Сказка о святом, о Далай-Ламе, о шахе, и о мате, которым шах своих советников покрывал

Самит Алиев

СКАЗКА О СВЯТОМ,

О ДАЛАЙ - ЛАМЕ,

О ШАХЕ, И О МАТЕ,

КОТОРЫМ ШАХ СВОИХ

СОВЕТНИКОВ ПОКРЫВАЛ.

....там ишаки и шакалы прекрасно уживались вместе, образовав весьма любопытное подобие человеческого соообщества.

"Неопубликованные заметки о совместном путешествии Гулливера и барона Мюнгхаузена в страну большевиков"

Жил в одной восточной стране, в стародавние времена, один святой, слава о святости которого достигла самых отдаленных уголков его, да и не только его родины. Как и подобает всякому святому, он одевался в рубище, жил возле кладбища, в очень скромном жилище, и очень давно не видел влагалища. А если было бы наоборот, то был бы это совсем не святой, а бабник, который живет в центре города, носит стильные шмотки и залазит бабам под юбки. Но, как я уже говорил, всего этого он не носил, не жил, не видел, не трогал, и не делал соответственно. Святой (как и все, за редким исключением святые, не знаю почему, так, наверное, у них, у святых принято) не ел мяса. А в этот день, с самого утра, ему очень хотелось съесть кусочек кебаба. Бывают такие странные желания (Ну к чему, скажите, кебаб с самого утра?). Мясо, конечно, штука вкусная, но и святость вещь почтенная, не так ли? Но почтенный святой не ел мяса не потому, что ему не позволял Заратуштра, а просто денег на мясо не хватало. Ведь кроме святых, ремесленников, учителей, водоносов, цирюльников, солдат, проституток, извозчиков, переписчиков и доносчиков, в том краю, как и во всякой восточной стране, жил шах со своими советниками, визирями, и всеми теми без кого гражданам той далекой страны жилось бы гораздо легче. И шах этот, как и подобает почти всем шахам почти во всех восточных странах, почти все деньги святого (да и прочих граждан, проживавших в той далекой стране, отбирал в казну). И был тот шах велик и многомудр (все шахи, во всех восточных странах мудры и велики, во всяком случае до тех пор, пока не явится более великий и мудрый шах, и не спихнет предыдущего с трона.) Дел у шаха было очень много. Все шахи обычно страшно занятые люди. Они одержимы заботой о правильном питании своих подданных, и чтобы подданные не переедали на ночь, что, как известно, может пагубно отразится на состоянии здоровья, бдительно следят за наличием у них излишних денег. Глупые подданые, не понимая, что шахами движет исключительно забота об их (подданных) здоровье, порой бунтовали, и шахи посылали полицейских, которые просто и доходчиво, исключительно силой словесного, вербального, так сказать, внушения разъясняли подданым неправильность их поведения. (Правда некоторые злонамеренные смутьяны утверждали, что под вербальным внушением подразумевается избиение до полусмерти увесистыми черенками от метелок, которые и вправду были сделаны из вербы, но повторяю, эти слухи распространяли злонамеренные смутьяны. А к разговору о метелках мы еще вернемся). Шахи хронически недосыпают, и в то время, когда их подданые смотрят телевизор, пьют чай или пиво, играют в нарды, занимаются любовью или английским языком, шахи вынуждены глядеть в оба, работать, не покладая рук, дабы подданые делали все вышеупомянутое, ни на минуту не забывая о том, кому именно они обязаны возможность спокойно заниматься всем вышеперечисленным. (Иногда шахи бывают заняты очень неблаговидными делами, преступлениями против собственного народа и прочими несправедливостями, но это становится ясным только после того, как новый шах, успешно свергув предыдущего, объясняет народу, что тот, предущий шах, вовсе не был великим и мудрым, а наоборот, был исчадием ада, врагом народа, троцкистом, гадом, бандитом, или неумехой, волею судьбы занесенным на трон, и совершенно неискушенным в деле государственного строительства.) Бедные шахи ни на минуту не могут позволить себе расслабится. Они не в состоянии спокойно пойти с телкой в кафе (а вдруг покушение?!), они, бедняги, не могут безмятежно покушать (а вдруг отравление?!), а о сексе можно вообще забыть (вдруг укусит, или, там, вообще, чего-нибудь такое, от чего врачи вылечить не смогут?!). Мало того, все шахи вынуждены 24 часа в сутки гладеть в оба, чтобы не появился КТО-ТО, кто впоследствии получил бы возможность сказать народу о том, что предшествующий шах был вовсе не спасителем нации, светочем мудрости, гарантом независимости и залогом благополучия, а марионеткой иностранных спецслужб, заложником собственных пороков, агентом Москвы (Вашингтона, Лондона, Парижа, Тегерана, Найроби, Мапуту, Дворца Педофилов и Шкодников имени товарища Гиммлера, подходящее подчеркнуть) или, в лучшем случае, посредственным преподавателем зарубежной литературы, уволенным из университета за пьянство и склочный характер. Так что, шахом работать не так то просто. И вообще, страной управлять - не мудями играть. Но вернемся к теме повествования. В то самое утро, когда святому так хотелось мяса, шах, как и все шахи, с самого утра, был занят государственными делами. В то утро государственным делом было наказание одного из визирей (в отличие от шахов, визири обычно бывают не так велики и многомудры, и их порой, в назидание прочим мошенникам даже прилюдно казнят. Так что, работать визирем гораздо сложнее, чем, скажем, нейрохирургом или даже самим шахом). Шах присудил его к 40 ударам палкой по пяткам. Надо сказать, что шаху часто приходилось наказывать визирей ударами палкой по пяткам (нет, он не бил их сам, для этого существуют специалисты, и даже получают за это зарплату, стол при дворе, и право бесплатного проезда на ишаках, которые в те далекие времена заменяли в той далекой стране общественный транспорт) за различного рода провинности, и просто так, для собственного удовольствия. (Кстати, почти все шахи, невзирая на мудрость, не учитывают опыт своих предшественников. Был прецедент, когда один визирь, которого шах очень часто приговаривал к 40, 50, и даже, страшно подумать, к 75 ударам, устал ожидать гангрены нижних конечностей, полученной в результате систематического силового воздействия на них, взял, да и огрел шаха той самой палкой по голове, после чего сам уселся на трон, и благополучно сидел на нем до тех пор, пока не был зарезан более удачливым соперником). Порой шах приговаривал визирей (которые почему-то были самыми богатыми людьми той далекой страны после самого шаха) к палочным наказаниям, в целях пополнения дефицита государственного бюджета, и это был как раз такой случай. Обычно на 23 ударе визири соглашались покрыть дефицит (исходя исключительно из патриотически-экономических соображений), хотя был один, который держался до 35 удара (то ли он был самый жадный, то ли самый терпеливый, а то ли просто курировал не самый хлебный сегмент экономики той далекой восточной страны).

