Сказка для проклятых

В добрых сказках все заканчивается хорошо. Проклятые получают прощение, потерянные находят свой дом, покинутые воссоединяются с близкими, принцы женятся на своих принцессах, и никто никогда не умирает. Для рожденных на осколках древней звездной империи очень трудно рассказать такую сказку. Тем не менее, они упорно ищут свой дом. Дом, где они смогут любить и прощать. Сквозь огонь и кровь, изменяя себя и других, через миры и смерть, тщетно пытаясь убежать от проклятья…

Отрывок из произведения:

О. Харим.

(выписка из туристического проспекта)

ХАРАКТЕРИСТИКА - небольшой остров Западного Архипелага Майрона

ОБЩАЯ ТЕРРИТОРИЯ - 103 000 км2

СВЕТОВОЙ ДЕНЬ - отсутствует

КЛИМАТ - умеренный

ФЛОРА - Преимущественно хвойные тенелюбивые растения, встречаются кустистые лианообразные растения с мясистыми сочными листьями.

ФАУНА - Мелкие грызуны, хищники, нелетающий вид птицы.

НАСЕЛЕНИЕ - люди, мантикоры, оборотни, навье

Популярные книги в жанре Фэнтези

«За виноградными горками лежал драконов край, царство огня, где сгинула не одна сотня безвестных искателей славы и не один десяток рыцарей-драконобойцев. Эта страна каждый год скармливала дракону одну из своих дочерей…»

Рассказ опубликован в сборнике «Герои на все времена» (М., 2010).

В восьмой том собрания сочинений вошли два романа «фэнтези». В первом из них — «Операция «Хаос» — оборотень Стив Матучек оказывается вынужден сражаться с силами ада за жизнь своей дочери. А в романе «Танцовщица из Атлантиды» трое мужчин из разных эпох оказываются перенесены в далекое прошлое, в эпоху минойской цивилизации, которой грозит гибель от извержения вулкана…

История из жизни самой Раравис.

Запах солнца

Тяжёлая рука властно легла на плечо. Плечо раздражённо дёрнулось, избавляясь от лишней конечности. Рука не смутилась и опять удобно примостилась во впадинку между шеей и ключицей.

Блеснули белые крепкие зубы и со смаком впились в нетерпеливо постукивающие по воротнику пальцы.

-Ах ты малявка паскудная?!

Укушенные пальцы клещом впились в ухо, на котором кусака и повис, отлепившись от старого можжевелового дерева с толстенным перекрученным стволом, затмившим своей пузатостью даже жидкую крону.

   В библиотеке было темновато, узкие окна пропускали слишком мало света, и Агофен зажег несколько свечей. А Эмилий принес пятилитровую бутыль чистейшего сока фрукта кирандино, произрастающего на дереве кирандо. Саженцы этого дерева сто лет тому назад привезли из Запредельных гор, и росли они в парке герцога Гезерского. Сок из фруктов кирандо делали лишь в герцогском дворце.

   Джинн[1] Агофен, который уже добрых полгода работал начальником охраны во дворце герцога Ральфа, девятого герцога Гезерского, удобно полулежал в глубоком и мягком кресле. В нерабочее время он всегда носил старинный и несколько великоватый шелковый халат, на котором, по голубому полю, гордо расхаживали три крупных бойцовых петуха. На ногах его красовались малинового цвета шлепанцы, носы у которых были заносчиво вздернуты. Большую белую чалму джинн снял и аккуратно возложил на стопку книг, с которых предварительно вытер пыль. Когда Агофен двигался, казалось, что петухи на халате живые. А может, и не казалось. Старые мастера были великими умельцами и многие их секреты до сих пор не разгаданы.

Молодой американский писатель У. Самброт в рассказе «Стена» использует фантастический прием «оживления» одного из древнегреческих мифов, перенося его в наше время. Под его пером старинная легенда приобретает неожиданное звучание: ее фоне ярко выступают картины жизни и быта заброшенной греческой деревушки и приключение вторгшегося на остров заокеанского собирателя древностей из плеяды тех «коллекционеров», которые стараются прибрать к рукам национальные сокровища других стран.

В поисках произведений искусства он добрался до забытого богом островка Греческого архипелага и нашел за древней стеной подлинный шедевр скульптуры. Но как встретиться с его владельцем? И какую цену придется заплатить?

Аннотация:

Обычно, когда происходит какой-нибудь скандал в гостевых покоях Высокого Дома, вспоминают её. Наставник считает, что у неё "ума нет и уже не будет!", она сама про себя говорит, что все её беды от любопытства и не умения держать язык за зубами, знакомый учёный, наоборот, считает это достоинством и только враги почему-то считают её везучей. И вообще, это большое заблуждение, считать, что жизнь насыщенная приключениями, путешествиями, интригами и прочими катаклизмами бывает только у венценосных особ и их бедных родственников. P.S. Время от времени в файле идёт редакция текста.

