Сказания Дарины. Книга 3

Очнулась в кромешной тьме. Хоть открывай глаза, хоть нет, ничего не видно. Слух ловил звуки ночного леса, в щеку впилась еловая шишка. Под пальцами ощущался упругий ковер прошлогодних иголок, толстым слоем прикрывший мох. Сверху тоже кололо. Пахло хвоей и прелью.

Ну и куда же меня занесло? — подумала растерянно — В голове немного кружится, в горле сухо, в животе мутит. В остальном вроде бы нормально… Надо куда-нибудь отползти, что ли, осмотреться…

Другие книги автора Галина Николаевна Маслова

На сегодня это была последняя запись в журнале и я старалась заполнить каждую графу побыстрее.

— Могу я пригласить Вас на кофе, госпожа Дарина? — промурлыкал музыкальный голос.

Подняла взгляд от журнала записей, глянула на нахального оборотня. Он всё ещё сидел по ту сторону стола, по-дурацки улыбался и махал длиннющими, загнутыми вверх, чёрными ресницами. В ярких сине-зелёных глазах, с продолговатыми кошачьими зрачками, приплясывали чёртики и безумно хохотали, подражая улыбке хозяина. Красиво изогнутые брови оборотня приподняты вопросительно. Длинная, от виска до виска, едва наметившаяся, морщинка перечёркивает высокий лоб пополам. Густые, вьющиеся крупной волной, волосы аккуратно зачёсаны назад и уложены с помощью геля, блестят здоровьем и ухоженностью. Окладистая чёрная бородища прикрывает половину лица, шею и половину груди.

Я сидела на широком подоконнике и тупо смотрела на спешащих куда-то людей, несущиеся машины, перемигивающиеся светофоры. Капли дождя катились горькими слезами по оконному стеклу. Ветер порывисто гнал тяжелые тучи, причудливо клубящиеся фантасмагорией над самой землей. Редким молниям подпевали первые весенние громы. То ли природа плакала погодой вместе со мной, то ли я видела все в душных темных красках. Вдоль тротуаров и дорог то включались, освещая переливчатые потоки воды, то выключались и окутывались серо-белесой мглой фонари. Поток машин и людей иногда редел, иногда подолгу оставался насыщенным, как разворошенная муравьиная куча. Не хотелось ни думать, ни чувствовать, просто смотрела немигающим взглядом на чужую суету в полной тишине пустой квартиры.

Популярные книги в жанре Фэнтези

В воздухе дрожала туманная паутинность сентябрьского утра, молочная роса свежо и выпукло блестела на траве, а дом спал в оправе глухого сада, в прибое цветов и листьев. В доме тот же туманно-паутинный свет лился из окон на пыльные пунцовые пледы, старинную мебель, на тусклый портрет на стене, в деревянном овале из цветов и листьев.

— Какой она была? — рыжеволосая веснушчатая женщина, взбив полными сливочными руками подушки, всмотрелась в лицо лежащего рядом, капризно повторила:

Категория: гет, Рейтинг: PG-13, Размер: Миди, Саммари: Гарри Поттер опять не оставляет попыток быть со своим любимым профессором Снейпом. Но у Северуса совсем другие планы на личное времяпровождение и матримониальные отношения...

Аннотация:

Читайте продолжение приключений героев книги "Быть живым" во второй части дилогии "Нечисть так уязвима". Я дома! Родной мир, здесь пусть я и не гордо ступаю, но уверенно ползу по жизни. Любимый рядом, а до полного счастья осталось совсем чуть-чуть: помыть посуду, подмести полы, узнать, чем кормить оборотня, решить, как доехать до кладбища посреди ночи, найти мага по объявлению и предотвратить конец света. Сущие пустяки, полшага до счастья.

— Именно пестрая?

— Именно что, господин лекарь, именно что… Уши рваные, шерсть встопорщена… Сидит при двери и никого не впускает… скалится так, что — ей-ей, еще шаг кто сделает, тому горло вмиг и вырвет… А глаза-то, глаза — дьявольским, спаси Господи, огнем горят!

— И что ж после? — снова спросил Амелиус Троттенхаймер, придерживая запястье больного: большой палец поверх жилки, что судорожно частила, стараясь угнаться за ускользающей жизнью. А уж в том, что жизнь господина Гуго Хертцмиля, управляющего барона фон Вассерберга и благодетеля добрых бюргеров Остенвальде, Альтены и прочих окрестных городков, вытекает из него и скоро вытечет вся — в том Амелиус Троттенхаймер, пожалуй что, и не сомневался: горячая влажная кожа, мутный взгляд, спутанные волосы и затрудненное дыхание достаточно говорили господину лекарю о ближайших последствиях хвори.