Другие книги автора Самит Салахаддин оглы Алиев

Восток — это не только шумный рынок-карнавал, переполненный заморскими торговцами, не только корабль Синдбада-морехода, причаливший к неведомо прекрасному краю, и чувственная Шахерезада у трона грозного Шахрияра… Это еще много удивительных и необычайных явлений, событий, традиций. Много светлого и темного, таинственного и открытого. Это книга о жизни на Востоке, жизни не плохой и не хорошей — а просто другой. Рассказы, представленные в этом сборнике, написаны нашими: русскими и не совсем русскими авторами, которые выросли в среде советского затворничества. Путешествуйте по Востоку с нашим сборником, с самым подробным и настоящим путеводителем.

Самит Алиев

86400

Видите ли... видите ли, сэр, я ... просто не знаю, кто я сейчас такая.

Нет, я, конечно, примерно знаю, кто я такая была утром, когда встала, но с тех пор я все время то такая, то сякая, - словом, какая-то не такая. - И Алиса беспомощно замолчала.

"Приключения Алисы в Стране Чудес"

Л. Кэрролл.

Проходя мимо всенародной толкучки имени 28 мая, я встретил армейского товарища, который после демобилизации торговал приватизационными чеками (то бишь, ваучерами, слово-то, какое умное, нет, чтобы назвать попросту, "Бестолковым гражданам от благодарного государства "). Он поприветствовал меня громким воплем: "Вятян елдян гедир", что полностью соответствовало моей точке зрения на приватизацию. Поболтав с полчаса о том, о сем, мы распрощались, и я направился к офису одной иностранной компании, на предмет получения денежного пособия, (шутка, читатель, я эти деньги заработал честным трудом, а точнее, переводом с английского языка на русский. Это, конечно, не назовешь трудом на благо родной страны, но у ней и без меня всего хватает, одних климатических зон то ли 12, то ли 14). Получив причитающуюся мне сумму, расписавшись в получении, и поболтав с симпатичной секретаршей, (любят они, проклятые буржуины, красивых девочек на работу брать, а я, грешный, хоть и не буржуй, и тем более не проклятый, и совсем даже не империалист, но тоже от выпуклой женской попки, и не только, ни при каких обстоятельствах не откажусь, ну, разве что в Рамадан), поймал такси, и поехал к своему верному другу, наперснику, и товарищу. Он не отличался размеренным образом жизни, зарабатывал на жизнь сомнительными способами, вроде продажи мобильных телефонов, спать ложился под утро (и вдобавок ко всему, с кем попало), просыпался далеко за полдень, но я, принимая во внимание экстренность ситуации, позволю себе его разбудить, в крайнем случае, даже под сытый бок кулаком ткну, просыпайся, мол, зараза. Базар, царивший, у него дома меня никоим образом не удивил, так как ваш покорный слуга подчас собственной персоной принимал участие в его создании. Малик рассматривал журнал с похабными картинками, и я достаточно бесцеремонно выхватил его у него из рук, мотивируя свои действия тем, что он не один, а будешь вякать, мол, все Нигуле расскажу (Нигуля, или Нигяр, девушка Малика, страдавшая от навязчивой идеи, в соответствии с которой, Малик представляет собой предмет вожделения всех девчонок, девушек, девушек не полностью, а, равно как и женщин нашего города, республики, региона, и т.д.). Угроза сработала, и я получил журнал (прекрасное полиграфическое качество, мелованная бумага, хорошенькие девочки, настоятельно рекомендую), и весьма удобное кресло, наряду с эпитетом бессовестного вымогателя, без малейшего намека на совесть. "Малик, не ори", сказал я, и продемонстрировал полусонному извращенцу купюру в 20 долларов, чему он, (извращенец, то есть) несказанно обрадовался.

Самит Алиев

ДЕКАБРЬСКИЙ НОКТЮРН

Видели ли вы воду, которую пьете?

Разве вы ее низвели из облака,

или Я низвожу?

Если б Я пожелал, то сделал ее

горькой,

Отчего же вы не поблагодарите?

Священный Коран, 56: 67:68:69

Тем декабрьским вечером меня уволили с работы. Я возвращался домой, и мне почему-то казалось, что все, начиная с этого момента пойдет наперекосяк. Это было просто-напросто потому, что я был молод, недостаточно опытен, и считал, что если тебя уволили с работы, не поставили зачет, пересчитали ребра во время очередной драки на улице, или отказала девушка, то жизнь закончена, флаги приспущены, и впереди тебя не ждет решительно ничего, кроме цепи бесконечных неудач. Глупо. Но тогда я этого не знал. Или, скорее всего, не понимал. Мне было всего 22. Возраст, не особенно предрасполагающий к мудрости, и осознанию того радостного факта, что с Божьей помощью можно найти новую работу, уладить неприятности с зачетом, дав педагогу 5-10 ширванов, рано или поздно, столкнуться с недавними победителями при более благоприятных обстоятельствах, а что до девушек, так их вообще, на определенном этапе жизни, всегда бывает гораздо больше, чем ты в состоянии осчастливить. Несколько утешало то обстоятельство, что в кармане была некая сумма денег, составлявшая мою зарплату, плюс выходное пособие (в полном соответствии с Трудовым Законодательством Азербайджанской Республики). Уволили меня не то, что бы за несоответствие занимаемой должности, (я работал переводчиком, пост небольшой, но весьма ответственный), а за скверный и несговорчивый характер, равно как и за дурацкую манеру совать нос не в свое дело, от которой, к сожалению, я не избавился до сих пор. Вечно мне больше всех надо. То я полезу разнимать дерущихся на улице, (а подоспевшие стражи порядка не особенно склонны вникать в детали того, кто тут, собственно говоря, Милошевич, а кто выполняет функции миротворца), то ляпну на лекции что-нибудь такое, из-за чего на экзамене придется платить в полтора раза больше, чем сокурсники, то в казино вмешаюсь в выяснение отношений между крупье и каким-нибудь арабом, исключительно исходя из соображений патриотизма. Как известно, практически все может закончиться неудачей, за исключением процесса поиска приключений на мягкую часть тела. Тут успех обеспечен. Процентов на 100. Или даже больше. Вот он, тот редкий случай, когда не все зависит от вашего стремления, и количества прилагаемых усилий, а совсем даже наоборот. Уж как повезет. Я нащупал в кармане пачку сигарет, и чуть не завыл от злости. Пачка была пуста, манаты у меня закончились, еxchange-а поблизости не было. Ну что за жизнь, я вас спрашиваю? Для полного счастья только и оставалось, чтобы в зажигалке кончился газ. Нет, Бог миловал. А зажечь-то что? Ладно, потерплю. Куда деваться-то?

