Сказка о сердце королевы

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СЕРДЦЕ КОРОЛЕВЫ

Это было так давно, что даже Всевластное Время позабыло, когда это было. Но это было...

Осколком древних и славных времен было маленькое королевство, лежавшее на берегу самого синего и прекрасного из морей этого Мира. Горда и прекрасна была его Королева, а род ее восходил к рожденным Светом и Льдом, а значит ее правом было право носить Семизвездный Венец - Корону Мира. Да, во всем мире не было равных юной Королеве, но печаль застыла в глазах всех, кто окружал ее. Ведь в тех преданиях, что никогда не лгут, говорилось: "Лишь по мужской линии продолжится род Огненных Королей, а если рождена будет девочка, быть ей последней Королевой, и с ее смертью иссякнет в Мире кровь Владык Огня, и память о древнем королевстве развеется прахом в книге Вечности." А она была последней Королевой, и все это знали, хотя никто не говорил ей об этом. И не знала Королева ни в чем отказа, и любое ее желание было законом для тех, кто ее любил, а кто мог, узнав, не полюбить ее? Так и росла она, не ведая предела своим желаниям. Сама правила своим королевством. Сама водила войска в походы, и в боях всегда была впереди. Слишком прекрасной и слишком гордой выросла она, даже для последней Королевы Огня, чей род был древней человечьего. И смеялась она, когда приближенные говорили, что пришла пора ей выбирать себе супруга. А ведь величайшие из Мудрецов, Воинов и Королей готовы были положить свои мечи к подножию ее трона. Все они смирялись перед ней, ведь ни мудрость, ни сила, ни власть не властны над тремя сущностями миров, одна из которых - любовь. И всем отказывала она, никого не считая достойным.

Другие книги автора Елена Анатольевна Власова

Алексей Свиридов.

Легенда среди отечественных «ролевиков». Прирожденный автор фэнтези — озорных, остроумных, увлекательных вещей. Писатель, который мог бы стать — и СТАЛ БЫ — новой «звездой» в плеяде лучших российских фантастов. Но… Свиридова больше нет. Остались только его произведения — произведения, от которых попросту не сможет оторваться ни один настоящий любитель жанра «фэнтези»!

Это — МЕЖМИРОВАЯ ТАМОЖНЯ. Таможня, на которой в поте лица трудятся эльфы, люди, тролли и бог весть какие еще существа. Словом, сотрудники Бригады «У» — профессионалы, чья нелегкая задача — НЕ ПРОПУСКАТЬ из мира в мир контрабандную магию. Стоит хоть раз ошибиться — и последствия будут НЕПРЕДСКАЗУЕМЫ!..

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЖЕНЕ ЛОРДА ТЬМЫ

Два конца у этой легенды и выбрать вы можете любой. Это было, когда Мир, разбитый на части, был похож на расколотое зеркало.

Жили в одном из Миров, единые, как Единый Мир... Как Звезда Эрнам, была она прекрасна, и звездным был ее род. А он был Властелином этого Мира. Их дороги пересеклись. И с нетерпением он ждал Мига, когда назовет ее своей Повелительницей. И он был славен, молод, велик, силен. Он не знал преград своим желаниям и не знал того, что может быть неподвластно Повелителю. Но за день до свадьбы, на закате, пришел к нему странный человек. Весь скрытый балахоном, с опущенным капюшоном, он опирался на посох. И он принял его в своей комнате.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЦВЕТКЕ СОЭЛЬ

Он был Великим Волшебником и сейчас стоял перед лицом других Великих. Они собрались здесь, чтобы судить его и вынести свой приговор.

Он не оправдывался и ничего не скрывал от них.

Он не раскаивался, и не было в нем смирения.

Он не жалел о сделанном, и если бы время повернуло вспять, он поступил бы также.