Эльф Скотина вышел в разомлевший от жары двор с плакатом в маленьких мохнатых ручках. Девочка Наташа, которая играла в песочнице, увидев эльфа, выбежала на залитую солнцем дорогу, чтобы прочитать, что такое интересное на плакате написано. Она остановилась возле Скотины: водила пальчиком в воздухе и шевелила губами — читала.

— Иди отсюда, малявка! — приказал эльф, покосившись на нее. — Я важным делом занят, а ты меня провоцируешь на грубость.

Он ушел, ушел в который раз, распевая одну из вечных своих песенок, и когда он спел последнюю, — этого никогда никто не узнает. А она снова осталась одна, ждать его, как было четыреста лет подряд, и так будет впредь.

Актерам и писателям нет пути ни в рай, ни в ад — я часто думала об этом раньше, и теперь знаю точно, так оно и есть.

Отрывок из романа «Наследие Арконы», в котором впервые появляется Инегельд — ученик великих древних богов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В ирландском фольклоре существа, которые, по преданиям, когда-то были богами, потом стали витязями, которые ни в одной битве не потерпели поражения, а под конец превратились в фейри. Дини ши — типичные героические фейри: они ведут образ жизни средневековых рыцарей, проводят время в пирах и сражениях. Эти фейри могут по желанию менять облик — порой становятся ростом с взрослого человека и даже выше, а порой словно превращаются в детей. Обитают они под землей или под водой. Между прочим, по свидетельству К. Брштс, подводные дини ши считаются падшими ангелами, которые слишком хороши для ада:

«Некоторые пали на сушу и остались на ней, задолго до появления человека, как первые земные боги, а другие рухнули в море».

Высших Фейри традиция кельтской мифологии называет Сидами (Ши). К ним относят, прежде всего, Высоких Фейри Благого Двора — Дин Ши.

Дини ши, как и другие Героические Фейри, проводят время в аристократических развлечениях — танцуют, музицируют, охотятся, устраивают верховые прогулки. Кроме того, они постоянно воюют друг с другом и с людьми. Едва залечив раны, полученные в битве, фейри отправляются на охоту.

Магия Ши проявляется и в создании поэзии и музыки, которые дают им власть, иногда невольную, и над стихиями, и над сердцами людей. Великая традиция филидов и бардов кельтского мира — это дочерняя ветвь музыкальной традиции Сидов.

У Каори Юки произношение слова указано как «дина ши».

Елена Чижова – коренная петербурженка, автор четырех романов, последний – «Время женщин» – был удостоен премии «РУССКИЙ БУКЕР». Судьба главной героини романа – жесткий парафраз на тему народного фильма «Москва слезам не верит». Тихую лимитчицу Антонину соблазняет питерский «стиляга», она рожает от него дочь и вскоре умирает, доверив девочку трем питерским старухам «из бывших», соседкам по коммунальной квартире, – Ариадне, Гликерии и Евдокии. О них, о «той» жизни – хрупкой, ушедшей, но удивительно настоящей – и ведет рассказ выросшая дочь героини, художница… В книгу также вошел роман «Крошки Цахес».

Это — сказка о добре и зле, слабости и силе и, конечно, о любви. Что делать, если привычная уютная жизнь в одночасье рушится? Правильно, не трусить и не унывать! Ну и что, если для спасения своего маленького мира тебе придется прошагать полстраны?! И ничего, что ты совсем молода и неопытна, колдовать можешь через пятое на десятое да порой так «лихо», что лучше бы и вовсе не могла

…, а твои помощники — грач, леший, старая лошадь да болтливый кот. По дороге тебе предстоит обрести верных друзей и коварных врагов, повстречать чудеса и чудовищ, познать любовь и ненависть. Но хватит ли у тебя храбрости и веры, чтобы сделать выбор и пожертвовать собою в извечной драке между добром и злом? И нужна ли кому-нибудь эта жертва?.

В третий том собрания сочинений Эдгара По вошли произведения, представляющие собой цикл «Рассказов» (1845), такие, как «Тайна Мари Роже», «Похищенное письмо», и относящиеся к последнему периоду творчества писателя.

Сборник завершается романтической прозой — «Повестью о приключениях Артура Гордона Пима», фантастической историей путешествий в Южные моря.