Скажи, что ты ешь, и я скажу - кто ты

Ольга ЛЕПЕХИНА

Питание и личность

Скажи, что ты ешь, ия скажу - кто ты...

Вы любите яблоки?

Значит вы человек усердный и чуть старомодный. К такому неожиданному выводу пришел американский врач-психолог Ивлин Канн. В книге "1001 способ раскрытия своей личности" он сообщает читателям и другие не минее любопытные факты. Ну, например, человек, любящий клубнику, неравнодушен к красивым вещам. Остальные наблюдения Каина практически для нас бесполезны, поскольку речь идет о фруктах, с которыми мы знакомы лишь понаслышке.

Другие книги автора Ольга Лепехина

Ольга Лепехина, Ольга Hикитина

Школа выживания. Советы "ночным" водителям. Как ездить ночью

Совет первый. Постарайтесь ночью все-таки никуда не ездить. Выберите для передвижений более комфортное время. Дело в том, что именно ночью ваши глаза "слепят" фары встречных автомобилей. А наш зрительный аппарат не приспособлен быстро реагировать на изменения освещенности. При "ослеплении" глаз начинает более-менее различать окружающие предметы через 3-5 секунд, а полностью зрение приходит в норму лишь через полминуты. Прибавьте к этому, что ночью острота нашего зрения намного слабее, нежели днем... Поэтому: если вы носите очки, чтобы они не давали дополни - тельных бликов при встречном разъезде, постарайтесь повернуть голову немного вправо, тогда блики сместятся на край стекла.

Популярные книги в жанре Публицистика

Желязны Роджер

МОЙ ПРИСТРАСТНЫЙ ВЗГЛЯД НА ОСОБЕННОСТИ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ

В. Задорожный, перевод

Помню все до мелочей: жесткую деревянную скамью гостевой трибуны под высоким козырьком из рифленого металла; готовые к съемке телевизионные камеры; большущие часы, которые дощелкивают последние секунды; а вдалеке между нами и космическим кораблем - полоска водной глади, отражающая серые облака. В паре шагов от меня, слева, Гарри Стаббс орудует фотоаппаратом. Справа, молодая кореянка запечатлевает ту же картину без помощи техники рисует акварельными красками. Передо мной, рядом ниже, журналист из Европы тараторит что-то в телефонную трубку на сербохорватском. А гораздо ниже, в проходе у начала трибуны, Сибил Лик объясняет кружку слушателей, что вот-вот распогодится и больше никаких проблем не будет. К самым последним предстартовым секундам небо и впрямь очистилось - как по заказу. Сперва мы увидели слепящую вспышку. Вода в заливчике колыхнулась, и в нашу сторону покатила встревоженная волна. Когда мы наконец услышали рев двигателя, "Аполлон-14" был уже на изрядном расстоянии от Земли. Рев медленно нарастал - и металлический козырек над трибуной зловеще задребезжал. Но согласный ликующий вопль всех присутствующих был едва ли не громче.

клейпучка пьет все!

"СТРАЖ-ПТИЦА" N 24

Орденоносный и кранознаменный, критико-радикальный, лапидарно-публицистический, неподцензурный и неподкупный, неинформационный и нерегулярный бюллеьень по вопросам ФАНТАСТИКИ, ФЭНОВ, ФЭНЗИНОВ и ФЭНДОМА имени Возвращения короля. Полдень. ХХ век.

"Болезни лечим бокалом доброго вина,

И каждый вечер - привет с Большого Бодуна!"

Ф.Херберт "Дюна"

СЕГОДНЯ НА СТРАЖЕ: те же, что и всегда - Горнов, Диденко... Горнов.... Диденко....... Кажется еще кто-то... ************************************************************************* Номер набран и сверстан. Март - Апрель 1993 года. Номер издан на деньги. На первой странице обложки рисунок Бориса Вальехо, любезно предоставленный нам автором и фирмой "Флокс". *************************************************************************

"Темная лошадка" (No 33)

No.16(33) сентябрь

НОВОСИБИРСК

В печатном виде выходит с 1996 года

Добрый день!

Создатели "Темной Лошадки" приветствуют Вас!

Предлагаем ознакомиться с нашим изданием. Большая часть его подписчиков - авторы, публикующиеся в нем. Мы, по возможности, поддерживаем переписку с авторами. Первый экземпляр бесплатно высылаем всем желающим, предоставившим конверт для доставки.

Тираж издания снижен из финансовых соображений, поэтому мы гарантируем получение всех номеров только постоянным подписчикам.

И.В.Знаменская

ЗЕРКАЛО ГАЛАДРИЭЛИ

... Забавно будет лет через триста припомнить эти разборки по поводу судеб национальных литератур в общемировой культуре. Да и через сто лет подобное удовольствие покажется, полагаю, исключительно изысканным и узко специальным - нечто такое для гурманов духа и памяти...

