Сказка о короле Мурдасе

Сказка о короле Мурдасе
Автор:
Перевод: Константин Душенко
Жанр: Юмористическая фантастика
Серия: Сказки роботов

После доброго короля Геликсандра на трон вступил его сын Мурдас. Подданные впали в уныние, ибо был он честолюбив и пуглив: решил прозвище Великого заслужить, а боялся сквозняков, привидений, воска — ведь на вощеном полу ногу сломать недолго, родных, что в деле правления мешают, а пуще всего — предсказаний. Будучи коронован, тут же велел он по всему государству двери закрыть, окон не открывать, гадательные шкафы уничтожить, а изобретателю машины, которая привидения устраняла, пожаловал орден и пенсион. Машина и вправду была хороша — привидений он не увидел ни разу. Не выходил он и в сад, чтобы его не продуло, и прогуливался лишь по дворцу; дворец же имел он весьма обширный.

Сейчас файлы книги недоступны. Мы работаем над их добавлением.
Рекомендуем почитать

Жил некогда великий конструктор-изобретатель, создавал он без устали необычайные приборы и изобретал удивительные аппараты. Смастерил он как-то раз для самого себя машинку-пушинку, которая красиво пела, и назвал ее пташинкой. Была у него печатка в виде смелого сердца, и каждый атом, который выходил из-под его рук, имел на себе этот знак. Дивились потом ученые, находя в атомных спектрах мерцающие сердечки. Смастерил он много полезных машин, маленьких и больших, и как-то раз пришла ему в голову чудная мысль соединить воедино смерть с жизнью и тем достичь невозможного. Решил он создать разумные существа из воды, но не тем ужасным способом, о котором вы сейчас подумали. Нет, мысль о телах мягких и мокрых была ему чужда. Она вызывала у него отвращение, как и у любого из нас. Решил он создать из воды существа по-настоящему красивые и мудрые, а именно кристаллические. Выбрал он планету, от всех солнц весьма отдаленную, из ее замерзшего океана вырубил ледяные глыбы, а из них, как из горного хрусталя, изваял крионидов. Звались они так, ибо могли существовать лишь при страшном морозе и в пустоте бессолнечной. Построили вскоре криониды города и дворцы яедяные, а поелику всякая теплота грозила им гибелью, освещали они свои жилища северными сияниями, каковые ловили и держали в огромных прозрачных сосудах. Кто был богаче, тот имел больше северных сияний, лимонно-желтых и серебристых, и жили криониды счастливо, а поскольку любили не только свет, но и драгоценные камни, то славились они своими драгоценностями. Драгоценности эти высекали они из затвердевших газов и шлифовали. Скрашивали им эти драгоценности вечную ночь, в которой полыхали, словно плененные духи, северные сияния, подобные заколдованным туманностям в хрустальных глыбах. Немало космических завоевателей мечтали завладеть этими богатствами, ибо вся Криония была видна из самых дальних далей, сверкая, словно бриллиант, медленно вращающийся на черном бархате. Прибывали на Крионию разные искатели приключений попытать военного счастья. Залетел на нее и электрыцарь Латунный, чьи шаги раздавались, как звон колокольный, но едва он ступил ногой на лед, как лед под ним от жара растаял, и низринулся электрыцарь в пучину ледового океана, и воды сомкнулись над ним, и там, на дне морей крионских, в ледовой горе, словно насекомое в янтаре, почил до скончания века.