И стоящие вокруг видели это, и в сердцах их разгоралась невольная искра уважения к преступнику.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О МЕСТИ ПОВЕЛИТЕЛЯ ЗЛА

Кто может ответить на вопрос: - "Что есть добро и что есть зло?" Не спрашивайте об этом у воина - ибо его ответ неверен. Не спрашивайте об этом у Матери, и она не откроет истины. Не говорите об этом ребенку - ибо и его ответ не будет правдой. И мудрец, и девушка, и король, и мастер все они дадут свой ответ, но это будет их добро и их зло, и не найдут они дороги друг к другу. Лишь один из всех мог бы сказать, что нет меж ними разницы, но этого одного навеки поглотил мрак. А ведь верен был лишь его ответ.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О МЕНЕСТРЕЛЕ

Война кончилась... Неважно, кто победил, кто проиграл, по прошествии столетий это и вправду стало неважно. Важно было то, что перестала литься кровь, перестали умирать дети, а пропитанная кровью земля дала обильный урожай. И тишина опустилась на край, что забыл значение этого слова. Мир и покой пришли к людям. И кому теперь, по прошествии многих столетий, хочется вспоминать, кто был прав, кто виноват? Все радовались тому, что можно просто собирать урожай, пить вино, покупать женщинам украшения, те, что делали их еще прекраснее. И кроме покоя на израненную землю пришло забвение. Не хотелось никому вспоминать прошлое, и похоронили его люди, завалив грудой насущных дел, что были им в новь и в радость.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖЕРТВЕ

Всему на свете положен свой предел: рушатся горы, высыхают моря, гаснут и вновь зажигаются звезды, и даже всевластное Время замыкает свой бесконечный круг. Лишь над чувствами человека нет Власти, ибо таков закон людской. И нет предела Любви и Боли, Горю и Счастью, и великие начала и радости может принести в Мир тот, кто не ведает, что творит он... Было ли, не было ли того, о чем я расскажу, кто знает это? Ибо памяти нет ни в огне, ни в воде, ни в звездном свете, ни в самой жизни. Только песня пережила все... Был Мир и был Повелитель его. И правил он долго, ибо любил его народ и прибавляла эта любовь ему годы и годы жизни. И был он мудр, и не было в нем тщеславия, и жестокости, и слабости. И жил его народ в мире, покое и благоденствии, ибо законы были справедливы, земля щедра и небо ясно.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЧЕСТИ

В огромном тронном зале императорского дворца шел неофициальный прием. Ко двору Императора прибыл Король Светлых Гор, и прибыл он не просто с визитом дружбы. Когда-то Кровной клятвой поклялся Император соединить юного тогда Короля и свою малолетнюю дочь узами брака. И сейчас Королю предстояло узнать, что Императоры тоже нарушают свои клятвы. Весь двор знал об этом, вся прислуга. Не знал лишь сам Северный Король. Он стоял перед троном, на котором сидел Император и говорил:

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА ОБ ИНЫХ

Давно это было... Но что есть давно перед ликом Вечности - всего лишь мгновение. Недавно это было. Это было время, когда среди разных народов и государств жили странные люди. Не принимали они различия племен, не понимали границ, никому не причиняли вреда. Не было в руках их оружия людей, да и дела у них были мирные - певцы, сказители, художники, врачеватели душ. И узнать их было можно всегда - по летящему, нездешнему взгляду, словно видели они то, что было там, за Гранью... Да, они видели. И было это в их сказках, картинах, музыке, песнях и просто в разговорах у живого огня. Они были нездешние, они раздражали, но их терпели, ведь они не творили злых дел. Однако иногда случалось так, что чей-то ребенок, которого просто так, за непохожесть, били и сверстники, и родные, вдруг приходил к ним и оставался навсегда. Они принимали его, как, впрочем, и всех остальных - они никого не могли прогнать. И летел его взгляд за Грань.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Берендеев Кирилл

Друг мой!

Прости мое излишне вычурное обращение, но я не знаю, как лучше следует начать это письмо. Если я упомяну в заглавии то имя, что носишь ты сейчас, ты не узнаешь меня, если же прежнее - просто не поймешь. Я нахожусь в затруднении, и если бы не определенные обстоятельства, я не смог приняться за письмо. Да и что я хочу сказать им? - и сам не знаю. Некую нетривиальную повесть, нечто, что заставило бы внимательно вчитаться в написанные мной строки, и не скакать, как ты привык, с пятого на десятое или посмеиваться над каждой новой фразой. Впрочем, последнее наименее вероятно, ты просто счел бы меня нетвердым в рассудке и уничтожил бы письмо, не придав ему значения. Признаться, я так и не решил, как мне убедить тебя и очень боюсь, что ты оставишь мое послание без внимания.

Берендеев Кирилл

Мука

Петр Алексеевич мучился. Мучился он, надо сказать, уже более получаса, серьезно, вдумчиво, со всей ответственностью подходя к этому непростому для всякого человека делу. С толком. И, что обидно, вроде бы вполне достаточно для достижения хоть какого-то результата. Но вот только выйти из этого состояния, положить ему предел и заняться, наконец, делами по хозяйству никак не мог.