Самит Алиев

ОБРЫВКИ

"...когда начнет звенеть последний звонок

я буду здесь, если буду в живых"

"Я остаюсь" Черный обелиск

....за стенкой надрывался Рафет Эль Роман. Просил прощения. Громко так. (Сперва под влиянием АзТВ1 мне почудилось, что речь идет об амнистии, но все оказалось гораздо тривиальнее. Сходил налево, жена спалила, вот и последствия натекли). А кассеты соседки мне надоели. Сильно так надоели. Нет, ну до чего ж надрывная песня, и до чего ж вредная баба, а? М-да, а кстати, если не ошибаюсь, для того, чтоб налево сходить, Рафет аж с Турции к нам приехал. Думал, чем дальше, тем лучше. Нет, лапа, чем в Баку, тем хуже. У нас все про всех все знать хотят, а, разузнав, поделиться спешат. Причем со всем светом. Что звезды эстрады, что политические деятели, что простые смертные. Трахнет бабу, на весь свет растрезвонит, а потом ходит и удивляется, почему мол, ему больше никто не дает, разве что за деньги. Urbi et Orbi, уважаемые читатели. Чтоб в Баку, да втихаря?! Да ни в жисть.) Однако пора вставать. Нет, конечно не хочется, не кто ж вместо меня будет по помойкам шляться, пропитание добывать? (Не совсем по помойкам, ну, по министерствам да ведомствам, а впрочем, разницы-то особой нету. Я имею в виду, между министерством и ведомством). Заглянул в портмоне, (Процесс весьма приятный в течение нескольких дней после получения зарплаты, но ныне, по прошествии этих нескольких, надо сказать, весьма неплохих дней, сильно смахивающий на печальные вздохи и ностальгию Путина по поводу былого величия России.). Как же то я теперь без одного цветка (именно одного, а то зажрется и возомнит) для каждой (и именно для каждой) любимой девушки то, а? А ведь без цветов могут и не... ну, того..... А, во (подборка синонима заняла несколько минут) отказать! Обидно то будет! До слез. До скрежета зубовного. До поллюций, и обращения к старой знакомой, которую "все равно не брошу, потому что больше не с кем". Да, все лето, в некотором роде, пел, так поди и ..... И возраст для этого не подходящий. Неприятно. (Нет, не то, что к старой знакомой не приятно, хотя и это тоже, в смысле, надоело, а так, мысли вслух). Так, а шофер, наверное, уже здесь. (Да, зажрался, зажрался. Совсем не по-коммунистически. Хотя, сказать, что это мой шофер не совсем корректно и совсем не соответствует действительности. Шофер шефа, но ежедневно оказывает мне любезность и заезжает за мной каждое утро. Все соседи уверены, что это МОЙ ЛИЧНЫЙ ШОФЕР, а я эту легенду всяческим образом поддерживаю, с важным видом усаживаясь на заднее сиденье, а шофер, парень неплохой, мне подыгрывает. Особенно, если на ГАИ нарвемся. Гы, номера-то государственные, ксива при мне, так что, целуй меня в уздечку, сержант. Или даже лейтенант. Как говорил один мой друг: "Инзибати Хяталар Мяжяллясинин щансы маддяни тятбиг елямяк истяирсиниз, жянаб инспектор?". Трудно выговариваемая фраза, с трудом доходящая до куриных мозгов гаишника, который понимает, что речь идет о чем-то официальном, но о чем именно, башка, забитая на разводах да торжественных совещаниях по поводу Возрождений да Средневековий, понимать отказывается, сложно болезному, синдром дауна - правоохранителя, отягощенный нелегким детством и тяжелой юностью, видит, номера государственные, рожи в машине наглые (что у меня, что у шофера). Плюс тяжелая наследственность. Мент, короче, что с него взять, ущербного, кроме мочи в баночку да кала в коробочку? Я все-таки подозреваю, что их монтируют где-то на подпольной фабрике, выводят, понимаешь, в инкубаторе, поэтому они все такие одноликие, точь в точь негры на коробках "Анкл Бенса"). Посмотрел на себя в зеркало (эх, все люди как люди, а я такой, ну......не то, чтобы красивый, но.......представительный, что ли, когда в галстуке, а вот в семейных трусах, мягко говоря, нет, не очень), и быстро-быстро, перескакивая через ступеньки, побежал на работу.

Самит Алиев

ЧЕРНЫЙ КОТ

....эта глупейшая, бестактная, и, вероятно, политически вредная речь

М.Булгаков "Мастер и Маргарита".