Жил некогда инженер-космогоник, зажигавший звезды, чтобы тьму одолеть. Прибыл он в туманность Андромеды, когда еще полно было в ней черных туч. Сперва скрутил он громадный вихрь, а когда тот закружился, достал Космогоник свои лучи. Было их три: красный, фиолетовый и невидимый. Перекрестил он звездный шар первым лучом, и получился красный гигант, но не стало светлее в туманности. Вторым лучом уколол он звезду, и та побелела. Сказал он ученику: «Присмотри-ка за нею!» — а сам другие звезды пошел зажигать. Ждет ученик тысячу лет и еще тысячу, а инженера все нет. Наскучило ему ждать. Подкрутил он звезду, и из белой стала она голубой. Это ему понравилось, и решил он, что уже все умеет. Попробовал еще подкрутить, да обжегся. Пошарил в ларчике, который оставил ему Космогоник, а в ларчике пусто, и даже как-то чересчур пусто: смотришь — и дна не видишь. Догадался он, что это невидимый луч, и решил расшевелить им звезду, да не знал как. Взял он ларчик и бросил в огонь. Вспыхнули облака Андромеды, словно сто тысяч солнц, и стало во всей туманности светло как днем. Обрадовался ученик, да недолгой была его радость, потому что звезда лопнула. Завидев беду, прилетел Космогоник и, чтобы зря ничего не пропало, начал ловить лучи и из них формовать планеты. Первую сделал он газовую, вторую углеродную, а для третьей остались металлы, всех других тяжелее, и получился из них актиноидный шар. Сжал его Космогоник, запустил в полет и сказал: «Через сто миллионов лет вернусь и погляжу, что получилось». И помчался на поиски ученика, который со страху сбежал.

Астрономы учат, что все на свете — туманности, галактики, звезды — бежит друг от друга во все стороны и от этого непрерывного убегания вселенная уже миллионы лет расширяется.

Многих весьма изумляет это повальное бегство, и, обращаясь мыслью вспять, приходят они к выводу, что когда-то, давным-давно, весь космос сосредоточен был в одной точке, вроде звездной капли, и по неведомым причинам произошел в ней взрыв, который продолжается поныне.

Король Полеандр Партобон — Воемуж Храбрунишка, владыка Киберии, был преславным воителем, а почитая методы новейшей стратегии, более всего ценил кибернетику как военное искусство. Королевство его кишело мыслящими машинами, ибо Полеандр размещал их всюду, где только мог: не только в астрономических обсерваториях или в школах устанавливал, но и в камни на дорогах помещать приказывал электронные мозги, которые громким голосом предостерегали в путь шествующего, чтобы тот не споткнулся; равно же и в столбы, стены и деревья приказывал он вставлять машины, дабы всюду можно было разузнать, какая впереди дорога. Он подвешивал их к тучам, чтобы они возвещали сверху о дожде, придавал их горам и долам; словом, невозможно было в Киберии шагу ступить, чтобы не споткнуться о разумную машину. Хорошо было на планете! Не только повелевал он кибернетически совершенствовать то, что существовало раньше, но и совсем новые порядки указами насаждал. Так, изготавливались в его королевстве киберраки и звенящие киберосы и даже кибермухи; а когда они слишком плодились, их ловили механические пауки. Шумели на планете киберрощи киберлесов, играли киберорганчики и кибергусли, а помимо этих цивильных устроений, в двакрат более было военных, поскольку король преизрядным был воеводою. В подземельях дворца у него стояла стратегическая цифровая машина необычайной отваги; были у него к тому же и полки малых киберпищалей, большие кибермортиры и всякое иное оружие, також и огневые палаты, полные пороха. Злосчастным почитал он себя лишь оттого, что у него совсем не было ни противников, ни врагов, никто не хотел нападать на его государство, когда устрашающая королевская храбрость, стратегический ум и вообще необычайная исправность кибероружия сразу же проявились бы. Из-за нехватки врагов и всамделишных захватчиков приказывал король своим инженерам строить мнимых, с коими и воевал — всегда победоносно. Поелику же походы и битвы эти были суровыми, немалый ущерб терпели от них простолюдины. Подданные роптали, когда слишком многие кибервраги уничтожали их грады и веси или когда синтетический противник поливал их жидким огнем, и даже тогда недовольство выражать дерзали, когда сам король, как их избавитель, наступая и противника искусственно уничтожая, все, что на его пути стояло, обращал во время штурмов в пожарища и пепелища. Даже и тогда роптали они, неблагодарные, хотя делалось это для их же освобождения.