Поиск разумных рас завершен. Они все время жили рядом - за разделяющей миры тонкой гранью, которая однажды разрушилась. Планета сгорела в пожаре ядерных взрывов и буйстве магических сил. Выжили немногие. Они - полукровки, наделенные сверхъестественными способностями, но лишенные обычных человеческих радостей. Община, к которой принадлежит Дезире, женщина-химик, в результате опытов утратившая зрение, с трудом выживает, без конца подвергаясь атакам чудовищ. Горстка людей отчаянно борется за жизнь, сражаясь с монстрами, и не подозревая, что самые страшные враги - подобные им люди.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

- Ик… глык… глык…бха… фу, какая крепкая, эта грушевая вы-выпивка! А… ик… ничего, умеют еще в Гельдеровом Городище гнать не… не дурное пойло, хе-хе-хе! Но, но, шевелись, совсем задремал, сивый ты хвост! Тьфу!!

Так шумно, время от времени прихлебывая из бутылки темно-зеленого стекла и горланя песни для пущего веселья, по лесному проселку ехал Плетьер, известный всем на лесопилке выпивоха, сплетник и врун, каких мало. Впрочем, Ползунок не обижался на своего хозяина - Плетьер, когда был трезв, заботился о нем и не давал другим работникам перегружать его.

Представляя уважаемой читающей публике свою повесть, автор считает нужным предварительно внести некоторую ясность, дабы упредить непонимание или излишние вопросы. Итак, чем НЕ ЯВЛЯЕТСЯ или чего НЕТ в данном произведении:

- здесь отсутствуют некоторые важные моменты и особенности, делающие текст более красивым. Усилия автора были больше направлены на описательную сторону дела, поскольку первоначально задумывался сценарий, а не простое повествование;

Кэманке шел впереди своего отца. Это был обычный день середины лета - тепло, а не жарко и изнуряюще, как это случалось осенью, перед унылым периодом зимних дождей. Они оба уже приблизились достаточно, чтобы слышать плеск волн и дуновение ветра с океана. В этот раз они договорились, что повернут налево, чтобы потом оказаться у берега, в проливе, отделявшем их от острова Закатов. Высоко в небе над их головами проносились стаи морских птиц. Когда они останавливались, чтобы перевести дыхание, отец молча показывал рукой в небо - в кажущемся беспорядке угадывалось целенаправленное движение. Кэманке хорошо помнил рассказы старых рыбаков из деревни - так птицы летят только когда видят добычу. Не иначе, в пролив, на мелководье, идут стаи рыб, и сейчас все охотники в округе устремятся сюда на пиршество. Вот заросли отступили, взгляду открылась полоса прибоя сразу за широким песчаным пляжем. Дальше лежал остров Закатов, весь поросший зеленью до самого уреза воды. На фоне его джунглей хорошо были видны морские птицы, как стрелы, сыплющиеся в прозрачную соленую влагу. Едва колышущиеся волны то вскипали от падающих птичьих тел, то покрывались мелкой рябью от прыжков испуганной рыбьей мелочи.

Грумгальд не был злым человеком. Его водяная мельница, что на краю Спэжера, на Тихой речке, исправно работала и позволяла ему, не очень напрягаясь, вполне прилично жить в своё удовольствие. Его жена, Бэтэриз, разводила гусей и уток, которые проводили все дни с конца весны до ранней осени плещась в приплотинном пруду. Вообще, семейство Дублов являлось довольно состоятельным родом, хотя, что говорить, среди них попадались и моты, и горькие пьяницы. Однако, Грумгальд не помнил, чтобы такие пропащие люди имелись и среди ближайших его родственников. Почему он или его отец, или его дед не купили себе побольше земли или там баронский титул? Сам мельник объяснял это тем, что его прадедушке крупно не повезло - в поселении приключился страшный пожар - сгорело две трети Спэжера, и он, как местный мэр, не мог оставить сограждан без должной помощи, даже если и был скуповат на звонкую монету. К сожалению, городской казны на все расходы не хватило - пришлось Эпенсу Дублу лезть в семейные сундуки да отрыть кубышки, закопанные в подвале дома. Конечно, он прославился на всю округу как щедрый человек, но это, увы, не послужило к его пользе, скорее наоборот. И так, каждый нуждающийся, а иногда - и не слишком, или просто плут и жулик, стали часто наведываться в Спэжер, чтобы выпросить себе немного денег. В общем, долго так продолжаться не могло - прадедушка в конце концов даже заложил, а потом и продал усадьбу, где уже успело вырасти не то пятое, не то шестое поколение Дублов, вместе с садом и оранжереей, пристроенной к дому. Эпенс смог завещать своему потомку лишь ворох долговых бумаг да скромную сумму денег, которую удалось всё же сберечь. Нет, он не стал запрещать своим наследникам помогать людям, однако, в завещании особо строго отметил, чтобы младшие Дублы всегда понимали, что в денежных делах нельзя быть чрезмерно осторожными.