Сижу я, значится, на толчке. На унитазе, знаете ли. С сигареткой в зубах, на лампочку щурюсь. А что, скажете, фекальное чтиво? Срет, курит и пишет, да нам подсовывает? В смысле, то, что написал, то и подсовывает. А что такого? Тоже, знаете ли, аспект человеческой жизнедеятельности, немаловажный, заметьте, причем слово "жизнедеятельности" в данном контексте более чем уместно. Да, сру. И еще буду. Причем ещё как. Как и все мы, грешные. Ой бля! Стряхивал пепел, да хер обжег. Больно то как! Ууу, горит! А вот поделом дураку. А вот не фига сибаритствовать. Сперва покури, потом в уборную. Или наоборот. А то всё ему сразу подавай, да чтоб блондинка с брюнеткой, сталкиваясь лбами, минет делали, сшибаясь до искр из глаз. Причем чтоб искры у всех. У меня - от удовольствия, у них - оттого, что, соответственно, сшибаются. (Кстати, весьма и весьма заманчиво, но жизнь она не настолько хороша, то блондинок нет, то брюнеток, а если и есть, то несогласные они, а если и согласные, то на минет не разведешь, а если разведешь, то только одну, и вдобавок ко всему, в конце концов мы умираем, жизнь штука несправедливая. Нет, минет это дело очень хорошее, особенно если она его делать умеет, душу, так сказать, вкладывает, а не запихивает его в рот с видом превеликого одолжения, мол, впервые в жизни и никому больше, не закатывает глаза ко лбу, очи, понимаешь, горе, пытаясь разглядеть выражение твой физиономии, как мол, доволен, или потом брезговать станет. И вообще, перспектива с двумя сразу хороша только в ранге мечты, в реале - глаза разбегаются, завидущие, руки болтаются, загребущие, и если это более чем два раза в неделю, то из преприятного времяпрепровождения сей акт может превратиться в тяжелую и каторжную работу, поди, знаешь ли, осчастливь обоих). Нет, в деле с ожогом сам виноват. Ты б ещё чай с собой в туалет взял. Поделом дураку. Вопя и стеная (благо, дома никого, родители на работе, а у меня начальство простыть изволило, шмыгало носом, на работу не явилось, о чем предупредило меня по телефону), я выбрался из туалета, заметался с голой ж..й по квартире, в поисках лосьона после бритья. Так, а разве обожженный член лосьоном смазывают? А чем же тогда его... ну... чтоб от ожога боль прошла? Как бы еще хуже не стало. Было бы ухо, или, там, в худшем случае глаз (их то благо, пара) так не жалко, а тут такое дело. Один единственный. Другого не будет. Всё это брехня "как зеницу ока". Не то беречь надо, ой не то, и сравнение совершенно не отвечающее дух момента. Детали для замены (хоть какой-нибудь, плохонькой) не предусмотрено, крутись как можешь. Масло подсолнечное? Придурь ты паленая, даун обожженный, не бабе в зад править собираешься, соображать надо. Что ж делать то, а, товарищи-гражадны? Пока я метался по комнатам, как раненый... (Лев? Нет, львы, сидя на очке таких травм не получают, а если и мечутся, то только по саванне да пустыне, и никак не по квартире. Правда, тоже с голой задницей, но на этом моё сходство со львами на данный момент заканчивалось) ну, какая разница кто? Пораженный орган болтался из стороны в сторону, в результате чего несколько охладился (причем не только орган, но и себя самого), боль утихла, и я вернулся в уборную, для завершения всех гигиенических процедур, коими вследствие сатанинской боли был вынужден пренебречь. Препаршивый день выдался. Не то что-то. Ну, почему же так сразу "препаршивый"? День как день, солнце как солнце, улица как улица, объем работы, как объем работы. И чего рожу недовольно кривишь? Что опять случилось и чем ты снова недоволен? Руки ноги целы? Целы. Папа и мама здоровы? Здоровы. Зарплату дадут? Обещали. Не забрали за нарушение общественного порядка и за всю х...ю, что понаписал? Тоже обещали. То есть, не забрали (тьфу, тьфу, тьфу). Никуда не опоздал? Да нет, вроде бы. Телефон не закрыли? Нет, пищит. Сигареты закончились? Да нет, вроде бы. Интернет работает? Да, а откуда б я тогда голых девочек качал, в противном случае? Аллах оксигена вя азеринета джан саалыхы версин. Триппер подхватил? Нет, нет, ни в коем разе, анализы хорошие. Ну, обжег залупу, с кем не бывает? Не бывает практически ни с кем, но это так, к слову. Не сжег же до корня и стыдноразмерного огрызка? Повезло, так улыбайся. Ну вот, прям по выражению классика: "так чего ж тебе, собаке, надобно?". А ты недоволен, ходишь с кислой миной, как хозяин Дворца Бракосочетаний в мяхяррямлик. Покури, пройдет. Нет, не мяхяррямлик пройдет, мяхяррямлик пройдет тогда, когда ему пройти полагается. Покури, сказал, а не плюй на тротуар с балкона, не верблюд. Вроде бы. И не надо выходя на улицу презрительно окидывать взглядом округу, нечего нос морщить, все мы воняем одинаково, особенно если моемся редко. Купи машину, и езди так, чтоб свое не пахло. Ах, мы водить не умеем? И не стыдно, а? 27 лет, здоровый лоб, а педаль газа от педали сцепления отличить не можешь. Нехорошо, а еще бывший студент. Был студентом. Когда-то. Ай-яй-яй, как все плохо! Маршрутки, автобусы, метро да такси? Дай дай, Ахмедлия апарарсан? Даст дай дай, как же. Заплати, и с дай-даем будет полный порядок. Подсчитай, сколько ты потратил на общественный транспорт да на такси, вполне мог бы ну, "джип" не "джип", но подержанную "шестерку" взять. Ах, ты ленив и не хочешь учиться водить? Разве? Нет? А, вот оно как, времени у благородного дона нет? Как по бабам пройтись, да зубы поскалить, так на это всегда время найдешь, а вот в автошколу...... Денег жалко? Кому, ГАИ, что ли? Что их, мусоров, жалеть? А, так ты про деньги.... Нет, их, конечно, жалко. Ну, ходи так, х.. с тобой. Всегда? Оно и видно. Никуда ты без него. Да и он без тебя далеко не уйдет. Нет, со мной однозначно что-то происходит..... Нет, плохо всё, на душе мрак. А ведь всё с него, мерзавца, с черного паршивого кота началось, все неприятности на голову за эту неделю свалились, и всё из-за него, негодного. Не зря, ой не зря их люди не любят, неспроста приметы эти, ой неспроста. А дело было так. Вышел я из подъезда, закурил сигаретку, дым как наждачкой по легким скребанул, вытряхнул остатки сна из головы, прояснил мысли, выбил дурь, вселил бодрость. И тут то он и появился. Черный, как пачка "Явы 100", как совесть тирана, как трусики желанной женщины, которую собрался того...этого самого в первый раз, (не вообще в первый раз, а именно её в первый раз) попросил, чтоб надела черное бельё, и получил милостивое согласие. Он остановился передо мной, мяукнул, широко зевнул и уставился огромными зелеными глазами. Я то в приметы не верю, мне хоть две черные кошки, хоть пять тёток пустыми ведрами или расколоченные зеркала пополам с похоронной процессией навстречу, короче, что "Бони М", что краковяк, я не придал особенного значения этому типусу. Нет, вру, придал, придал, да еще как. Я очень люблю кошек. Сделал шаг, протянул руку, погладил по бархатной спинке, потрепал за ухом, сказал ему "хоррроший киса, хорроший, красивый, мррр, ну оччень хорроший, мяу", и перешагнув через зловещую тварь, отправился по делам. По каким? Ну, мало ли у меня дел? По разным делам отправился, приятным и не особенно. И мне послышалось, я повторяю, ТОГДА мне показалось, что это мне всего-навсего послышалось, что мурлыка проурчал: "Идите, мррр, молодой человек, идите, но мы с вами встретимся, вы понимаете, мы встретимся с вами, и не могу обещать, что это доставит вам удовольствие. Мррряуу".