А сегодня едва ли хватит у нас прозорливости возблагодарить "текущий момент" - со всей его растерянностью, с отдиранием от тела и души того немногого, что, казалось, навечно (как вечным казался строй) присосалось к нам в качестве тоненького такого пожизненного бессмертия: Надежды на твердое пенсионное обеспечение, Веры в собственную неподкупность (поскольку никто и не пробует покупать), Любви к непреходящему шпротному паштету, встречающему нас в любой торговой точке родной страны, будь то Коряжма, Наманган или Анадырь. Да, не благодарим, а стоило бы...

Писатели населяют мир своими героями — мир от этого становится богаче, шире, прекраснее, Вы можете прожить с человеком, в одном, доме всю жизнь, будете знать о нем все, что, казалось бы, возможно узнать: его походку, цвет глаз, его привычки или манеру одеваться, его слабости и достоинства, но вы не узнаете то, что расскажет талантливый художник, обладающий чувством ясновидения плоти. Порой вы видите на улице, в трамвае человека, очень похожего на вашего соседа, — вы несколько изумлены: «Да, похож, как похож», — но все же не испытываете того странного, волнующего озарения, какое бывает при встрече с совсем иным знакомым, с которым связаны родственно и кровно. Вы видите на улице женщину, с той особой, до радостной неожиданности знакомой походкой, с тем же взглядом, что были живой сущностью Анны Карениной, — и в то же мгновение чувствуете, что знаете об этом человеке все, что он вам, бесконечно дорог, что это как бы вторая ваша жизнь, прожитая и еще не прожитая.

У меня есть мечта, одна из самых несбыточных в моей жизни, — превратиться в нарисованного на фреске языческого бога и жить себе беззаботно на потолке. В воображении я увенчиваю свое чело, как это подобает божеству, звездами, или виноградной лозой, или же нимбом из электрических лампочек (смотря по настроению) и облекаюсь в простые одежды, которые не стесняют движений и так подходят к мягкому климату тех сказочных стран. Людей я себе подбираю тоже по настроению; они нежатся рядом со мной на облаках и всегда по-своему обаятельны, вернее сказать, бесконечно обаятельны. Часто мне составляет компанию Г.К.Честертон, вихрь красок, радостный образ в соответствующем наряде и с увенчанным челом. И я должен сказать, что, когда он рядом, потолок просто светится весельем. У нас вволю октябрьского пива, мы потягиваем его из тяжелых кружек и горячо спорим о Гордости (это — слабое место Честертона) и о природе божества. У нас есть орел, который следит за нами, как за Прометеем, и время от времени заботливо пускает в ход обеззараженный клюв — этого требуют правила гигиены, ведь мы совсем не двигаемся и нам грозит увеличение печени… Честертон со мною бывает часто, Беллок — никогда. Беллок вызывает у меня безграничное восхищение, но с каким-то постоянным упорством я преграждаю ему путь в великолепный мир своих грез. Изображения Беллока нигде на потолке не видно, ни в одном самом далеком углу. И все-таки небесный живописец каким-то удивительным образом (по невежеству не могу судить, каким именно, в тонкостях живописи я разбираюсь плохо) заставляет угадывать тень Беллока на фреске. Где он? Вон там, где особенно выпукло легли мазки или где слабое свечение окружает великолепную фигуру Честертона? Не знаю. Но от взора тонкого наблюдателя, когда он посмотрит вверх, не укроется то удивительное обстоятельство, что Беллок здесь — здесь, и все же далеко, у себя, на другом небе, которое, несомненно, империалисту с Парк Лейн представляется прибежищем сатаны. Там Беллок царит…

Мне сказали: «Напишите предисловие к русскому изданию ваших сочинений».

Я удивился и обрадовался. Признаться, мне и в голову не приходило, что меня читают по-русски. И теперь, когда я приветствую своих нежданных читателей, — не правда ли, мне простительна некоторая гордость? Английский автор, выступающий перед читателями таких мастеров, как Толстой, Тургенев, Достоевский, Мережковский, Максим Горький, имеет право слегка возгордиться.

«Расскажите нам о себе», — попросили меня. Но чуть я принимаюсь за это дело и пытаюсь рассказать русскому читателю, что я за человек, мне с особенной силой приходит в голову, какая страшная разница между моим народом и вашим; разница в общественном отношении и в политическом. Вряд ли можно найти хоть одну общую черточку, хоть один клочок общей почвы, на которой мы могли бы сговориться. Нет общего мерила, которым мы могли бы мерить друг друга.