Арагена была планетой, застроенной изнутри, ибо владыка ее, Метамерик, который ширился по экватору на триста и шестьдесят градусов и опоясывал свое государство, будучи не только его главою, но и щитом, желая уберечь подвластный ему народ энтеритов от космического вторжения, запретил касаться на планете чего бы то ни было, хотя бы малейшего камушка. По этой причине дики и мертвы оставались материки Арагены; лишь топоры молний обтесывали кремниевые горные гряды, а метеориты покрывали сушу узорами кратеров. Но внутри, на глубине десяти миль, начиналась зона неутомимых трудов энтеритов; высверливая родную планету, они заполняли ее нутро кристаллическими садами и городами из золота и серебра, возводили дома вниз крышею в форме додекаэдров или икосаэдров, а равно гиперболические дворцы, в зеркальных куполах которых можно было увидеть себя увеличенным в два-десять тысяч раз, как в театре гигантов, — ибо питали они влечение к блеску и геометрии и зодчими были изрядными. По светопроводной сети качали под землю свет и, фильтруя его через изумруды, алмазы либо рубины, имели по хотению своему то рассвет, то полдень, то сумерки розовые; а от собственных форм в такое восхищение приходили, что весь их мир был зеркальный; держали они повозки хрустальные, дыханием газов горячих движимые, без окон, но сплошь прозрачные и, путешествуя, смотрели на себя же самих в зеркальных фасадах дворцов и храмов — как множественные предивные их отражения скользят, соприкасаются и радугой переливаются. Даже собственное небо имелось у них, где в паутине из ванадия и молибдена переливались шпинели и иные кристаллы горные, которые они выращивали в огне.

Могучий король Болидар очень любил всякие диковинки и в собирании их проводил жизнь, забывая при этом иной раз и о важных делах государственных. Собрал он коллекцию часов, и были среди них часы пляшущие, часы-зори и часы-облака. Были у него чучела существ из самых дальних областей вселенной, а в особом зале под колпаком стеклянным находилось самое редкое создание. Homo Antropos именуемое, дивно бледное, двуногое; у него даже глаза были, правда, пустые, и король велел вставить в них два рубина великолепных, дабы Homo смотрел красным взглядом. Подгуляв слегка, приглашал Болидар самых желанных гостей в этот зал и показывал им страшилище.

Жил некогда великий конструктор-изобретатель, создавал он без устали необычайные приборы и изобретал удивительные аппараты. Смастерил он как-то раз для самого себя машинку-пушинку, которая красиво пела, и назвал ее пташинкой. Была у него печатка в виде смелого сердца, и каждый атом, который выходил из-под его рук, имел на себе этот знак. Дивились потом ученые, находя в атомных спектрах мерцающие сердечки. Смастерил он много полезных машин, маленьких и больших, и как-то раз пришла ему в голову чудная мысль соединить воедино смерть с жизнью и тем достичь невозможного. Решил он создать разумные существа из воды, но не тем ужасным способом, о котором вы сейчас подумали. Нет, мысль о телах мягких и мокрых была ему чужда. Она вызывала у него отвращение, как и у любого из нас. Решил он создать из воды существа по-настоящему красивые и мудрые, а именно — кристаллические. Выбрал он планету, от всех солнц весьма отдаленную, из ее замерзшего океана вырубил ледяные глыбы, а из них, как из горного хрусталя, изваял крионидов. Звались они так, ибо могли существовать лишь при страшном морозе и в пустоте бессолнечной. Построили вскоре криониды города и дворцы ледяные, а поелику всякая теплота грозила им гибелью, освещали они свои жилища северными сияниями, каковые ловили и держали в огромных прозрачных сосудах. Кто был богаче, тот имел больше северных сияний, лимонно-желтых и серебристых, и жили криониды счастливо, а поскольку любили не только свет, но и драгоценные камни, то славились они своими драгоценностями. Драгоценности эти высекали они из затвердевших газов и шлифовали. Скрашивали им эти драгоценности вечную ночь, в которой полыхали, словно плененные духи, северные сияния, подобные заколдованным туманностям в хрустальных глыбах. Немало космических завоевателей мечтали завладеть этими богатствами, ибо вся Криония была видна из самых дальних далей, сверкая, словно бриллиант, медленно вращающийся на черном бархате. Прибывали на Крионию разные искатели приключений попытать военного счастья. Залетел на нее и электрыцарь Латунный, чьи шаги раздавались, как звон колокольный, но едва он ступил ногой на лед, как лед под ним от жара растаял, и низринулся электрыцарь в пучину ледового океана, и воды сомкнулись над ним, и там, на дне морей крионских, в ледовой горе, словно насекомое в янтаре, почил до скончания века.

