Сказка о красной шапочке

Владимир Владимирович Маяковский

Сказка о красной шапочке

Жил был на свете кадет.

В красную шапочку кадет был одет.

Кроме этой шапочки, доставшейся кадету,

ни черта в нем красного не было и нету.

Услышит кадет - революция где-то,

шапочка сейчас же на голове кадета.

Жили припеваючи за кадетом кадет,

и отец кадета, и кадетов дед.

Поднялся однажды пребольшущий ветер,

в клочья шапчонку изорвал на кадете.

Другие книги автора Владимир Владимирович Маяковский

Во весь голос. Первое вступление в поэму. Впервые — журн. «На литературном посту», М., 1930, № 3, февраль (строки 179–244); полностью — журн. «Октябрь», М., 1930, книга вторая (февраль).

Известно, что «Во весь голос» было вступлением к поэме о пятилетке. За этим произведением, ставшим поэтическим завещанием Маяковского и задуманным как «Первое вступление в поэму о пятилетке», в дальнейшем закрепилось жанровое определение поэма.

Владимир Маяковский

Сборники стихотворений

Избранные стихотворения 1893-1930 годов Стихотворения 1912-1916 годов Стихотворения 1917-1919 годов "Окна сатиры Роста" 1919-1920 годов Стихотворения 1920-1925 годов Цикл стихотворений "Париж" (1925 год) Цикл "Стихи об Америке" (1925 год) Стихотворения 1926 года Стихотворения 1927 года Стихотворения 1929-1930 годов Лозунги 1929-1930 годов

Избранные стихотворения 1893-1930 годов

«Баня» (1929) и «Клоп» (1928) – интереснейшие сатирические пьесы Маяковского. Жанр этих комедий трудно определить – настолько оригинально и естественно в них соседствуют едкая социальная сатира, фантастика и фантасмагория. В причудливых, эксцентричных сюжетах «Бани» и «Клопа» автор в увлекательной и забавной форме обличил ненавистные ему мещанство и лживость, бюрократизм и ханжество. В сборник также вошли поэмы «Люблю», «Про это», «Хорошо!».

Что такое хорошо и что такое плохо.

Рисунки Алексея Пахомова. 1949 г.

Я должен писать на эту тему.

На различных литературных диспутах, в разговоре с молодыми работниками различных производственных словесных ассоциаций (рап, тап, пап и др.), в расправе с критиками — мне часто приходилось если не разбивать, то хотя бы дискредитировать старую поэтику. Самую, ни в чем не повинную, старую поэзию, конечно, трогали мало. Ей попадало только, если ретивые защитники старья прятались от нового искусства за памятниковые зады.

В сборник под редакцией А. Беленсона помещены произведения: А. Блока, Д. Бурлюка, З. Венгеровой, Л. Вилькиной, Н. Евреинова, В. Каменского, А. Крученых, М. Кузмина, Н. Кульбина, Б. Лившица, А. Лурье, В. Маяковского, А. Ремизова, Ф. Сологуба, В. Хлебникова, А. Шемшурина, А. Беленсона.

Иллюстрации А. Лентулова, О. Розановой, Д. Бурлюка, Н. Кульбина, У. Люиса, М. Синяковой, В. Бурлюка.

http://ruslit.traumlibrary.net

Сборник единственных футуристов мира!! поэтов «Гилея». Стихи, проза, рисунки, офорты: Константин Большаков, Бурлюки: Давид, Владимир, Николай, Василий Каменский, А. Крученых, Бенедикт Лившиц, Владимир Маяковский, Виктор Хлебников, Вадим Шершеневич.

Издание второе, дополненное.

Тексты представлены в современной орфографии.

http://ruslit.traumlibrary.net

Героическое, эпическое и сатирическое изображение нашей эпохи

Второй вариант. 

***

     Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах.