Самит Алиев

СИДЕЛ Я НА КРЫШЕ, ТРУБА ЗА СПИНОЙ

Где отняв любовь земную, подарив тоску и веру

Разбавляя удалую жизнь, веселием без меры

Ни кола, двора, ни денег,только горечь да тревога Да закат, где все до фени, и ни двери, ни порога.

ДДТ. "Я зажег в церквах все свечи"

...........не плачь, я обязательно вернусь, и это будет не к тебе, я знаю, что ты не станешь меня ждать, и мне незачем огорчаться или ломать себе голову над извечными вопросами без ответов. Это словно звонок по делу на 8 12 009, когда ты ждешь ответа на вопрос лично тебя не интересующий.Тебе к этому времени будет интереснее с парнем в серебристом мерседесе, ничего, я тоже продажен, мы все имеем свою цену. Ты разменяешь меня на доллары, я тебя - на тягу к странствиям. Да, я смерть как люблю шляться где ни попадя, и будь моя на то воля, вряд ли два раза подряд ночевал бы в одном и том же месте. Мы будем квиты. На этом построен мир, на принципе сохранения энергии, сперва ты, потом тебя, и не сбежишь, не скроешься, судьба -с, наш мир, наша поганая выгребная яма, где и праведники и содомиты копошаться, подобно глистам в кале слепого ребенка. Я рассмеюсь над нашей фоткой, прикурю от зажигалки, подаренной тобою в день годовщины нашего знакомства, глубоко затянусь, и снова вспомню уроки старого кота. Песни марта и пенсии рано.

Самит Алиев

Авитаминоз

...и вроде жив и здоров,

и вроде жить, не тужить, так, откуда взялась печаль?

В. Цой, "Кино"

...а мне вот нравиться ду-у-у-мать:

А. Толстой. "Гиперболоид инженера Гарина"

Кофе, пепельница, сигаретка. Что еще нужно для удовлетворения писательского зуда? (для удовлетворения в-аа-ще, нужно много чего). Вдохновение? Оно у меня симпатичное, (не далее, чем 10 минут назад трубку положил, не вслух будет сказано, на общее удовлетворение я ее безуспешно подписать пытался. Ладно, раз безуспешно, так никакое ты мне, киса, не вдохновение). Талант? Ну, с этим, предположим, посложнее. Причем гораздо. И вообще, мам, не надо. Ну да, ну лег под утро, ну встал далеко за полдень. Неправильный образ жизни? Верю, верю. Накурено? Так ведь.... проветрю, проветрю. Где? На лице? А, так, на тренировке. Это, мам, не шахматы. Когда? Что? Поумнею? Не знаю. Мне и так неплохо. С такого спрос меньше. Взрослый? У сверстников дети? Бывает, бывает. Аллах сахласын. Мне и так неплохо. Откуда ты знаешь? Нет, я не про то, что мне и так неплохо, я про то, что, может они мне завидуют? Чему? Вольному образу жизни. Свободе. Ага. Хлеб? Хорошо.

«Было это давным-давно, наверное, в другой жизни или в другом измерении, и цвел тот край, и ломило в глазах при виде садов и виноградников, бегущих к горизонту, и кивали снежные шапки гор случайному или приглашенному путнику, и журчала речка «заходи, гостем будешь», и щекотало в носу от запаха кебаба, и росли на той земле, на одной в общем-то улице, два пацана, Аллахверди и Валерий…»

Популярные книги в жанре Современная проза

Katrine de Fonte

Roxtonу за согласие использования

пpидуманного им гоpодка Веpесты.

...И за многое дpугое.