Он в сотый раз прошелся мимо книжных полок своей библиотеки и, покачнувшись, мягко переступил с пятки на носок по дорогому ковру, изрядно протертому на середине приступами предыдущих мук. Остановился и вновь воззрился на стеллажи, разглядывая их сверху вниз.

Берендеев Кирилл

Невеста

Анри Барбюсу

Я не виделся с ней шесть лет. И вот встретил - в пригородной электричке, спешащей по короткому маршруту.

Была осень, и был вечер субботы. Жесткие деревянные сиденья пустовали, в ярко освещенном вагоне я увидел лишь одного человека, девушку, чье лицо было обращено ко мне. Я не мог не узнать ее и шагнул навстречу.

Но она не видела меня. Взгляд ее был обращен в никуда, глаза сосредоточенно созерцали неведомые дали, и не существовало для них ни пустого вагона, ни подступившей к самым окнам колкой октябрьской ночи, ни откатившейся с металлическим позвякиванием двери. Ничего. Только те лишь картины, что существовали внутри ее сознания.

Берендеев Кирилл

Ностальгия

Джеку Финнею,

Марку Павловскому

Евлалия Григорьевна умоляюще подняла на него глаза:

- Холодно очень! - тоскливо сказала она. - Бесприютно! И люди кругом страшные... Люди другими стали!

Н. Нароков

- Все готово?

Павел смотрел, не мигая; от его тяжелого взгляда Валентин поежился и быстро опустил глаза, посматривая, как гость теребит пуговицу на рубашке. Все же нервничает, подумалось ему, наверное, даже сильнее, чем я. Едва говорит, видно, боится, как бы не сорвался от волнения голос.

Берендеев Кирилл

Обязательность встреч

Завещание вступило в силу поздней осенью, последние формальности были улажены на исходе октября, а первого ноября я, как официально признанный наследник, вступил во владение всем доставшемся мне имуществом.

Мне не стоило бы произносить этих высокопарных фраз, годных разве что для романов XIX века, но удержаться оказалось невозможно. Так уж повелось, что при слове "наследство" всякий человек немедленно вспоминает всё, прочитанное им ранее в романах Коллинза или Диккенса и подобных им авторов, воображение его, словно повинуясь условному рефлексу, начинает рисовать златые горы, томящиеся на чердаках и в подвалах старинных особняков, тенистые аллеи парков за высокой изгородью и пыльные пачки ветхих векселей, переходящих из поколения в поколение. Я вынужден был разочаровывать своих редких слушателей, если, при случае, разговор заходил на эту тему, я говорил о том, что в их представлении никоим образом не сочеталось со столь значимым, почти мистическим словом. Золотые горы рассыпались в мелкую пыль, подрывая фундамент вековых поместий, сотканных из туманов фантазий. Собравшиеся послушать историю, будто пришедшую из темной глубины прошлого, завороженные поначалу потоком магических фраз, на кои я старался не скупиться, не дослушав, переводили разговор на другую тему, а порой вовсе оставляли оратора в вакууме одиночества. Еще бы, ведь упомянув эти священные мантры, я внезапно, словно в забытьи, заговаривал о каких-то, ни к чему не обязывающих, десяти тысячах рублей на сберкнижке, о нескольких десятках акций давно обанкротившихся компаний, и о крохотной квартирке на последнем этаже старого дома, уже очень давно ждущего и никак не дождущегося капитального ремонта. Я разочаровывал своих слушателей... впрочем, я и сам был разочарован. Ведь в первый момент, когда я узнал о наследстве, мне, как и им, вспомнились классики.

Берендеев Кирилл

Прикосновение

Когда мужчины отправились во Внешний мир, он остался в катакомбах. Сегодня был праздник Полуденного Солнца, его полагалось проводить вне мрачной железной громады подземного мира, занимаясь спортивными играми и состязаниями; спорами и беседами под легкие вина и обильные яства, заготовленные заранее и специально под этот праздник. На поверхность в этот день поднимались только мужчины, так было заведено на протяжении долгих-долгих лет, как и когда, не имеет значения, никто не задавался подобными вопросами, не вспоминал об этом, разве что старейшие жители катакомб. Ибо в этот день вся выветрившаяся от жаркого сухого солнца равнина, весь мир, опаляемый колкими южными ветрами, несущими мелкую жгучую пыль, принадлежал поднявшимся.