     Том второй. 1917-1921

     Подготовка текста и примечания Н. В. Реформатской

     ГИХЛ, М., 1956

     OCR Бычков М.Н. mailto:[email protected]

***
Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

М. Большинцов

МАЛЬЧИК С НАРВСКОЙ ЗАСТАВЫ

Герой рассказа - подросток, который в ночь на 25 октября 1917 года был свидетелем штурма Зимнего дворца.

1

Зовут меня, ребята, Дмитрием Михайловичем. Я инженер-строитель. Строю дома. И очень возможно, что кто-нибудь из вас даже живет в одном из выстроенных мною домов.

Но в тот октябрьский день 1917 года, о котором я вам хочу рассказать, мне и в голову не могло прийти, что я, мальчик с Нарвской заставы, сын простого рабочего, сделаюсь когда-нибудь инженером.

Олег Болтогаев

Мои помощники

Голодный Гегемон, ясное дело, бежит первым. Гегемон - это наш красно-жёлтый петух. У него шикарный, тёмно-сизый хвост. Следом за петухом семенят наши шустрые курочки. Их у нас всего четыре. Все белые, простенькие.

"В лицо" их трудно отличить, потому имён у кур, увы, нету. За курами неторопливой трусцой следует наш пёс Каштан. Он рыжей масти, скорее всего, его предки были гончими. Короткая шерсть, маленькая голова, тонкие, длинные ноги. За Каштаном иду я. На плече у меня штыковая лопата. Завершает нашу процессию моя любимица - кошка по кличке Тишка. Она совершенно чёрная. Мы подобрали её на улице и, решив, что это кот, назвали Тихоном. Через пару месяцев выяснилось, что мы ошиблись. И стал Тихон Тишкой.

Олег Болтогаев

Объявления

Объявления

Объявления на столбах...

Некоторые из них - крик души.

Я читаю их и стараюсь запомнить.

Особенно те, что написаны от руки - корявым детским почерком.

Пытаюсь представить, как маленький человек писал это объявление.

Что он чувствовал, что хотел сказать. И что у него получилось.

1. В связи со срочным отъездом отдадим хорошим людям ручного кролика. Зверек веселый, жизнерадостный, общительный, жирный.

Олег Болтогаев

Одна семья

Мы опаздывали в театр, на балет. Оставалось пятнадцать минут. Троллейбусная остановка была совсем близко. Быстрей, быстрей, быстрей...

- Смотри, - испуганно сказала Галя, моя дочь.

Я посмотрел.

Слева от дорожки стояла большая белая коза, а рядом с ней сидела старушка. Собственно, она не сидела, а медленно сползала на землю.

- Пьяная? - предположил Костя, мой зять.

- Нет, ей плохо, - сказала Галя.

Олег Болтогаев

Пленники неба

Несколько лет назад я работал на большом заводе. Случилось так, что на майские праздники, когда на территории предприятия почти никого не было, мне пришлось дежурить.

Скучное это дело - дежурство. Изнывая от безделицы, ходишь туда-сюда.

Пару дней назад резко похолодало, а сегодня весна вновь напомнила о себе яркими солнечными лучами и щедрым теплом.

Мне понадобилось перейти из одного заводского здания в другое. Я не спеша шёл по гулкому коридору и вдруг услышал странный писк. Подняв голову, я увидел, что на окне, уцепившись за край закрытой форточки, сидят два стрижа.

Олег Болтогаев

Сэм

Почему я назвал его Сэмом?

Да потому что он звездно-полосатый. Серый с белым. Полоски и пятна. А еще толстый, как буржуин с картинки про американских капиталистов. Несмотря на свой упитанный вид, Сэм очень резв и жизнерадостен.

Про таких говорят: "Шустрый, как веник".

А еще Сэм страшно любопытен.

Его интересует все: содержимое моих карманов (на запах); мои тетради и учебники, карандаши и мелкие монеты (на зуб); листик салата, кусочек яблока и корочка от сала (на вкус).

Олег Болтогаев

Шах

Справка

Настоящая справка выдана гражданке Авдеевой Зинаиде Макаровне в том, что, согласно закону военного времени, её чёрномастный осёл по кличке Шах призван в Красную Армию для использования по прямому назначению.