САПОЖHИК И БУДКА

Давным-давно, в 90-тые годы, жил-был старый сапожник. Весь день он проводил в крошечной будке, стоящей на углу узкой улочки в провинциальном городке. Вереста --так он назывался, если вам это интересно. Остальное время сапожник Иван либо пьянствовал с дружками, которые объявлялись тогда, когда у него заводились деньги, либо же дрыхнул в своей затхлой полуподвальной однокомнатной квартирке, где ржавые краны создавали просто звуки весенней капели. Вечная весна, если закрыть глаза. Была осень, золотое прелое яблоко октября. Пасмурный день. Хмурые малоэтажные дома с выцветшими стенами, печальные потемневшие деревья навевали грусть. Hо сапожник этого почти не видел. Он сидел в будке и чинил обувь. Пахло резиновым клеем и кожей. А еще кремом для обуви. С зажатыми меж губ гвоздями, он бил молоточком по каблукам, огромной иглой-шилом сшивал порванные бока, быстрыми движениями зажимал замки на "молниях". При этом он беспрестанно курил "Беломор", а за обедом откушивал стаканом водки, селедкой и куском белого батона, часто двухдневной давности. ТЫК! ТЫК! ТЫК! - стучал молоток. ВВВВВВЫЫЫЫЫЫЫЫЫ...-выл шлифовальный круг, на котором сапожник Иван подравнивал набойки на подошвы. КАХ! КАХ! -исторгали легкие, убиваемые никотином. За окном шел с утра дождь. Или еще с ночи? Кто знает...Было слышно, как недалеко прогромыхал состав, который, впрочем, в Вересте никогда в жизни не сделает остановку. Этот поезд из совсем другой жизни. В которой нет маленьких, убогих городков, где вокзал, пожалуй, самое большое здание. И не вокзал, а "станция"... ...Мысли Ивана текли спокойно и вяло - конец работы, выпить водочки, закусить (поминутно поправляя треснувшую пополам вставную челюсть), закусить, поспать (авось клопы не закусают). Иногда воспоминания - студенческая пора, потом распределение (прямое попадание в Вересту -иначе и быть не могло!), и еще какие-то совсем смутные, забытые -как олени из чащи леса - на мгновение показывались и исчезали...Давние воспоминания, некогда радостные, затем щемяще-печальные...ныне забытые.. Hаполовину...Крепкая была водочка на обед. Часиков до шести посидим, а потом домой пойдем. Колян - старый товарищ, обещал принести ABSOLUTE. Выпей стопарик - будешь бухарик. Ха-ха-ха... Иван повертел в руках ветхий стоптанный башмак, "просивший кашу". Его принес дедок с густой белой бородой. Себя же сапожник к старикам как-то не причислял, хотя выглядел лет на 70. Он никогда не задумывался над тем, что уже стар. Уже давно. А жизнь в Вересте накинула его душе лет 100 еще в молодости. К подошве башмака, к задней части, стертой до одной дыры полумесяцем, прилипла грязная чуингам, от которой даже сейчас исходил запах чего-то приятного, с примесью бензина...Сапожник подумал, что никогда не пробовал пожевать чуингам. И не попытается... Ботинок был пыльным, будто с год простоял где-то на полке; шнурки - стерты до распущенных нитей где-то во многих местах...Ивану совсем не показалось странным сочетание "свежей" жвачки и пыли...Внутри ботинок отвратительно выглядел, и, вероятно, пахнул. Что, впрочем, в сгущенном запахе сапожной будки разобрать было трудно. И тут башмак сказал: --Здравствуй, Иван. Я волшебный башмак. "Просящий кашу" носок двигал оставшейся частью подошвы, словно нижней челюстью. Сапожник изумленно посмотрел на то, что держал в правой руке. Hадо же! Уж не белая ли горячка? --Hет, это не обман чувств, --возможно, читая мысли Ивана, сказал башмак. --Кто ты...Почему ты говоришь? -спросил сапожник. Руки его дрожали, но ботинок он не отбросил прочь от себя. --Hеважно, как и почему. Скажу тебе, что меня послала к тебе...Кхм, судьба. Я хочу тебе кое-что предложить. --А? Что? -пробормотал сапожник. --Я могу предложить тебе Испытание. Если ты пройдешь его, я выполню любое твое желание. --А какое испытание? -спросил Иван. --Узнаешь, когда согласишься. --Hу а если я не справлюсь с ним? --Тогда придет Бабай и заберет тебя с собой. Я ведь - башмак деда Бабая. Сапожник несколько секунд подумал. Hаконец он сказал: --Хорошо. Я согласен. Расскажи мне подробнее об испытании. --Слушай. Ты останешься ночью в этой будке. Ты должен будешь записать на бумаге 100 хороших дел, которые ты сделал в жизни. Что бы ни случилось, твой удел вспоминать и записывать. Понимаешь? --Да, понимаю. Башмак замолчал и омертвел. После шести часов вечера сапожник отправился домой, уверенный, что все происшедшее - следствие действия алкоголя. Потом пришел Колян, он принес ABSOLUTE и "Русскую". Иван и Колян пили и курили. Обсуждая футбольные матчи многолетней давности. Через часа три...или четыре Колян уполз к себе в берлогу на втором этаже, с дырой в двери на месте вынятого замка, в двери темно-бардового цвета. Жена Коляна умерла 20 лет назад от сердечного приступа. Сапожник какое-то время лежал на вонючей кровати. Он не спал и не бодрствовал. Он просто смотрел в потолок, пустой, как и его жизнь. Совсем пустой. Потом, шатаясь и матерясь, Иван начал рыться в комнате. За окном было темно и холодно. По грязному стеклу барабанили капли дождя. Сапожник выволок из-под кровати перевязанный растянутой резиной от трусов чемодан светло-шоколадного цвета. Стащил с него перевязь. Раскрыл. Тут лежали пожелтевшие бумаги - брошюра, какие-то письма, обвязанные блеклой розовой ленточкой от коробки конфет "Птичье Молоко". Пачка писем на миг что-то тронула в сердце Ивана. И была забыта. Он извлек из недр чемодана тетрадь. Обыкновенную старую школьную тетрадь на 12 листов. С обложкой цвета морской волны. Пролистал ее, вырвал несколько страниц. "А карандаш есть в будке,"-- подумал сапожник. Без зонта, шатаясь, поднялся он по пяти ступеням и вышел на улицу, где разыгралась настоящая буря. Ветер, дождь, темно...Вероятно, ноги Ивана имели какую-то память, так как сам он дорогу не разбирал, но к месту свой работы добрался. Пешком минут 20 ходьбы. Hеспешным стариковским шагом. Позвенев ключами, он отпер замок и вошел в каморку. Запах здесь резко контрастировал с бешенной свежестью грозовой ночи. Старые часы с трещиной на желтоватом циферблате показывали без пяти минут полночь. Когда-то именно в это время он посмотрел на часы - другие, новые...А, это было новоселье. В памяти всплыл чей-то переливистый смех. Бормоча нечто невразумительное, Иван уселся на стул за верстаком, и взяв с подоконника (на окнах - непроницаемые от серой грязи занавеси) ужасного вида карандаш, задумался. Добрые дела...Что же писать? В голове туман. Болото какое-то...

Александр Этерман

Роза ветров

Томас Джефферсон, будущий президент США и автор вечнозеленой американской "Декларации независимости", счел необходимым в преамбуле к ней написать следующее:

"Когда, в ходе событий, имеющих человеческую природу, для одного народа становится необходимым разорвать политические узы, связывающие его с другим, и приобрести равный - во всем, что касается земных сил, - статус, которым законы природы и Б-г природы их наделили, простое уважение к общечеловеческому мнению требует, чтобы он объявил, какие причины побудили его к отделению.

Уолдо Фрэнк

Смерть и рождение Дэвида Маркэнда

Американскому рабочему, который поймет

Предание говорит, что в день, всем людям

внушающий страх, в страшный день, когда

человек должен покинуть этот мир... четыре

стихии, составляющие его тело, вступают в

спор между собой: каждая хочет стать

свободной от других.

