то густые леса горы Моран-бона, то плакучие ивы острова Рынна. В одном месте над водой нависла крутая обрывистая скала — будто сказочный великан рассек ее надвое. Вот об этой скале и сложена легенда.

Давным-давно за восточными воротами пхеньянской крепости жил крестьянский парень со своим старым отцом. И звали его Сор. Добрым был и трудолюбивым, с самого детства работал в поле, трудился в поте лица, но как был бедняком, так бедняком и остался. Вырастят они, бывало, с отцом урожай, а его паводком затопит. И приходится тогда хворост в лесу собирать, на базаре его продавать. Затянет Сор пояс потуже, в горы идет. Только и радости что хворост продать, не с пустыми руками к отцу вернуться. А не повезет — без всего идет, еле ноги волочит.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ольга Челомбиева

Может быть сказки для взрослых детей?

Три заветных слова

В живописном месте к западу от нас находится одна маленькая деревня. Расположена она довольно далеко от города, поэтому деревенские жители редко туда ходят, только по необходимости. Кругом деревни лес, рядом речка и поле. Глубокие овраги окружают деревню со всех сторон, так что она кажется островом.

Здесь то и жила девочка, про которую сказка. Она жила с мамой и папой, сестрами и братьями. Тогда было много таких больших семей. Все любили друг друга и были счастливы.

Евгений Чемеревский

Они придумают...

- Туговато я сегодня соображаю, - пожаловался Главный. - Это как же прикажешь понимать?

К такого рода новостям надо давать привыкнуть. Я выдержал аккуратную паузу и повторил:

- Круглая, шеф. Им взбрело в голову, что она круглая.

Откинувшись в кресле. Главный обозрел меня с таким любопытством, будто я лично выдумал весь этот срам. Минуту-другую он что-то прикидывал, беззвучно шевеля губами, и наконец облегченно вздохнул:

Чэндлер Дэвис

Блуждая на высшем уровне

1

Дж.Элберт Леру нервничал, но едва ли следовало ставить ему это в вину. День был решающим. Надеясь приободриться, Элберт посмотрел на зычноголосого рослого человека, флегматично сидящего рядом с ним в стремительном подземокаре, и не обманулся в своих надеждах.

Тот, на чьей стороне Келвин Борсма, не может не приободриться.

- Я поглощен одной-единственной мыслью, - кротко, но упрямо сказал Элберт.

Клара Ченко

КУКУHЬКИ

Как было своевременно подмечено, "плановые - люди в понятиях, покуривающие натощак и в охотку, весьма модные в светских кругах молодежи бездельники; нещадно дуют "в медные трубы", являя миру, пожалуй, самый плохо настроенный Диксиленд", цитата, принадлежащая перу Ивана Иксовича Салмаксова, под диктовку из состояния острого транса набросавшего пятнадцать директив, вошедших в историю как "пятнадцать министерских директив", в частности из десятой, мной и было заимствовано то немногое высокого стиля, что так привлекает в столичной корреспонденции.