Печать.

Подпись: уполномоченный по комплектации гужевого стада - лейтенант Ковалёв.

Этот маленький пожелтевший лист бумаги - память о войне.

В далёком тысяча девятьсот сорок первом году моему дяде Авдееву Ивану Ивановичу исполнилось десять лет. Тогда его звали просто - Ваня.

Очерк современных представлений о возникновении и развитии солнечной системы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Владимирович Маяковский

- А все-таки - А вы могли бы? - Вам! - Военно-морская любовь - Вот так я сделался собакой - Вывескам - Вывод - Гейнеобразное - Гимн здоровью - Дешевая распродажа - Казань - Ко всему - Кофта фата - Крым - Левый марш - Лиличка! - Любит? не любит? Я руки ломаю... - Любовь - Надоело - Нате! - Необычайное приключение - Ничего не понимают - Ночь - Облако в штанах - От усталости - Письмо Татьяне Яковлевой - Письмо товарищу Кострову - Послушайте! - России - Себе, любимому - Скрипка и немножко нервно - Стихи о советском паспорте - Товарищу Нетте, пароходу и человеку - Тучкины штучки - Ты - Универсальный ответ - Флейта-позвоночник - Хорошее отношение к лошадям - Эй! - Этот вечер решал... - Я (По мостовой...) - Я знаю силу слов, я знаю слов набат... - Я и Наполеон - Я счастлив!

Владимир Маяковский : автобиография

Автобиография в произведении:

Владимир Маяковский "Я сам"

ТЕМА Я-поэт. Этим и интересен. Об этом и пишу. Об остальном - только если это отстоялось словом.

ПАМЯТЬ Бурлюк говорил: у Маяковского память, что дорога в Полтаве,- каждый галошу оставит. Но лица и даты не запоминаю. Помню только, что в 1100 году куда-то переселялись какие-то "доряне". Подробностей этого дела не помню, но, должно быть, дело серьезное. Запоминать же - "Сие написано 2 мая. Павловск. Фонтаны" - дело вовсе мелкое. Поэтому свободно плаваю по своей хронологии.

Четырнадцатая улица ведет к Ист-ривер.

Десять часов вечера. Толпа еле передвигает свои неживые ноги. У нее гипсовое лицо — одно из тысячи лиц нашей синтетической цивилизации.

Улица темна, как монастырский коридор. Одни бредут прочь с улицы, другие спешат на свидание, третьи — на ночлег, четвертые — куда глаза глядят.

Все было очень обыденным и в то же время каким-то ненастоящим. На левой стороне — пятна желтых, красно-кирпичных, коричневых тонов, обведенные черными линиями, придававшими им форму домов. На правой, по которой я шла, — ярко освещенная парикмахерская на первом этаже и грязная забегаловка, в которой стоит дым коромыслом. Дальше — заклеенные афишами деревянные щиты, из-за которых протягивает ветви дерево. Клочья афиш оповещают о новой демонстрации старого кинобоевика “Девушка в военной форме”.

Майер Александр Александрович

Наброски и очерки Ахал-Текинской экспедиции 1880-1881

(Из воспоминаний раненого)

Из предисловия автора: Будучи моряком, я мог быть вполне беспристрастным ко всем остальным родам оружия, что даже и в очерках, а не в историческом исследовании, все-таки играет значительную роль. Проглядывающее в моей книге боготворение покойного "Белого генерала", по всем вероятиям, ни одному истинно русскому человеку не покажется удивительным - Скобелев был у нас один обладавший способностью привлекать навсегда сердца тех людей, кровь которых, по словам недоношенного критика Градовского, он так мало берег... В моих воспоминаниях об экспедиции собственно Михаилу Дмитриевичу Скобелеву отведено мало места. Я выше уже говорил, что излагал главным образом собственные впечатления, произведенные на меня исключительною обстановкою степного похода.