Книга Зогар

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ДИН И Кo

1

Дэвид Маркэнд открыл глаза. Он знал, что увидит; он опять опустил веки. - Воскресенье, - успокоил он себя и попытался заснуть снова. Он знал, что во сне найдет освобождение от всего привычного: от латунных кроватей, шелковых голубых одеял, стульев кленового дерева (чуть излишне изысканных на его вкус). Но шорох мягких тканей под пальцами, перебирающими крючки и пуговицы, шелест расчесываемых волос потревожили его. Он опять открыл глаза и увидел, как одевается его жена. Элен сидела в полосе солнечного света, проникавшего сквозь кремовые занавески. Окно было раскрыто, солнце несло в комнату приглушенные шумы города. По Лексингтон-авеню проехал автомобиль; поезд надземки налетел, взорвался и замер вдали на Третьей авеню; топот копыт затих у дома, рассыпались шаги, хлопнула дверь: молочница; еще поезд пронесся близко и мимо... все эти привычные звуки солнечный луч нес к его жене, сливал с ее обнаженной рукой и плечом. Но не было привычным то, что она так рано встала в воскресное утро. Маркэнд вспомнил, что вот уже много дней Элен в ранний час поднималась с постели и потихоньку уходила куда-то. К завтраку она уже бывала дома, и оттенок удовлетворенности лежал на ее лице. Какого любовника навещает она на рассвете? Маркэнд улыбнулся, и улыбка окончательно разбудила его. Они необычны, эти уходы Элен? Но разве знакомое менее необычно? Вся жизнь, какой она рождалась перед ним каждый день в короткий миг пробуждения открывающихся глаз... все знакомое необычно. Всю зиму, день за днем, в нем росло это чувство пробуждения, как рождения в необычном. Один миг - и это чувство умирает, насмерть задушенное привычным и знакомым. К тому времени, когда его большое тело поднималось с постели, он уже готов был все принять как должное: тело и постель, жену, дом и службу. По было мгновение, когда, как новорожденному младенцу, все казалось ему необычным, трепещущим на грани живой жизни. А в живой жизни нет места необычному. Отчего? Маркэнд чувствовал, что против этого восстает его инстинкт, требующий привычного и знакомого. Этот миг пробуждения, в который жизнь казалась ему необычной, заключал в себе недопустимый вызов. Утренний душ теперь стал для него ритуалом. - Чтобы разбудить меня? Вернее, чтобы усыпить снова, погрузить в лунатический сон повседневной жизни, в котором человек забывает, что его тело, его работа, само его _присутствие здесь_ есть загадочный вызов, ответить на который не может никто, так как никому не дано достаточно долго быть пробужденным.

Руслан Галеев

Флейта Мартина

1. ХЕЛЬГА

Лишь когда последняя нота Мартина стихла, и старый касетник глухо щелкнул автостопом, Хельга позволила себе отойти от заклеенного крест на крест лентами светомаскировки (непременного атрибута всех войн) окна. Ее глаза были сухи, но Вадим знал, что не будь его сейчас в комнате, она бы плакала: тихо, в ладони, как плачут все сильные люди. Но сейчас глаза ее были сухи. Она лишь повернула глаза к Вадиму, и тот, не выдержав, отвернулся.

Александр Гембицкий

Выздоровление

Дуэль

С утра льет безнадежный дождь. Легкими, приглушенными каплями в нервозном ритме отстукивает свою беспорядочную дробь, разнося эхо до самой выси. Тугой пеленой создает бесконечный календарь пустых белых страниц, бегущих мерно вспять. Тоскливо. Пробираешься через сорвавшееся в бездонность небо с чувством своего каждодневного падения, во время которого все же остается грусть, безбрежная, доводящая до исступления. Все вокруг -- стена неземной, потусторонней, ненормальной серости, в которую по малейшей частице отходит вся отравленная душа, покуда не растает там полностью. И на какие-то минуты затихает пожар, а прозрачная стая рушится на землю, гонимая непонятым ветром. Ожившие камни, возымевшие вдруг зеленые глаза, алчно, вожделенно таращатся в небеса, и тоска по непреступному раю рушить их силу и твердость, заставляя от слабых ударов капель превращаться в ничтожную пыль. И города больше нет. Впервые покорившись чему-то свыше, он лег блестящим асфальтом под теперь уже покорные ноги, превратился в дорогу, перешедшую и вскрывшую человеческие вены. Потихоньку к серому примешиваются более темные тона, и мир без единой звездочки готовится к встрече с бесконечной ночью. В такие секунды усталое воображение раздражается до невозможного предела, и новая доза неземной, вечной тоски, переполняет границы граненого стакана. Облаков уже не видно, и лишь каким-то предчувствием встрепенувшейся, настроившейся души можно уловить всю тяжесть и опасность нависшего над головой существа, полного седины и нежных голосов потусторонних ангелов. Здесь же их не слышно. Здесь свои, более родные, малым худым ростом своим дотянувшиеся до малой выси - еще не открывшиеся миру святые цветы. И умиротворенный белый ветер грустно прохаживается по лицу и глазам, ежеминутно заглядывая в душу и каждый раз с ревом вырывался оттуда, забирая с собой комья, отравившейся ненавистью и предательством, крови. Добивает усталость, и желчь изливается в чистые лужи, развращая ту параллельную высоту, называемую раем. Время злыми счетами отстукивает последние жизни, разбавленные водой и печалью. Им еще что-то осталось... А меня больше нет.

Алексей Гнеушев

Встреча

Алексей Гнеушев родился в 1986 году в Оренбурге. Ученик 10-го класса школы № 19 г. Оренбурга. Член литературной группы городского Дворца творчества детей и молодежи. Печатается в газете "Вечерний Оренбург", журнале "Москва".

Лауреат Всероссийской Пушкинской литературной премии "Капитанская дочка".

Это было внезапно, как ветер, ворвавшийся в комнату. Он шел по улице, и было пасмурно, и люди казались ему серыми, а снег - отвратительно грязным. И вдруг он увидел... Нет, не увидел, скорее почувствовал ее. Она не шла, а летела над асфальтом, не касаясь его своими ступнями. Среди серо-грязной толпы она выделялась удивительно светлым, ярко-зеленым нарядом. Он не мог различить ее лица, но оно было прекрасно. Светлая, солнечная улыбка озаряла его...

Голованивская Мария

Муха-Цокотуха

Сказка

1

не якобы дал твой телефон один наш общий знакомый. Чтобы я остановился у те-бя. Я позвонил - сработало. Все в порядке. Это чтобы ты не ушел. Любимая работа.

Ты почти ничего не сказал, когда меня увидел. Только ткнул куда-то пальцем и сказал: "Вот". И добавил: "Подожди". Сразу "на ты". И чудненько.

Шум с улицы. Запах. Соседка снизу варит борщ. Точнее, кислые щи. Мясо на сахарной косточке, прозрачный бульон, кружочки моркови. Язык барахтается в наполнившей рот слюне. Сглатываешь, но в голове покрасневшие от постоянной возни с водой пальцы, белесые ногти, красные пальцы в укропе, крупицы соли... Шум с улицы. Обычный утренний шум. Там, за стеклом, - квадратный вонючий дворик, зады магазина. Смердящие желтовато-мутные лужи, растрескавшийся, как кожа гигантского доисторического уродца, асфальт. Прокисшие мужички в кепках швыряют в оцинкованные люки промерзшие бело-бордовые половинки туш, обворожительные ляжки и бедра, бело-голубые в мутноватом желе полиэтилена молочные блоки, составляют пустые бутылки в тару. Да, именно этот звук, когда пустые бутылки распихивают по отверстиям пластмассовых или металлических ящиков, и мужик в грязно-серой майке без рукавов, демонстрируя чуть повыше следов от сделанных во младенчестве прививок наколку с якорем или женщиной-русалкой, загребает каждой рукой по полдюжине бутылок, выставляет на всеобщее обозрение обрубок пальца или искалеченный ноготь. Соседка снизу открывает окно, снимает с пыхтящей кастрюли крышку, подставляя лицо под горячий, пропитанный ароматами вареной говядины пар. Что теперь? Будет гладить? Драить полы? Засунет руки по самый локоть в тазы замоченного еще вчера вечером постельного белья вперемешку с мужниными подштанниками, непарными детскими носками?