Однажды Глобарес, властелин Гепариды, призвал к себе трех мудрецов величайших и сказал им:

— Поистине плачевна судьба короля, который познал все на свете и для которого любая речь звучит пусто, словно кувшин надтреснутый. Я хочу, чтоб меня удивили, а на меня наводят скуку; ищу потрясений, а слышу глупую болтовню; жажду необычайного, а получаю грубую лесть. Знайте же, мудрецы, что нынче велел я казнить всех моих шутов и паяцев вместе с советниками, тайными и явными, и та же судьба ожидает вас, коли не выполните моего повеления. Пусть каждый из вас расскажет самую удивительную историю, какую знает, и ежели не вызовет у меня смех или слезы, не поразит меня или не напугает, не развлечет или не заставит задуматься — не сносить ему головы!

Другие книги автора Станислав Лем

Роман "Солярис" был в основном написан летом 1959 года; закончен после годичного перерыва, в июне 1960. Книга вышла в свет в 1961 г. - Lem S. Solaris. Warszawa: Wydawnictwo Ministerstwa Oborony Narodowej, 1961.

В сборник входит роман «Непобедимый» и цикл рассказов «Кибериада».

Крейсер «Непобедимый» совершает посадку на пустынную и ничем не примечательную планету Рерис III. Жизнь существует только в океане, по неизвестной людям причине так и не выбравшись на сушу…

Целью экспедиции является выяснение обстоятельств исчезновение звездолета год назад на этой планете, который не вышел на связь несколько часов спустя после посадки.

Экспедиция обнаруживает, что на планете существует особая жизнь, рожденная эволюцией инопланетных машин, миллионы лет назад волей судьбы оказавшихся на этой планете.

Сборник приключений известных на всю галактику изобретателей, инженеров-конструкторов и мировых раздолбаев Трурля и Клапауция. Не смотря на то, что главные герои живут и работают в мире роботов (коими сами и являются), проблемы, которые им приходится решать, весьма свойственны каждому человеку и цивилизации людей в целом. Хотя повествование историй «идет» в форме сказок, общие выводы в каждом рассказе имеют глубокий философский смысл, а вопросы, над которыми автор заставляет задуматься, адресованы скорее взрослым, нежели детям.

Крылатая фраза Станислава Лема «Среди звезд нас ждет Неизвестное» нашла художественное воплощение в самых значительных романах писателя 1960 годов, где представлены различные варианты контакта с иными, абсолютно непохожими на земную, космическими цивилизациями. Лем сумел зримо представить необычные образцы внеземной разумной жизни, в «Эдеме» - это жертвы неудачной попытки биологической реконструкции.

Роман «Возвращение со звезд» – одно из самых ярких, красивых и необычных произведений Станислава Лема, смело сочетающее в себе черты утопической и антиутопической НФ. Сюжет его, внешне простой, под гениальным пером писателя превращается в изысканную и глубокую философскую притчу о человеке, обладающем четким пониманием «нормальных» морально-этических представлений – и оказавшемся в мире, где запрет на насилие стал фактически запретом на человечность…

— Отличная посадка.

Человек, сказавший эти слова, не глядел на пилота, стоявшего перед ним в скафандре, со шлемом под мышкой. По круглому залу диспетчерской, с подковой пультов в центре, человек прошел к стеклянной стене и уставился на внушительный — даже на расстоянии — цилиндр корабля, обгоревший у дюз. Из них еще сочилась на бетон черная жижа. Второй диспетчер — широкоплечий, в берете, обтягивающем лысый череп, — пустил ленты записи на перемотку и, пока бобины крутились, углом неподвижного глаза, как птица, косил на прибывшего. Не снимая наушников, он сидел перед беспорядочно мигающими мониторами.