Мистер Кнопф попросил меня написать предисловие к этому сборнику моих фантастических повестей. Они помещены в хронологическом порядке, но позвольте мне сразу предупредить тех, кто не знаком пока ни с одной из моих вещей, что им, вероятно, приятней всего будет начать с «Человека-невидимки» или «Борьбы миров». В «Машине времени» суховато написано то, что связано с четвертым измерением, а «Остров доктора Моро» оставляет по себе довольно тяжелое чувство.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Влада ЛЕПКЕ

КОЕ-ЧТО О "ЦИВИЛИЗОВАННОМ" ГЕНОЦИДЕ

На прилавках фруктовых магазинов, киосков и лотках - зрелые, крупные, дорогие яблоки всех знакомых нам сортов. Да еще такие свежие, словно их только вчера сорвали с деревьев. Что за невидаль? Откуда они?

- Не вздумайте покупать, - шепчет знакомый биолог. - Вы лучше внимательно присмотритесь к ним...

Да, действительно, что-то не так. Есть что-то мертвое и настораживающее в этих красивых и неувядших яблоках. А если всмотреться, заметен пятнистый сизый налет. И все же велик соблазн попробовать. Попробуем. Ощущение омертвелости плодов только усиливается: ни вкуса, ни запаха, ни живой сочности. Биолог продолжает объяснять:

Михаил Юрьевич Лермонтов

- Ангел - Атаман - Баллада (Над морем красавица-дева...) - Благодарность - Блистая, пробегают облака... - Бородино - В альбом (Нет!- я не требую вниманья...) - Вечер после дождя - Видение - Воля - Все тихо - полная луна... - Выхожу один я на дорогу... - Глупой красавице - Гроб Оссиана - Еврейская мелодия - Желание - Заблуждение Купидона - Забывши волнения жизни мятежной... - Звезда (Вверху одна...) - Звезда (Светись, светись, далекая звезда...) - Зови надежду сновиденьем... - И скучно и грустно - Из Гете (Горные вершины...) - Исповедь - К *** (Мы снова встретились с тобой...) - К *** (Не говори...) - К *** (Не думай, чтоб я был достоин...) - К Д...ву - К Л.- К Н. И. - К Су[шковой] - К деве небесной - К другу В. Ш. - К* (Не привлекай меня красой!..) - К* (Оставь напрасные заботы...) - Кладбище - Когда к тебе молвы рассказ... - Метель шумит, и снег валит... - Мой демон - Молитва (Не обвиняй меня, всесильный...) - Монолог - Моя мольба - Надежда - Нередко люди и бранили... - Нет, я не Байрон, я другой... - Никто, никто, никто не усладил... - Нищий - Новгород - Ночь. II - Один среди людского шума... - Одиночество - Опасение - Отрывок (На жизнь надеяться...) - Отчего - Парус - Передо мной лежит листок... - Песня (Ликуйте, друзья...) - Песня (Светлый призрак дней минувших...) - Покаяние - Посвящение N.N. - Послушай! вспомни обо мне... - Поэт - Предсказание - Прекрасны вы, поля... - Пророк - Разлука - Романс (В те дни...) - Романс (Невинный нежною душой...) - Русская мелодия - Св. Елена - Свершилось! полно ожидать... - Сентября 28 - Смерть поэта - Совет - Стансы (Взгляни, как мой спокоен взор...) - Тамара - Три пальмы - Тучи - Узник - Утес - Чаша жизни - Эпитафия - Я жить хочу! хочу печали..

Михаил Лермонтов

- А. О. Смирновой ("Без вас хочу сказать вам много...") - Благодарность ("За все, за все тебя благодарю я...") - Выхожу один я на дорогу... - И скучно и грустно ("И скучно и грустно, и некому руку подать...") - Из Гете ("Горные вершины...") - На севере диком стоит одиноко... - Они любили друг друга так долго и нежно... - Парус ("Белеет парус одинокой...") - Русалка ("Русалка плыла по реке голубой...") - Сон ("В полдневный жар в долине Дагестана...")

Михаил Юрьевич Лермонтов

Собрание сочинений. Том 1

Стихотворения

ОТ РЕДАКЦИИ

В первый том настоящего собрания сочинений М. Ю. Лермонтова входят его стихотворения, во второй - поэмы, в третий- драмы, в четвертый- прозаические произведения, письма, материалы записных книжек (планы, наброски, дневниковые записи).

Сам Лермонтов, как известно, при составлении первого и единственного сборника своих произведений, выпущенного в свет в 1840 году, включил в него всего двадцать шесть стихотворений и две поэмы. Из трехсот с лишним стихотворений, написанных до 1836 года, Лермонтов поместил в этот сборник только одно ("Русалка"). Из двадцати двух поэм (не считая незаконченных) напечатал всего три ("Тамбовскую казначейшу" - в "Современнике" 1838 г.; "Песню про царя Ивана Васильевича..." и "Мцыри" - в сборнике 1840 г.) и боролся за публикацию четвертой ("Демон"); из пяти драм отдал в театр одну "Маскарад" (1835); из прозаических произведений опубликовал только "Героя нашего времени".