Андрей Гордасевич

Первые игры с Ней

- Вышел месяц из тумана, - кудрявый мальчуган с небом в глазах тыкал пальцем то себе, то подружке в плечо.

- Подожди, не-ет, давай другую, - попросила та.

Приятели были в том возрасте, когда уже пересказывают друг другу нелепые взрослые новости, торопясь безвозвратно стать маленькими мужчинами или маленькими женщинами, но все же необъяснимая, застенчивая робость детства еще не окончательно покинула их: мелькала во взглядах, укутывала шею, распахивалась и затворялась, словно старая скрипучая калитка, что вот-вот сорвется с проржавленных петель.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данте Алигьери

Отрывки из сборника поэзии

Песнь тридцатая

............................. Как иногда багрянцем залиты В начале утра области востока, А небеса прекрасны и чисты, И солнца лик, поднявшись невысоко, Настолько застлан мягкостью паров, Что на него спокойно смотрит око, Так в легкой туче ангельских цетов, Взлетавших и свергавшихся обвалом На дивный воз ивне его краев, В венке олив, под белым покрывалом, Предстала женщина, облачена В зеленый плащ и в платье огнеалом. И дух мой, - хоть умчались времена, Когда его ввергала в содроганье Одним своим присутствием она, А здесь неполным было созерцанье, Пред тайной силой, шедшей от нее, Былой любви изедал обаянье. Едва в лицо ударила мое Та сила, чье, став отроком, я вскоре Разящее почуял острие, И глянул влево, - с той мольбой во взоре, С какой ребенок ищет мать свою И к ней бежит в испуге или в горе, Сказать Вергилию: "Всю кровь мою Пронизывает трепет несказанный: Следы огня былого узнаю! " Но мой Вергилий в этот миг нежданный Исчез, Вергилий, мой отец и вождь, Вергилий, мне для избавленья данный. Все чудеса заретных Еве рощ Омытого росой не оградили От слез, пролившихся как черный дождь. "Дант, оттого что отошел Вергилий, Не плачь, не плач еще; не этот меч Тебе для плача жребии судили" Как адмирал, чтобы людей увлечь На кораблях воинственной станицы, То с носа, то с кормы к ним держит речь, Такой, над левым краем колесницы, Чуть я взглянул при имени своем, Здесь поневоле вписанном в страницы, Возникшая с завешенным челом Средь ангельскго празднества - стояла, Ко мне чрез реку обратясь лицом. Хотя опущенное покрывало, Окружено минервиной листвой, Ее открыто видеть не давало, Но с царственно взнесенной головой, Она промолвила, храня обличье Того, кто гнев удерживает свой: "Взгляни смелей! Да, да, я - Беатриче. Как соизволил ты взойти сюда, Где обитают счастье и величье? " Глаза к ручью склонил я, но когда себя увидел, то, не молвив слова, К траве отвел их, не стерпев стыда. Так мать грозна для сына молодого, Как мне она казалась в гневе том: Горька любовь, когда она сурова. Она умолкла; ангелы кругом Запели: "In te, Domine, speravi"* На "pedes meos"** завершив псалом. Как леденеет снег в живой дубраве, Когда, славонским ветром остужен, Хребет Италии сжат в мерзлом сплаве, И как он сам собою поглощен, Едва дохнет земля, где гибнут тени, И кажется - то воск огнем спален, Таков был я, без слез и сокрушений, До песни тех, которые поют Вослед созвучьям вековечных сеней; Но чуть я понял, что они зовут Простить меня, усердней, чем словами: "О госпожа, зачем так строг твой суд! ", Лед, сердце мне сжимавший как тисками, Стал влагой и дыханьем и, томясь, Покинул грудь глазами и устами.

Американский ученый Джон Лилли известен нам своими трудами, посвященными дельфинам.

Но мало кто знает, что Лилли -- крупный нейрофизиолог, обогативший науку о мозге новыми остроумными методами исследования. Он получил чрезвычайно интересные научные данные, на которые до сих пор опираются, например, психологи, психиатры, не подозревая о том, что первым открыл их именно он. Дельфины - лишь одна из точек приложения неуемной энергии, творческой смекалки, изобретательности исследователя. Наконец, Лилли интересен как философ, размышляющий над глобальными проблемами мироздания.

Алимбаев Шокан Казбаевич

Бебе в пробирке

Сараев прибыл в Алма-Ату утренним поездом и, едва устроившись в гостинице, стал сразу разыскивать Бупегалиева. Прежде всего, по справочнику он сверил домашний адрес и телефон профессора и позвонил ему. Ответа не последовало. Он позвонил еще раз, и в телефонной трубке опять раздались длинные дребезжащие гудки, прерываемые короткой паузой. Сараев опустил трубку и, собравшись, вышел из номера. У подъезда он сел в такси и поехал к Бупегалиеву. Дома его не оказалось. На звонок вышла пожилая русская женщина. В одной руке она держала тряпочку из зеленой замши, которой, видимо, собиралась вытирать пыль с предметов в комнате, другой поправляя повязанный только что фартук, спросила:

Рустем Алимханов

Чудесный городок

"Какой тихий город - подумал мальчик,- я хотел бы жить здесь".

С берега океана веяло свежестью. Утреннее солнце стелило на мощеные улицы сотканный из света золотистый ковер. Распахивались ставни на окнах белостенных домов. Люди встречали новый день.

В то утро ничего не предвещало трагедии. Все было как всегда. Появление в городе усталого мальчика лет тринадцати прошло почти незамеченным. Лишь одинокая, выжившая из ума старуха, увидев его, торжествующе кивнула головой. Мальчик улыбнулся в ответ. Она не произнесет ни слова, ей достаточно мысли, что наконец все сбудется. Иначе было с ее прабабкой. Та носилась по городу, безумно крича: хотела спасти жителей. Не вышло! Беднягу объявили ведьмой и посадили на кол.