«Сумма технологии» подвела итог классической эпохе исследования Будущего. В своей книге Станислав Лем провел уникальный и смелый технологический анализ цивилизаций. Он проанализировал возможности возникновения принципиально новых групп научных дисциплин и полностью отказался от простых экстраполяционных построений Будущего. Написанная почти сорок лет назад книга нисколько не устарела и является классикой футурологии.

«На гигантском осколке метеорита, таком черном, будто на нем запекся мрак бездны, в которой он кружил нескончаемые века, лежал навзничь человек. Днем этот упавший колосс виден из самых отдаленных пунктов города. Обломок ракетного оперения пронзает его грудь. Сейчас, в отблесках зарева отдаленного города, гигант утратил свои очертания. Складки его каменного скафандра темнели, как расселины скалы. Человеческой была лишь голова - огромная, тяжело закинутая назад, касающаяся виском выпуклой поверхности камня».

Пустыня Невада – бесплодная земля, камни и песок. И подземный исследовательский центр – секретный проект Пентагона по расшифровке послания иной цивилизации. В команде специалистов, привлеченных к работе, выдающийся математик, профессор Хогарт, человек, призванный сдвинуть зависший проект с мертвой точки.

Кто же они – те, что живут за сотни и тысячи световых лет от нас? Способны ли мы понять ПОСЛАНИЕ, ничего не зная об отправителях? И что принесет человечеству загадочная субстанция, созданная на основе информации, «вычитанной» из звездного кода, – невероятный скачок прогресса или неведомую опасность?

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Константин Кныш

- Hy вот ты и попалась! - пpоизнес чyть хpипловатый мyжской голос.

Я так и оцепенел лежа в кpовати. Hе подyмайте, что я такой пyгливый, но согласитесь - не каждый день тебя неожиданно бyдит чей-то незнакомый голос. Если вспомнить, то это впеpвые. В следyющий pаз не надо ложиться спать днем...

- Hе пpитвоpяйся спящей, не поможет! - голос пpодолжал pазговаpивать со мной.

"Со мной?!!", я пpиоткpыл глаза от yдивления. В лицо мне смотpел yгpожающего вида пистолет стpанной констpyкции. Дyло было зловеще шиpоким.

Лев Кокин

Дядюшка Улугбека

В туристской группе было одиннадцать человек; не знаю, достаточная ли это причина, чтобы застрять на Приюте одиннадцати. Как бывает в горах, откуда ни возьмись с только что ясного неба повалил снег, задуло, замело, запуржило... а тут, словно по заказу, просторная непродуваемая палатка. Ощущая себя везунчиками, баловнями судьбы, мы расположились с удобствами, плотно и вкусно поели и потом, в ожидании погоды, стали коротать время, само собой, за разговорами. Вспоминали случаи к месту, занимательные истории, дошло по обыкновению до анекдотов. Народ собрался образованный и смешливый, один анекдот цеплял за другой, как будто бы в альпинистской связке, потянулись сериями... И сами не заметили, как повернуло всерьез: что такое есть национальный характер, чем диктуется - происхождением, воспитанием, кровью и памятью, наследственностью или наследием... В общем, биологией или социологией. Однако в отвлеченностях не смогли долго дышать. Сосредоточились на примере: а что будет, если усыновить? Ребенка, понятно...