Михаил Николаевич ГРЕШНОВ

НАДЕЖДА

Увлекательная работа - придумывать географические названия: Мыс Рассвета, Озеро Солнечных Бликов... Мы только и делали, что придумывали, придумывали. Не только мы - Северная станция тоже. Вся планета была в распоряжении землян - в нашем распоряжении.

- Ребята! - кричала с энтузиазмом Майя Забелина. - Холмы Ожидания хорошо?

- Река Раздумий?

- Ущелье Молчания?..

- Хорошо, - говорили мы. Подхваливали сами себя: работа нам нравилась, планета нравилась. Нравились наши молодость и находчивость. Давали названия даже оврагам: Тенистый, Задумчивый.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СОЛНЦЕ И КРОВАВОЙ ДОРОГЕ

Это был великий народ, и нельзя его винить за поражение в той войне. Против страны, что закрыла дорогу Врагу в другие, беспомощные земли, встала не только вражья армия, встала вся сила его колдовства и предательства. И преданный, разбитый народ ушел в ночь по дороге, которую назвали Кровавой. Враг поставил себе задачу - любой ценой уничтожить Пограничье, и он ее выполнил. Ушли не только остатки войска - таких почти не было, ушли старики, женщины, дети, раненые... Кровавой дорогой ушли они на Север, в подземные глубины Ледяных гор. И там, у Светлого огня, принесенного из Пограничья, давали они страшную клятву - освободить родную страну, отомстить любой ценой. Они были готовы заплатить любую цену. И в клятве были слова, говорившие, что никто в третий раз не пройдет по Кровавой дороге. И клялись они не выходить из гор, иначе как для мести. Это значило, что никто из них не увидит солнца до тех пор, пока Враг жив, ведь это он покрыл все мраком.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СОВЕТЕ ОГНЯ И СИНЕЙ ЗВЕЗДЕ

Мало на этой земле людей звездного рода, но чудеса, которые они творят, нарушают спокойствие и порядок жизни. Поэтому каждому из них разрешено Властью и Законом совершить только одно чудо. И за него надо расплачиваться жизнью. Строго следит за этим Совет Огня, ненавидят советники тех, в чьих глазах отражаются звезды, и страшная смерть ждет того, кто все же решается что-то изменить вопреки воле Власти. И решения этого не скрыть, ведь у решившего на левой ладони появляется знак Синей Звезды, и не исчезнет он, пока жив человек.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СОЗДАНИИ МЕЧА

Это был очень древний народ. И горы, где жили эти сильные и мудрые люди, тоже были безмерно древними и столь же прекрасными. Это был мирный народ - им не нужно было чужих земель, они слишком любили свою суровую землю; но отпор они могли дать любому врагу. Великими воинами были они, отважными мореходами. Они путешествовали по всему Миру, удивляясь его чудесам, но навсегда священными оставались для них пять самых высоких гор их страны, которые называли они Короной Мира. И всегда возвращались они умирать на родную землю. Их знали во всем Мире, как людей великой гордости и высокой чести. Никогда, ни один из них не поднял меча на женщину или ребенка, никогда среди пленников и рабов не встречали горца. И когда покорились Врагу все народы Мира, только горцы не признали его владычества. Только они остались свободными. Великие войска бросал против них Враг, но непобедимы были они на своей земле. Тогда ласковым стал взгляд Врага, обращенный на них. Все сокровища Мира предложил он горному народу, любые земли предложил он им, и не рабами, не слугами, а его помощниками и соратниками в великом и славном деле предложил он им стать. Но мудры были они и не поддались на его уговоры. А кроме мудрости, сияла над ними ледяная Корона Мира. Разве могли они променять ее на самые благодатные и богатые земли?

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СУДЕ ЛЮБВИ

Безвременно редко собирается Звездный Круг в Зале Судьбы, чтобы вынести решение о Жизни кого-нибудь из живущих или неживущих. Но если собирается он, и сам Мастер Равновесия приходит следить за Великими Весами, значит, слишком важно их решение. Никогда не бывает темно в Зале Судьбы, никогда не светит там Солнце. Лишь Единая Звезда посылает туда свой луч и никто не может солгать Звезде.

Но сейчас в луче Звезды стояла смертная женщина в черном плаще. Лицо ее было закрыто капюшоном. Она стояла и ждала судей Звездного Круга. И они собрались на неслышимый крик ее.