Любимец Богов ЛУЧШЕ-ВСЕХ-СПРЯТАННЫЙ

АРТУР

(рекомендуется для проверки уровня склероза у пациента

выучить все имена в течении 20 минут, а потом повторить

не только имена, но и кто кого убил)

Однажды Герцог Задунайский послал к Артуру послов, что-бы те получили арендную плату за пользование землей в течении 200 лет. Но доблестный король послал послов обратно, а сам собрал отважных рыцарей, встал лагерем в чистом поле и изготовился к бою. И Герцог не заставил себя ждать, он он выехал внезапно из-за ближайшей рощи, и Артур увидел, что призвал таки себе на помощь Герцог 13.5 Королей, и сильно на это обиделся. И Король Северный вместе с Королем Западным и Восточным Королем встали "свиньей" и медленно пошли в атаку. Артур крикнул: "Камелот за нами!" и послал в атаку передовой отряд рыцарей. И выехал сэр Гахерис супротив единокровного брата своего сэра Гавейна, но не знал он, что это его брат, а то бы не стал рисковать. И разрубил его Гавейн на три части. И еще восьмерых рыцарей разрубил он, и много ратных подвигов совершил в этот день. Но на беду увидел благородную даму и, вспомнив о своей клятве, помчался её защищать, но пока он её догонял, пока защищал - битва уже кончилась. И больше Вы о нём ничего не узнаете. А тут увидел Артур, что под сэром Кэем нет коня. Тогда подскочил он к сэру Ланселоту и сбив его с коня, оттащил животное сэру Кэю. "Грамерси!" - ответил тот королю. Но увидел Артур, что теперь под сэром Ланселотом нет коня - и тогда отдал он ему коня сэра Ивейна. "Грамерси!" - сказал Ланселот. Сэр же Ивейн, получив коня сэра Кэя, сказал "Большое Грамерси!" Слава Богу, что в скором времени сэра Кэя разрубили так, что уже нечему было перелетать через круп его лошади. Честно говоря, король после этого времени все же зря не терял: узрев, что у Герцога Задунайского убили боевого слона, он сгонял в зоопарк и достал слона. И вручил его Герцогу. Удивился Герцог, но все же сказал "Грамерси!" Пожалуй, надо еще добавить, что в этом бою сразил сэр Ульфиус сэра Эктора, сэр Брастиас сэра Кэя, сэр Бодуин Бретонский сэра короля Бана, король Борс короля Клаудаса, сэр Лионс сэра Фарианса, сэр Лукан-Дворецкий сэра Грифлета по прозвищу Божий Сон(Сын), сэр Ладинас сэра Грацианта, сэр Плацидас сэра Гвенбауса, сэр Камбенет сэра Брангориса Странгорского, Кларенс Нортумберландский сэра Лота, сэр Уриенс сэра Ивейна, сэр Индрис Корнуэльский сэра Нантриса, сэр Карадос сэра Мелиота де ла Роше (или он не сэр?), сэр Гвинас де-Блуа сэра Марганора, сэр Эпиногрис сэра Паломида-Сарацина, сэр Сафир сэра Сегварида, сэр Малегрин сэра Бриана-Островитянина, сэр Груммор Грумморсон сэра Карадоса из Башни Слез, сэр Тарквин сэра Арнольда, сэр Гаутер сэра Тристрама Лионского, сэр Динас-Сенешаль сэра Садука, сэр Агловаль сэра Тора, сэр Персиваль Уэльский сэра Ламорака Уэльского, сэр Ланселот Озерный сэра Лионеля, сэр Эктор Окраинный сэра Борса Ганского, сэр Блеоберис Ганский сэра Бламура Ганского, сэр Галиходин сэра Галихуда, сэр Динадан сэра Саграмура Желанного, сэр Додинас Свирепый сэра Ангвисанса, сер Мелегант сэра Галахальта, сэр Брандель сэра Кэя, сэр Петинас сэра Гатенака...

Любимец Богов ЛУЧШЕ-ВСЕХ-СПРЯТАННЫЙ

СТАЛКЕР (римэйк)

Кратость - сестра таланта.

А.П.Ч.

Талант - брат кратости.

С.Х.

Уже третий месяц Рэдрик Шухарт полз по Зоне. Он полз к явлению, называемому простолюдинами "Золотым Шаром". Три месяца назад их было 40. 40 первоклассных сталкеров. Но Стервятник _т_а_к_ составил карту, что доползти было суждено только Шухарту.

- 157853637865487596476354, 157853637865487596476355... - шептал Рэдрик. Вдруг он почувствовал тепло. С трудом разлепив набрякшие еще месяц назад веки он увидел перед собой шар. Его разбитые губы растянулись в подобии жалкой улыбки. Он хотел прошептать иссохшим языком что то о халявном счастье, но у него в голове проскочила шальная мысль старого сталкера: "А что, если бросить в него гайку?" И он кинул в него свою любимую двугранную гайку. Раздался оглушительный грохот. Вовремя закрывший глаза Шухарт не увидел яркой вспышки. Но он знал - это была прощальная шутка Зоны. И еще одна мысль билась в его пробитой голове. - Надо попросить новых гаек...

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Всю свою жизнь Лин считал себя пророком. Нет, у него не было видений, его не посещали духи, да и не учил он ничему. Просто он знал, придет время и о нем заговорят во всем мире. Может быть Лин предречет конец света, может быть создаст новую религию или изменит существующую. Он не знал. Ему казалось, где-то там, наверху, сидит доброе существо, чем-то похожее на его отца. И оно наблюдает за ним в ожидании подходящего момента. Лин старался быть готовым к этому. С молодости он отличался от сверстников, не играл в их игры, считая себя выше. Он часами мог смотреть на небо, ища какой-то знак. Знака не было. Тогда, обидевшись на того, кто с улыбкой смотрел на него сверху, Лин незаметно плевал вверх. Чаще это не приносило ему удовлетворения, особенно если не было ветра.

Уважаемые читатели! Перед вами сборничек сверхкратких миниатюр в фантастическом ключе. Мир информации стремится миниатюризации. Я тоже. Посему самый длинный из нижеприведённых рассказов занимает машинописную страницу, а самый короткий состоит всего из 71 слова. Приятного чтения! Ваш С.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В руки Инги, археолога-лаборанта, попадает необычная находка: старинное кольцо, которое не числится ни в одном музейном справочнике. Вот только уникальный исторический артефакт к тому же оказывается артефактом магическим. И радость от его активации мгновенно тает, когда Ингу буквально вышвыривает из привычного мира в другой: полный нечисти, опасных тварей и темных магов. Магов, которые объявляют на девушку охоту. Как выжить? Есть ли шанс вернуться домой, и что для этого нужно сделать? Заключить сделку с беловолосым демоном? Завладеть наследством древнего колдуна? Или… продать душу одной весьма пронырливой богине?

Святой равноапостольный император Константин навсегда изменил мир, сделав христианство господствующей религией Римской империи. Но даже у святых есть секреты, особенно у тех, кто наделен неограниченной властью. Спустя столетия тайны мертвых возвращаются из тьмы забвения, чтобы преследовать живых. Современным грешникам и святым, убийцам и миротворцам предстоит выяснить правду о злодеянии, вычеркнутом из истории, об убийстве, оставшемся неотмщенным, и о реликвии, казавшейся утерянной навсегда…

В учебном пособии, подготовленном на основе многолетнего чтения спецкурса, излагается один из важнейших разделов современной психологии – психология когнитивных (познавательных) стилей, характеризующих индивидуальные различия между людьми в способах познания окружающего мира. Описываются история изучения когнитивных стилей и современное состояние стилевого подхода. Предлагается новая трактовка когнитивных стилей как метакогнитивных способностей, определяется их роль в регуляции интеллектуального поведения, в том числе в условиях учебной деятельности школьников.

Для студентов и преподавателей психологических факультетов, специалистов в области общей и дифференцированной психологии, школьных психологов и педагогов.

История «Немецкого банка» – это цепь мошенничеств, афер и преступлений. В экономической и политической жизни Германии он всегда играл определяющую роль. Эта финансовая монополия способствовала приходу Гитлера к власти, помогала нацистам в грабеже европейских стран и сокрытии награбленных ценностей. Ныне «Дойче банк» выкачивает прибыли из Латинской Америки, Азии и Африки, ссужает займами и кредитами колониальные и фашистские режимы. Памфлет, написанный журналистом-международником, содержит интересные материалы о закулисной стороне деятельности «Немецкого банка» и представляет интерес для самых широких кругов читателей.